Украина в войне и уроки Черчилля

Родин Пришва, для "Хвилі"

Уинстон Черчилль

Начиная эту статью, автор хотел бы обратиться к россиянам, которые, веря в громкие слова своего вождя, считают, что «у России украли победу в Первой мировой войне». Кое-кто истерически воскликнет: «ничего подобного, большевики на немецкие деньги развалили нашу армию: началось брожение как среди солдат, так и среди общественных масс! Кайзер виноват (а может опять бандеровцы?). Прадеды воевали! Рассея! Крымнаш! »

В действительности, империя Романовых проиграла тогда, когда позволила своим имперским амбициям взять верх над рациональным – речь идет о Дарданелльской операции, всю тяжесть поражения которой возложили на Уинстона Черчилля.

Замысел весельчака с сигарой был прост: благодаря высадке десанта на Галлипольском полуострове, объединённые англо-французские войска создадут угрозу Константинополю, что вынудит капитулировать Османскую империю, высвободив тем самым войска из Месопотамии и Египта для прорыва на салоникском театре боевых действий. Кроме того, такая операция, по мнению Черчилля, позволила бы наладить военные поставки через Босфорский пролив в… Российскую империю.

Однако, амбиции Российской империи в желании аннексии Константинополя взяли свое – это некогда могущественное государство отказалась помочь союзникам в проведении десантной операции. В записях министра иностранных дел Сазонова мы можем встретить следующие слова:

«Мне была чрезвычайно неприятна мысль, что проливы и Константинополь могут быть захвачены нашими союзникам, а не русскими… Когда галлиполийская экспедиция окончательно была решена нашими союзниками…, я с трудом мог от них скрыть, как больно поразило меня это известие…»

Уже во время проведения операции премьер-министр Греции Элефтериос Венизелос предложил высадить в Галлиполи греческий контингент войск, на что получил российский ультиматум:

«ни при каких обстоятельствах мы не можем позволить греческим войскам участвовать в атаке союзниками Константинополя»

Искушенный российский читатель скажет, что сами союзники были виноваты в том, что не смогли организовать надлежащим образом операцию, однако факт остается фактом: ни Брусиловский прорыв, ни, тем более, Трапезундская операция и Эрзумское сражение, так и не смогли принести России крупный успех, который бы решил дальнейшую судьбу этой великой державы.

«Ни к одной стране судьба не была так жестока, как к России. Её корабль пошел ко дну, когда гавань была в виду. Она уже претерпела бурю, когда все обрушилось. Все жертвы были уже принесены, вся работа завершена. Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была уже выполнена…»

У. Черчилль

Русские стали жертвами своих же амбиций, главной целью которых было желание воссоединения «русского мира»: Константинополь – Киев — Москва – Петербург. Жертвы своего же безумия! Жертвы нерациональной политики! Кто же виноват? Пускай, как украинский, так и российский читатель сам ответит себе на этот вопрос.

Автор начал свою статью этой затянувшийся ремаркой с одной целью: показать, насколько необходимо человеку в самой критической ситуации, ставить рациональное выше эмоционального.

В этой статье, автор намерен рассказать читателю, как благодаря личному примеру и выдержке, гибкости ума и умелой организации населения на внутреннем фронте, великий Уинстон сумел выстоять в борьбе за свободу мысли, закона и порядка не только в Европе, но и во всем мире. Опыт борьбы Великобритании в 1940 году должен стать важным столпом, который даже в самую грозную бурю, подобно буре блицкрига 1940 года, выдержит всю тяжесть человеческого горя и лишений, будь то гнев природы или гнев войны.

