О перспективах наступления украинской армии на востоке Украины

Родион Пришва, для "Хвилі"

зима АТО танки украинская армия

Данный текст был написан за день до контрнаступления полка «Азов» в районе Мариуполя. И как вы легко убедитесь, глядя на карту и слушая новостные сообщения, автор абсолютно верно угадал логику действий украинских силовиков. Это только подчеркивает таланты постоянного автора «Хвилі» — киевского школьника Родиона Пришвы, который летом 2014 года за три недели до Иловайского котла спрогнозировал контрнаступление российской армии и ЛНР-ДНР на Донбассе.

10 января 2015 года на сайте «Украинской правды» были опубликованы достаточно показательные данные: 62.8% украинцев поддерживают иррациональную с экономической точки зрения доктрину продолжения освобождения Донбасса от рук православно-шовинистической Российской федерации и ее уродливого мертворожденного детища – анархической Новороссии. При этом дипломатическое решение конфликта на востоке Украины зашло в тупик: европейские лидеры оказались бессильны против нарастающей с каждым днем российской агрессии. Череда этих событий, вызванных проявлением отсутствия политической воли у большинства представителей политической элиты Украины, заставила меня вернуться к вопросу о возможности проведения наступательной операции в зоне АТО: «лучшая оборона – это нападение».

Конечно, в условиях ограниченности ресурсной базы и частичного (боюсь сказать полного) разложения Генерального штаба ВСУ, подобные мероприятия кажутся невозможными, однако произошедшие сражения в районах Донецкого аэропорта, Углегорска и Дебальцево продемонстрировали высокий уровень эффективности украинских солдат на поле боя, что позволяет использовать их совершенствующиеся с каждым днем тактические навыки для достижения новых побед на Восточном фронте.

Опираясь на опыт польских, немецких и английских военных специалистов середины XX века, я намерен продемонстрировать возможный план наступательной операции в районе реки Кальмиус.

Общая характеристика плана наступления

План Пришвы

Прежде чем вдаваться в историко-теоретическое обоснование необходимости наступления в вышеуказанном районе, я кратко освещу основные направления предполагаемых атак, а также их главные стратегические цели и задачи:

  1. Начало наступления. Сосредоточенные ударные танковые группировки в районе р. Дубовка (зона рядом с пунктом Гранитное) начнут продвижение к селу Староласпа. Параллельно из района села Новогригорьевка украинские части (группа «В») начнут удар по занятому сепаратистами населенному пункту Белая Каменка. Главная цель этих тактических операций – предотвратить возможность левофлангового удара по группе «А». Вместе с группой «В», из района Староигнатовки наши войска развернут наступление на правый фланг сепаратистов, что заставит белокаменскую группировку вражеских войск начать отход к селу Новоласпа.

  2. Изменение направления удара. Пока штаб Новороссии устремит свои взоры к Белой Каменке, группа «А» совершит неожиданный маневр – она развернет свои силы и начнет форсировать реку Кальмиус в районе села Красный Октябрь. Во время проведения этой операции, из состава группы «А» будет выделен небольшой контингент для захвата села Староласпа (изначального пункта наступления) с целью предотвращения атак по переправляющимся войскам. Форсировав реку, группа «А» разделиться на 3 подгруппы: задача первой состоит в захвате с. Солнцево и Новомихайловки, задача второй – выход к селу Мичурино и удар по Тельманово, задача третьей – захват Новой Мерьевки.

  3. Начало глубоко флангового удара. После захвата Новой Марьевки, третья группа нанесет новый удар по с. Сатромарьевка, позволив нашим частям начать безопасно наводить понтонные мосты через Кальмиус в районе Гранитного. Именно из этого населенного пункта начнется главное наступление основными резервами украинских войск: постепенно вливаясь в захваченную территорию, наши солдаты начнут подкреплять ударную группировку «А» новыми частями.

  4. Фантомы. Захватив Тельманово и Старомарьевку, командование АТО может организовать специальную группу для обеспечения обороны правого фланга новомихайловской группы, которая, как я уже отмечал, должна будет сдерживать возможные удары сепаратистов со стороны Раздольного. Группа под флагами отступающих бойцов Новороссии организует опорный пункт в районе Краснополья до прибытия основных сил ВСУ и Национальной гвардии. Вообще, диверсионные отряды можно использовать как разведчиков – штурмовиков: воспользовавшись хаотическим отступлением армии «Новороссии», они будут входить в прямой контакт с сепаратистами, и, в случае необходимости, зачищать села еще до прибытия основных войск, увеличивая темп общего наступления, благоприятствуя тем самым тактическому успеху.

