Почему провалился Квиташвили и как реформировать украинскую медицину

Наталья Бондаренко, для "Хвилі"

Стетоскоп на монетах

Этот текст был написан пару недель назад, в преддверии дня мед. работника, когда только ленивый не пинал Квиташвили в проваленной мед. реформе. Тогда казалось, что его отставка неизбежна, но случится разве что ближе к осени. Он пошел на опережение, да, но эта статья все еще остается актуальной, потому что ближе к реальным переменам мы точно не стали.

В сложившихся реалиях текущей ситуации хотелось бы говорить о политике, а придется, как всегда, про медицину…

Медицина – наука не точная: гарантий не дает, денег не возвращает.

Доцент К. кафедры ХХХ

Значит, попробуем и про медицину – так, чтоб все равно получилось – о политике. То есть, делая все необходимые усилия, чтобы не скатываться на личности эмоции и не переходить на уровень кто кому больше дурак коррупционер.

Не могу сказать, что так уж разбираюсь в экономике – это всего лишь область моих интересов. Но зато я имею 15 лет врачебного стажа. Я ни разу не организатор здравоохранения и, конечно, не собственник частной клиники. В общем, обычный врач – со своей точкой зрения.

Коротко не получится, увы.

Да, врачи хотят простых, в сущности, вещей. Нормальных условий – когда элементарно есть чем работать, уважения и безопасности – в том числе юридической защищенности, самореализации и востребованности – это когда твоей помощи хотят, а не ты ее навязываешь и уговариваешь лечиться, и когда – хотя бы если это реально – можно увидеть результат своего труда, а не толочь воду в ступе. Еще, разумеется, хотят достойной оплаты. Никто же не будет спорить, что зарплата на руки в 1700 грн. (врачу I категории, после 7 лет учебы и уже, как минимум, 10 лет отдавшего профессии; для высшей – ненамного больше) – это издевательство.

Кажется, дайте больше финансирования – и все будет. Вот, процент ВВП мы на медицину тратим неприлично низкий, а в других странах…

Кажется, такие простые рецепты существуют – мед. страхование, платная медицина. Страхование, говорят, надо сделать обязательным. И будет счастье. На Западе у буржуинов есть, даже в России ввели…

Да, на Западе есть. Вот только полная и качественная мед. помощь недоступна хорошей части населения. Во многих странах. В богатой Америке, например. Вон у Обамы один из столпов программы была мед. реформа – чтобы доступнее сделать. Получилось? Нет. В работе. И при бешеном сопротивлении системы.

Получается, что мы опять стараемся перенять, внедрить систему, которая – не идеальна. Которую другие с трудом и без особого успеха реформируют, внедряют совершенно новые формы работы – он-лайн сервисы, например. Да, наверняка есть страны, где все хорошо и все работает, это лишь доказывает, что в каждом случае надо строить что-то свое, применимое к местным реалиям.

Страховая медицина – это бизнес. И направлена она на получение прибыли страховыми компаниями, а не только врачами и больницами. И только потом идут интересы страждущих. Интересы тяжелых и хронических больных в этой системе – за бортом (которых в нашей стране – львиная доля). Да, тут можно уйти в сторону и пообсуждать становятся ли они таковыми из-за того, что им наплевать на себя, из-за того, что их неправильно лечат, или из-за экологии и пр. – суть от этого не меняется. Страховка хороша для плановых действий (например, покрыть стоимость мед. осмотра, родов) или экстренных случаев – которые или наступят, или нет, а страховой взнос заплати. Хроник, обладатель вредных привычек, инвалид детства отсеивается на этапе заключения договора (предварительной диагностикой, анкетированием и т.п.) и страховку не получит или должен приобрести совсем другой полис по заоблачной стоимости.

Как же тогда с ними? А за них должно заплатить гуманное государство всеобщего благоденствия – то самое, которое с мировым кризисом входит нынче в упадок и пересматривает, на что у него еще хватает гуманности (читай – желания налогоплательщика платить из своего кармана за чужие траблы) и средств платить, а за что – уже нет. И платит – тот самый процент ВВП, перераспределяемый через бюджет на медицину.

