Глобальный Харьков: Изменить масштаб

Алексей Копытько

Globe - Pions noir

Неделю назад политолог Юрий Романенко дал старт дискуссии о месте и роли Харькова в украинском проекте. На мой взгляд, ряд тезисов, которые сформулировал Юрий, требуют уточнения.

Безусловно, кризис открывает для Харькова новые возможности. Но целый ряд существующих возможностей он – надолго или навсегда — закрывает.

Харьков, как и вся Украина, находятся в некой динамике. Наше текущее состояние – бодро идем ко дну. Страна тонет чуть быстрее, Харьков – чуть медленнее.

Поэтому, говоря о будущем региона, стратегии его выживания и развития, нужно держать в голове некий баланс между реальными потерями, объем которых нарастает и тянет вниз, и ВОЗМОЖНЫМИ приобретениями (если мы будем упорно трудиться, если нам повезёт, если в нас поверят внешние источники ресурсов и т.д.).

Сценарии: война и мир

Первое, что нужно сделать на данном этапе – осознать, что «возврат на исходную», в условный октябрь 2013 г. невозможен и как сценарий отсутствует. Той Украины, и той России уже не существует.

Точно также для Харькова не существует сценария «а-ля Крым» – т.е., относительно мирного вхождения в состав РФ. Кто бы что ни говорил, кто бы что ни обещал – никакой мирной интеграции не будет. Те, кто толкают Харьков в сторону Москвы, толкают его к большой крови и разрухе.

Поэтому иллюзии нужно отбросить и рассматривать два реалистичных сценария.

Первый – трагический. Это большая или малая война в ближайшие годы, которая превратит Харьков из прифронтового города в эпицентр боевых действий.

Второй – трудный. При нём мы получим замороженный конфликт на Донбассе (не важно, останутся ли формально Л/ДНР в составе Украины или будут отторгнуты) и неизбежное сворачивание отношений с РФ.

Нравится нам это, или нет, но в обозримом будущем Харьков обречён балансировать между этими сценариями.  И единственный шанс уйти от войны – максимально повысить издержки для возможного агрессора на харьковском участке. Что подразумевает три вещи.

Первое — укрепить регион в военном плане.

Второе – привлечь сильных внешних игроков, которые войдут сюда со своими интересами и будут их защищать.

Третье – построить модель, в которой найдется достойное место максимальному количеству харьковчан, и которые будут заинтересованы в её сохранении.

Так живёт Сеул и весь Израиль, так вырвался из «третьего мира» в «первый» Сингапур. Именно в этой логике мы должны смотреть на происходящее.

Харьковский разворот

Что изменилось?

Если в ноябре 2013 г. Харьков был воротами в Россию, то на ближайшие годы – это, в лучшем случае, форпост на границе серой зоны, в худшем – логистический тупик. И вина за это полностью лежит на обитателях Кремля, которые развязали и подпитывают войну.

Инерция контактов с Россией, если не будет критического обострения, на какое-то время сохранится, в первую очередь — в тех сегментах, которые выгодны РФ. Но в целом тенденция очевидна. Официальные потери товарооборота Харьковской области с РФ в минувшем году – порядка 20%. Реальные, с учетом теневых потоков, значительно больше.

С каждым днём это будут всё острее ощущать и простые граждане, которые торгуют на рынке «Барабашова», и локомотивы харьковской промышленности, такие как «Турбоатом».

Например, 80% парка турбин на российских АЭС изготовлено в Харькове. Завод привлекался для их модернизации и разработки новых проектов. С прицелом на российских рынок создана новая турбина на 1200 МВт. Однако в новой реальности этот рынок будет сжиматься.

Процесс переориентирования для компенсации потерь на российском направлении и внутри страны (на том же Донбассе) уже идёт. Но значительно медленнее, чем нужно хотя бы для того, чтоб перестать тонуть. Есть только один способ его ускорить: изменить масштаб всего – амбиций, мыслей и действий.

Деволюция Харькова

После распада СССР перед Харьковом в полный рост встала проблема несоответствия масштаба города окружающей действительности.

