Пять принципов для победы над олигархами

Вадим Еремейчук, "Хвиля"

Крейсер Аврора

Даный текст продолжает серию статей о необходимости цивилизованного урегулирования вопроса олигархической собственности на базе широкого общественного консенсуса.

Это длинный и объёмный текст, поэтому искатели острых ощущений могут ограничиться только последним параграфом, если необходимо ограничиться.

Данный текст может стать основой реального плана действий любой партии, активистов или оптимистов, которые декларируют свою принадлежность к борьбе с олигархами и коррупцией, а не просто используют протестные настроения для PR, борьбы за должности и дезориентации общества.

Данный текст рассматривает вопрос в политико-правовой плоскости.

Те, кто скажут, что такие тексты подрывают доктрину верховенства права в Украине, наверное, подразумевают, что она в Украине существует, либо умышленно игнорируют слова “на базе широкого общественного консенсуса”, который конституционно легитимизирует данные идеи, ведь такой консенсус может легитимизировать Майданы, третьи туры, и.о. Президента и т.д.

Но даже с наличием такого консенсуса, субъективно, допуски выхода за рамки сугубо правовой области намного меньше, чем позволяет себе, допустим, Конституционный Суд Украины, не говоря уже о других институтах.

О проекте “Прогрессивный капитализм”

Пилотный проект нового формата мозгового центра,который тестируется в обычной FB-группе “Прогрессивный Капитализм”, при информационной поддержке портала “Хвиля” за менее, чем месяц работы может отчитаться о проделанной работе:

  1. Сформулированы модели стратегического развития Украины в современных условиях на базе концепции “Прогрессивный капитализм”, разработанной ведущими мозговыми центрами мира, такими как Policy Network и др.: государство-инициатор и государство отношений, государство-сервис и государство граждан, цифровое государство и государство-корпорация.

  2. Разработаны рамки общенационального дискурса о цивилизованном урегулировании проблем олигархической собственности в Украине.

  3. Сформирована повестка взаимодействия с ведущими представителями гражданского общества в Украине.

  4. Разработан формат первичной обработки контента ведущих мозговых центров в украинском контексте.

  5. Формализированы многие пункты плана действий в его психологической, образовательной, гражданской, политической и революционной сферах.

  6. Развенчаны десятки вредных мифов.

  7. Предложен реальный проект в рамках реализации прямой демократии на базе известных интернет-площадок.

  8. Но главное, популяризируется сам формат гражданских мозговых центров, как наиболее эффективного средства влияния на украинскую политику в текущих условиях.

Нам же особенно интересна сравнительная характеристика данных результатов с практической деятельностью других представителей и организаций гражданского общества, о которых Вы можете написать в комментариях к тексту или в нашей группе.

О важности дискурса о собственности

Везде частная, а в Украине несчастная собственность.

Институт несчастной собственности.

Это необходимо исправить.

  1. Это опасный дискурс. Стоит осознать, что данный дискурс никогда не прекращался среди украинских “элит”, что постоянно генерирует риски его перехода в “дикий” модус, особенно в самой бедной стране Европы, что диктует острую необходимость закрепить его в рамках открытой и цивилизованной повестки, даже если только, как “предохранитель”.

  2. Это неприятный дискурс. Приходится стыкаться с набором мифов, штампов и ярлыков, но это самый честный диагноз текущей ситуации. Для всех украинских интеллектуалов, предлагается опровергнуть гипотезу, что собственность с таким “track record”, как в Украине, в информационном веке, никогда не сможет стать основой крепкого института частной собственности. Требуется урегулирования вопроса на базе широкого общественного консенсуса, как, допустим, это произошло всего за два года в Португалии, после Революции Гвоздик.

  3. Это прогрессивный дискурс. К открытому диалогу с крупным бизнесом призывают не только в Украине, но и мыслители Британии, например. Безусловно, диалог о собственности также является приглашением к дискуссии, соответствующим уровню восприятия украинского крупного бизнеса.

  4. Это капиталистический дискурс. Он направлен в первую очередь на укрепление института частной собственности, без которого невозможно построить прогрессивное капиталистическое государство.

  5. Это отсекающий дискурс. Он формирует новую систему “свой-чужой”. Расскажи мне свою позицию об олигархической собственности в Украине, и я скажу, кто ты. Внутренний “чей Крым”.

