Большая игра. Контуры общественного договора

Юрий Романенко, "Хвиля"

 sur19

 Какими должны быть контуры нового политического режима в Украине? Как должен выглядеть новый общественный договор? «Хвиля» публикует продолжение доклада Юрия Романенко  “Что после выборов 28 октября? Начало большой игры», прочитанного в Украинском революционном клубе 14 октября 2012 года. 

Первая часть доклада  «Большая игра. Режима Януковича накануне краха»

Итак, что будет предметом такого договора?

Первое — формирование субъекта, который будет способен поддерживать правила на данной территории. Условно говоря, проблема сегодняшнего режима в том, что никакие нормы, никакие правила здесь практически не работают. Они постоянно меняются, постоянно переходят от худшего к еще к более худшему варианту. Более того, само отсутствие правил является правилом, на котором зиждется нынешний правящий режим. Именно отсутствие правил позволяет монополизировать контроль над ресурсами, над массами и, тем самым, управлять этой территорией.

Однако, с точки зрения долгосрочных интересов, такая ситуация приводит к тому, что инфраструктуры, человеческий капитал, экономика все больше и больше изнашивается. В конечном итоге, она деградирует до такого уровня, когда перестает быть привлекательной, поскольку не способна генерировать капитал, идеи, людей, т. е. превращается в «черную дыру».

Часть правящих элит уже начинает осознавать эту проблему, также как и необходимость появления правил.

Точно такой же запрос существует и у среднего класса, потому что только когда существуют четкие правила, и есть субъект в виде государства, разруливающего постоянные конфликты, только тогда существуют нормальные возможности для роста и самореализации

Естественно, то же самое касается и всех остальных социальных групп. Учителя — получают гарантированную зарплату, которая достаточна для жизнеобеспечения, студенты — видят перспективу трудоустройства, и в какие знания нужно вкладываться, чтобы там работать по окончании университета и встраиваться в социум, чтобы занять достойное место в его иерархии.

В общем, правила формируют предсказуемость и системность, что дает понимание места и возможностей, которые может достигнуть индивид в данной стране.

Таким образом, появление Субъекта способного держать баланс сил на платформе доверия всех или большинства социальных групп — это первая составляющая нового общественного договора.

Второе, вытекающее из этого, — обеспечение безопасности в самых различных формах. Прежде всего, безопасности внешней, мы это подробно рассматривали в предыдущих докладах, когда говорили о тех изменениям, которые произошли в геополитике, геоэкономике, мировой экономике.

Движение больших тектонических геополитических плит постепенно усиливается, создавая предпосылки для того, чтобы мировая система в том виде, к которому мы привыкли после Ялтинского мира, даже после развала Советского Союза, качественно будет очень сильно меняться.

Это приведет к тому, что, во-первых, происходит и произойдет масса конфликтов, способных закончится мировой войной.

Этот конфликт или цепь конфликтов разрушат часть мировой экономики, а также сметут устаревшие глобальные институты управления, неспособны разрешить ключевые противоречия, приведшие мир к такому глубоком и всеобъемлющему кризису.

Как следствие, это приведет в движение огромные массы, что мы сейчас наблюдем на примере Магриба и Ближнего Востока, где дестабилизация и дезорганизация начинает толкать людей к поиску лучших мест обитания.

Отсюда рост конфликтных ситуаций между большими игроками, которые ищут в таких условиях для себя возможности, во-первых, для расширения своего влияния либо для защиты зон своего влияния.

Поскольку Украина находится на пересечении таких интересов, и является важным объектом, по крайней мере, для некоторых глобальных субъектов, естественно, это будет сказываться на нас.

Поэтому, способность защитить, обезопасить население, которое проживает на данной территории, является одной из ключевых.

Я не говорю о внутренней безопасности, связанной с ростом активности криминалитета, которая заметна статистически и на уровне повседневных практик. При этом государство самоустранилось как субъект, защищающий население от внесистемных элементов, а, в нашем случае, во многих регионах находится под их непосредственным контролем.

Как следствие — все это приводит к тому, что каждый человек сам решает свои проблемы, с которыми сталкивается на том или ином уровне, в меру своих возможностей.

Третья составляющая — обеспечение инфраструктур.