Мы привыкли воспринимать Харьков, как второй город — «Первую столицу» Украины. А он был 4-5-м по значению городом советской империи (сопоставимым с Ташкентом, Минском, Баку и Новосибирском). И функционировал не как крупный провинциальный центр, а как универсальная опорная точка всей империи.

Население городов (официальная статистике; чел.)

1991

2015

∆%

Минск 1 млн. 633 тыс. 1 млн. 938 тыс. + 305 тыс.

+ 18,7

Ташкент 2 млн. 072 тыс. 2 млн. 354 тыс. + 282 тыс.

+ 13,6

Новосибирск 1 млн. 431 тыс. 1 млн. 567 тыс. +131 тыс.

+ 9

Харьков 1 млн. 623 тыс. 1 млн. 452 тыс. — 171 тыс.

-10,5

 

Логистические, производственные, научные и другие связи Харькова охватывали всё пространство СССР. После обретения независимости Украины субъект такого масштаба в прежнем виде существовать просто не мог.

Городу пришлось «спуститься» на несколько ступенек ниже. Это проявилось не только в потере 170 тыс. населения и сворачивании знаковых (имперских) производств. Но и в отказе от целого ряда учебных специальностей и научных школ, которые просто не могли найти применения в новой украинской реальности.

«Сворачивание» и «упрощение» по многим направлениям повлияло на сознание жителей. Изменились запросы — город стал «мельче». Самый ценный продукт, который создавался в Харькове – интеллект – в прежних объемах перестал быть востребован и фактически превратился в балласт. Как следствие, от части интеллектуальных завоеваний вынужденно отказались, «излишки» интеллекта и того, что сейчас принято называть «креативным классом» были вытеснены.

Когда всё больше людей думает о том, где взять и куда продать, а всё меньше сосредоточено на научно-технических и гуманитарных прорывах, в городе меняется атмосфера.

Это не хорошо и не плохо. Это факт. Город адаптировался к изменению ситуации и достиг некого – провинциального — баланса. Последние лет 10 в Харькове в бытовом плане жить было комфортнее, чем в среднем по Украине. Но былого драйва, даже по сравнению с 1990-гг., не стало.

Сейчас мы переживаем новую итерацию 1991 г. Сегодняшний — усеченный — масштаб города во многом поддерживался за счет оставшихся связей с Россией. Теперь и этот костыль отпадет, исчезнет часть ресурсной базы.

Поэтому Харьков снова оказался на перепутье. Либо придётся опускаться еще на пару ступенек вниз, сбрасывать очередной «балласт». Превращаться из провинции в глухую провинцию.

Либо пытаться уже сегодня найти опору, чтобы прыгнуть выше головы.

Выбор Харькова — 2015

Осенью 2015 г. Харьков выберет не просто местную власть, а один из обозначенных сценариев: война или трудный, но мир.

Сохранение у власти Геннадия Кернеса — это сценарий дальнейшего «уменьшения» масштаба Харькова и путь к войне. Совсем не потому, что Геннадий Адольфович хочет разрушить свой любимый город, где столько всего нажито непосильным трудом. А потому, что сработают обстоятельства непреодолимой силы.

Во-первых, как верно отметил Юрий Романенко, Кернес системно занимался монополизацией всего живого и очень в этом преуспел. Кернес – равно местечковая монополия, отсутствие конкуренции, правосудия и честных правил игры. Что исключает приход внешних игроков с их ресурсами, без которых городу не выжить.

Во-вторых, если существующий поток ресурсов ослабнет, а новый не появится, то в городе станет мало «места» даже для тех субъектов, которые сейчас себя уверенно чувствуют. Они будут перемолоты монополией ради её выживания. Появится очередная волна лишних людей, будет разрушен социальный мир. Бурлящий протестом регион станет лёгкой добычей.