Что у нас бюджет пустой, ВВП падает – думаю, все знают. Не будем отвлекаться здесь на «почему» да «меньше воровать надо». Практически все деньги, что выделяются на медицину – это зарплата персонала. Какая большая – уже говорилось. У среднего и младшего персонала она, кстати, логично меньше. Поэтому у нас катастрофически не хватает мед. сестер и санитарок, а те, что есть – такие, какие есть, потому что сделать с ними ничего нельзя (наказать, уволить – где новых взять, кто пойдет работать за такие деньги?). Все прелести отрицательного отбора – идут худшие или от безысходности. В годы учебы довелось поработать и в среднем звене – на крупное отделение у нас в смене было 4 – 5 человек персонала плюс 1 – 2 санитарки, а сейчас в отделении днем 2 мед. сестры (в лучшем случае!), ночью – одна.

А ведь есть еще и коммунальные услуги, питание больных (если это можно так назвать, да, но оно все-таки как-то организуется на те гроши, которые на него заложены). На амортизацию, ремонт и замену оборудования, лекарства – по остаточному принципу, то есть, практически ничего.

Пример из жизни. Род. дом областного уровня приказом обязуют принимать и оказывать помощь не только женщинам с тяжелой патологией, но и тем, у кого ожидается рождение недоношенного младенца. То есть местные больницы обязаны все такие роды вести туда, а те не могут отказать. И везут, и принимают. И есть, кроме привезенных, и те, кто уже лежит на койке и может/должен родить преждевременно. Разворачивается отделение – реанимация для недоношенных и… ничего не делается для того, чтобы укомплектовать его необходимым – в новых условиях выросшей нагрузки – оборудованием. В нем по-прежнему есть только 3 аппарата для искусственной вентиляции легких. При этом один из аппаратов работает, если рядом сидит кто-нибудь и поправляет западающую пружинку. А коек развернуто семь. И кроме недоношенных ИВЛ может потребоваться и ребенку после тяжелых родов. Или из двойни-тройни. А второй этап – это больницы, куда переводят такого ребенка – тоже переполнен, у них аппараты ИВЛ освобождаются не каждый день. И вот почти ежедневно складывается безумный паззл: этого у нас забирают, а значит, можно пустить в роды двойню; а сегодня не забирают – поэтому женщину с высоким давлением будем, держа кулаки, тянуть до завтра; а сегодня у нас родился тяжелый и преждевременные в родах, поэтому тому району мы скажем – не везите, мы ничего не сможем сделать… а завтра скажем пусть лучше везут того, у кого срок больше и шансы лучше…

И это – Киевская область. И все всё знают, и денег НЕТ. И ситуация в районных больницах – еще хуже. В некоторых даже нет оборудования чтобы сделать анализ крови. При мне доктор, выезжавший в район на кровотечение радовался, что до их приезда местные догадались с оказией, машиной отправить пробирку с кровью в соседний район, и по телефону сказали цифры гемоглобина, и можно было использовать эти данные для того, чтобы сориентироваться что переливать и сколько.

«Республиканский» уровень. Желудочное кровотечение, ночь, реанимация. «А у нас есть желудочный зонд, или опять придется делать его из обрезанной капельницы? Плохо если так, поцарапаем еще больше». Повезло, нашли один. Лекарств нет, пациентка иногородняя и родственники в аптеку не побегут. Аминокапронку собираем с миру по нитке – по разным этажам, из личных запасов… Да, это классика – практически у каждого врача свой личный запас на экстренный случай, и когда он наступает, вопросы когда и за чей счет будет это компенсировано – вторичны.

Не надо про «все давно разворовано», это даже не смешно. Кто понесет домой оборудование, с которым завтра предстоит работать? Или прогнившую мебель?

Система развалена, она держится на голом энтузиазме тех, кто все-таки работает, несмотря ни на что, еще кое-где сохранившемся руководстве, которое с помощью угроз, увещеваний, кулака по столу и такой-то матери, что-то умудряется контролировать – и пациентах, которые платят за все. Причем дважды – в виде налогов, а потом еще и покупая лекарства, тягая в больницу торбы с едой, оплачивая гонорары врачей (да, именно так это называется. А взятка – это про другое, это когда вам отказывают в помощи, пока не заплатите, хотя отказывать, по сути, не могут – или это как вымогательство квалифицируется, законникам виднее. Или когда вы платите за нечто, что вам не положено – липовая справка, например… Интересная деталь – никто не называет взяткой оплату услуг стоматолога, все привыкли уже, что бесплатно не бывает. Нет, я понимаю, что по старой студенческой шутке «курица – не птица, стоматолог – не врач», но все же…).