  5. Сбросить в море любой ценой. После организации военно-снабженческого плацдарма, украинская армия начнет наносить удары по позициям сепаратистов, находящихся в районах трасс ТО519, ТО508, пунктов Свободное – Шевченко – Казацкое, а также прилегающим к Кальмиусу селам . Одновременно с этим, Мариупольская ударная группа может начать наступать по маршруту Пищевик – Октябрь – Красноармейское. Соединившись в последнем пункте с частями группы «А» сводные войска продолжат наступление на Качарское с целью окружения войск врага. Они также могут быть поддержаны войсками, которые захватят Казацкое. Сводные группы могут нанести удар по Новоазовску и одновременно попытаться совершить марш на Безыменное, перерезав пути отхода сепаратистам. Однако завершающая часть операции будет зависеть исключительно от тактической обстановки к моменту соединения частей ВСУ у Качарского и Красноармейского.

Потеряв значительную часть своих войск, а также возможность создавать постоянную угрозу захвата Мариуполя, российские террористы потерпят не только тактическое, но и стратегическое поражение: захват и удержание таких населенных пунктов как Новомихайловка — Каменка – Глинка позволит силам ВСУ начать планирование новых операций, главной целью которых станет удар в тыловые районы «Новороссии».

Фаза 1. Концентрация сил и начало операции

В основу разработки плана начала наступления в районе р. Дубовка лег опыт двух крупных операций, которые стали ярким примером успешного прорыва силами кавалерийских и танковых групп. Речь идет о битве при Камбре (1917 г.) и Варшавском сражении (1920 г.). Нарушив историческую хронологию, я бы хотел предложить развитие теоретического обоснование украинского наступления с опыта обороны Варшавы польскими войсками.

План Варшавской битвы

Первоначально, главком РККА РСФСР С. Каменев, подгоняемый директивами руководства РКП(б), планировал начать наступление на «буржуазную» Польшу силами 2-х фронтов – Западным (командующий М. Тухачевский) и Юго-Западным (командующий А. Егоров). Однако уже 22 июля 1920 года он резко изменил свой план: войска Егорова должны были наступать не на Варшаву (через Люблин) а на Львов. Сделано это было исключительно по политическим причинам, которые заключались в необходимости «экспорта» революции в Венгрию и Европу. Такая позиция советского командования сыграла на руку полякам: благодаря упорной обороне Львова польскими войсками Рыдз-Смиглы, наступление Егорова было остановлено. Уже 11 августа Каменев приказал 1-й Конной армии Буденного и 12-й армии перенести направление своих ударов на Замостье и Люблин. Это решение, направленное на поддержание наступления Тухачевского, встретило резкий протест со стороны Й. Сталина, самого Егорова и Берзина. В итоге:

«До 20 августа 1-я Конная армия продолжала вести бои за Львов, так и не добившись успеха. Бои в сильно укрепленном Львовском крепостном районе носили характер мелких сражений тактического характера. Задержка конной армии под Львовом помешала ей своевременно оказать помощь Западному фронту в момент поражения его войск под Варшавой»

Грицкевич А.П. Борьба за Украину (1917-1921). Минск: Харвест, 2011. С. 422

Буденный так и не сумел взять Замостье – крепость, захват которой открывал прекрасную стратегическую перспективу выхода в тыловые районы 3-й и 4-й польских армий. По планам Пилсудского, именно эти части должны были нанести рассекающий контрудар между Мозырской группой и 16-й армией РСФСР (эти советские войска были наиболее ослабленными), что в свою очередь должно было повлечь выход польских соединении в тыл армии советов и, как следствие, разгром Западного фронта Тухачевского.

Намерения польского командования начали претворяться в жизнь на рассвете 16 августа 1920 года: пока Тухачевский штурмовал Варшаву (2-й отдел разведки установил точное время наступления советских войск, что дало возможность ускорить развертывание польских частей), 4-я и 3-я армии под руководством Рыдз-Смиглы и Пилсудского начали свое наступление из-за Вешпа:

«Но своем пути наступающие войска встретили лишь отдельные подразделения Мозырской группы Хвесина. Боев почти не было. До вечера 16 августа части 4-й армии прошли 35-40 километров. 14-я пехотная дивизия миновала Гарволин и вошла в сферу действий левого крыла 16-й красной армии. На правом крыле наступления 3-я дивизия Легионов заняла Влодаву на левом берегу Западного Буга, а 1-я дивизия Легионов после 50-киломитрового перехода достигла Вишницы»

