Почему происходят самоубийства чиновников режима Януковича и почему нас это радует?

Виталий Кулик, для "Хвилі"

Чечетов

Украину поразила загадочная волна самоубийств представителей прежней власти. С 26 января по 28 февраля с.г. попрощались с жизнью пятеро бывших чиновников — «регионалов»: бывший первый заместитель гендиректора «Укрзализныци» Николай Сергиенко, экс-председатель Харьковской ОГА Александр Колесник, городской голова Мелитополя Сергей Вальтер, заместитель начальника местной милиции Александр Бордюга. 28 февраля с 17-го этажа киевской «высотки» выпрыгнул экс-председателя Фонда госимущества, куратор пропрезидентского парламентского большинства в 2010-2014 гг. Михаил Чечетов. 12 марта застрелился председатель Запорожской облгосадминистрации во времена Януковича, народный депутат трех созывов Александр Пеклушенко.

Каждая смерть чиновника вызывала необычайную радость в социальных сетях, граничащую с психиатрической патологией. Казалось, что эти самоубийства не только приветствуются, а публика требует еще!

Передел

С одной стороны, все эти смерти могут являться последствиями передела собственности и попытки некоторых финансово-политических групп «спрятать» историю происхождения своих активов, тем самым сохранив их от реприватизации. Есть мнение, что эпидемия самоубийств может свидетельствовать о том, что идет «зачистка» «узловых функционеров» режима Януковича. Если бы органы следствия «раскололи» хотя бы одного из них, то на скамье подсудимых могли оказаться люди из первой украинской двадцатки Форбса. Даже те, кто «нашел себя» в нынешней власти.

«Под нож» идут те, кто мог бы или пролить некоторый свет на формирование мощных ФПГ, или же люди, которые непосредственно были задействованы в «схемах», где сверху, как вершина айсберга, были они, а снизу — находятся более весомые игроки, которые не могут себе позволить «засветиться». Таким образом убирают «шестерок». Подозреваю, что это — только начало. Не исключаю, что в дальнейшем будет просто отстрел.

Ловушка системы

В большинстве своем чиновники, покончившие с собой, выходцы из «советской нищеты», сделавшие себя сами путем неимоверных усилий и чудовищных компромиссов с совестью. Только вчера они были на вершине власти, были неприкасаемые, владели «телефонным правом». Им казалось, что этот мир принадлежит только им и ничего измениться не может, а эта революция просто очередная смена декораций. Но в этом и состоит их фатальная ошибка, стоившая жизни.

Во-первых, они верили, что их не тронут. Негласное правило «не трогать людей «своего» круга» (если они не «зарывались») было имманентно для украинской политической системы на протяжении 20 лет. До того момента как Янукович посадил Юлию Тимошенко. После этого круговая порука правящего класса дала трещину. Рухнула она уже на Майдане. Поэтому «неприкасаемых» сейчас нет и уже не будет. Это, так сказать, плюс.

Во-вторых, они потеряли статус и политическую ренту. Они за счет того, что умели конвертировать свою политическую должность в деньги. Теперь это не возможно. Более того, они никто и презираемы большинством общества. Чем не повод впасть в депрессию.
В-третьих, они тоже не верили в справедливость правосудия. Сами создали систему ручного управления судебной системы, умножили на ноль доверие к судьям и их решениям и сами же стали жертвами этой не справедливой машины.

В ожидании «кармического воздаяния»

В психиатрии существует такое определение как Эффект Вертера — массовая волна подражающих самоубийств, которые совершаются после самоубийства, широко освещённого телевидением или другими СМИ. Как утверждает Википедия, реакция имитации суицида свойственна и неуверенным в себе, привыкшим во многом брать пример с других людей, особенно если их жизненная ситуация напоминает жизненную ситуацию человека, наложившего на себя руки. Отчаявшись, не видя иного решения своей проблемы, они нередко воспринимают известие о чьём-то самоубийстве как своеобразную подсказку и принимаются копировать действия тех, кто во многом на них похож.

Все покойные были похожи по психотипу и складу характеров. Все они потеряли власть и политическую ренту, статус и влияние. Самоубийство – чем не способ уйти от проблем, от ответственности?
Но есть еще одно обстоятельство, которое выводит нынешнюю волну чиновничьих самоубийств из сугубо психиатрической плоскости в общественно-политическую.

МЫ ВСЕ АПЛОДИРУЕМ ОЧЕРЕДНОМУ САМОУБИЙСТВУ И ЖДЕМ ПРОДОЛЖЕНИЯ! Почитайте ленты социальных сетей. Смакование подробностей, лайки, попкорн и веселье.
Конечно, можно все списать на военный посттравматический психоз. Цена человеческой жизни необычайно снизилась. Но суть феномена в другом.

Общество не верит в справедливое правосудие для вчерашних чиновников-коррупционеров. Попытки прокуратуры расследовать «громкие дела» рассматриваются как откровенно показательные, не имеющие ничего общего с справедливостью.

Мы не верим в том, что преступников покарают, что их вина будет доказана, что сядут за решетку не стрелочники, а заказчики. Поэтому мы хоти крови сейчас и без всякого суда. Мы аплодируем самоубийцам и требуем продолжения. Потому что подсознательно считаем смерть самоубийц-чиновников «кармическим воздаянием» за то, что они годами воровали у нас будущее.

Вот так и создается Эффект Вертера – общество создает спрос на чиновника-самоубийцу и провоцирует экс-чиновников на суицид. Не хватает только прямой трансляции…




Комментирование закрыто.