  6. Это сильный дискурс. Развитие данного дискурса является базисом формирования других, надстроченых, с которых так спешат начать бесполезную работу многие представители украинского гражданского общества. Сам этот дискурс, в отличии от других, содержит в себе и стратегию, и средства реализации, в нём партии и институты; он и сам себе и повестка, и решение. Как можно было игнорировать его так долго?

Закон.

(Як окремий додаток, до вашої уваги пропонується експертна оцінка закону 4054, від адвоката Анни Мацюк, директора юридичної компанії “Захист Властності”, zv.lviv.ua, яка може не поділяти інших позицій тексту.)

Закон про внесення змін до Кримінального та Кримінального процесуального кодексів України щодо виконання рекомендацій, які містяться у шостій доповіді Європейської Комісії про стан виконання Україною Плану дій щодо лібералізації Європейським Союзом візового режиму для України, стосовно удосконалення процедури арешту майна та інституту спеціальної конфіскації.

Номер, дата реєстрації: 4054 від 12.02.2016

Номер, дата акту 1019-VIII від 18.02.2016

Сесія реєстрації: 4 сесія VIII скликання

Включено до порядку денного: 999-VIII  від 16.02.2016

Редакція законопроекту: Основний

Рубрика законопроекту: Правова політика

Суб’єкт права законодавчої ініціативи: Президент України

Ініціатор(и) законопроекту: Порошенко Петро Олексійович Президент України

Головний комітет: Кожем’якін А.А. Комітет з питань законодавчого забезпечення правоохоронної діяльності

ЗАКОН ПРИЙНЯТО 18.02.2016 РОКУ. ЗАКОН ПІДПИСАНО ПУ 25.02.2016 РОКУ

Загальна оцінка Закону 4054 про спеціальну конфіскацію

Проект закону розроблений на виконання рекомендацій, які були зроблені останньою місією, яка зазначила, що Україна майже повністю виконала свої зобов’язання щодо отримання безвізового режиму і поставила умови привести у відповідність до європейського законодавства закон, який регулює діяльність Нацагентства з питань виявлення, розшуку та управління корупційними активами.

Прийняття даного документа забезпечить агентство інструментами з ефективного розпорядження активами у відповідності з положеннями Директиви ЄС від 3 квітня 2014 року.

Запропоновані зміни дадуть можливість нашим правоохоронним органам повертати активи осіб, які були використані найвищими корупціонерами як підставними особами.

Зокрема законом пропонується запровадити можливість застосування спеціальної конфіскації за умови вчинення умисного предикатного злочину або суспільно небезпечного діяння, що підпадає під ознаки такого злочину; злочинів, санкції за які на сьогодні прямо передбачають таку конфіскацію.

У свою чергу зміни до КПК мають на меті забезпечити можливість накладення арешту на майно в кримінальному провадженні у випадках необхідності збереження доказів; застосування спеціальної конфіскації; застосування конфіскації як виду покарання (заходу кримінально-правового характеру) до фізичних (юридичних) осіб та забезпечення виконання цивільного позову або стягнення з юридичної особи отриманої неправомірної вигоди.

Прийняття проекту Закону дасть змогу удосконалити законодавче регламентування застосування арешту і спеціальної конфіскації та забезпечить реалізацію вимог ЄС стосовно виконання Плану дій щодо лібералізації ЄС візового режиму для України повною мірою.

Відповідно до Закону, спеціальна конфіскація застосовується на підставі:

  1. обвинувального вироку суду;

  2. ухвали суду про звільнення особи від кримінальної відповідальності;

  3. визначення суду про застосування примусових заходів медичного характеру;

  4. визначення суду про застосування примусових заходів виховного характеру.

У випадках, коли об’єктом спеціальної конфіскації є майно, вилучене з цивільного обороту, вона може бути застосована на підставі:

1) ухвали суду про припинення кримінального провадження з інших підстав, ніж звільнення особи від кримінальної відповідальності;

2) ухвали суду, винесеної в порядку частини дев’ятої статті 100 КПК, за клопотанням слідчого або прокурора, якщо кримінальне провадження закривається ними.