Государственная власть, хоть и с большим опозданием, но начинает уделять внимание обороне Харькова. Например, в утвержденной Кабмином программе обороны границы с Россией 80% всех расходов на 2015 г. – 792 млн. грн. — будет направлено в Харьковскую область. Постепенно раскачиваются предприятия ОПК. Со скрипом, но повышается боевой потенциал войск в регионе. Процесс медленно,  но идёт.

Теперь — слово за харьковчанами.

Глобальный город Харьков

Чтобы избежать войны, Харькову нужна модель открытого глобального города, которая даст возможность привлечь миллиарды долларов.

Возможно ли это? Да. Но придётся играть по правилам глобального мира. Это потребует качественно иного уровня администрирования, коммуникаций, бизнес-климата. Нужен другой уровень мышления местных элит, другой настрой в обществе.

Потребуется пересмотр миссии Харькова. Город должен не только производить оружие или сложные механизмы, как это делают в том же Кременчуге или Мариуполе. Он должен рождать универсальные идеи, смыслы, стили поведения для всей страны и Восточной Европы. Мультикультурному интеллектуально состоятельному Харькову это вполне по силам.

Соответственно, городу и региону нужна власть, которая сможет обеспечить существование такой модели. С которой согласятся говорить и поверят те, у кого есть искомые миллиарды.

А поверить они могут только в реальные шаги. Поэтому электронное правительство, нулевая терпимость к коррупции, честный суд, повсеместный доступ к качественному Интернету, современное образование, прорывные культурные события, революция в энергосбережении – это инструменты, которые не просто умножают ресурсы, а отдаляют войну.

Очевидно, что при Кернесе ничего этого не будет.  Потому что это прямо противоречит бизнес-политической модели, на которой зиждется его могущество.

Открытая модель, увеличивая «масштаб» Харькова, создает возможности для многих. Чем больше людей получит возможность реализоваться в Харькове, тем монолитнее будет городское сообщество в вопросе отражения агрессии.

В концепции глобального города содержится уникальное предложение Харькова для Украины. Это честный контракт, который полностью вписывается в модель децентрализации.

Киев, который уже входит в список глобальных городов, обеспечивает безопасность (финансирование расходов обороны). Киев обеспечивает силу закона (суд, спецслужбы, борьба с коррупцией). Харьков становится точкой входа для глобальных игроков, которые обеспечат устойчивость конструкции и дадут всем возможность заработать.

Таким образом, Киев получит дополнительные ресурсы и гарантирует устойчивость всего Востока. Харьков станет форпостом цивилизации на кордоне с Мордором и его выкормышами.

Чтобы в той же Европе серьезно относились к амбициям Харькова, надо популярно объяснять на всех уровнях, что падение Харькова вызовет хаос на Востоке и Юге Украины. Сытой Европе придётся разбираться (платить!) не только со 100 тысячами африканцев, которые ежегодно прорываются через Средиземное море.  Но и с несколькими миллионами украинцев, от которых море не спасет.

Напротив, при наличии должной защиты, через Харьков как восточный форпост экономические контакты с варварами могут быть достаточно выгодными. Доказано тремя последними тысячелетиями человеческой истории.

В общем, городу нужно начать возвращение в высшую лигу мегаполисов. И это не фантазии. Баку уже входит в список глобальных городов мира. Минск и Ташкент относятся к группе мегаполисов, у которых есть отдельные признаки глобальных. Новосибирск, не являющийся столицей (самая близкая к нам аналогия), активно прорабатывает эту тему уже несколько лет и пытается найти свои козыри. Эти и другие города сделали шаг вперёд, пока мы буксовали.

Поэтому все, кто собирается конкурировать на выборах с Кернесом и его командой, должны понимать, какого масштаба ставка на кону и какого масштаба решения нужны, чтоб она сыграла.

Если осенью против Кернеса будут сражаться разрозненные ватаги гражданских активистов и конфликтующие между собой политические группировки, Геннадий Адольфович выиграет без вариантов.

Но если это будет схватка между локальной монополией и передовыми армиями глобального города, шансы будут как минимум равны.

Источник: Информационное сопротивление-Харьков




Комментирование закрыто.