Глас вопиющего в пустыне

После прихода к власти и уничтожения остатков очагов оппозиции, Гитлер начал осуществлять свою доктрину расширения жизненного пространства. В 1936 году бывший ефрейтор начал ремилитаризацию Рейнской области. В ответ на это, Черчилль, подобно иерихонской трубе, взывал к разуму и здравому смыслу не только палаты общин, но и всего европейского мира. В его речи от 26 марта 1936 года мы встречаем такие высказывания:

«Давайте вместе спасем мир от надвигающейся катастрофы, ведь она сулит нам такие страшные бедствия и несчастья, которые невозможно описать»

6 апреля Черчилль заявил, что «не стоит делать вид, будто эти сложные внешнеполитические проблемы касаются лишь Центральной Европы. Все нынешние международные розни и распри чреваты для нашей страны самым серьезным последствиями»

12 ноября, Черчилль заявлял, что единственным правильным вектором развития британской политики в военно-стратегической сфере обороны страны на ближайшие 5 лет, является ориентация на развитие ВВС.

После того как идейный вдохновитель В. Путина вероломно аннексировал Австрию, Черчилль, выступая 14 марта 1938 года в палате общин, указал не только на необратимость последствий агрессии Германии, но и заявил, что разного рода уступки со стороны европейский держав приведут к продолжению претворения в жизнь « …продуманного и выверенного по времени плана агрессии, который реализуется поэтапно, и единственное, что остается делать не только нам, но и всем остальным странам- это либо вслед за Австрией подчинится агрессору, либо принять действенные превентивные меры…»

Что же сделал «джентльмен с зонтиком» Н. Чемберлен? Он привез Великобритании бумажку, которой размахивал перед толпой обывателей и журналистов, громко заявляя, что он привез мир на ближайшее десятилетие. Читатель, равно как и автор, даже не может себе представить, что чувствовал Чемберлен после того, как 1 сентября немецкие войска начали свое шествие по польской земле…

История не пощадила 60-го премьер-министра Великобритании – уже 3-го сентября 1939 года, он сделал заявление, которое поставило точку в его попытке «умиротворить» Берлинского ефрейтора:

«Все, на что я работал, все, во что я верил в течение своей карьеры, разрушено»

А что же в это время делал наш весельчак с сигарой? Он энергично приступил к исполнению своих обязанностей на посту Первого лорда Адмиралтейства. Кроме этого, как главному «предсказателю войны», ему было дано право голоса в Военном Совете страны. Жребий бы брошен…

Автору остается добавить, что еще задолго до Черчилля, великий китайский военный теоретик и стратег Сунь-цзы сказал такие слова:

«Правило ведения войны заключается в том, чтобы не полагаться на то, что противник не придет, а полагаться на то, с чем я могу его встретить; не полагаться на то, что он не нападет, а полагаться на то, что я сделаю нападение на себя невозможным для него».

Пускай мудрость стратега станет напутствием для любого государственного мужа нашей страны.

Feci quod potui, faciant meliora potentes.

(Я сделал, что мог, и пусть тот, кто сможет, сделает лучше)

10 мая, в день назначения Черчилля премьер-министром Великобритании, железный серп немецкого танкового блицкрига начал вонзаться в несчастное тело Французской республики. Пока французские генералы, пытаясь совладать ситуацией, лихорадочно отдавали ложные приказы, а старичок Петен, приходил в ужас от того, как некогда его победоносная верденская армия погибала под гусеницами немецких Panzerwaffe, командир тяжелого танка B1 Bis — капитан Пьер Бийот 16 мая повел свою роту в атаку, целью которой было взятие небольшого селения Сато. Уничтожив 13 вражеских Panzer, танк капитана получил 180 попаданий. Тем не менее, B1 bis успешно продолжил свою атаку –настолько сильна была решительность французских военных.

Однако, даже несмотря на готовность армии бороться до последней капли крови а также заявления Черчилля о необходимости продолжения упорного сопротивления, Франция выронила меч, вверенный ей бесстрашной Жанной д’Арк. Великобритания осталась одна…

Министерский корпус на страже порядка

Падение Франции не повергло в «политический пессимизм» старину Винни — он не пал духом и не бросился подписывать сепаратные договоры.

Верный бульдог короны начал организовать и вдохновлять всех жителей острова – будь то министр или рабочей, медсестра или начальник генерального штаба – везде чувствовалась пухлая рука с сигарой.