Статтю 170 Кримінального процесуального кодексу викладено в редакції, згідно з якою:

«Арештом майна є тимчасове, до скасування у встановленому цим Кодексом порядку, позбавлення за ухвалою слідчого судді або суду права на відчуження, розпорядження та/або користування майном, щодо якого існує сукупність підстав чи розумних підозр вважати, що воно є доказом злочину, підлягає спеціальній конфіскації у підозрюваного, обвинуваченого, засудженого, третіх осіб, конфіскації у юридичної особи, для забезпечення цивільного позову, стягнення з юридичної особи отриманої неправомірної вигоди, можливої конфіскації майна. Арешт майна скасовується у встановленому цим Кодексом порядку.

Завданням арешту майна є запобігання можливості його приховування, пошкодження, псування, зникнення, втрати, знищення, використання, перетворення, пересування, передачі, відчуження. Слідчий, прокурор повинні вжити необхідних заходів з метою виявлення та розшуку майна, на яке може бути накладено арешт у кримінальному провадженні, зокрема шляхом витребування необхідної інформації у Національного агентства України з питань виявлення, розшуку та управління активами, одержаними від корупційних та інших злочинів, інших державних органів та органів місцевого самоврядування, фізичних і юридичних осіб».

Оцінка ризиків, що він створює по переділу власності в українських реаліях

  • системний аналіз змісту закону дозволяє дійти висновку, що фактично спеціальну конфіскацію застосовуватимуть у випадках, коли гроші, цінності або інше майно були предметом злочину або використовувалися як засоби чи знаряддя вчинення злочину, що у поєднанні із запропонованими змінами до ЦК створює передумови для порушення майнових прав фізичних та юридичних осіб;

  • зокрема, відповідно до положень сучасної доктрини кримінального права предмет злочину – це матеріальний предмет або нематеріальний об’єкт, який має інтелектуальну чи майнову цінність, з приводу якого або шляхом дії щодо якого вчинюється злочин. З наведеного визначення зрозуміло, що предмети злочину у переважній більшості випадків не належать злочинцю. Більш того, досить часто предмети злочину належать особам, що є потерпілими від злочину (зокрема, предмети злочину належать потерпілим у всіх випадках, коли скоюються злочини проти власності). Тому припис про конфіскацію цих предметів буде спрямований проти невинних осіб, при цьому досить часто – проти потерпілих;

  • якщо раніше конфіскація предметів злочину не передбачалась взагалі, а їх звернення на користь держави допускалось лише в разі відсутності законного власника, то після прийняття пропонованого проекту з’являється легальна (нехай і обставлена певними застереженнями) можливість конфіскації предметів злочину, які на практиці у 99,9 % випадків є майном, яке належить потерпілому. Таким чином, держава у тексті закону передбачає можливість привласнення нею майна особи, потерпілої від злочину, що не узгоджується з принципом верховенства права. Власникам майна, й перш за все потерпілим, прийдеться докладати додаткових зусиль для того, щоб убезпечити належне їм майно від конфіскації, а в разі її здійснення – повернути його з «державної власності;

  • Загалом, з огляду на реалії функціонування сьогодні в Україні системи правоохоронних органів та судів, відсутності поступу та будь-яких змін де-факто (при декларуванні де-юре), враховуючи практичний аспект реалізації закріплених вказаним Законом змін в чинне кримінально-процесуальне законодавство, вважаю за неможливе станом на сьогодні ефективно застосовувати вказаний Закон, без зловживань, без перевищень повноважень, з дотриманням законних прав фізичних та юридичних осіб – суб’єктів такого виду правовідносин (за такого стану функціонування правоохоронних органів та судів, рівня корупції, правового нігілізму та банального незнання і небажання якісно, законно та ефективно застосовувати Закон).

  • Змінивши лише форму, ми – не забезпечимо результату. В Україні на сьогодні не працює правоохоронна та судова системи так, щоб можна було б покластись на Закон, який визначає межу, яку ніхто не переступить, адже в цьому контексті межа захисту прав держави та суспільства загалом знаходиться на грані межі порушення прав окремих громадян та юросіб.

(Прим. Поблагодарим нашего эксперта и пожелаем компании “Захист Властності” много новых клиентов в самом недалёком будущем.)

Тем же, кто не владеет тонкостями восприятия юридического языка, здесь говорится, как об общем состоянии правохранительной и судебной систем, так и о самом противоречивом законе, который тем не менее, открывает “ящик пандоры” конфискации имущества.

Сложно, но возможно, если очень захотеть.