Опять-таки это связано в том числе и с безопасностью, поскольку их изношенность достигла критического уровня. Уже нельзя на самотек пускать все эти проблемы изношенности инфраструктуры в самых разнообразных сферах. Здесь нужно как наличие субъекта, способного четко понимать, какие инфраструктуры нужно развивать. То есть, нужно наличие субъекта, с одной стороны, в лице государства. С другой стороны, со стороны мощных транснациональных корпораций, отечественного бизнеса и мощных общественных структур, которые формировали бы запрос на развитие тех или иных инфраструктур.

Четвертое. Это создание инфраструктуры развития человеческого капитала. Поскольку все годы независимости мы фактически только проедали то, что нам досталось от «совка». Естественно мы походим теперь к исчерпанности инфраструктур образовательных, медицинских и прочих. Потому необходимо создание по сути новой инфраструктуры, будем говорить, и соответственно создавать нового человека. Как в Советском Союзе создавался советский человек, путем соответствующей социальной инфраструктуры, так и здесь нам нужно будет создавать нового человека, называйте его, как хотите, украинский, славянский через соответствующую инфраструктуру его воспитания.

Пятая составляющая — обеспечение внешней легитимности. Общественный договор должен гарантировать, что как минимум две трети внешних игроков будут нейтрально, либо позитивно относиться к формирующемуся здесь режиму.

Из этого вытекают задачи государства краткосрочные, среднесрочные и дальнесрочные.

Как они могут выглядеть?

Мы предлагаем рассматривать эту проблему с точки зрения логики и реальных возможностей. Возможно, в душе многие из нас мечтают о полетах на Марс, о построении коммунизма или передовых форм капитализма, но сегодня мы должны крайне здраво смотреть на вещи, поскольку цена ошибки для нашего народа будет очень высока.

Реалистичность понимания оценки ситуации создает мотивации двигаться реалистично.

Когда мы придем к власти, то мы получим такое же наследие, как большевики после Гражданской войны. Помните? В чем была логика большевиков?

Сначала они решали задачу удержания власти. Отсюда логика военного коммунизма. Она сработала на сравнительно небольшом промежутке времени, потому перестала работать. Необходимо было запустить базовые экономические процессы, чтобы режим большевиков выжил в принципе. Отсюда появился НЭП. Он дал большевикам ресурсы, которые были направлены на модернизацию экономики и тех проектов, которые были у советской элиты.

Так и сейчас. Крах Украины еще не наступил, но мы уже очень близко к нему, то соответственно, мы должны будем решать задачи, связанные с выходом из краха Поэтому сначала мы будем двигаться в логике выживания, чтобы затем и только затем выйти в логику развития.

Украина сегодня — это лодка плывущая по бушующему океану. Лодка заливается водой, не говоря о том, что она протекает. Более того, часть пассажиров настойчиво гребут в другую сторону, потому что они считают, что земля в том направлении. В этой ситуации ваша задача заключается, во-первых, в том, чтобы избавиться от пассажиров, которые гребут не в ту сторону, либо убедить их, что грести нужно не туда. Во-вторых, залатать дыры, в-третьих, вычерпать воду и, в-четвертых, наконец-то, начинать грести в правильном направлении.

Для того чтобы мы начали двигаться в каком-то выбранном направлении, мы должны решить ряд задач. Сначала расскажу, что нужно сделать, а потом, каким способом к этой прийти. Обозначу, по крайней мере.

Первая задача — необходимо взять под контроль силовой блок. Если вы не способны себя защитить, то вас просто убьют. А поскольку становление любого нового политического режима будет проходить через борьбу, которая будет осуществляться с использованием парламентских, либо непарламентских форм борьбы, в любом случае это будет борьба, в которой у части игроков будет мотивация вас убрать.

Так вот, если вы не берете под контроль силовиков, то вас уберут на первом, или втором, или третьем шаге. Все дальнейшие разговоры, все дальнейшие программы, какими бы они ни были рациональными и реалистичными, не будут реализованы.

