Ленин, Путин и СССР

Сергей Дацюк, для "Хвилі"

Владимир Путин Владимир Ленин Йосиф Сталин

В последнее время российские интеллектуалы пропускают удар за ударом, то есть в интеллектуальном плане позволяют проникать в общество и распространяться идеям примитивным, агрессивным и бесперспективным.

Последний пример — негативная оценка Путиным деятельности Ленина в годовщину его смерти 21-го января 2016-го года относительно создания СССР. Та небольшая дискуссия (смотрите здесь, здесь, здесь, здесь и здесь), которая развернулась в России, не содержит видения большевизма как российского империализма и посему не анализирует действительных причин распада СССР.

Возмущает сам подход — россияне признают Путина вправе оценивать деятельность Ленина: они не просто как бы уравнивают масштаб этих государственных деятелей или же политиков, оказавшихся на вершине власти в роковые для России времена, они как бы уравнивают их масштаб мышления.

Ленин — создавал новый мир из России и соседних с ней стран внутри разработанной Марксом и другими европейскими теоретиками коммунистической концепции. Как бы мы ни критиковали Ленина за утопичность его концепции, он имел цивилизационный масштаб мышления.

Коммунистическая идея есть цивилизационная по сущности — она наднациональная, надкультурная, внеязыковая. Идея «Русского мира» внутринациональна, внутрикультурна и внутриязыковая.

Идею коммунизма могли принять, то есть перенять и внедрить, другие цивилизации и другие народы. Идею же «Русского мира» в принципе не могут принять за границами России. В самом деле — ну как бы Китай мог бы принять и внедрить «Русский мир» у себя в стране? А вот коммунистическую идею Китай вполне смог принять и внедрить в своей стране.

В этом принципиальная разница коммунистической идеи и идеи «Русского мира». Первая — цивилизационная. Вторая — локальная: локально-территориальная, локально-религиозная, локально-культурная, локально-языковая, локально-политическая и т.д.

Путин пытается вдохнуть жизнь в старый концепт имперской России, основываясь лишь на хотелках силы и мощи России, ибо «Русский мир» это вовсе не про мир, это лишь про Россию прошлого. Как бы мы ни воспринимали Путина в его высказываниях и действиях, он не является человеком цивилизационного мышления и действия.

Виталий Портников, упреждая высказывание Путина о Ленине, уже сравнивал их несопоставимые масштабы в статье от 6-го января 2016-го года «Ленин и Путин». Однако контекст оценки Путиным ленинской концепции СССР позволяет нам увидеть несопоставимость мышления двух государственных деятелей воочию.

«Правильная мысль» и «течение мыслей»

Итак, вот экспозиция оценки Путиным ленинской концепции СССР по изложению РБК-Интерфакс.

«На заседании президентского Совета по науке и образованию президент России Владимир Путин подверг резкой критике результаты деятельности Владимира Ленина», сообщает «Интерфакс». По мнению главы государства, идеи вождя революции привели к разрушению исторической России.

Таким образом он ответил главе Курчатовского института Михаилу Ковальчуку, который на заседании президентского Совета по науке и образованию процитировал поэму Бориса Пастернака «Высокая болезнь», в которой тот анализирует Октябрьскую революцию и говорит про Ленина: «И вот, его увидев въяве, я думал, думал без конца об авторстве его и праве дерзать от первого лица».

Эти строки Ковальчук продолжил другими, из той же поэмы: «Ответ такой: «Он управлял течением мысли и только потому страной». Слова Ковальчука прозвучали в контексте его предложения найти такие организации в научной среде, которые бы управляли «течением мысли в конкретных направлениях».

На это Путин ответил, что «управлять течением мысли — это правильно, нужно только, чтобы эта мысль привела к правильным результатам, а не как у Владимира Ильича».

«А то в конечном итоге эта мысль привела к развалу Советского Союза, вот к чему. Там много было мыслей таких: автономизация и так далее. Заложили атомную бомбу под здание, которое называется Россией, она и рванула потом. И мировая революция нам не нужна была. Вот такая мысль там тоже была», — сказал Путин».