Прецедент

Законом Украины № 3477-IV от 23.02.2006 г. «О выполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека». В ст. 17 названного закона прямо указано на то, что: «…Суды применяют при рассмотрении дел Конвенцию (995_004) и практику Суда как источник права…»

Очевидно, что данный закон не превращает украинскую правовую систему в англосаксонскую и не формирует полноценного прецедентного права, однако, само развитие прецедентного права в Украине является важным моментом, который хочется отметить, и к которому, вероятнее всего, необходимо стремиться.

Еще более важным является сам прецедент отмены приватизации на примере Криворожстали, которая, несмотря на решение Высшего хозяйственного суда Украины 22 октября 2004 года, который признал упомянутую сделку законной, была отменена.

Как?

Генеральная прокуратура Украины внесла кассационное представление в Верховный Суд Украины с требованием отменить упомянутые судебные решения, что Верховный Суд и сделал 1 марта 2005 года.

(Подумать. Это к вопросу того, почему олигархия никогда не передаст ГПУ под контроль гражданского общества, откуда берутся Шокины, и почему все игры вокруг НАБУ, Камбина, выборов, борьбы с коррупцией — это “Шустер-шоу” для бедных, в котором бодро участвуют многие представители гражданского общества.)

С точки зрения общественного консенсуса по вопросу олигархической собственности, случай с Криворожсталью имеет еще более важное значение.

Во-первых, был прецедент национализации, которая не привела к расстрелам и коммунизму; национализации, которая была проведена цивилизованно, государственными институтами, а не “пьяными матросами”, и которую поддерживало общество.

Во-вторых, такая национализация привела к самой успешной в украинской истории приватизации, помогла перевести крупное предприятие в руки действительно эффективного собственника, чем, скорее всего, оно было просто спасено от разграбления.

(Подумать. Чем не модель для более широкого применения? Неужели, это единственное предприятие, которое было приватизировано с нарушениями?)

Принцип презумпции вины

Вполне очевидно, что решения вопросов такого калибра в украинских реалиях могут проходить только в политико-правовой плоскости, по примеру третьего тура президентских выборов или национализации Криворожстали.

Тем не менее, когда вопрос выходит за рамки исключительно права, даже при поддержке общества, важно опираться на проверенные принципы, которые успешно применяются в развитых государствах.

Принцип презумпции вины противоречит правам человека, но когда речь идёт о фактах, то здесь уже есть варианты, для этого даже отдельное название придумали “опровержимая презумпция”, которая широко применяется в налоговом законодательстве развитых государств и за редкими исключениями даже в криминальном праве.

То есть, если ваша абсолютно законная транзакция вызвала какие-то подозрения налоговых органов, то против Вас может начаться расследование, и теперь уже Вы обязаны доказывать законность своей транзакции в отведённые Вам сроки, Вам даже подскажут как.

(Подумать. Не вызывают ли у общества подозрений “приватизационные транзакции” во времена Кучмы или ведущего коррупционера планеты Януковича? Ведь документов от институтов, которые имеют доверие общества, у крупнейших собственников нет. Как же разобраться без открытого анализа? Или украинцы слишком богаты, чтобы обращать внимание на такие “мелочи”?)

(Прим. В контексте данного примера, не лишним будет вспомнить и о том, что именно применение налогового законодательства сыграло ключевую роль в избавлении Америки от криминального авторитета Аль Капоне)

Принцип ответственности бизнеса за поддержку преступности

Прицип ответственности бизнеса за поддержку, допустим, терроризма широко применяется на Западе (особенно в США), такое законодательство существует и в Украине.

(Подумать. Разве этот принцип не заслуживает расширения на понятие “гос. измены” Януковича? Разве она была менее опасна и вредна, чем терроризм?)

Гос. измена, как и терроризм, начинается не только с “видимых” нарушений, а с подготовки, приходу к власти, в том числе и благодаря поддержке лояльного бизнеса. Очевидно, что данный принцип вполне логично объединяется с принципом опровержимой презумпции, в логике которого, это уже задача бизнеса и многих активных сейчас политиков-бизнесменов доказывать, что им, со всей их интуицией, после Оранжевой революции, после узурпации власти через изменения Конституции, не было изначально известно о преступных намерениях Януковича, когда они с ним сотрудничали, напрямую или через посредников.