Начал Черчилль с того, что приступил к созданию коалиционного правительства. Новоизбранный премьер понимал, что для эффективной работы кабинета министров, необходимо учитывать «политические потребности» трех партий — консерваторов, либералов и лейбористов, и, в соответствии с этим, распределить роли в министерствах.

Министерские посты, которые, так или иначе, были связаны с трудовыми ресурсами, были заняты лейбористами: пост министра труда возглавлял Эрнест Бевин, пост министра экономической войны — Хью Дальтон, министром снабжения — Герберт Моррисон, лидер лейбористской партии — Клемент Эттли вошел в состав военного кабинета, в качестве лорда — хранителя Малой печати. Одной из главных проблем Черчилль считал проблему сохранения целостности консервативной партии. Именно поэтому он ввел в кабинет Н. Чемберлена, а его сторонников назначил на важные внешнеполитические должности. Сам Винни занял сразу две должности — премьер министра, и министра обороны, приняв на себя руководство военными операциями. Рискованный шаг, но полностью себя оправдавший!

Черчилль признавал, что, даже несмотря на политические интриги, его новый кабинет продемонстрировал качества лучшего швейцарского механизма:

«Их можно сравнить с поведением солдат в бою, которые отправлялись на предназначенные для них места, не задавая никаких вопросов …»

Цена величия – ответственность

Понимая, что Геринг решил стереть Великобританию с лица земли, подвергнув ее массированным бомбардировкам, Черчилль начинает комплекс «превентивных мер», которые без сильных затрат должны были не только сохранить жизни жителей острова, но и обеспечить их стабильное будущее после войны. Иначе говоря, Винни начал приводить народ в «чувство». Любые факторы, которые могли привести к падению морального духа, должны были быть ликвидированы. Особое внимание уделялось контролю над СМИ: 26 июня 1940 Черчилль посылает письмо к министру информации А.Д. Куперу, в котором призывает:

А) передавать сообщения о налетах в спокойных тонах.

Б) Категорически запрещалось размещать фото разрушенных кварталов, зданий, убитых людей и т.д.

В) Необходимо иллюстрировать и вести пропаганду «хранилища Андерсона» как одного из лучших бомбоубежищ, которое может обеспечить безопасность населения при авианалетах. Все эти распоряжения Черчилль просил распространить через газетные издания.

На данный момент, сложно сказать, какое воздействие на читателя оказывают современные средства массовой информации. Очевидно, это заключение автор оставит историкам и аналитикам, которые будут разбирать все провалы Украинского руководства в кризисе 2014 года.

Но вернемся к Черчиллю…

Для финансовой поддержки населения «… все убытки от пожара, причиненного вражескими налетами, должны нести государство и компенсация должна немедленно и полностью выплачиваться». И хотя министерство финансов и канцлер казначейства Кингсли Вуд, считали, что такая система приведет к банкротству, уже в сентябре 1940 года была принята новая система страхования. Начиная с мая 1941г., когда налеты на Великобританию уменьшились, в министерство финансов стали поступать все новые и новые взносы, что благоприятно влияло на экономику страны в целом. Всего за период войны населению было выплачено 830 млн. фунтов-стерлингов.

В связи с началом войны, правительство Великобритании предприняло систему мер, целью которых было обеспечению рационального использования стратегически важного продовольствия, в котором нуждалась как армия, так и гражданское население. Поэтому правительство инициировало создание карточной системы выдачи продуктов питания. Так, начиная с 1940 года, в Великобритании уменьшилось количество употребления бекона, сахарной изделий, маргарина, мяса, чая. В 1941 году, были организованы выдача одежды (2 пары брюк и 1 куртка (раз в 2 года)). Уже в 1942 году по карточной системе выдавался шоколад, мыло и некоторые другие средства гигиены.

По инициативе Черчилля были организованны «британские рестораны» — заведения, в которых рядовые граждане могли пообедать в любое время за мизерные суммы (известно, что потерпевшим от рук нацисткой бомбардировки обеды выдавали бесплатно).