Пациент вообще платит за все, в конечном счете, – налогами, живыми деньгами, или/и своим здоровьем.

Да, на Западе уже даны ответы на многие вопросы, велосипед изобретать не надо. В частности, никто не тратит драгоценное время дипломированного врача на выезды на место происшествий или на бумажную писанину – для этого есть парамедики и высококвалифицированные сестры (столько, сколько нужно). Врачи – небожители, элита с огромной зарплатой и авторитетом… Хочется так же, да?

Но есть и оборотная сторона: чтобы столько получать, их мало и пашут они как проклятые. Особенно, пока молоды. И только достигнув определенного статуса, могут позволить себе особо не напрягаться.

Другая сторона – издержки для пациента. Все дорого, десять раз подумаешь, вызывать скорую или, рискуя здоровьем, добираться самому (нет, помощь окажут в любом случае, но счет придет немаленький; нет денег, нет страховки – взыщут потом, едва они появятся). Если вопрос не экстренный – ждать консультацию месяцами, и не факт, что она вас удовлетворит и не придется еще полгода ждать очереди к другому специалисту.

И здесь же логичный вывод из всего этого «ужасного положения западных страждущих» – проще и дешевле беречь свое здоровье как зеницу ока. Не поэтому ли они там все так поведены на здоровом образе жизни, спорте?

Да еще и страховая может, не дай бог, не оплатить счет – если поймает на нарушении режима или предписаний доктора, вредных привычках.

И доктор тоже сильно не заморачивается – у него есть протокол, стандарт лечения, то, что приближает, наконец, медицину к статусу науки, – по нему и лечит. Потому что, если что не так и пациент недоволен, он не вопит о «преступной халатности» и не бежит к журналистам, а подает иск. Врач действовал по протоколу – значит, прав и, скорее всего, отобьется. Не прав – пациент получит деньги. И выплатит их другая страховая – та, в которой врач застраховал свою ответственность, что-то типа автогражданки. И уже она устроит разбирательство – по ошибке ли был учинен вред (ужас, врачи там имеют право на ошибку!) или по иной причине – вот тогда или деньги потребуют компенсировать или вообще право практиковать отберут. А еще стандарты защищают пациента от БАДов, непрофессионализма и отсебятины.

А как же индивидуальный подход, мы же все разные? А за индивидуальным подходом, то бишь, отступлением от протокола – к профессору, в очередь, за очень отдельные деньги. Или – в частную клинику.

Как они там, бедные, вообще выживают тогда? Да нормально – те, кто может заплатить. А могут все-таки очень и очень многие, потому что тоже пашут и достойные деньги получают за это.

Но у нас же есть, бывают люди, которые покупают страховку сами? Или работодатель за них? Да, бывают. Вот только страховые наши костьми лягут, лишь бы не платить или платить по-минимуму. Пример из собственной практики, рекомендации руководства. «Придет пациент, по страховке. Ты с ним поговори, но лучше ничего не назначай». «Почему?» «Потому что по поводу каждого наименования тебе придется лично пообщаться с представителем страховой и обосновать зачем. Проще вообще ничего не делать, мы-то деньги уже получили». «А если будет нужно что-то назначить?» «Ну, разве что помирать будет, дело твое». Еще пример, рассуждения коллеги: «Застрахованные пациенты никогда ничего в карман не кладут. Деньги за них получает больница, а моя зарплата от этого не меняется. Я чего ради надрываться должен?» И, пока это единичные застрахованные, – так и будет, пока факт их наличия не начнет сказываться на оплате труда каждого.

Вам нужна такая помощь по страховке?

И это не мы такие злые да циничные, так устроено это все.

Недавняя история. На одном из конгрессов зарубежный маститый профессор рассказывает о сложном случае, наша профессор задает вопрос: «Как же вы справлялись? Использовали ли ХХХ?» – называет один из лучших, новейших препаратов, гарантированный эффект. И слышит в ответ: «Что вы, мадам! Это слишком дорого, страховая компания это не оплатит!»

