Главные политические ошибки Коломойского и его команды

Андрей Золотарев, для "Хвилі"

Игорь Коломойский и его солдаты

Вопреки ожиданиям скандальные выборы в Чернигове завершились спокойно. Усиленный контроль над процессом волеизъявления со стороны властей оправдал себя и дал результат. День голосования, по сравнению с кампанией, прошел без серьезных эксцессов. Учитывая разрыв между первым и вторым местом, «обнулилась» и перспектива судебного обжалования результатов, даже с учетом умения команды «Приват» «вертеть» судами.

Команда президента получила депутатский мандат для С.Березенко. Но говорить о том, что эта команда одержала победу, не приходится. Выборы стали мощным ударом как по репутации двух главных субъектов кампании Банковой и группе «Приват», так и по всему политическому классу.

Явка зафиксирована на уровне 35,32%. Для сравнения: в этом же округе на внеочередных парламентских выборах 2014 года проголосовало 55,89% избирателей. Избиратель «проголосовал ногами». Если бы обе команды не использовали затратные технологии привлечения избирателей на участки, явка была бы еще ниже. Куда больший интерес к этим выборам проявляла политическая тусовка. Хотя в экспертной среде ходила информация о реальных рейтингах кандидатов , тем не менее интересно было выяснить «режет ли доллар сталь» и на, что способны команды кандидатов.

Обе команды сделали ставку на «некачественного избирателя». Отсюда и выбор технологий в пользу подкупа и «чернухи». Обе стороны показали себя с худшей стороны. Власть использовала админресурс, Корбан – силовое давление на оппонентов. Решающими же аргументами в пользу Березенко, видимо, стали админресурс, сохраняющийся кредит доверия президенту1, неприятие «чужака»2. Скорее всего, людей «отпугнула» и излишне агрессивная, высокомерная и лишенная позитивных смыслов кампания Корбана. У Березенко были хотя бы идея «регионального развития», миф молодого политика и понимание «культурных кодов» региона. У Корбана – только гречка, деньги, адвокаты, фэйсбук Филатова, слишком заумная «наружка» и не адаптированные к местности мероприятия «из учебника» типа гуляний, в ходе которых кандидат лично готовил борщ/уху/суп харчо.

Справедливости ради стоит отметить, что самым сильным направлением работы штаба Корбана были провокации, направленные на «минусование» оппонента. В частности, история с задержанной машиной с деньгами, оружием, «социальными договорами». При том, что до конца не понятна природа инцидента, он стал сильным ударом не столько по Березенко на округе, сколько ударом по команде президента в масштабах страны. Точно так же стоит оценивать и переписку фальшивого Березенко с рядом известных политиков, технологов, чиновников. Понимая, что проигрывают выборы, «корбанавты» использовали финиш кампании для решения задач, выходящих за рамки округа. Только стоила ли эта игра свеч, вопрос как говорится риторический. Уход Коломойского с должности губернатора состоялся в обстоятельствах, близких к идеальным для «отставника». Тем не менее, сначала сам Игорь Валерьевич втянулся в очень плохо выглядящие «разборки» с государством, а затем Корбан «поставил все» на кампанию, в которой у него могли быть шансы только в том случае, если бы округ был «зачищен под него». По факту получился неутешительный для олигарха баланс, если отслеживать динамику команды «Приват», начиная с весны 2014 года, то сейчас эта команда слаба, как никогда.

Что не получилось у «Привата»? Выборы в Чернигове дали основания говорить о том, что «Приват» в политике – это бык на льду. Большой, опасный, но неспособный использовать свои преимущества в непривычных условиях. Эта команда показала, что она не умеет развивать собственные политические успехи, не умеет конвертировать известность в политическое влияние, ей не хватает гибкости и умения идти на компромиссы. Из побед «Приват» не умеет делать правильные выводы. На очереди вопрос: умеет ли группа делать выводы из поражений?

Команда Коломойского показала, что не умеет работать на выборах. На это мало кто обращает внимание, но выборы в Чернигове стали, возможно, первым опытом участия этой группы в реальной конкурентной борьбе. Она использовала инструменты, которые помогали ей добиться успеха в бизнесе деньги и прессинг. Но, оказалось, что на выборах «забросать деньгами» округ – недостаточное условие для достижения результата. А механическое перенесение опыта «прикладной конфликтологии» из бизнеса в политику приносит результат обратный желаемому. Рассказы о том, что на выборы Корбан пошел, чтобы «сорвать маски» и «поломать коррупционную систему» — это не более чем «хорошая мина при плохой игре».