Оптимизация трудовых ресурсов страны

Накануне войны в Великобритании сложилась весьма тяжелая и напряженная ситуация с трудовыми ресурсами. Так, по официальной статистике, количество безработных среди застрахованных рабочих (на январь 1939 г.) составляло 2032 тыс. чел. Работы не имел каждый восьмой гражданин страны. Фактически в 1933-1939 гг. в Англии использовалось 85.9% рабочей силы, а в 1938 году треть всех семей получала доходы ниже официально установленного, а другая треть — близко к этому уровню. Начиная с 1939 года, правительство Великобритании приняло акт «о чрезвычайных полномочиях» который позволял правительству в целях усиления обороны распространить контроль на любое имущество. Также был введен 100 -% налог на военную сверхприбыль. Эти законы давали правительству возможность «обеспечения общественной безопасности, защиты страны, поддержание общественного порядка и эффективного ведения любой войны». Также законы должны были выполняться, даже если они не совпадали или противоречили действующему законодательству страны. Эти законы также распространялись на территории доминионов Великобритании. В 1940 году, когда угроза Британском острову достигла максимума, правительство Великобритании приняло решение разработать новый план по оптимизации трудовых ресурсов страны, а также провести кардинальные изменения в жизни граждан. Сам Черчилль был решительно настроен в данном вопросе:

«Понадобятся миллионы новых рабочих; более миллиона женщин должны смело прийти на работу в нашу промышленность — на заводы боеприпасов, вооружения и самолетов». Примером тому стала юная Елизавета, которая избрала профессию автомеханика.

Необходимость максимального использования человеческих ресурсов в сфере военного производства, заставили правительство Черчилля начать мобилизацию мужчин от 18 до 50 лет и женщин, сначала с 20 до 30 лет, а затем с 18.5 до 45 лет. Начиная с 1941 года, началась обязательная регистрация женщин в возрасте от 18 до 51 лет на биржах труда. Уже в конце 1941 года, правительство ввело закон на обязательную воинскую повинность бездетных женщин и бездетных вдов с условием, что женщины имели право выбирать между военной службой и работой на заводах. В 1941 году, правительство издало закон о «запрете изменения места работы», согласно которому человек мог сменить место работы только с согласия органов министерства труда в том или ином регионе. Этот закон должен централизовать не только рабочую деятельность, но и регулировать количество рабочих, задействованных в различных отраслях производства. Важным шагом к увеличению количества рабочих в сфере военного производства было привлечение к работам безработных людей. Так, уже в июне 1941 года, их количество снизилось до 198 тыс. по сравнению с июнем 1939 года, когда показатель составил 1 млн. 390 тыс. человек. После победы в Ливийской пустыне Черчилль предложил использовать пленных итальянских солдат в сельскохозяйственных работах. Сам он иронически замечал: «доброжелательные макаронники благотворно влияют на нравственность»

Особого внимания заслуживает тот факт, что даже при увеличении рабочей недели, создание карточной системы и экстремальных условиях войны, рабочие заводов и фабрик не начинали массовых акций протеста и забастовок. Такая организованность и самопожертвование доказали, что правительство Великобритании и сам верный бульдог короны сумели создать в умах людей идею «войны до победного конца», которую сам Черчилль активно пропагандировал в своих выступлениях. Однажды предводителя лейбористов К. Эттли спросили, что именно У. Черчилль сделал для победы, тот, не колеблясь, ответил — «говорил об этом».

Учитывая опыт Великобритании и современный уровень консолидации украинской общественности, автор осмелится заявить, что в случае прямой военной агрессии со стороны РФ, украинцы всех классов станут к орудию, будь то молот и наковальня, или артиллерийский расчет. В данный момент, правительству Украины необходимо подготовить план развертывания военной промышленности, а также организации рабочей массы, которую необходимо будет направить на самые приоритетные отрасли ВПК.

