Спецоперации России «переселение греков из Крыма-1778» и «Крымнаш-2014»: исторические параллели

Максим Яли, кандидат политических наук, старший научный сотрудник ДУ «Институт всемирной истории НАН Украины», для "Хвилі"

pereselenie-grekov-iz-kryima-v-priazove

В данной статье речь пойдет о малоизвестной, но не менее трагичной спецоперации Российской империи по переселению коренного народа Крыма – греков, произошедшей задолго до трагедии крымских татар в 1944 г.

Именно в эти дни 238 лет назад завершилось переселение православного населения из Крымского ханства (большинство которого составляли греки), которое на протяжении более двухсот лет преподносилось (да и сейчас остается официальной версией РФ) не иначе как спасение от неминуемой гибели от «турко-» и «татаро-фашистов», как бы их назвал сегодня Дима Киселев.

И называть себя коренным народом Крыма, подвергшимся насильственному переселению, а фактически депортации, у греков есть не меньше, а может и больше, чем у татар.

Историческая справка. Поселения греков, или, как их часто называют, колонии, появились на берегах Черного моря на завершающем этапе Великой греческой колонизации, которая хронологически охватывает VIII — VI вв. до н.э. Помимо Северного Причерноморья, греческие города и поселения были основаны на Апеннинском полуострове, берегах острова Сицилия, Средиземного, Мраморного морей и на северном берегу Африки.

Колонизация на территории нынешней Украины проходила в несколько этапов и на нескольких направлениях: западном (Нижнее Побужье и Нижнее Приднепровье, Западный и Юго-Западный Крым) и восточном (оба берега Керченского пролива, побережье Кавказа и Приазовья). В ходе колонизации было основано несколько десятков полисов и посёлков, среди которых самыми крупными были Боспор Киммерийский, Ольвия, Херсонес Таврический, Фанагория, Тира, Нимфей, Гермонасса.

Греческая колонизация значительно расширила границы тогдашней ойкумены и была обусловлена целым комплексом причин, тесно связанных с развитием греческого общества. Она была следствием мощного демографического взрыва и интенсивного роста производительных сил в греческом обществе, развития сельского хозяйства, ремесел и торговли.
Накануне своего переселения из Крыма греки проживали в более чем 80-ти населенных пунктах в горах и на Южном берегу Крыма, четверть из них была горожанами. Греки предпочитали южный берег Крыма, где были рассеяны по большому количеству селений. Самыми крупными из них были: Большая Каракуба – 1.423 чел., Стела – 1.228 чел., Мангуш – 773 чел., Сартани – 743 чел., Бишуи – 686 чел., Керменчи – 477чел.

Большинство городского населения промышляла ремеслом, а шестая часть греков занималась торговлей. Основными занятиями сельских жителей в 18 веке были отгонно-пастбищное скотоводство, земледелие (выращивали рожь, просо, пшеницу, ячмень, лен). На Южном берегу греки специализировались на садоводстве, виноградарстве, овощеводстве, рыболовстве. Ханская перепись недвижимого имущества, составленного на полуострове при их переселении, подтверждает относительное материальное благополучие основной массы крымских греков, а также свидетельствует о совместной хозяйственной деятельности представителей различных конфессий и даже священнослужителей. Все это население было встроено в существующую систему расселения и хозяйствования, большинство греков было татароговорящими, немало армян участвовало в самом прибыльном бизнесе тех дней – работорговле и т.д.

Актуальность этой проблеме придает не только очередная годовщина этой трагической истории греческого народа, но и поразительное во многих моментах сходство со спецоперацией под условным названием «Крымнаш», завершившейся аннексией Крыма Российской Федерацией в марте 2014 года. А то, что это была именно спецоперация, подтвердил, хотя и далеко не сразу, руководивший ей лично В. Путин в известном документально-пропагандистском фильме.
Сравнительный анализ этих двух событий поможет также понять, что спецоперация в Крыму в 2014 г. не является инновацией Кремля начала ХХІ века, а лишь следованием имперской политики, формировавшейся в период правления Екатерины ІІ.

Для того чтобы точнее понять схожесть ситуаций в 1778 и 2014 гг., необходимо проанализировать положение России на европейской политической карте того времени, а также сопоставить ее геополитические амбиции.