…А вот Россия, ввела же она обязательное мед. страхование? Да, есть там такое. Вот только это не совсем то, что хотелось бы – судя по рассказам российских коллег. Мы ведь хотим, чтобы в системе появились деньги, чтобы каждый купил полис (или получил его бесплатно – если это ребенок или пенсионер, ОК) – и получил потом качественную помощь?

Так вот, получается, если зарплаты не так велики, то много из них, даже принудительно, не изымешь. И даже если страхование всеобщее – такой себе еще один налог, только называется по-другому – много денег не соберешь, получится только мааленький полис, на самое необходимое, с соответствующим качеством и со всем этим так всех доставшим «а что вы хотели за эти деньги?». Или доплатить должно государство. И доплачивало, пока могло. А теперь будет ли – не факт.

А наше государство, сейчас, – может доплачивать, так, чтобы ремонты-оборудование-медикаменты, все по современным требованиям?..

И население – когда ему сверху еще один дополнительный налог, непонятно за что, при том же качестве почти что – очень реформе обрадуется? И государству спасибо скажет, и за реформаторов на выборах проголосует?

…А почему человек сам должен страховку платить? Пусть за него работодатель, капиталист-буржуин проклятый, заплатит!

Угу, какая у нас фискальная нагрузка на фонд оплаты труда, небось, все знают? Чтобы выплатить одну гривну «на руки» предприятие-плательщик НДС должно заплатить столько же в виде налогов и сборов, т. е. около 100%. То-то зарплаты из тени вывести никак не могут! Проще закрыться, не работать, сократить половину работников, чем все налоги за них заплатить. Давайте добавим еще один, обязательную мед. страховку – это, конечно, поспособствует желанию принимать людей на работу и росту ВВП, да.

Хорошо, кроме страховой бывает еще и частная медицина. Никаких принудительных платежей, обязательных полисов, только оплата по факту. Еще и конкуренция туда же, повышение качества, снижение расценок… Кто СЕЙЧАС готов будет за это платить, если перевести на эти рейки ВСЁ? Те, кто могут, и так платят.

Поэтому несколько странно читать о том, что, мол, реформа обанкротит и отдаст за копейки имеющиеся больницы частникам и те начнут выкручивать руки местному населению в тех же халупах и на том же устаревшем-отсутствующем оборудовании.

Во-первых, для этого есть такое понятие как инвестиционные условия и санкции за их нарушения.

И сразу «дырка» в этом аргументе – к этому еще должна прилагаться работающая судебная система.

Во-вторых, население должно быть мобильным и иметь возможность «проголосовать ногами» (и гривной) против плохой, пусть и частной, больницы. То есть конкуренция, отсутствие любой монополии, отсутствие привязки к регистрации (прописке). Но – с возможностью муниципальным властям заказать-приобрести пакеты услуг для оговоренных контингентов (дети-старики-инвалиды etc.) – и проконтролировать это.

А значит, должна быть соответствующая законодательная база, сильная и богатая местная власть, опять суды… Да-да-да, децентрализация, как бы разговоры о ней нас ни достали! Она у нас уже есть?.. А когда начнется?

В-третьих, если будет ясно, что денег у населения нет (кризис, высокие цены-тарифы на все остальное при низких зарплатах, депрессивные города) и нормального потока и прибыли не будет – частник сам не придет. А ведь ему еще и вкладывать придется (ремонт, оборудование, персонал – про инвест-договор и конкуренцию помним, да?). Зачем, если не отобьёт?

И, в лучших традициях, каждую больницу – частную, или вообще любую после раздачи независимости – вновь обяжут пройти лицензирование, аккредитацию, аттестацию, покупать лицензию… И желательно почаще, ежегодно, и с обязательным документальным подтверждением, что вот точно не верблюд. Сонмы чиновничьей братии заранее радостно потирают ручки, предвкушая, сколько крови они на этом всем попьют, денег поднимут, комиссий наплодят. (Кто не знает, деньги на это все собираются и сейчас – с сотрудников, регулярно, от нескольких сотен до нескольких тысяч с каждого, по ситуации. Или – не аттестуют, закроют, всех разгонят, останетесь без работы.)