Ликвидация пятой колонны

Важной составляющей сохранения общественного порядка являлось помещение всех беженцев (чешских, немецких и австрийских) в специальные «фильтрационные лагеря». Правда, впоследствии от такой политики отказались ( в 1942 году было закрыто 75 % лагерей), а всех беженцев принимали на общественную службу, в иностранный легион, «корпус пионеров», и отправляли в корпус охранения, который находился на о. Исландия.

Если провести параллель, то читателю должно быть известно, что в сети появилась информация о том, что для переселенцев с Донбасса будут созданы специальные «фильтрационные лагеря». Подобное заявление было опровергнуто Валерией Лутковской, которая заявила что «никакая фильтрация граждан, которые будут проходить через спасательные коридоры, не предусматривается вообще. О фильтрационных лагерях речь не идет…»

В тоже время, глава министерства оборону задекларировал такой тезис: «будет проходить полная фильтрация. Имеются в виду целые фильтрационные мероприятия. Смотрят, чтобы среди людей, даже среди женщин, не было тех, кто связан с сепаратизмом, тех, кто совершал преступления в Украине, связанные с террористической деятельностью»

Сама стратегия «фильтрации» полностью оправдывает себя – избавить стабильные регионы от «пятой колонны», которая может представлять опору для дальнейшей как агентурной, так и диверсионной деятельности со стороны Российской Федерации. Вопрос состоит в правовом исполнении самой «фильтрации». Поэтому, подобные проекты следует выносить на обсуждение в высших инстанциях органов власти.

Автор также заметит, что лично по распоряжению Черчилля, были арестованы все деятели и агитаторы БСФ (Британского союза фашистов). Освальд Мосли (главарь этой организации) был заключен под стражу, а вскоре его перевели в тюрьму, где он вместе с женой просидел до 1942 года. Его «освобождение по состоянию здоровья» вызвало всплеск народного негодования по всей Великобритании. Также, были произведены аресты 700 постоянных членов БСФ.

Смешно и грустно становится автору, когда он воспоминает, как долго Верховная Рада не может принять закон о люстрации, как беспрепятственно перемещались по территории Украине предатели из депутатского корпуса, вызывая гнев и негодование народа, которой возмущался не столько присутствием представителей «пятой колонны», сколько неспособностью нынешней власти в корне пресечь их антигосударственную деятельность.

На этот счет джентльмен с сигарой сказал прекрасные слова: «Демократия — наихудшая форма правления, за исключением всех остальных, которые пробовались время от времени»

Добровольческие формирования

Важными факторами победы на внутреннем фронте, было то, что правительство Черчилля организовало отряды быстрого реагирования – специальные пожарные команды, которые существовали в каждом районе крупного города.

Также была организованна специальная служба ВНОС (Войска воздушного наблюдения, оповещения и связи) – подразделение, комплектовавшееся из местных добровольцев и выполняющее роль предупреждения жителей крупных городов о приближающихся авиаподразделениях Luftwaffe. Служба прекрасно себя показала при «Лондонском блице», сохранив жизни многим жителям города.

Начиная с 1940 года, правительство У. Черчилля организовало полувоенный корпус народной обороны «Home Guard» (не стоит путать с Национальной гвардией Украины), который состоял из волонтеров и добровольцев. Через некоторое время такие отряды были переименованы в «Организации городских добровольцев», а в июне Черчилль переименовал эти отряды в «Родную гвардию». Через некоторое время эта организация насчитывала 1 млн. человек. Подобные организации должны были составить костяк сопротивления при попытках Германии осуществить высадку своих войск на остров (операция «Морской Лев»).

По мнению автора, уже сейчас необходимо приступать к созданию специальных городских сотен быстрого реагирования, которые в случае полномасштабного вторжения РФ смогу не только ликвидировать крупные пожары, но и расчищать городские улицы и возводить баррикады для действующей армии. Кроме того, такие формирования смогут создавать искусственные препятствия для врага, чем сумеют обеспечить тактический успех на поле боя. Самое главное, что обучение подобных команд может происходить достаточно в короткий срок, а тесное взаимодействие этих сил с военизированными формированиями приведет не только к тактическому, но и стратегическому успеху в условиях боев в городе.