Трагедия Ленина состоит вовсе не в ошибке создания СССР — здесь он как раз оказался немного дальновиднее других своих соратников. Если бы Ленин остался мыслителем, отношение к нему в Украине было бы совершенно иным. И Украина сейчас бы не переживала «ленинопад».

Трагедия Ленина состоит в том, что ему мало было быть мыслителем, он стал политиком. А значит его исторический образ отягощен не только своими политическими преступлениями против Украины, но и политическими преступлениями Сталина и всей коммунистической партии (ВКП(б)—КПСС).

Ультиматум Центральной Раде (декабрь 1917-го) за подписью Ленина и Троцкого и как его следствие бой под Крутами (январь 1918-го) — это преступление, за которое Ленину нет прощения. И в этом смысле создание СССР, основанное на кровавом ленинском ультиматуме и последовавшем за ним подавлении большевиками легитимной украинской власти, делает СССР с точки зрения Украины исторически нелегитимным.

Культурная политика большевиков в отношении Украины, приведшая к уничтожению мощного украинского культурного возрождения 1920-ых это уже нечто большее — это преступление имперско-большевистской России в отношении Украины, то есть это преступление общечеловеческого масштаба.

Проблема марксизма в отношении империализма состоит в следующем. Марксизм понимал империализм как высшую форму развития капитализма. В марксизме на уровне сущностных предпосылок не рассматривается империализм как подавление народа народом. В марксизме бездоказательно считается, что если классовая структура обществ одинакова, то одно общество не может эксплуатировать другое.

Это принципиальная ошибка теории коммунизма. Коммуно-социализм сам по себе оказался совсем бессильным в идейном плане перед культурной (нормативной) и цивилизационной (мотивационной) эксплуатацией общества обществом. Социалистическая Россия осуществляла не только экономическую эксплуатацию советских республик, но также культурную, социальную и гуманитарную. И это в рамках классовой теории марксизма-ленинизма понимания не имеет, поскольку нужно выходить в совершенно иную парадигму — цивилизационно-антропологическую.

Однако вернемся к оценке Путиным Ленина. Наверняка проблема коренится не только в неправильном цитировании Пастернака. Цитирование наверняка было правильным — просто Путин услышал так, как он только мог услышать, а СМИ повторили за ним, перекраивая высказывание Пастернака.

В оригинале у Пастернака — «он управлял течением мыслей и только потому страной». То есть Ленин управлял не течением какой-то мысли (правильной или неправильной, как сказал Путин).

Путину в голову не приходит, что мыслей всегда есть много, а Ленин ими управлял, осуществляя их обобщение и концептуальную ориентацию такого обобщения. Такое управление, которое в современной трактовке называется рефлексивным, совершенно чуждо Путину.

Управлять течением мыслей не означает принуждать всех к правильной мысли, как это считает Путин. Это означает сущностно дифференцировать мысли, различать их концептуальную направленность, выбирать наиболее осмысленный и перспективный концепт (или даже создавать новый) и в рамках этого избранного или нового концепта критически ориентировать другие мысли.

Поэт управляет миром через ритмику эмоциональных интерпретаций событий, пророк — через знание будущего, святой — через проекцию веры, гений — через течение мыслей, герой — через действия доблести, тиран — через проекцию страхов.

Поэма «Высокая болезнь» Пастернака это оценка одного интеллигента другим интеллигентом. «Высокая болезнь» российского интеллигента по Пастернаку — «авторство и право дерзать от первого лица». «Высокая болезнь» у Пастернака и у Ленина похожи: один предвосхищает изменения в эмоциональных описаниях, а другой предвосхищает эти изменения в мыслях.

Пастернак прямо говорит о своей принадлежности к среде интеллигентов: «Мы были музыкой во льду. Я говорю про всю среду, С которой я имел в виду Сойти со сцены, и сойду». В то же время он говорит о Ленине как о том, кто выделился из этой среды: «Из ряда многих поколений Выходит кто-нибудь вперед. Предвестьем льгот приходит гений И гнетом мстит за свой уход».