Поэтому контроль над силовым блоком — это ключевой шаг начального этапа и его реформирование по примеру Грузии, Сингапура, позитивных примеров. Грузинская модель вполне реальна, она показала свою эффективность. Кстати, очень интересно после того как оппозиция победила в Грузии, насколько сильна роль личности в успешном реформировании силового блока. Потому что то, что говорят грузинские мои знакомые и друзья, уже пошли разговоры среди людей, что, вот у Миши власти нет, можно не платить, и на красный свет теперь можно поехать без последствий. Интересно, насколько эта система стала устойчивой, чтобы двигаться дальше без того субъекта, который ее запустил (спустя более чем полгода можно сказать, что вполне устойчива — прим. Юрия Романенко)

В любом случае после установления контроля над силовым блоком, необходимо понимать, что это будет сопровождаться определенными сговором.

Я этот момент упустил, что ключевая задача при формировании нового политического режима будет заключаться в сговоре между частью старых элит и новыми элитами.

Почему возникает вопрос сговора? Потому что выход из сложившейся ситуации в Украине может быть достигнут двумя способами:

Первый — как я указал выше, сговор между частью старых этил и новыми элита во главе с политической силы гегемона опирающейся на широкие слои населения. В этом случае старая элита уступает власть в обмен на непротивление, которое способно уничтожить страну. За это она сохраняет контроль над экономическими активами в оговоренных пределах.

Второй— через насильственную борьбу в ходе которой победитель навязывает свою модель не учитывая интересы побежденных или учитывая их по остаточному принципу. Этот вариант имеет высокую вероятность, но он опасен тем, что это противостояние может привести к окончательной потери управляемости в стране. Из этого может появиться несколько следствий:

Во-первых, Украина может потерять тот минимум субъектности, что имеет, поскольку государство фактически развалится и перейдет под протекторат одного, либо нескольких внешних игроков.

Во-вторых, учитывая занятость внешних игроков своими проблемами и борьбой между собой, это может привести к еще худшему варианту — созданию здесь серой зоны, такого себе восточноевропейского Сомали, где будет война всех против всех. В этом случае, зоны стабильности будут только вокруг ключевых инфраструктур — газопроводов, нефтепроводов и железных дорог, где стабильность будет поддерживаться за счет транснациональных сил. Вся остальная территория будет находится в состоянии «человек человеку волк», что мы наблюдали во время Гражданской войны 1917-1920 годов.

Отсюда вытекает вывод — нельзя допустить ситуацию гражданской войны, поскольку это откинет нас еще на несколько десятков лет назад.

Из этой ситуации мы сможем выйти только через сделку-сговор, что дает самым различным группам ресурсы и мотивации его поддержать. Если мы сохраняем здесь стабильность на протяжении ближайших пяти-десяти лет в условиях, когда весь мир вкатывается в состояние нестабильности, то мы получаем огромное, колоссальное преимущество, которое делает нас привлекательными как для капитала, так и для образованных людей близлежащих территорий. Короче говоря, сохранение мир на данной территории является для нас огромным капиталом, который мы можем конвертировать в том или ином направлении в больший капитал.

Поэтому очевидно, что необходим сговор между частью существующего олигархата , который имеет способности оценить свои выгоды при новом политическом режиме и поддержать новые политические силы на стадии их становления.

Это очень немаловажно, как только политическая сила выходит на высокий уровень субъектности появляется необходимость в ресурсах, необходимых для большой игры. Это очень большие ресурсы. Поэтому вопрос: берутся эти ресурсы извне или внутри — остается открытым. На мой взгляд, нужно четко и грамотно выстроить линию, чтобы различные субъекты, социальные группы понимали, где и какое место займут в новом государстве. Нельзя допустить сопротивление на старте, потому что здесь мы получим риски и можем проиграть. Если же они будут сопротивляться потом, то это уже такое… Это уже второстепенно. Поскольку уже будут ресурсы, для того чтобы противодействовать этому сопротивлению. Но на начальном этапе нужно максимально минимизировать количество конфликтов, которые способны уничтожить новую политическую силу.

Идем дальше. Естественно, если мы допускаем, что мы проводим реформу силового блока на уровне, который резко увеличит его эффективность, это займет где-то год, тогда мы можем переходить к формированию экономического блока реформ, которые будут обеспечивать широкую легитимность режима.

Для чего нужна широкая легитимность режима, думаю, объяснять не стоит, именно это и является гарантией, во-первых, того, что когда начнутся конфликты с кем-то из субъектов внутри нового режима, он не обрушится. Такие конфликты будут обязательно.