Война ораторского искусства

Уинстон Черчилль мобилизовал

английский язык и отправил его воевать

Джон Кеннеди

Наверное, самым важным фактором победы на внутреннем фронте во время битвы за Британию был фактор образа Черчилля. Старина Винни постоянно появлялся на публике, осматривал места крупных бомбардировок, общался с потерпевшими, произносил пламенные речи, вселяющие веру в сердца людей. Рабочий Коллин Фери вспоминает, что однажды, после крупного налета, Черчилль «внезапно» появился на улице Лотбери-стрит. Каково было удивление народа, когда среди груды камней виднелась фигура премьер-министра, который «держа свой котелок и поигрывая тростью, следил за работой пожарной команды». Люди кричали, радовались, слышались крики: «Старина Уинстон, врежь им как следует!..». Подобные случаи стали обыденными в жизни великого государственного мужа: в своей «нобелевской» работе («История Второй мировой войны») Черчилль вспоминает, что люди всегда хотели «пощупать его костюм», дотронуться до него, пообщаться с их спасителем. Одна женщина, во время посещения Черчиллем очередного места бомбардировки, бросила в кабину его автомобиля пачку кубинских сигар «Romeo and Juliet», которые так любил этот весельчак.

«Мне нечего предложить вам, кроме крови, слез и пота!», «…мы будем драться на побережьях, мы будем драться в портах и на суше, мы будем драться в полях и на холмах, мы никогда не сдадимся…» — все эти речи вызывали моральный подъем народа. В словах Черчилля никогда не звучали мнимые ноты уверенности в победе, но чувствовалась то, что слушатель переживает во время главного проведения «Полета валькирий» Р. Вагнера – борьба, после которой, победитель получает искупление и славу. Открытость и реальная оценка происходящего давали Черчиллю то, что сейчас называют «рейтингом поддержки», который сыграл одну из решающих факторов победы Великобритании над Германией не только в 1940, но и в 1941-1945 годах.

С мая 1940 по декабрь 1941 70% населения Великобритании прослушало 21 выступление У. Черчилля. Известный историк Норман Роуз подчеркивал, что «… между Черчиллем и народом была полная гармония. Народ разделял его намерения бороться до конца»

Великий Винни чувствовал не только поддержку народа – он понимал, что его образ – это столп моральной силы народа. Это был политик, который осознавал, что власть – это Голгофа, победоносный крест на которую, он обязан нести самостоятельно.

История покажет, насколько были результативны наши политики во время Битвы за Украину в 2014 году. Лишь будущие поколения украинцев смогут дать надлежащую оценку военной и гуманитарной политике президента, правительства и ВР в это грозное для страны время.

Вместо послесловия

Опыт борьбы У. Черчилля и его народа показал, что противостоять более многочисленному и искусному врагу можно, имея железный порядок в тылу и эффективное руководство, которое всегда поддержит, приободрит и поймет актуальные потребности народа.

Именно личная харизма лидера, его умелые организаторские способности, и умение выжимать максимальную пользу из имеющихся ресурсов, даже если они ограничены, дают возможность одержать победу, как на внутреннем фронте, так и в прямой борьбе с агрессором.

Ситуация на территории Украины не есть критической, поскольку в данный момент, наше государство располагает такими ресурсами, о которых Черчилль мог только мечтать: юридически война не объявлена, что дает больше возможностей для маневра как и на внутреннем фронте, так и на внешнеполитической арене.

Уже сейчас необходимо приступать к подготовке и организации отрядов местной самообороны, которые будут выполнять, как гуманитарные, так и военные задачи в случаи прямой агрессии.

Автору остается напомнить читателю, что конфликт на Юго-Востоке Украины – это симптом болезни, имя которой «геополитика». Пускай же будущее поколения извлекут надлежащий урок из украинского кризиса и в тот день, когда от их выбора будет зависеть судьба страны, будут следовать простому и гениальному постулату великого Черчилля:

«Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель — на следующее поколение»

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.