Здесь важен момент предвосхищения Пастернаком будущего СССР и причина, по которой Пастернака не изучали в советской школе. Фактически в последней фразе сказано следующее — после ухода из жизни Ленина СССР ожидает гнет (сталинский). В этом смысле управление проекциями страхов Сталина является историческим прецедентом сегодняшней путинской политики в России.

У Путина и Ленина есть общие истоки — «Столетий завистью завистлив, Ревнив их ревностью одной». Они оба происходят из исторического измерения прошлого, оба ревностно относятся к успеху Западной цивилизации. Однако если Ленин пытался создавать движение концептуального мышления (управлять течением мыслей) в видении будущего, то Путин пытается управлять проекциями страхов. Из исторической зависти и ревности Ленина проистекает движущееся социальное мышление (течение мыслей в среде интеллигентов и их отражение в обществе), а из исторической зависти и ревности Путина проистекают реваншистские страхи.

Проблема управления страхом состоит в том, что для того, чтобы управлять страхами других, нужно научиться управлять собственными страхами. А тот, кто не научился управлять собственными страхами, может управлять лишь проекциями собственных страхов.

В этом смысле в глубине всякого тирана живет страх. И чем жестче и безжалостнее тиран, тем больше его внутренние глубинные страхи.

Метафоры Путина это не просто оговорки по Фрейду, это фонтанирующее бессознательное страхов, используемое как технология спецслужб на посту лидера страны.

18 декабря 2014-го года Путин сказал: «Нашему мишке не дадут спокойно в тайге собирать ягоды. Его будут стремиться посадить на цепь, а если не удастся – вырвут зубы и когти». Это обобщение сути его выступления. Здесь каждая фраза значима.

Россия, которая занимается не изобретением инноваций и развитием, а естественным собирательством (нефти и газа) — метафора «спокойно в тайге собирать ягоды».

Россия неизбежно в таком случае попадает в зависимость к западу — метафора «посадить на цепь».

Россия шантажирует весь мир ядерным оружием и понимает, что этот шантаж архаичен, неэффективен, что в случае явной угрозы его постараются ликвидировать любой ценой — метафора «вырвут зубы и когти».

В этом у Путина нет никакого управления течением мыслей, здесь есть лишь управление проекциями страхов.

Поставим вопрос радикально — кто управляет течением мыслей в сегодняшней России?

Никто.

В России есть лишь одна правильная мысль — это мысль Путина. И эта мысль блокирует течение остальных мыслей.

Российская интеллигенция самоустранилась от управления течением мыслей в России. Социальное мышление в России заменили проекции страха. Одни проекции страхов конкурируют с другими проекциями страхов — так происходит квазидискуссия о будущем в России.

Еще чуть более года назад Путин запугал российских интеллигентов до икоты в СМИ. Сегодня Путин запугал российских интеллигентов до подавленного молчания. Убийство Немцова в центре Москвы и отказ его адекватно расследовать это признаки явного террора против российской интеллигенции.

Мышление вне страха в России стало невозможным. И никакие «духовные скрепы» отсутствие течения мыслей в России не заменят. Страх — всегда предвестник смерти, если с ним не бороться и не преодолевать его.

Бомба под здание России

Через четыре дня после своей негативной оценки ленинской концепции СССР Путин еще раз объяснил, что он имел в виду дискуссию между Сталиным и Лениным о концепции создания СССР.

Путин пытается представить упрощенную схему этой дискуссии — между Лениным и Сталиным. На самом деле дискуссия была более широкой, в ней одну из решающих ролей играла Украина, что имело исторические последствия для судьбы не только СССР, но и сегодняшней России.

Итак, существовало три модели образования СССР.

1-ая модель «сталинская» (максимально имперская): включение советских республик в состав Российской Федерации на правах автономий. Этот проект назывался автономизацией.

2-ая модель «ленинская» (серединная): советские республики как равноправные субъекты входят в принципиально новое государство — СССР. Это был проект федерации.

3-я модель «грузинская» (максимально разобщающая): советские республики как полностью независимые государства создают конфедерацию.