Грицкевич А.П. Западный фронт РСФСР (1918-1920), Минск: Харвест, 2010. С. 288

Если 3-я армия сконцентрировала силу своих ударов в направлении Славатыче, откуда вышла к Брест-Литовску, то 4-я армия стремительно атаковала Седльце. Тут силы разделились: часть совершила рывок на Дрогичино – Бельск-Подляски, другая повернула на Бяла-Подляска. Мозырская группа оказалась в окружении, а перед штурмовавшими Варшаву войсками Тухачевского возникла угроза флангового удара. Беспорядочное отступление красной армии началось 17 августа. Благодаря польскому военному гению Европа спасла себя от красного террора, ЧК Дзержинского, массовых расстрелов, голода.

Проанализировав опыт контрнаступления Пилсудского, мы можем прийти к следующим выводам: если командованию АТО удастся провести успешную концентрацию украинских войск за р. Дубовка (аналог р. Вешп в стратегическом значении), то внезапное наступление застанет сепаратистов врасплох. Аналогом 3-й армии станет староигнатовская группа ВСУ, которая нанесет удар по Белой Каменке. Аналог 4-й армии — силы в районе Новогригорьевки: эти части атакуют Белую каменку и начнут свое продвижение к Староласпе. То есть операция будет полностью идентична маневрам Пилсудского, но в меньших масштабах и в «перевернутом виде». Кроме того, правый фланг атакующих украинских войск будет надежно защищен (как и фланг 3-й армии). Достигнуть этого превосходства позволяет концентрация украинских частей в районе Гранитного, которые, после форсирования группой «А» р. Кальмиус в районе Красного Октября и захвата ею Старомарьевки, должны будут перейти в наступление, подкрепив штурмовые танковые части. В случае, если сепаратисты решат начать собственное наступление во фланг нашим атакующим частям, у нас будет находиться в указанном районе (т.е. Гранитного) значительный военный контингент, способный моментально отразить контрнаступление врага. Сосредоточить резервы можно в районе населенных пунктов Мирное, Каменка, Новоселовка.

Что же касается наступления на Староласпу, то здесь следует использовать опыт британского танкового «сюрприза» при Камбре (1917 г.):

Битва под Камбре

«20 ноября 381 танк, сопровождаемый сравнительно небольшим количеством пехоты, двинулся в предрассветных сумерках на изумления германцев. Хотя бы из вежливости танки должны были предварительной бомбардировкой оповестить противника о своем скором приходе. Но этого не случилось»

Гарт Л.Б. История Первой мировой войны, Москва: АСТ, 2014. С. 403

Изначально британское командование предполагало провести вышеуказанную операцию как рейд, главной целью которого должна была стать деморализация и дезорганизация противника, а также уничтожение его живой силы и орудий. Однако вскоре от этого плана решено было отказаться – генерал Бинг запланировал осуществить доктрину глубокого прорыва танковыми соединениями. Цель операции сводилась к захвату булонского леса, Камбре и переправиться через реку Сенсе. Прорыв осуществлялся на фронте длинной 8 км и достиг глубины в 8-10 километров. Но пока британские танки медленно пробивались к новым позициям, немцы решили подготовить контрудар в районе оврага Банте, который начался 29-30 ноября 1917 года. Британские силы, углубившиеся во вражескую территорию, рисковали оказаться оторванными от собственных линий снабжения, а угроза окружения возрастала с каждой минутой. В итоге, такая диспозиция заставила британское командование эвакуировать свои части и оставить захваченную территорию в районе Камбре.

Опыт неудавшегося танкового «сюрприза». Первоначальный эффект тактической внезапности (отсутствие любых артподготовок) позволил британским танкам развить успешное стратегическое наступление. Однако командование не позаботилось о надлежащем формировании резервных частей, что в итоге привело к невозможности отражения германских контрударов на флангах. В нашей же ситуации, сосредоточение резервов в районе поселков Гранитное — Мирное позволяет не беспокоиться о возможном фланговом ударе со стороны сепаратистов. При этом, сосредоточение танковых группировок за р. Дубовка и их дальнейшее наступление по плану Пилсудского значительно деморализует врага, позволив нашим войскам развить успешное стратегическое наступление.