Во-вторых, он не обрушится в том случае, если будут усиливаться внешние конфликты с каким-либо из геополитических игроков. Такого тоже нельзя исключать. Экономические реформы должны быть направлены именно на обеспечение этой легитимности.

Мы уже говорили вскользь, что в таком случае выстраивается многослойная схема.

Во-первых, с точки зрения массовой поддержки режима, конечно же, его ядром могут стать все самозанятые, либо большая часть самозанятых. Эта прослойка мелкого и среднего бизнеса сегодня находятся в ситуации отсутствия выбора. Их постоянно давят, они имеют креативный потенциал, они хотят и умеют работать, но работать им просто не дают. Для нового государства опор на самозанятых является очень выгодным. Почему?

Потому что его способность и его ресурсы будут ограничены, и чем больше будет самозанятых, тем больше государство сможет устраниться от разбазаривания ресурса на различного рода мелкие проблемы и сконцентрироваться на стратегических векторах.

Поэтому приоритетом нового политического режима на первом этапе будет максимальная самозанятость, и чем больше людей таких будет, тем лучше. Соответственно устанавливаются правила, что если вы платите установленные налоги, государство гарантирует невмешательство в ведение вашего бизнеса. В этом случае государство гарантирует вам безопасность, соблюдение правил игры и защиту от крупного бизнеса. Я думаю, что для большинства это будет нормальным, рациональным и понятным предложением.

Дальше возникает вопрос: за счет чего и за счет кого будет развиваться дальше режим. Ответ очевиден — за счет крупного капитала, потому что только у него есть ресурсы, необходимые для перехода к периоду стабилизации.

Как я уже говорил, здесь ключевым является работа с мотивациями. Олигархи находятся сегодня в такой ситуации, когда они могут потерять либо все, либо почти все, либо значительную часть своих капиталов. Естественно эти капиталы, активы они не хотят терять, поэтому необходимо сформировать вектор их движения и предложить им согласиться с ним.

Что это за вектор? Мы говорим им следующее: за двадцать лет вы не смогли сформулировать правила игры, и это привело нас к существующему упадку. Поэтому, если вы не способны быть тем субъектом, который формирует нормальные правила, то мы будем таким субъектом, и мы гарантируем вам, что правила игры с этого момента будут вот такие-то. Ключевым правилом с этого момента является следующее — есть налоги — есть собственность, нет налогов — нет собственности.

Любая попытка игнорировать эти правила, будет расцениваться как выступление против государства, с очень жесткими ответными мерами, прописанными в рамках законодательства, начиная от преследования, изъятия собственности за рубежом через суды и заканчивая методами физического принуждения. Естественно, кто не будет вписываться в данный консенсус, будет жестко выноситься из страны, как субъект, нарушающий условия общественного сосуществования.

В обмен крупный капитал получает то, чего он не имеет сегодня. Он получает поддержку государства на внешних рынках, потому что сегодня Украина не ведет субъектной игры. Как следствие, мы теряем огромные прибыли, например, не участвуя на должном уровне в оружейном бизнесе, там, где мы можем получать, я это абсолютно точно знаю, до трех миллиардов долларов, вместо миллиарда сегодня. Если бы государство заняло протекционистскую позицию и начало активно продвигать наш товар, начало поддерживать предприятия ВПК, оно получало бы дополнительные ресурсы для собственного развития.

Это же касается и сельского хозяйства, которое, как мы все прекрасно понимаем, может вообще стать локомотивом экономики, учитывая ту ситуацию, которая сегодня сложилась с продовольствием во всем мире. Там, где капитал не сможет в достаточной мере вырасти до уровня своей субъектности, позволяющей ему быть более эффективным, государство должно его подтягивать либо изымать те секторы, где крупный капитал не проявляет способность к активному креативному развитию тех ресурсов, которые он имеет.

Вообще отсутствие у крупного капитала активного подхода к развитию существующих ресурсов, будет рассматриваться государством как фактор национальной угрозы, и соответственно этот фактор должен быть нивелирован тем или иным способом.