Для этого операцию по переселению греков в 1778 году необходимо рассматривать сквозь призму событий, происходивших в южной Украине и Крыму на протяжении почти 20 лет (1768-1787 гг.), то есть от начала русско-турецкой войны 1768-1774 гг. до начала следующей войны между двумя империями — 1787 года.

Изначально основной целью войны с Турцией 1768-1774 гг. со стороны России являлось получение выхода к Чёрному морю. Как известно, в июле 1774 года Османская империя была вынуждена подписать с Российской империей Кючук-Кайнарджийский мирный договор, согласно которому в состав Российской империи вошли первые земли в Крыму — крепости Керчь и Еникале, на северном побережье Чёрного моря — Кинбурн с прилегающими территориями, а также Азов и Кабарда. Крымское ханство формально обрело независимость, а Россия получила право вести торговлю и обладать военным флотом на Чёрном море.

Таким образом, перед началом обеих спецопераций Россия имела на территории Крыма военный контингент, который был активно использован при их проведении.

Кроме того и в 1778 г. и в 2014 г. Россия переживала период территориальной экспансии и была, как говориться, «на подъеме». Пусть победу в 2008 г. над маленькой, но гордой Грузией и нельзя сравнивать по масштабу и продолжительности с победой над Османской империей в 1774 г., но та эйфория, царившая в народных массах России после заранее предрешенного конца этой восьмидневной войны вполне сопоставима.

То есть в обоих случаях накануне основных событий Россия психологически находилась на подъеме и жаждала дальнейшей территориальной экспансии.

Также в обоих случаях конечной целью было присоединение Крыма и изменение геополитического баланса сил на Черном море.

Для выполнения этой задачи в конце 18го века фельдмаршалом Румянцевым был предложен вариант экономического ослабления Крымского ханства путем вывода из Крыма основной категории налогоплательщиков. Таковыми в Крыму были греки, а также армяне и грузины, в руках которых была сосредоточена практически вся торговля ханства. Все они исповедовали православную религию, и сам собою напрашивался вариант спасения православных от мусульманского гнета.

С одновременным подрывом экономики Крымского ханства планировалось осуществить заселение земель Запорожской Сечи – вместо выселяемых на Кубань и ушедших за Дунай казаков. Еще одной, возможно даже более важной, целью было показать всей просвещенной Европе жестокость мусульманского населения Крыма по отношению к православным народам Крыма – и переселение преподнести как благородную миссию по спасению христиан от «магометанского ига».

Ну как тут не вспомнить про угрозу «укрофашистов» и «бендеровцев», которые должны были устроить «зачистку» местного населения и заставить говорить всех «на мове»…

Как известно, началу любой подобной масштабной спецоперации следует мощная пропагандистская подготовка с активным использованием дезинформации. Как это происходило в 2014 г. уже всем давно известно. А вот в 1778 году, когда отсутствовали современные средства «массовой дезинформации», такую задачу мог осуществить лишь моральный и духовный лидер, пользующийся значительным доверием среди населения. Эта миссия была возложена на Игнатия Гозадинова, назначенного митрополитом Готфейско-Кафайской епархии в Крыму в 1771 году. И это тоже было, как отмечали многие историки, одной из побед российской дипломатии. Потому что Игнатий практически сразу после прибытия в Крым стал писать письма о принятии крымских православных под покровительство «Великой императрицы».

23 марта 1778 года фельдмаршал Петр Румянцев назначил Суворова командующим войсками Крыма и Кубани. Суворов собрал руководителей грузинской, армянской и греческой церквей и предложил им вместе со всеми христианами переселиться в Россию. 23 апреля, в день Пасхи, митрополит Игнатий обратился с этим призывом к своей пастве. За этим последовал экстенсивный агитационный тур по греческим селам и местам компактного проживания греков.

Наиболее эффективная пропаганда, как известно, основывается на стимуляции самой сильной человеческой эмоции – страха. Если в 2014 г. местное население пугали приходом «укрофашистов» и Правого сектора, который будет бесчинствовать и убивать местных, то в 1778 г. в такой роли выступали турки, которые должны были после своего возвращения устроить кровавую резню православных.

Да, положение греков в период подчинения Крыма Турции действительно было нелегким, их облагали более высокими, чем мусульман налогами, забирали на службу в армию. Но ведь ничуть не лучшей, если не худшей, была и участь простого народа в Российской империи того времени.