Что же касается достижения эффекта внезапности, то в условиях ограниченности ресурсной базы можно прибегнуть к методу Бернарда Монтгомери. Во время подготовки битвы у Эль-Аламейна он замаскировал передвижение танковых частей к Северному участку фронта путем установки фанерных конструкций в виде грузовиков снабжения на боевые танки (операция «Бертрем»). В то же время, он использовал надувные и деревянные макеты «Шерманов» и «Крусейдеров» для организации широких демонстраций на Центральном участке фронта. Накануне битвы была проведена еще и перестановка самих макетов (и это только малая часть дезинформационных методов):

«Ночью, за день перед наступлением, когда дивизии уже сосредотачивались для атаки, на место муляжей установили настоящую технику. Сами муляжи отвезли в тыл, где установили на место настоящей техники, для того чтобы на фотографиях, которые делали самолеты противника, ничего не изменилось»

Монтгомери Б. Мемуары фельдмаршала, Москва: Вагриус, 2006. С. 130

В нашем случае, следует прибегнуть к несколько другой тактике: до Волновахи танки, САУ, БТР и БМП будут доставляться в привычном виде, а в городе их начнут маскировать и отправлять на запланированные позиции в том виде, в котором этого будет требовать обстановка. Нам также следует создать эффект готовящегося наступления в районе Богдановки, Викторовки и Николаевки, где солдаты ВСУ прибегнут к использованию «надувной» и «деревянной» армии. Если мы успешно организуем подобные предприятия, то сепаратисты будут вынуждены стянуть значительные резервы к вышеупомянутым районам, а это только усилит эффект внезапного наступления в районе Новогригорьевки и р. Дубовки.

Фаза 2. Наступление на Красный Октябрь

Если внимательно посмотреть на карту Тельмановского района Донецкой области, то можно обнаружить, что река Кальмиус в районе населенного пункта Красный Октябрь принимает форму «петли». Именно это обстоятельство привлекло мое внимание – условия местности, пускай и не полностью, но все же совпадают с условиями, в которых Гейнц Гудериан организовывал форсирование реки Мез (13-14 марта 1940 года):

Наступление Гудерина во Франции

«Гудериан планировал, что пехота обойдет ПрескуИль дИже и попытается переправиться там, где два рукава Меза снова сходятся, использую Доншери в качестве базы для атаки. Если пехотинцы смогут занять здесь плацдарм, саперы наведут понтонный мост для переправы танков 2 –й дивизии. Гудериан также предполагал, что 10-я танковая дивизия попытается переправиться с другой стороны Седана.… И наконец, 1-я танковая дивизия после артподготовки должна была атаковать на участке между двумя другими дивизиями»

Мэй Э. Р. Странная победа, Москва: АСТ, 2009. С.465

Почти по аналогичной схеме могут наступать и силы ВСУ: две танковые группировки (1-я и 2-я) при поддержке САУ переправятся южнее «петли» и выйдут к Юго-Восточной части Красного Октября.

3-я танковая группа развернет наступление севернее речной «петли» и выйдет к северо-восточным окраинам города, откуда и начнет продвижение к поселкам Солнцево и Новомихайловка. Этот маневр будет аналогичен действиям 10-й танковой дивизии Panzerwaffe, которая вышла к Мэзонсель-Э-Вилер, где на время остановила свой удар. При этом нужно отметить, что немецкие танки прошли 19 км до указанного пункта, в то время как расстояние от Красного Октября до Новомихайловки – 17 км (по трассе ТО508). В случае удержания группой «С» Староласпы, некоторые части из 3-го танкового соединения (в основном пехотные) могут перебраться через Кальмиус, оказав помощь в обороне города. В случае если этого не произойдет, 3-й танковой нужно будет еще и занять оборону Солнцево и продолжать оборону до прибытия подкреплений.

Тем временем другие танковые группы (1-я и 2-я) могут начать продвижение к пунктам Тельманово и Новая Марьевка. Во время начала штурма Старомарьевки, основные резервы ВСУ, которые будут сосредоточены в районах Гранитное – Мирное, начнут переправлять через реку Кальмиус и окажут поддержку танковым соединениям: первые эшелоны развернуть наступление на Старомарьевку, вторые – на Тельманово. Захватив эти населенные пункты, мы сможем обеспечить каналы снабжения для доставки боеприпасов в Солнцево, создать укрепленный район в Греково-Александровке, а также получим возможность захватить такие стратегически важные пункты как Октябрськое и Краснополье — города, которые станут надежной опорой для предотвращения возможных фланговых ударов со стороны сепаратистов и войск РФ.