Вторая составляющая — сохранение за ними активов или части активов, которые существуют. Потому что не нужно думать, что его государство заберет эти активы, окажется в выигрыше. Я уже об этом писал на Facebook, что сегодня очень многие олигархи на самом деле не пострадают, если сбросят какую-то значительную долю своих активов, даже в том же металлургическом бизнесе, где они не модернизированы. Почему? Да потому что завтра спрос на продукцию металлургии, например, упадет еще на тридцать процентов, а то и на сорок, и в результате у них останутся неработающие активы, на поддержку которых нужно будет находить ресурсы. Потому проще будет просто от них избавиться. Они с удовольствием отдадут эти активы государству, и тем самым избавятся от головной боли. Они как пасечник, который пришел, открыл улей, весь мед достал, и в результате «мертві бджоли», а оставшиеся в живых «тривожно гудуть». У пасечника все хорошо — у него есть мед. А у пчел меда нет.

Поэтому, не нужно заблуждаться относительно того, что полное изъятие активов у олигархов даст государству тут же занять более субъектную позицию. Это очень тонкий и очень деликатный вопрос. Государство не должно перенапрягаться в условиях тотального недостатка ресурсов. Задача государства — максимальная концентрация ресурса у себя, для того чтобы эффективно использовать их в решении тех пассивов, которые у на накопились, — проблем по безопасности, демографии, проблем с бюджетниками и пенсионерами, которых у нас около шестнадцати миллионов. Инфраструктурные проблемы, которые представляют угрозу национальной безопасности, наконец, наша внешняя пассивность, связаная с тем, что мы стоим перед угрозой втягивания в различные геополитические конфликты, которые нам решить просто не по силам.

Любой конфликт, в который мы входим на сегодняшнем этапе с тем или иным игроком, даже гипотетический с той же Молдовой, это для нас конец. Потому что это автоматически вовлекает и конфликт игроков более крупного плана, которому мы противостоять не сможем, а на данном этапе субъектности мы просто даже не имеем представления (имею на Банковой) и стратегии, как им можно противостоять.

Поэтому задача государства — максимальная концентрация ресурса, который позволит запустить базовые процессы и разрулить наиболее острые проблемы. Мы должны быстро, но грамотно пройти этап выживания, чтобы войти в этап развития. И тогда уже, когда появляется «жирок», когда появляется база, от которой уже можно отталкиваться, тогда можно идти в любом направлении, в котором захочешь. Но это будет тогда. Сначала же все будет очень жестко.

Поэтому государство от олигархов требует налогов, как ресурса, который необходим для того, чтобы закрывать пассивы, прежде всего, связанные с бюджетниками. Бюджетники в лице особенно пенсионеров, должны быть обеспечены ресурсом, позволяющим поддерживать их жизнеспособность. То есть, они должны как минимум нормально питаться, нормально, а не когда бабушка за десять дней до пенсии стоит и выбирает, что она будет есть в течение ближайшей недели: связку бананов с куском хлеба, либо маленький кусочек мяса. Людям нужно дать возможность нормально питаться и закрывать платежи по коммунальным услугам. Вот это часть пакета, которым нужно обеспечить пенсионеров.

Остановить абсолютно безумную гонку с постоянными выплатами. Нужно привести в баланс доходы и расходы и вывести их хотя бы в ноль. Но так, чтобы этого было достаточно для жизнеобеспечения бюджетников. За счет ресурсов и капитала это возможно будет сделать, потому что государство более прозрачное, более эффективно управляющее, и эффективно использующее те ресурсы, которые мы имеем, и решившее большую часть вот таких проблем, не всех, конечно, потому что очень многие проблемы не получиться сразу решить. Не нужно испытывать иллюзий относительно природы человека и относительно того, что не будут пытаться и дальше воровать. За воровство, за коррупцию нужно будет беспощадно просто стрелять и прежде всего тех, кто занимает высокие посты.

Самое интересное будет поймать на этом тех, кто придет в составе новой команды и будет пытаться воровать. Даже не наказывая тех, кто воровал до прихода новых, это само собой подразумевается как бы, а поймать тех, кто внутри новой команды будет воровать именно для того, чтобы показать эффективность этой модели. Только тогда начнет приходить постепенное понимание того, что это все серьезно и надолго. Мы начнем менять менталитет, который у нас установился.

Естественно, для бюджетной сферы нужно решить вопросы, связанные с тем, как легализировать существующие нормы, серые коррупционные схемы, которые позволили бы государству получать за счет этого необходимые ресурсы. Если учителя оказывают дополнительные репетиторские услуги, потому что зарплаты не хватает, ради Бога, но из этого должен вычитываться налог.