Кроме того, для успешной агитации необходимо еще пообещать экономические и политические привилегии. В обоих случаях населению предлагалось получить российское подданство, а вместе с ним и защиту от «врагов» — осман.
Среди экономических льгот – предоставление бесплатных земельных участков в обмен на утрачиваемые земли в Крыму, а также освобождение от налогов на 10 лет. Кстати, в 2014 году предлагали не платить долги украинским банкам.

Если в 1778 году грекам обещали освобождение от воинской повинности на 100 лет, то в 2014-м местным обещали службу в армии в пределах Крыма на переходный период.

Еще одним фактором, который указывает на то, что переселение греков на территорию материковой Украины было именно спецоперацией, является сжатые временные сроки ее проведения.

Согласно историческим документам, переселение православного населения в количестве всего 31 386 человек (среди них греков — 18 408 человек, армян — 12 598 человек, грузин — 219 человек, валахов — 161 человек), началось в начале августа.

Вначале переселили городское население из Кафы, Бахчисарая, Карасубазара, Козлова, Ак-Мечети и Старого Крыма (5 августа – 1.122 души, 15 августа – порядка 3 тыс. душ). Затем переселили сельское. А уже 21 сентября 1778 года Суворов писал в своем рапорте Румянцеву о том, что операция успешна завершена!

То есть на проведение спецоперации потребовалось чуть больше времени, чем с момента появления «зеленых человечков» до проведения «референдума» в 2014.

Центром поселения была назначена Новоселица – нынешний город Новомосковск Днепропетровской области. Армян же вывезли под Ростов. История их переселения, кстати, во многом схожа и не менее трагична.
Учитывая столь сжатые временные рамки, переселение не могло быть хорошо подготовленным и проводилось в спешке, что привело к значительным потерям среди переселенцев.

Так, о результатах переселения более чем красноречиво свидетельствуют строки из прошения, поданного в двадцатых годах XIX столетия уполномоченными греков-переселенцев Министру внутренних дел Ланскому: «Мы не в силах подробно описать всего того, что происходило при переселении нашем и как действовали болезни, произошедшие от перемены климата, воды, тесноты квартир и большей частью от неимения их… нелицемерно скажем и по самой истине, что целые семейства пострадали жизнью, а многие лишились половины оных и ни одно семейство не осталось без потери отца, матери, брата, сестры и детей; словом сказать из 9 тысяч мужского пола выходцев не осталось и третьей части…»

«Между переселенцами открылись разные недуги и сверх того, появилась в то время в Новороссийской и Азовской губерниях — повальная болезнь, отчего многие в дороге померли».

Те же, кто в открытую сопротивлялся и отказывался переселяться (не трудно догадаться, что это были именно наиболее экономически успешные люди, которым было что терять и оставлять), либо погибли от рук русских солдат (таковых свидетельств и семейных приданий известно очень много), либо были вынуждены податься в бега в леса. Либо же жениться и брать тюркскую фамилию и менять вероисповедание, чтобы избежать печальной участи. В Крыму и сейчас часто встречаются греческие фамилии со специфической приставкой – оглы.

Не менее трагическая участь постигла многих татар, особенно активистов, которые были не согласны с присоединением Крыма в 2014 и трупы которых находили на окраинах городов либо в степи. Да и те, которые остались сейчас подвергаются преследованию и арестам по надуманным причинам.

Нельзя не отметить и несоответствие, а также нарушение взятых на себя Россией обещаний в 1778 и 2014 годах. Как следствие — последовавшее разочарование среди греков-переселенцев и новоиспеченных россиян в Крыму в своих лидерах.

Во-первых, земли, изначально отведенные для поселения, оказались малопригодными для проживания из-за отсутствия леса для строительства, а также нехватки пресной воды. Таким образом, греки были вынуждены зимовать в открытой степи в землянках. Что, естественно, привело к повышенной смертности и резком недовольстве переселенцев, считавших себя обманутыми своим лидером.

В конце концов митрополит Игнатий добился, что места поселения греков были определены новым документом – ордером Потемкина губернатору Азовской губернии Черткову от 29 сентября 1779 года. Ордером Потемкина отводимая грекам территория определялись в границах Павловского уезда – бывшей до 1775 года Кальмиусской паланки Запорожской Сечи. Город для купцов греки могли построить в устье Кальмиуса. Но здесь уже был город Павловск (ранее Кальмиус), названный в честь сына Екатерины II. Греков не устраивало название, ибо свой город они хотели назвать Марианополем, по имени села близ Успенского монастыря в Крыму, и в честь Святой Марии, чудотворную икону которой они намечали установить в главном соборе города.

