Позитивные моменты в назначении Луценко главой ГПУ

Сергей Климовский, "Хвиля"

Юрий Луценко

В текущей ситуации генпрокурором Украины должен был стать кто угодно, вовсе не обязательно Юрий Луценко, но только не прокурор. Иначе никаких позитивных подвижек не произойдет, а судебная реформа останется пустым разговором.

Причина ‒ в Украине есть три структуры: прокуратура, суды и национальная академия наук, которые не поддаются реформированию своими силами изнутри. Реформировать их можно только толчком извне, так как все три ‒ это закрытые частные корпорации мафиозного типа. Причем худшего типа. Скорее что-то поменяется в «Коза Ностре», чем в Национальной академии наук Украины, президентом которой весной 2015 г. академики вновь избрали Бориса Патона 1918 г. рождения. Академию по наследству он возглавляет с 1962 г. Поэтому не удивительно, что в Украине академия и наука – это разные вещи. Академия ‒ это кантовская «вещь в себе» и весь смысл ее существования – выбивание из правительств «научной» ренты для своих руководящих членов, в дополнение к доходам от недвижимости и других бизнесов, которые у них появились за 25 лет пока правительства «уничтожали науку».

Но проблема «академия» волнует малый процент украинцев, в отличие от проблемы «суд и прокуратура». Судебную реформу ожидаем два года, но она буксует и затягивается по ряду причин, а без нее будут буксовать и другие реформы. Конфликтов накопилось много, и решать их предпочтительней все же в судах, чем методом прямой демократии в форме суда Линча ‒ украинский вариант: «Именем Правого сектор…». Хотя бы потому, что вершить суд Линча могут как хорошие, так и плохие парни. Наглядный пример, ‒ восток Донбасса. Так как состав в действующих судах подбирался в своем большинстве Киваловым и Лавриновичем под заказ Януковича с братией, то необходимость люстрации в них очевидна. Ушлый Янукович прекрасно понимал: фортуна – дама своенравная, а потому загодя расставил своих людей в судах и прокуратуре. На тот случай, если опять попадет под суд. Лично Януковичу эти «припасы» в судах сейчас без надобности, но братия ими посильно пользуется. Поэтому люстрация судей – самый минимум в судебной реформе.

Проводить эту люстрацию должна прокуратура, которая сама нуждается в люстрации. Но прокуроры уверены, ‒ люстрация им ни к чему и соглашаются только на формальную переаттестацию, без описи бриллиантов и особняков. В чем с ними солидарны и судьи. Но общество полагает иначе, пусть и разделяется во мнениях: от выпуска мыла «Судейское» до скромной пенсии им в непосильно нажитых особняках.

Запустить люстрацию и всю реформу можно только через генпрокурора. Порошенко попытался реформировать систему ее собственными силами. Взял самое лучше, что в ней было ‒ Виктора Шокина, известного своим объективным началом «дела Гонгадзе» и отстранением от него, и назначил генпрокурором. Но когда на Шокина свалилось «дело бриллиантовых прокуроров», то всем стало очевидно: даже лучшие старые кадры не способны реформировать систему. Для этого нужен «варяг». Не обязательно с дипломом юриста, но с волей к прогрессивным переменам, наличием совести, и опытом общения с госаппаратом, позволяющим понять его функционирование. Генпрокурор сейчас фигура политическая. Может через лет пять, когда систему отладят, он опять будет незаметным функционером, известным лишь в профессиональных кругах, но в ближайшие пять лет генпрокурор в Украине будет лучше известен, чем любой рок-музыкант и киноактер.

Коалиция, чтобы запустить буксующую судебную реформу, создала закон, который позволяет «варягу» не из прокурорских, стать генпрокурором. Даже без диплома юриста. Для успокоения системы и пламенных оппозиционеров под генпрокурора подложили «подушку безопасности» в виде комитета из десяти штатных прокуроров. Но противники судебной реформы 10 мая этот закон провалили.

Особенно старался тот, который ходит с вилами в самолет и даже в туалет. Старался не зря. Очень символично ‒ в этот же день Верховный суд решил, что Верховная Рада не имела права лишать его однопартийца Мосийчука депутатской неприкосновенности и отправлять под следствие за взятку. Суд счел себя «верховней» Рады из принципа самоспасения: Ляшко срывает назначение генпрокурора, тормозит судебную реформу и люстрацию, а благодарные судьи возвращают ему в Раду выбывшего вилоносца.

Впрочем, Ляшко усердствует зря, вытаскивая Мосийчука из-за решетки. Если этот новоиспеченный мученик борьбы с «шоколадной тиранией и диктатурой», как глава радикалов нежно именует Порошенко, вернется в Верховную Раду, то вскоре «съест» своего босса, и никакие вилы Ляшку не помогут. Мосийчук выглядит свирепей, чем «голландский мальчик» Ляшко, и больше соответствует имиджу радикала ‒ мрачного робота-сокрушителя всего. Сколько не прикладывай к Ляшку вилы, а нужного эффекта не добиться, ‒ не та фактура. Если Мосийчук выйдет, то спонсоры партии переправят поток финансов на него и Ляшко станет никем. Будет очень жалеть, что у него нет счета в офшоре, а если есть, то не настолько большой, чтобы заниматься политикой в том стиле, как он это делает.