Государство должно закрывать базовые потребности, давать базовый пакет в образовании, в медицине. Чтобы человек знал, что если он сдает ребенка в школу, то родителей не будут заставлять постоянно доплачивать, это все должно осуществляться за счет государства.

Но в том, что касается резкого повышения, допустим, качества образования за счет репетиторских и прочих курсов, государство должно гарантировать качество, установив правила, где учителя или частные школы, занимающиеся подобными образовательными программами, контролируются, работают согласно установленным нормам, и, в соответствии с нормами налогообложения отдают часть своих доходов. Это и будет вполне приемлемо, я думаю, для всех. Потому что учителя и медицинские работники в конечном итоге начнут получать больше доходов, и среди них резко усилится конкуренция компетенций, компетентные люди будут получать больше возможностей за счет своих знаний и за счет своих умений зарабатывать. Государство будет получать от этого больше налогов, а дети будут получать более качественное образование. У всех мотивация роста.

В принципе задача государства — создать инфраструктуру роста. Вытягивать в самых различных сферах тех индивидов, которые способны расти, подниматься над собой, развиваться и дальше двигаться, а государство должно их подтягивать к себе, создавая им возможности реализоваться. Потому что возможности реализации не обязательно могут исходить от государства, даже чаще всего не с государством они связаны. Но нужно сформировать инфраструктуру для развития индивидов, поскольку это будет поднимать все общество в целом.

Естественно, при этом возникнет масса вопросов, что делать с тем, что делать с ЖКХ, мы даже спорили вот недавно на Facebook, что делать — отдавать частникам ее или не отдавать… Это все гибкие ситуации, и в каждой ситуации должен быть расчет, потому что когда говорят о том, что государство должно монополизировать, допустим, систему ЖКХ, то возникает опять-таки вопрос, кто будет нести издержки по ремонту вот этих всех старых труб, которые сейчас тотально выходят из строя, когда есть возможность создать вообще новую инфраструктуру. Очевидно, если у государства будут ресурсы, чтобы создать новую инфраструктуру, а потом получать с нее прибыль, то нужно сохранять монопольные позиции государства.

Если у государства не будет таких ресурсов, а у частников будут, чтобы запустить модернизацию ЖКХ в каких-то сегментах, то пусть это делают частники. Важно наличие эффективности, позволяющей обеспечить качественную жизнь людей за адекватную справедливую цену.

Наконец, еще один немаловажный вопрос, связанный с обеспечением защиты Украины.

Мы должны в ином ракурсе смотреть функцию вооруженных сил вот в тех жестких условиях, в которых оказалась наша страна.

Военные должны быть превращены в группу, которая вызывает пиетет у общества. Для этого должна быть профессиональная армия, с одной стороны, и ополчение. Ополчение, которое позволит расширить количество людей, имеющих доступ к оружию, что будет, во-первых, гарантией того, что в условиях внешнего давления мы будем иметь достаточное количество вооруженных людей, способных защитить данную территорию. Угроза столкновения потенциального врага с большим количеством вооруженных людей всегда будет оказывать сдерживающие влияние.

Поэтому должна быть система ополчения по швейцарскому образцу, и при этом она должна быть завязана на определенные политические права. На наш взгляд, чем больше пользы обществу ты приносишь, тем больше прав ты имеешь с точки зрения движения по социальным лифтам данного общества.

Еще одна важная составляющая — необходимо легализировать ношение короткоствольного оружие. Простой человек должен иметь возможность защититься от преступников, которых у нас много и будет много на первых этапах модернизации.

Почему? Потому что государство на начальных этапах не сможет дотянуться до всех подонков и мразей, которые расплодились за несколько десятков лет, поэтому нужно людям дать реальную возможность защищать свои интересы.

Разрешение на ношение короткоствольного оружия повлечет за собой важное изменение в системе общественных отношений. Потому что сегодня мы имеем систему отношений, при которой за слова не отвечают. Когда в обществе будут знать, что человек, который не согласен с тобой, и которого ты оскорбляешь, унижаешь, наносишь ему ущерб и его семье, может тебе ответить на твоем же уровне, тогда сформируется совершенно иной формат отношений между людьми. Поэтому легализация ношения оружия в том числе поможет государству быстрее навести порядок. Люди быстренько отстрелят воров, насильников, бандитов до которых по каким-то причинам не успеет дотянуться государство.