И еще другая опасность: больницы на продажу выставят, а желающих не найдется – и целевое назначение изменят… а то и просто снесут и участок продадут, под застройку. Или такая «страшилка»: банкротство всей отрасли сразу и дерибан всех активов одним (2, 3…) монополистами с сохранением всех прелестей нынешней «совковой» системы.

Да, есть такая легенда, что, мол, советская система здравоохранения была самой лучшей с точки зрения охвата населения мед. помощью. Охотно верю, что когда-то этот золотой век действительно существовал. Мне, к сожалению, уже не довелось это чудо увидеть. Мед. осмотры, диспансеризация, участковость, педиатрическая служба, санаторное лечение. Социальная защита, больничные листы, регрессы, бесплатные лекарства…

Большая, громоздкая система, огромная дорогостоящая инфраструктура, масса народа, задействованная в этом всем. Огромные бюджетные деньги. При плановой экономике, уравниловке, рабском труде в колхозах-лагерях, золотом нефтедолларовом дожде. При невысоких, в сущности, требованиях к качеству и отсутствию инноваций-модернизаций. Это как дать не хорошее сливочное масло, и не бри с трюфелем, а толстый-толстый слой маргарина, зато всем и принудительно. Понятно, что голодным и это хорошо, но требования-то растут.

Рано или поздно все пришло в упадок, устарело морально и физически. Заодно и денежный дождь иссяк, а все новое, современное, включая лекарства – импортное.

Уже под конец Союза не тянуло государство эту самую лучшую систему. И сейчас не тянет. Потому что – дорого и неэффективно. Потому что дешевле построить на страну несколько суперсовременных больниц и возить туда больных, условно, с инфарктом миокарда, чтобы успеть в течение «золотого часа» удалить тромб эндоваскулярным хирургическим способом, чем содержать в каждом городке и райцентре инфарктное отделение и терять больных или выписывать инвалидов – со всеми будущими экономическими потерями.

Вот только эти больницы еще надо создать, или хотя бы оборудовать несколько имеющихся. И обеспечить быструю доставку – персонал, диагностика, машины, дороги

Реально этим всем заниматься сейчас? Есть на это деньги? Масштабная реформа, переделка почти с нуля, всей системы требует вливаний, это только при Януковиче реформа=оптимизация с сокращением затрат.

А ведь надо будет еще и объясняться как-то с населением там, где больницы окажутся нерентабельными, ненужными – и оно будет протестовать, еще как. И на какое-то время управляемость системой будет потеряна, и качество и доступность помощи просядет. И власти придется электорату это все объяснять… «Нуу, вот сейчас тут, конечно, помрет несколько десятков бабушек (дедушек, онкобольных, диализных больных, инфарктников…), но зато потом… скоро…» Да еще и мед. работников нужно будет выкинуть на улицу – еще недовольные.

Неизбежное сокращение врачей – вообще отдельная тема. Наше трудовое законодательство прописано так, что уволить кого-то (даже начмеда столичной больницы возрастом больше 80 лет – реальная ситуация, все ждут пока сам решит, наконец, уйти) невероятно сложно, а сократить – очень дорого. Выходом может быть сокращение через реорганизацию.

…И это все в воюющей стране, где и так хватает желающих раскачать ситуацию, и где действующая медицинская служба ой как нужна.

Представляете себе министра, который это все продвигает? Нет, ну, в какой-то степени, варягов для того и брали, чтобы они взвалили на себя самые болезненные вещи; что, мол, с него, иностранца, возьмешь.

Нормальным ходом может стать не закрытие, а перепрофилирование больниц в селах, райцентрах, частично в небольших городах. В стране практически отсутствуют хосписы, интернаты для людей с особыми потребностями (эта тема замалчивается, но дети с отклонениями в развитии из интернатов после достижения совершеннолетия могут поступить разве что сразу в дом престарелых – или псих. больницу), гериатрические отделения, даже вытрезвители те же. И масса населения, нуждающегося не столько в лечении – потому что это невозможно – сколько в уходе, поддерживающей и паллиативной терапии. Для них не нужно особое оборудование, нужны нормальные бытовые условия и забота персонала, скорее, среднего звена. И заниматься (и финансировать) этим всем должен не столько МОЗ, сколько министерство соц. защиты.