Напомним, что в устье реки Волчьей, где греки отказались поселиться, намечался к строительству город именно с таким названием, правда, в честь другой Марии – жены наследника русского престола, невестки Екатерины. Проблема разрешилась чрезвычайно просто. Без бюрократических проволочек Потемкин просто поменял двум городам названия, и Павловск стал Мариуполем, а предполагавшийся Марионополь – Павлоградом. Городу на Кальмиусе присвоилось название Мариуполь согласно Указу императрицы Екатерины II, всему уезду присваивалось наименование Мариупольский.

Однако возникли новые проблемы. Отведенные грекам земли были заселены. Их надо было освободить. Проживавшим здесь «малороссийским» поселянам разрешалось остаться на местах лишь зиму 1779-1780 года и лето – до снятия урожая. После этого они должны были покинуть эти места.

Таким образом, одно насильственное переселение –греков из Крыма – вызвало новое, такое же насильственное перемещение сотен, а может быть, и тысяч людей из Приазовья.

Весной 1780 года начался завершающий этап переселения – переход крымских греков в Мариупольский уезд.

Переходили небольшими партиями, состоящими из жителей одного или нескольких крымских селений, и селились по желанию на определенных для устройства сел местах. На территории Мариупольского уезда кроме Мариуполя переселенцы из Крыма основали 20 сел.

5 августа 1780 года в Мариуполе состоялись торжества по случаю завершения переселения. Переселение крымских христиан-греков, продолжавшееся более двух лет, завершилось.

В книге «Мариуполь и его окрестности», изданной в 1892 году, читаем: «Многие греки желали возвратиться обратно; доходило иногда до открытого неповиновения, – и тогда укрощались строгими от начальства мерами и правительство в необходимости было высылать военные команды для усмирения беспокойных». Волнения были во всех селах, а в особенности проявилось в 1804 году в селах Сартана, Чердаклы, Малый Янисоль, Карань и других. Свое стремление вернуться в Крым бунтовавшие объясняли тем, что «они и предки их там жили».

То есть даже к тому моменту, когда Крым уже был присоединен к России, грекам отказывали в возвращении на родину своих предков, а волнения жестко подавлялись.

То же самое происходит и сейчас в Крыму с несогласными с новой властью, особенно татарами, которые преследуются и права которых всячески притесняются. Ну а те, кто успел выехать на территорию материковой Украины и активно выступает против присоединения Крыма к России, не имеют возможности даже посетить своих родственников на полуострове.

Следует также отметить, что из-за отсутствия скота, орудий труда земли, переданные грекам, не были освоены в полной мере. И уже в скором времени, вопреки изначальным обещаниям, часть земель была возвращена в государственные владения, так как русское правительство было заинтересовано в полном заселении и хозяйственном освоении территории. В силу этого уже совсем скоро — с 1790 по 1796 год с разрешения российского правительства в Северное Приазовье начинают переселяться прибывшие сюда из Европы представители других стран, которые по вероисповеданию причислялись к католикам, лютеранам, кальвинистам и другим протестантским направлениям. Крестьянская реформа 1861 года и последующие за ней буржуазные реформы 60-90-х годов XIX века отразились и на организации местного управления. Были ликвидированы национальные округа и особые права (привилегии) отдельных национальных групп населения. На местах создавались единые общегражданские органы управления.

То есть началась полномасштабная политика ассимиляции малых народов в рамках империи вопреки данным раннее обещаниям. То же самое мы имеем возможность наблюдать сегодня и в Крыму в отношении крымских татар и украинцев, вынужденных остаться на территории полуострова.

В завершении хотелось бы отметить еще одну историческую особенность и связь с событиями последних двух лет. Именно в Мариуполе, основанном в далеком 1780 году греками (где и сегодня как в самом городе, так и в окрестных греческих селах проживает около 80 тыс. греков), в 2014-м закончилась так называемая «русская весна» на Донбассе. А сам Мариуполь сейчас является крупнейшим по населению и промышленному потенциалу городом в регионе, подконтрольным Украине и являющимся украинским форпостом в продолжающемся российско-украинском вооруженном конфликте. Совпадение? Не думаю….




Комментирование закрыто.