Наконец вопросы, связанные с геополитическим маневрированием. В идеале ключевым является наличие нормальных отношений со всеми крупными центрами силы: с россиянами, с Европой, со Штатами. Но так не бывает, как правило. Поэтому, конечно же, должна быть очень гибкая политика, направленная на то, чтобы мы не втягивались в конфликты, способные нас разрушить. Вот и все. Поэтому мы должны вписаться в интересы существующих центров силы по максимуму. Россияне должны получить гарантию того, что мы не вступаем в НАТО. На данном этапе нам по большому счету это и не нужно, поскольку любой вопрос, связанный со вступлением в НАТО, создает мотивации для дестабилизации ситуации внутри страны. И создает ненужные споры по этому поводу. Поэтому мы даем гарантии, что Украина не входит в НАТО, и мы можем прагматично сотрудничать в нескольких ключевых секторах.

Во-первых, можно решить проблему с газотранспортной системой путем, как я уже сказал, исключение из нее коррупционной составляющей. По большому счету, Украина является монополистом с точки зрения транзита. Вообще смешно слышать, когда говорят о том, что мы не можем поддерживать жизнеспособность этой системы, когда мы можем диктовать условия, по которым газ транспортируется через нашу территорию. Даже после того, как Россия построила «Северный поток», все равно, значительная часть газа будет транспортироваться через Украину, никуда «Газпром» в этот плане от нас не денется. Они хотят получить контроль над ГТС, ну, хорошо, давайте посмотрим, что будет с рынком газа через пять-десять лет, учитывая те тенденции, которые сегодня складываются ср сжиженным газом, сланцами и новыми разработками по термоядерному топливу, которые продвигаются и набирают обороты.

Давайте смотреть на ситуацию немножко шире. Ведь если мы допустим и создадим консорциум по нашей ГТС с россиянами, имея контрольный пакет и введя в этот консорциум европейские страны, которые тоже будут заинтересованы в этом, то мы получаем гарантию того, что с нами будут считаться.

Михаил Саакашвили построил большое количество гостиниц «Шератон» в Грузии, на мой взгляд, прежде всего для того, чтобы гарантировать безопасность страны через наличие транснациональных субъектов на территории Грузии. Трудно бомбить или давить страну в которой много активов разнообразных транснационалов.

Та к и здесь, чем больше мы будем создавать таких точек, где соприкасаются различные интересы, тем сложнее нас будет разорвать и в принципе подорвать. Это всего лишь означает, что необходимо понимать эти интересы, и необходимо понимать мотивации субъектов, которые проявляют такой интерес. Либо же создавать на своей территории инфраструктуру таких интересов, это еще более высокий уровень и он вполне возможен, потому что в нашей стране достаточно много людей, которые понимают суть глобальных процессов.

Во-первых, возникает вопрос, как двигаться в этом направлении и как достичь цели? Естественно, ключевым является вопрос политической организации. Более того вопрос политической организации является вопросом ключевым с точки зрения безопасности тех людей, которые сидят и в этом зале. Нельзя защититься от всех рисков, которые будут постоянно увеличиваться в нашей стране, не имея за собой определенной защиты.

Вторая составляющая. Наличие организации позволяет мобилизовать ресурсы и в результате такой мобилизации позволяет соответственно достичь целей. Поэтому вопрос состоит в создании политической партии, движения как угодно. На самом деле это вообще не принципиально, как такая организация будет называться и какую форму она будет иметь. Главное, чтобы такая организация обеспечивала мобилизацию масс. Потому что лучшей нашей защитой в существующих условиях является массовость. Чем большую массовость мы сможем обеспечить, тем соответственно большие субъектные возможности появляются у такой организации.

Поэтому возникает вопрос: если мы не участвуем в выборах, или пропустили эти выборы, то что делать дальше на 2013 год, когда будет разворачиваться такая повестка? Да собственно говоря, выстраивать политическую организацию с прицелом на киевские выборы. Для чего нужно участвовать в киевских выборах? Ну, не для того, чтобы стать мэром, который по нынешнему закону ничего не решает, или завести в Киевсовет какое-то количество людей, пусть даже несколько десятков, допустим. Потому что хорошая локальная позиция, которая дает дополнительные ресурсы, которые можно будет пустить в развитие организации, и усилить свои позиции.