Это все требует финансирования, законов, передачи функций.

Отдельная тема – давно обещанная независимость больниц. Что это такое? Это значит, что каждый глав. врач (директор, лучше) будет сам решать все, что касается работы его больницы. И это не только тендеры на закупку всего и вся. Это еще и кадровые вопросы, и вопросы рабочих графиков, и многое другое. Одни полумертвые выползают с приема, каждый день у них по 25 человек. Другие ведут 1 – 2 палаты в стационаре и целыми днями сидят на диване, растягивая удовольствие от работы, которой просто катастрофически мало.

Зачем их столько, когда хватило бы 1 – 2 человека на все отделение? Затем, что надо как-то перекрыть этими же людьми дежурства. Почему, в таком случае, не набрать дежурантов? Потому что дежурантам надо иначе платить, разрабатывать совсем другую философию найма на работу. Но нагрузка размазана одинаково по всей стране. И с одинаковыми окладами. И решать эти вопросы нужно на месте, а не отдавать на откуп бесконечно далеким от реальной работы бюрократам от медицины.

Почему бюрократическая зарегулированность неизбежно приводит к девальвации качества, к имитации работы вместо стремления к ее улучшению, можно почитать здесь. Механизм везде будет один и тот же: отсутствие контроля – появление замкнутой касты, такой себе мафии; контроль за всем и вся – деградация системы и людей в ней.

Независимая больница все рабочие вопросы решит сама. Да, кто-то все запорет, но у кого-то – получится, и другие быстренько подхватят опыт. И лечить будут – в рамках протокола. А чтобы не было соблазна глав. врачу заниматься непонятно чем, должен быть попечительный совет, завязанный на собственников – частных или муниципальных (а значит, децентрализация, сильная местная власть, местные финансы – наша песня хороша). А не так как сейчас, когда у глав. врача «крыша» в СБУ, или в МОЗе, или в ГПУ, и он что хочет, то и творит, пока не помрет или «крыша» не слетит. Совет этот (или местная власть) и руководство больницы назначать-снимать должен, а организаторы здравоохранения могут, в таком случае, идти лесом. Особенно если отобрать у них еще и все контролирующие функции – кроме соблюдения и разработки стандартов, разве что, и то не факт. Все в профите, режется коррупция, экономия на содержании огромной армии дармоедов и отмене коррупционной составляющей, дерегуляция и отмена большей части бумажной волокиты…

Как вы думаете, позволят они, организаторы эти самые, сотворить с собой подобное? Не будут ли саботировать все и вся и пытаться всяко подставить министра, которого им спустили, в том числе чтобы он их извел?

Получается, за какую ниточку не потяни – везде нужны деньги, юридическая база, политическая воля, децентрализация и еще куча всего… а не только реформа медицины в сферическом вакууме.

И безболезненной она не будет – в дополнение ко всему тому, что болит сейчас и так.

Не будет и для нас, врачей, безболезненной. Потому что чтобы больше платить, нужно выгнать на улицу половину, а оставшихся заставить работать по-черному, по-другому не получится. И ударит это не только по пенсионерам, а и по молодым, без опыта работы – потому что «освобожденные» глав. врачи спросят у зав. отделений, кого оставить, и те укажут пальцем на тех, кто точно справится.

Поэтому и рядовые врачи будут саботировать это все от всей души. Поначалу.

А теперь вопрос: там, наверху, те, кого мы дружно считаем идиотами, это все не понимают? Ну, не настолько же они идиоты.

А человек из команды Саакашвили (которая проиграла еще и потому, что не смогла в условиях падения уровня социалки сохранить за собой поддержку населением; и после того, как потерпела поражение в войне с Россией, да) – мог это все не понимать? А мог не понимать важность пиара, объяснения и разжевывания будущей реформы?

Вы видели, чтобы где-то что-то объяснялось, готовилось? И мы, врачи, не видели.

Поэтому вывод напрашивается такой. Может, Квиташвили и не специалист, и не понимает реалий Украины, и не справился, и планы реформ у него неправильные были – вот только есть ощущение, что не было и нет и намерений в ближайшее время запускать реформу.