Сталинский проект долго преобладал. Ленин из-за своей болезни подключился к партийной дискуссии уже на последнем этапе. Радикальную критику сталинского проекта осуществил Председатель Совнаркома Украины Христиан Раковский. Он считал сталинский проект автономизации крайне опасным для советского строя. Раковского поддержал Ленин. И в конечном итоге возобладал именно ленинский проект СССР. В отместку за это Сталин отозвал Раковского из Украины и отправил полномочным представителем СССР в Великобританию.

То есть позиция Украины уже тогда была решающей для выбора и реализации модели создания СССР.

Однако давайте смоделируем ситуацию — что было бы, если «сталинский» проект создания СССР победил, и Украина бы вошла в СССР на правах автономии.

Попытка такого моделирования неизбежно приведет нас к выводу — в случае реализации «сталинской» модели советского государства оно неизбежно развалилось бы после Второй мировой войны.

Чтобы самостоятельно смоделировать эту ситуацию, рекомендуем к прочтению статью «Україна держава-співзасновник ООН: міфи й історичні реалії» в № 38-39 (2012): Вісник КНУ «Міжнародні відносини». Собственно там впервые отрываются малоизвестные факты того, что происходило после Второй мировой войны в СССР в сфере межнациональной (межреспубликанской) политики.

В феврале 1944 года были приняты два советских закона — «О создании военных формирований союзных республик и о превращении в связи с этим народного комиссариата обороны из союзного в союзно-республиканский народный комиссариат» и «О предоставлении союзным республикам полномочий в сфере внешних сношений и о превращении в связи с этим народного комиссариата иностранных дел из союзного в союзно-республиканский народный комиссариат». Кстати эти два закона замалчиваются сегодняшней российской Википедией, в отличие от украинской Википедии, их упоминание содержащей.

Конечно же военная сфера и внешние отношения всегда и во всех странах являются наиболее централизованными. И формальное разрешение центром СССР относительной военной и дипломатической автономии республик имело скорее пропагандистские цели для возможного входа новых советских республик Восточной Европы в состав СССР после Второй мировой войны. Кроме того, это также было направлено на упрочение советской власти в Украине после войны.

Сразу же после Второй мировой войны Украина вместе с Беларусью наравне с СССР стала основателем ООН. Участие Украины было не просто формальным вхождением в ООН. Представитель Украины в ООН Д.Мануильский (заменивший на посту Наркома Индел УССР более проукраинского А.Корнейчука) внес содержательные правки в Устав ООН.

В официальной пропаганде СССР, тезисы которой до сих пор повторяют российские и украинские чиновники, причины вхождения Украины и Беларуси в ООН наравне с СССР до сих пор трактуются следующим образом: Украина и Беларусь внесли значительный вклад в победу над фашизмом во Второй мировой войне.

Договоренность о расширении участия СССР в ООН за счет трех советских республик (Украина, Беларусь и Литва) была элементом Ялтинских соглашений, хотя это и не попало в публичные документы Ялтинской конференции. На этапе создания ООН СССР удалось выторговать лишь Украину и Беларусь в качестве отдельных основателей ООН.

В действительности у СССР были иные мотивы вхождения Украины и Беларуси в состав ООН наравне с СССР: 1) увеличение политического веса (количества голосов СССР в ООН); 2) упрочение советской власти в Беларуси и особенно в Украине.

В упоминаемой статье Вестника КНУ об этом сказано следующее (в авторском переводе): «В своей книге «Рузвельт и россияне» госсекретарь Э.Стеттиниус вспоминал, что 7 февраля 1945 года президент США имел частную беседу со Сталиным, в которой хитрый кремлевский хозяин пожаловался на свою трудную и неопределенную позицию в Украине. «Никто не мог определить размер трудностей в Украине, — вспоминал Э.Стеттиниус, — но мы в Вашингтоне, конечно, слышали во время немецкого наступления, что Украина может оторваться от СССР«».

Таким образом, даже весьма умеренный «ленинский» план создания СССР нуждался в еще большей автономизации республик после Второй мировой войны. И во второй половине XX века до распада СССР представительство Украины в ООН, а также целый ряд автономных, хотя и формальных, функций украинской власти служили основными контраргументами против национального антиколониального движения в Украине.