Но у такой игры иная функция — это формирование национальной повестки на киевских выборах. Условно говоря, огромное количество людей в нашей стране не видят политической силы, которая способна эффективно защитить их интересы, и за которую можно отдать свой голос, либо ее поддержать. Поэтому нужно использовать киевскую повестку для того, чтобы разыграть национальную повестку. Когда выборы в Киеве становятся по сути выбором страны, то тогда возникает хороший шанс мобилизовать ресурс страны и недовольных тем, в каком направлении развивается страна. Мобилизовать их в киевскую повестку, и тем самым получить классическое военное преимущество в конкретной точке. Когда против тебя в конкретной точке играет вся страна, будь-то Партия регионов или кто угодно, то этому сложно противостоять.

Потому что сколько они могут сконцентрировать в Киеве? Ну, одиннадцать, пятнадцать, двадцать тысяч человек внутренних войск, но против них реально можно вывести сотни тысяч, если играть правильно на их мотивации. Это первая составляющая. И когда эту игру наблюдать миллионы по всей стране, то вы можете разыгрывать другие комбинации в других точках, нанося отвлекающие удары, на которые они просто не смогут реагировать. Поэтому сейчас мы должны входить в фазу, когда мы будем формировать общественно-политическую структуру с прицелом на киевские выборы. В случае достойного выступления, а это реально, перевода этой игры как бы в национальную плоскость.

Игре на киевских выборах должны предшествовать несколько шагов.

Первый шаг, естественно, появление идеологического продукта, который дает ответы на вопросы.

Второе, это его продвижение по регионам и формирование сети киевской и национальной, что позволит опять-таки привлекать дополнительные ресурсы и дополнительных людей. Следующий шаг — выход на съезд, на котором будет обозначена команда, обозначены идеологические принципы, и который даст еще один продукт визуального восприятия. Когда человек задает вопрос: кто вы такие, а ты не можешь предъявить ему наглядный пример, кто вы такие, то естественно, намного тяжелее вести агитацию. Поэтому нужно дать фильм, визуальное восприятие, что позволит дать людям ответ на вопрос, кто мы такие.

В промежутке между выборами и съездами проводить агитационную работу мобизизационного типа, с использованием акцией протеста, пропагандистских различных мероприятий с использованием новых технологий, в том числе и тех, о которых мы говорили. Все это позволит достичь сознания людей, у которых выкристаллизируются в нынешних условиях новые мотивации. «Демонстрация мускулов» во время киевской кампании дает возможность уже разворачиваться дальше с точки зрения навязывания своей модели в рамках данной территории. И, естественно, уже формировать тот пул стратегии, который в конечном итоге приведет к победе. Опять же, он может быть гибким, парламентским, уличным, это не важно, нужно работать по ленинским принципам сейчас, потому что сама обстановка к этому располагает. Не должно быть догм, которые не позволяют максимально реализовать те способности, те ресурсы, которые сегодня есть в этом обществе. Пожалуй, и все. Переходим к вопросам.

[print-me]
Загрузка...


4 комментария

  1. На скільки високо автор цього матеріалу оцінює вірогідність реалізації ним же описаного плану?

  2. «В любом случае после установления контроля над силовым блоком, необходимо понимать, что это будет сопровождаться определенными сговором.

    Я этот момент упустил, что ключевая задача при формировании нового политического режима будет заключаться в сговоре между частью старых элит и новыми элитами.»

    А С.Швецов в своих статьях говорит о том что ни в коем случае нельзя идти ни на какие сговоры со старыми элитами, и не давать им ресурса для влияния на ситуация.
    И где же здесь истина?

  3. Порабощение человечества, или Обеспечение полной занятости
    http://www.youtube.com/watch?v=U6YTQzm_LKs

  4. Захват власти должно быть приоритетом организации на первом этапе. И еще, есть у меня сомнение на счёт того, что элита, увидя угрозы, решит для себя, поделиться властью и соответственно активами. Они нас за людей то не считают, и как будет барин делиться своим всем или частью, со своими холопами. Серая зона и как вариант самоорганизации в группы, которые смогут объединиться в субъект по принципу выживания, это более реалистично.