Поэтому, чтобы сохранить финансирование, фракция Ляшко и шумела в Верховной Раде 12 мая, надеясь не допустить утверждения Юрия Луценко генпрокурором. Фракция Тимошенко тоже шумела, но за свои и от досады, что сделала большую ошибку, не войдя в коалицию. Разумеется, у Тимошенко с 2005 г. аллергия на шоколад и Порошенко, но так можно нажить политический диабет. Особенно, учитывая то, что даже среди сторонников Тимошенко лишь немногие видят ее президентом Украины. Так, по данным соцопроса «Имидж-контроль» в Киеве 29-30 марта 2016 г. «Батькивщина» набирала 13,7% голосов и лидировала, но только 27% из них видели Тимошенко президентом. Похоже, Тимошенко сейчас лучше всего сесть на политическую диету и помолчать. В свое время такая «диета» очень выручила Виталия Кличко.

Вопреки шуму в Раде и прогнозам наблюдателей, включая автора, Луценко 12 мая таки стал прокурором-варягом без диплома юриста. У противников его назначения есть один относительно серьезный аргумента, и это не тезис: генпрокурор – фигура неполитическая. Этот тезис лишь свидетельствует об отсутствии чувства реальности у его авторов.

Единственный и главный аргумент противников генпрокурора-варяга ‒ страной должны управлять дипломированные и лицензированные профессионалы, а не кухарки и сапожники. Напомню, Луценко не совсем «сапожник» ‒ дважды ‒ в 2005-2006 и 2007-2010 гг. был министром внутренних дел. Без диплома, но опыт приобрел. Не берусь оценивать его по «внутренним» критериям, но внешне имидж и доверие к полиции при нем выросли, и это признавали все. Уместно привести и интересную аналогию о том, кто возглавляет министерства обороны некоторых стран «агрессивного» блока НАТО.

Последние 10 лет очевидна тенденция: министрами обороны все чаще становятся женщины, что явно не по «диплому». Женщины-министры обороны были в странах Балтии и Скандинавии, Франции, Италии, Германии, Чехии и Нидерландах. В не членах НАТО ‒ Японии, Аргентине и Колумбии. Оборону Испании с 2007 по 2011 г. возглавляла социалистка Карма Чакон, вступившая в должность в 37 лет на 7 месяце беременности. Считается, живот не мешал ей проводить воинские смотры, но вгонял в ступор часть генералов и пугал Кремль. Сейчас Кремль пугают три дамы, возглавляющие министерства обороны Германии, Литвы и Швеции. Особенно Раса Юкнявичене ‒ министр обороны Литвы, президент-главнокомандующий которой тоже женщина ‒ Даля Грибалускайте. Обе смело отпускают «шпильки» в адрес Кремля, а тот выкатывает «Искандеры» и нервно парит над Балтикой, отражая «агрессию НАТО». Реакция явно не как в анекдоте, который гласит: если бы везде министрами обороны были женщины, то войны бы прекратились, но некоторые страны перестали бы друг с другом разговаривать.

Самое «ужасное», никто из таких женщин-министров не имел военного образования. Раса Юкнявичене по диплому педиатр, немка Урсула фон дер Ляйен ‒ гинеколог, и только шведка Карин Энстрём закончила колледж Береговой обороны, служила в ней, и ее муж военный из той же береговой обороны. Но это редкое исключение, подтверждающее правило. Если немцы не боятся поручить наблюдать за обороной Германии гинекологу, то Луценко выглядит отнюдь не полным «сапожником» в прокуратуре. Возможно, станет еще и врачом-проктологом для клуба «ночных волков».

У оппонентов есть еще один «сильный» довод: Луценко ‒ это человек Порошенко. В частности, его продвигал политолог Кость Бондаренко, известный своей давней работой с Партией регионов и скандалом в 2007 г., когда он на коленке в подъезде нарисовал обалденный рейтинг по якобы соцопросу несчастным социалистам Александра Мороза. Но логичен вопрос: а кем может быть генпрокурор, если согласно Конституции, его кандидатуру подбирает и предлагает президент Украины? Человеком президента РФ?

Тимошенко, вторя Бондаренко, 12 мая опять вернулась к своему коронному «все пропало». На этот раз у нее с появлением генпрокурора Луценко «в Украине умер парламентаризм». Юлия Владимировна, утешьтесь, он еще даже не родился. Возможно, он родится на внеочередных парламентских выборах, если они пройдут по открытым партийным спискам и без мажоров-мажоритарщиков. Луценко еще может стать его повивальной бабкой, если действительно уволит 100 прокуроров и запустит механизм люстрации под судебную реформу, а не будет как в 2005 г. появляться в телеэфире с игрушечными наручниками. Сейчас это главная задача. Конечно, «сто прокуроров» похожи на «сто дней» и ассоциируются с известным трюком цены «99 копеек». Хочется спросить: может, хватит 99 или 98 прокуроров? Обнадеживают слова Луценко, что он предполагает пробыть прокурором 1,5 года. Они свидетельствуют, что Луценко верно оценивает свою миссию ‒ политически подтолкнуть к самоочищению систему, которая иначе реформированию не поддается.




Комментирование закрыто.