После проведения этой операции, наши войска могут начать планомерно наступать на Юг: ровно как и их вермахт в 1940 году, они получат возможность сбросить сепаратистов и войска РФ в Азовское море. Далее операция может следовать по тому плану, который я описал выше. Все же отмечу важный момент: войска, наступающие по трассе ТОП508, будут вынуждены дробить свои силы для организации обороны в районе населенных пунктов, находящихся на реке Грузский Еланчик. Однако, при успешном продвижении других группировок этот недостаток может нивелироваться, поскольку украинские части, организующее Мариупольский котел, останутся защищенными от возможных фланговых ударов со стороны приграничных частей РФ.

Фаза 3. Дополнительные удары мариупольских соединений ВСУ

Во время развертывания наступления на севере Тельманоского района украинским частям в районе Мариуполя необходимо будет начать широкие демонстративные атаки, с целью сковать максимальное число войск сепаратистов и солдат РФ. Такие действия будут продолжаться до взятия войсками 1-й танковой группы Приморского и близлежащих регионов этого населенного пункта. При этом отмечу важный факт: благодаря освобождению поселков, которые расположены непосредственно на берегах Кальмиуса, украинские войска, находящиеся на противоположной стороне реки, смогут быстро и безопасно форсировать водную преграду и соединяться с 1-й танковой группой. Это, в свою очередь, приведет к тому, что из с. Набережное (прилегает к Приморскому) наши части начнут наступление на Красноармейск. Параллельно из Гнутово начнется новое наступление пехотными соединениями ВСУ, которое достигнет Пищевика и окружит сепаратистов в районе Павлополя («новороссы» могут также сами покинуть этот город, что заметно облегчит наступление). Одновременно 2-я танковая группа выйдет к району Казацкого, откуда начнет марш к Качарскому и Новоазовску. Ловушка будет захлопнута.

Аналогичный по стратегическому смыслу маневр был совершен британским генералом О’Коннором во время Североафриканской кампании 1940-1941 годов:

«Однако 3 февраля авиаразведка сообщила, что противник готовится оставить район Бенгази и отходит к Эль-Агейле, где они могли блокировать путь из Киренаики в Триполитанию. С воздуха было замечено движение крупных итальянских колон. О’Коннор решил немедленно нанести смелый удар силами 7-й бронетанковой дивизии под командованием генерала Крея и воспрепятствовать отходу противника. Дивизии, занимавшей позиции у Эль-Мекили, предстояло выйти к дороге на побережье непосредственно у Бенгази…»

Гарт Л.Б. История Второй мировой войны, Москва: АСТ, 2012. С.170

Итальянцы потерпели сокрушительное поражение: в ходе боя у Беда-Фомма было взято в плен 20 тыс. человек, захвачено 216 орудий и 120 танков. Британцы потеряли только 3 машины.

Таким образом, войска «Новороссии» в районе Мариуполя могут оказаться под угрозой полного уничтожения. Ключом к успешному завершению операции станет Новоазовск – именно через него может осуществиться эвакуация групп сепаратистов а также нанесение удара со стороны РФ. Однако ко времени выхода наших частей к указанному городу, расположенные в нем части РФ успеют укрепить район. Именно поэтому, объединенные силы ВСУ из Красноармейского нанесут удар по Безыменному – селу, через которое будет проходить эвакуация сил сепаратистов. Этот населенный пункт придется укреплять и с восточной стороны, поскольку существует вероятность начала контрнаступления войск РФ в этом районе.

Выводы

«Самый лучший стратегический план бесполезен, если он не может быть выполнен тактически»

Эрвин Роммель

Во время разработки представленного плана, я сразу начал составлять список тактических и стратегических недостатков, которые могут, так или иначе, отразиться на состоянии фронта и самой операции. К ним относятся следующее положения:

  1. Для обеспечения гарантированного (хотя это слово неприемлемо в военном деле) успеха операции, командование ВСУ должно незаметно сконцентрировать на небольшом участке фронта достаточно многочисленные резервы. Это, при высоком уровне влияния 5-й колонны в офицерской среде, требует более изощрённых методов поддержания секретности операции. Монтгомери это удалось даже несмотря на высокий уровень воздушной разведки Люфтваффе.