Очень серьезно сказалось в Чернигове то, что Коломойский никогда ранее не развивал собственных политических проектов. И это, также – сказывается на процессе становления партии «УКРОП». О чем говорить, если «Возрождение», в котором собраны не самые популярные, но опытные политики, сегодня смотрится более крепким проектом, чем «УКРОП», который развивают политические неофиты.

«Коломойский покупает победу на столе», — бросил укор шефу Корбан в интервью «Украинской правде». Следует признать, это очень точная оценка политического поведения Коломойского.Сегодня у «Привата» – кризис идей и явные признаки неумения правильно «сыграть» выгодными темами. В Чернигове Корбан предстал даже не «победителем сепаратизма», а банальным рейдером, который пришел с намерением «купить победу по своей цене».

Опыт кампании в 205-м округе дает основания для утверждения о том, что эта группа недооценивает фактор общества, смотрит на него свысока. Да, сейчас люди намного менее пассионарны, чем год назад. Они устали от войны, тарифов, сокращения доходов. Они разочарованы политиками. Но они очень далеки от того, чтобы «продаться за гречку». Количество людей, готовых по шесть-десять часов стоять за «шаровыми» пайками, велико. Но, во-первых, получение пайка не гарантирует голос «благотворителю». Особенно, если наблюдаются признаки конкуренции этих «благотворителей». Во-вторых, людей больше увлекают все-таки содержание идей, а не продуктовых наборов. Сделать главной идеей кампании покупку голосов «лучше кормить едой, чем обещаниями» это сомнительная новация.

Кроме пайков других идей не нашлось. «Приват» так и не смог заинтересовать черниговчан, «втянуть» их в диалог. А это заставляет несколько иначе посмотреть и на процессы в Днепропетровской области во время губернаторства Коломойского. Вполне возможно, достаточно продуктивная коммуникация общества и власти в этот период объясняется тем, что именно общество, а не власть, выступало инициатором диалога. Команда Коломойского просто удачно «встроилась» в эту систему отношений. И почему-то решила, что настроения людей периода лета-осени 2014 г. в отношении этой команды будут вечными, что их «полюбили навсегда».

Фактически отказавшись от работы с активной частью города, команда Корбана «загнала» себя в сегмент социально незащищенных слоев, где она не могла найти много симпатиков. А звучавший рефреном тезис о «бедном Чернигове» многих попросту оскорбил. Пользователей соцсетей, а это и есть активная часть горожан данное утверждение «зацепило за живое». Видимо, эти люди и не пошли на выборы. Их не смогла убедить и команда Березенко. Но кандидату Банковой их голоса были нужны меньше, чем кандидату «Привата».

Видимо по результатам выборов в Чернигове, должен состояться очень серьезный разговор. Дело не впустую потраченных деньгах, а о дальнейших перспективах. Наверняка, не только у Корбана есть претензии к Коломойскому, но и, наоборот, у Коломойского – к Корбану, Филатову и людям, которые «делали выборы» в Чернигове. И эти претензии должны стать очень серьезным фактором определения политических планов группы.

Игры в «гасконцев» закончились, фактически и не начавшись. Если группа хочет остаться в политике, ей нужно кардинально менять подходы к этому виду деятельности. Люди меряют современную политику не сквозь призму «мушкетеров» Дюма. Скорее, через «Игру престолов» и «Карточный домик». Они готовы принимать политиков неоднозначными, циничными, жесткими. Но очень нервно реагируют на самооценки в стиле «все в дерьме, а я – белый и пушистый». Поэтому команду «Приват» поддержали, когда она правдами и неправдами задушила малейшие намеки на «русскую весну» в Днепропетровске. Но когда Филатов на полном серьезе стал утверждать: «… а я – д’Артаньян», уровень доверия к «гасконцам» резко упал. Будут продолжать в том, же духе проиграют и местные выборы.

Теперь о главной, и общей для обоих главных фигурантов кампании ошибке. Она состоит в том, что стороны кампании отнеслись к выборам в 205-м округе, как к «последнему и решительному бою». В итоге, президент получил мощнейший заряд негатива: сомнительный кандидат, админресурс, подкуп. А практически растерял весь символический капитал, который эта команда заработала в 2014 году.

Поэтому, главный вывод для всего политикума – каким бы жестким ни было предвыборное противостояние, соперникам следует хотя бы частично руководствоваться принципом корпоративной солидарности. Иначе – проиграют все. Мандат ценой потери политической перспективы – сомнительный приз.

1 Сколько бы ни ругали президента, он и его ставленник, в данном случае выглядел, как минимум, «меньшим злом».

2 Березенко тоже не «свой». Но Корбан – намного «чужее».




Комментирование закрыто.