Принцип ответственности за сотрудничество с преступным режимом

В Чехии существует “Бюро по документации и расследованию преступлений коммунизма”, а в Польше “Комиссия по расследованию преступлений против польского народа”, то есть, многие страны не ждут Нюрнберга, чтобы, расследовать преступления режимов, которые нанесли серьёзный урон их государству, невзирая на сроки давности, невзирая на Леха Валенсу.

Важным фактором применения данного принципа в Украине является преследование не только самого Януковича, а именно его режима, объявление его преступным в целом, что, де факто, открывает дорогу к преследованию всей олигархии. (Прим. Ведь все кричали со сцены Майдана про режим Януковича, а когда дошло до правовой оценки, оказалось, что совсем уже не режим. Удивительно, правда?)

Принцип защиты общественного блага

Пятая поправка к Конституции США гласит: частная собственность не может быть изъята без справедливой компенсации. Однако, многие прецедентные решения судов США установили, что изъятие частной собственности может происходить тогда, когда частная собственность противоречит общественному благу, со справедливой компенсацией, конечно.

В рамках данного принципа справедливую компенсацию тоже устанавливает суд, именно тот справедливый суд, который олигархическая модель и создала за четверть века.

(Подумать. Какой суд, такая и компенсация? Справедливо? Какую компенсацию олигархам предложили бы Вы?)

То, что олигархическая собственность противоречит общественному благу, по-моему, очевидно всем, кроме самых ярых борцов против олигархов, которые хотят убедить общество, что при исчезновении Яценюка, исчезнут и олигархи.

(Прим. Это тоже своеобразный принцип. Принцип Винни-пуха с горшком на голове: если я не вижу страшилище, то и оно не увидит меня.)

Правовое обоснование принципа столицы капитализма, США, который ставит общественное благо выше частной собственности, позволяет цивилизованно решать, в том числе, и вопрос “священной” собственности олигархов при его правовом оформлении.

Принцип завершения революции

Говоря только за себя, таким образом мне видится позиция народа-победителя, народа, который провёл Революцию Достоинства, а не народное волнение. Это сильная позиция, и теперь она на один пункт чётче.

Окончательному оформлению этой позиции противостоит не менее сильная партия психолептиков, состоящая из псевдопатриотов, псевдоинтеллектуалов, псевдореформаторов, псевдоборцов с коррупцией, втягивающих людей в бессмысленное политиканство и бесплодные разговоры.

Западные общества в той или иной степени обеспечили оперативную и качественную правовую имплементацию упомянутых принципов, их адаптацию к своим условиям и государственным интересам, часто даже не имея работающих примеров где-то еще. Вот и нет там революций, Майданов и безумных олигархов.

Вполне очевидно, что украинские государственные институты, которые будут заботиться о доверии общества, будут просто вынуждены в той или иной степени добиваться законодательного оформления и использования данных принципов на практике, что несовместимо с дикой олигархической реальностью.

Но, понимаете, олигархи это тоже понимают, поэтому работающих институтов не будет, пока реальной, обозримой и еще более опасной для них альтернативой не станет другая, когда, допустим, молодой прокурор в тактических носках, без малейшего содрогания рук зачитает короткий текст:

Вася, Петя и Рената,

Признаетесь виновными в сотрудничестве с преступным режимом Януковича, незаконном обогащении за счёт государственной измены, использовании собственности, добытой преступным путём, во вред общественному благу народа Украины, что привело к трагическим последствиям.

Именем народа Украины, приговариваетесь…

Важно, чтобы и он тоже помнил об этих принципах.

Послесловие

Данный текст продолжает развитие теоретической базы, необходимой для формирования общественного консенсуса по урегулированию проблемы олигархической собственности в Украине.

На данный момент серия статей в той или иной степени раскрывает реальный план действий в его психологической, образовательной, гражданской, политической и революционной составляющих:

  1. Теоретическое обоснование (ч.1): “Популизм, демократия и революция

  2. Теоретическое обоснование (ч.2): “Власть, собственность и общество

  3. Либеральная аргументация “Прогрессивный капитализм в украинском контексте

  4. Оптимальный исторический прецедент “Евромайдан vs Революция Гвоздик

  5. Общественная аргументация “Роль гражданского общества в формировании общественного консенсуса

Читатели приглашаются в Facebook группу “Прогрессивный капитализм” для обмена мнениями.




Комментирование закрыто.