  2. Ограниченность ресурсной базы не позволяет командованию ВСУ сосредоточить значительные танковые группы в указанном районе без ущерба другим фронтам: во время Варшавского сражения у Пилсудского возникла подобная проблема, которую он все же смог решить путем снятия небольших подразделений кавалерии и пехоты с других участков фронта. Поэтому прорыв в районе р. Дубовки требует от командования решительности в деле усиления ударной группы «А». Кроме того, такая диспозиция требует максимального напряжения производственных ресурсов (хотя в 1920 году Франция передала 45 легких танков RenaultFT, которые оказали серьёзное влияние на исход боя).

  3. Дробление сил — это недостаток, который может оказать пагубное влияние на ход операции во время начала продвижения от Красного Октября в южные области Тельмановского района. В случае если нашим силам не удастся пробить оборону врага, операция может закончиться катастрофой – танковые силы увязнут в боях за Тельманово и Старомарьевку, теряя при этом технику и, самое главное, экипажи – ценнейший военный, интеллектуальный и ограниченный ресурс нашего государства. Дробление сил также может иметь место и во время зачистки «Азовского коридора», однако этот недостаток может быть скомпенсирован тесной координацией действий штабных работников с командующими на оперативном уровне. В 1920 году Пилсудский лично выехал в расположение наступающих пехотных дивизий, откуда получал полную информацию о продвижении контрудара. Аналогично поступал и Роммель в Северной Африке. Присутствие командующих на линии фронта позволяло им трезво оценивать тактическую ситуацию и рациональнее распоряжаться военными ресурсами.

  4. «Преждевременный» вражеский прорыв в районе Новомихайловки и Солнцево чреват катастрофой для нашего наступления: танковые части окажутся в котле, из которого они будут не в состоянии выбраться. Выведение наших ударных «танковых кулаков» потребует организации контрмер со стороны резервов, что расстроит весь план наступления. Выход один: усиление третьей танковой группы пехотой и танками, что возвращает нас к п. 1-2.

  5. Если в районе Красного Октября будут сконцентрированы значительные силы сепаратистов, то нашему командованию придется снять с разных участков фронта САУ – эта техника должна будет оказать поддержку переправляющимся войскам, подавив на время огневые точки сепаратистов. Кроме того, в этом случае понадобится использование авиации. Тут полезно вспомнить 1940 год: в районе Седана пилоты Люфтваффе оказали существенное психологическое влияние на французских солдат, что позволило немцам успешно перерваться через Мез.

Что же касается позитивных последствий операции, то они сводятся к следующим умозаключениям:

  1. Полное освобождение Азовского коридора и разгром Мариупольской группы сепаратистов и войск РФ повысит престиж ВСУ, Президента Украины, а также способствует временной деморализации противника (в данном случае войск «ДНР»). Возможно, что и население Донбасса также с воодушевлением взглянет на наши победы, а это, возможно, усилит рост сопротивления оккупационным войскам РФ и «Новороссии».

  2. Если операция пройдет успешно, то ее достижения можно будет широко использовать во внешней и внутренней пропаганде: поверив в возможность ведений успешной войны, наше население охотнее будет вступать в ряды добровольцев Восточного фронта. Кроме того, благоприятный исход битвы предоставит руководству заинтересованных в победе Украины государств надлежащую уверенность в возможности предоставления ВСУ техники и оружия.

  3. Операция позволит создать угрозу захвата тыловых районов «Новороссии», что заставит сепаратистов, как я уже отмечал выше, снять значительные силы с других участков фронта для восполнения бреши в обороне. Это предоставит возможность войскам АТО предпринять новые наступательные действия, которые в дальнейшем выльются в новую победу стратегического масштаба.

  4. Операция позволит обезопасить Мариуполь от постоянных обстрелов и жертв среди мирного населения. Это можно использовать для искоренения «новороссийских» настроений среди общественности города и ликвидации пятой колонны: командование и правительство заметно укрепят свое социальное влияние в этом регионе.

  5. В случае прорыва обороны в районе Новомихайловки резервы АТО все же смогут при надлежащем уровне профессионализма командования организовать вывод танковых групп из Тельмановского района: враг будет не менее обескуражен наступлением в районе Гранитного, что позволит под прикрытием атакующих волн ВСУ вывести наши войска из возможного котла.

  6. Опыт в эпоху информационного общества – это главное достояние человека, в том числе военных деятелей и их подчиненных. Поэтому проведение подобных операций необходимо и для наращивания интеллектуального потенциала командующих. Кроме того, во время ведения непосредственных боевых действий солдаты и их полевые командиры смогут увеличить уровень взаимодействия между разными родами войск и наступающими группами, что заметно улучшит их тактические навыки.




Комментирование закрыто.