Было и есть намерение устраивать дымовую завесу и имитацию реформы. Ее представление в парламенте – когда, наконец, дойдет до него очередь – будет провалено, и сделано это будет намерено, и все это знают – потому что заниматься медициной власть пока не готова… и когда будет готова – не понятно.

На этой оптимистичной ноте можно было бы и закончить, но общественность требует ответов на вопрос «что делать?». И их есть у меня.

  1. Реформе – быть. Потому что то, что есть, – путь в никуда.

  2. Переходный период: сохранение в работающем состоянии хотя бы того, что есть – с параллельным отсечением гнилых веток и претворением в жизнь того, что можно сделать сейчас.

После ухода министра-приглашенного-реформатора, стреноженного в стойле и не имевшего возможности делать то, ради чего его приглашали (или откормленного на убой, на черный день, когда придет время назначать стрелочников и кого-то сдавать, тоже вариант), возникает следующий вопрос: если пока что реформы НЕ БУДЕТ, так может лучше и министра, вместе с замами, пока назначить такого, который хотя бы в курсе украинских реалий? А тем временем подтянутся другие условия, которые позволят заняться и реформированием. Только обязательно клиницистов, пусть даже управленцев, но не МОЗовских чинуш или вообще левых людей! Хорошим вариантом мог бы быть кандидат из центральных или восточных областей – там до войны сильны были хозяйственные традиции – многое по уму было. Из Донецка все лучшие выехали, практически. Фигура типа глав. врача больницы Мечникова в Днепропетровске, еще кто-то подобный. Практики.

  1. Независимость больниц от МОЗа, гор-, облздравов (вообще ликвидация последних). Привязка этого процесса к децентрализации и территориальной реформе. Возможно, программы типа муниципальных больничных касс. Обязательные к исполнению стандарты.

  2. Легализация оплаты исследований, медикаментов (всего того, что де-факто и так оплачивается из кармана пациента). Бить по рукам (откусывать головы) за медицинский рэкет, вымогательство, отказ в помощи.

  3. Разрешение частной медицинской практики. Нормативная база под это.

  4. Сокращение штата врачей. «Грузинский» вариант: в несколько раз сокращаем, в несколько раз поднимаем оклад оставшимся. Параллельно расширение штата среднего и младшего звена – с оплатой достаточной, чтобы боялись потерять место. Отмена всего, что уже давно является профанацией (все знают, как собираются подписи на «обходных» листах, например).

  5. Модернизация крупных многопрофильных больниц. Финансы – прежде всего на высококвалифицированную помощь, обеспечение своевременной диагностики и транспортировки.

  6. Перепрофилирование малых, неэффективных больниц в «социальные» учреждения, передача их на баланс Минсоцполитики.

  7. Мед. страхование вводится постепенно, по мере роста платежеспособности населения и снижения налоговой нагрузки. Например, для начала очень недорогой полис (но обязательный), который покроет вызов скорой помощи – с четким перечнем в каких ситуациях это оправдано. Добровольное страхование сохраняется, с нормальной нормативной базой.

  8. Независимый от МОЗа профсоюз врачей. Защита чести и достоинства, в том числе в судах, страхование ответственности, защита от преследования и диктата руководства.

  9. ДЕРЕГУЛЯЦИЯ. Ликвидация не просто гор-, облздравов, но и большинства их функций, вместе с коррупционным ресурсом. Проверки, комиссии, горы бумаг… История болезни, амбулаторная карта – необходимый и достаточный минимум. Если помечтать – введение электронного документооборота.

Правда, совершенно не понятно, куда девать массу людей, которые станут вдруг никому не нужными – бюрократов, чиновников, и ведь не только от медицины. И это не только руководящее звено, это еще и все эти девушки-тетушки-бабушки, которые целыми днями перекладывают бумаги с одного стола на другой и пьют нашу кровь, придираясь к каждой запятой. Что с ними делать потом – злыми и голодными, с избирательным правом – на этот вопрос я не могу найти ответа уже очень долго, увы. Но это – совсем другая история и, может, мы расскажем ее как-нибудь в следующий раз.

Изображение: svit24.net




Комментирование закрыто.