Если бы был реализован «сталинский» проект создания СССР, то Украина вышла бы из состава СССР по меньшей мере сразу же после Второй мировой войны. То есть это именно «сталинский» проект, осуществлявшийся при формальном наличии «ленинского» проекта, можно назвать атомной бомбой под здание России.

А если бы был реализован «грузинский» проект конфедерации, то СССР просто бы не состоялся, и Россия самостоятельно не выиграла бы Вторую мировую войну — вопреки заявлению Путина об этом. Наступление Германии шло бы в этом случае на Москву, Украина была бы сразу оккупирована и избежала бы столь больших человеческих потерь.

Возможно, что в таком случае военный союз Беларуси, Украины и России против нацистской Германии рано или поздно состоялся бы. Однако в этом случае управление украинской армией самими украинцами опять бы привело к уменьшению потерь по сравнению со Сталинско-Жуковской стратегией «заваливание врага трупами».

В войне, прежде всего, жертвуют колониями, а не метрополией. И «сталинский» проект СССР был имперским от начала и до конца. Украина во Второй мировой войне рассматривалась Россией как расходный человеческий и геополитический ресурс.

В этом смысле Украина дороже всех других стран в мире заплатила за Вторую мировую войну и дороже всех других советских республик заплатила за свой проигрыш большевикам в процессе вхождения в СССР на их условиях.

Поэтому не «ленинский» проект СССР сам по себе был атомной бомбой под зданием России, как это говорит Путин, отождествляя СССР и Россию. Атомной бомбой под СССР и под нынешней Россией был само способ нелегитимного создания СССР Лениным и Сталиным. Здание СССР разрушалось методично и целенаправленно, прежде всего в отношении Украины: подавлением свободы в Украине и насильным включением ее в СССР, уничтожением культурной и политической украинской элиты, организацией Голода-33, сталинско-жуковской политикой Победы во Второй мировой войне, подавлением культурного самосознания Украины в послевоенные годы. И, наконец, нынешняя война России против Украины разрушает не только попытку воссоздания СССР, она разрушает саму Россию.

В этом смысле Путин, критикуя «ленинский» проект СССР в пользу «сталинского», выглядит весьма недалеким политиком с несопоставимым по масштабу мышлением — ни с Лениным, ни со Сталиным. Ведь даже Сталин понимал ограниченность силовых действий и провокаций спецслужб в цивилизационных процессах государственной интеграции.

Нынешняя российская цивилизационная катастрофа гораздо шире и масштабнее, нежели узость мышления Путина. Она состоит в фундаментальном отказе российских интеллектуалов обсуждать Россию как часть общечеловеческой цивилизации — Общепланетного мира. Россия мыслится не как мир, а как локальный «Русский мир».

Даже после распада СССР был шанс создания на постсоветском пространстве протообщности нового человеческого строя. Однако российская элита проигнорировала нарождающуюся конструктивистскую парадигму гуманитарного мышления, предпочтя архаизацию мышления.

Российская элита XXI века предприняла то же самое, что и Политбюро ЦК КПСС в 60-ые годы XX века, — сделала ставку на силу и мощь вместо ставки на развитие мышления.

Путин — лишь воплощение решений российской элиты в сегодняшней России.

Однако не Путин сегодня более всего тревожит украинских интеллектуалов, пытающихся увидеть перспективу российско-украинских отношений. В этом смысле возникает вопрос о коллективной ответственности России перед Украиной и миром.

Избежать принудительного возложения на Россию коллективной ответственности можно, если российская элита возьмет на себя реализацию трех условий: 1) оценка исторических деяний России против Украины как цивилизационных преступлений; 2) покаяние, для начала хотя бы на уровне отдельных наиболее авторитетных в России интеллектуалов, за деяния России против Украины; 3) деимпериализация России — отказ от продолжения преступлений России против Украины в нынешнее время и создание правовых условий неповторения имперских ленинско-сталинской и путинской политик в будущем.

Если эти условия не будут выполнены, то ответственность России перед Украиной и миром неизбежно будет коллективной, гораздо более жесткой и обременительной для России.

В этом смысле россиянам можно прямо сказать: если врали всей Россией, ненавидели всей Россией, убивали всей Россией, то отвечать будете всей Россией.




Комментирование закрыто.