Как перестать строить в Украине страну мёртвых героев

Игорь Тышкевич, "Хвиля"

Запоророжские казаки пишут письмо турецкому султану

Мёртвые герои. Провокационно. Жёстко. Кого-то уже первые строчки напрягли. Тем не менее написал это сознательно. И речь не только о дне теперешнем. И уж точно не о фронте или майдане. Разговор пойдёт о восприятии жизни. Своей, чужой. И о слове герой.

Жестокие слова. Очень

Украинцы гордятся своими героями. Более того, само слово последние пару лет упоминается достаточно часто. В беседах, в скандировании массами народа. А теперь давайте задумаемся о смысле.

Что такое герой? Кто такой герой и как его воспринимаем. «Идеальный» герой для масс — тот кто умер за великое дело. Желательно чтобы смерть его так же была осознанным и ярким поступком. Согласитесь, стать героем, неудачно упав на скользком зимнем тротуаре украинского мегаполиса затруднительно.

С живыми героями тем более проблема. Молва народная может наградить таким званием. А уже через пару месяцев что-то пойдёт не так. Один из ярких примеров – Евгений Жуков. Который аудитории ФБ был более известен как «позывной «Маршал»». Который «киборг». Который с волонтёрами тролил вату организуя доставку тортиков в терминал. Но пошёл человек в Полицию… и уже как-то не так. И вроде «киборги» — герои. Но живые, которые высказывают свои мысли, действуют, принимают решения нравятся не всем. К мёртвым вопросов меньше.

Другой пример. Верховная Рада. Помните шутку на выборах про списки партий: «комбат-батяня, батяня, комбат, чувак, журналист и экс-депутат». Массы заходились в экстазе — герои и патриоты. На выходе стать эффективными политиками-парламентариями получилось не у всех. Фамилия Парасюк (да и несколько других) как соотносится с предыдущим предложением?

Одним словом, идеальный герой для масс — мёртвый герой. Могилка, цветочки, красивый ряд причитающего люда. Но это так, по праздникам. Потом меньше — процесс сакрализации новых героев идёт. Тоже мёртвых. Количество могилок растёт, множество индивидов, желающих и могущих на них постоять — уменьшается (что поделаешь — темпы депопуляции Украины колоссальны).

На этом месте у части читателей, возможно, начнётся приступ возмущения. Как же можно такими словами о памяти тех, кто умер за Украину, за народ (и так далее).

Вот именно. Умер «за». Мы стараемся помнить как умер человек. Дату смерти. А вопросы «за» — зачастую дописывают историки. Или додумывает само общество. За нас, за страну, за нацию, за лучшую жизнь и так далее.

Возникает вопрос. Таких героев, умерших «за» — легион. И как-то странно, все умирают «за», но превосходных результатов не видно.

Сакрализируется именно сам процесс смерти за что-то. Не результат — наступление этого самого чего-о, а именно процесс. Со своим завершением – смертью. Умер — помним, чтим, герой. Не умер сразу и красиво — ну это как повезёт.

Детей учат брать пример с героев. Но как? Рассказывая о их жизни? Нет — на примере смерти. Или краткого изложения прожитых героем лет. Такой себе результат превращения жизни в святое писание. Где герой уже не совсем человек. Это некий индивид, который был бел и пушист, умён и изобретателен. Но главное — от рождения готовился к геройской смерти. Вам не кажется, что такое восприятие является верхом неуважения к памяти ушедшей в мир иной личности?

Ведь память о человеке – это не память о неком количестве органической материи, закопанной в землю. С крестиком (стелой, слобом) поверх. Человек — существо мыслящее и действующее. То есть память о человеке — память о том, что он сделал. О его успехах и неудачах. Память о личности такой какой она была. Благодарность за то, что человек успел сделать. И за то, что начал. А так же память о его ошибках. Ошибаются все. Иногда ошибки становятся и причиной смерти. И помнить об этом — не наступать на те же грабли, сделать лучше то, что задумывал герой. Память — пример как нужно и как нельзя поступать.

Однако такой подход противоречит концепции «героя». В современном понимании в современной Украине. Важна память смерти. Память конца жизни. Возможно (если выгодный политический момент) — память лозунгов, которые подходят под созданную легенду.

Реальность и созданные истории о героях.

Вот лишь несколько примеров, основанных на известных всем исторических событиях. Начну с казацких времён.

Восстание Хмельницкого. Герои и антигерои героической поры. Оставлю Богдана Зиновия в покое. Поговорю о его современниках.

Был такой Ярема Вишневецкий. Помните? Ага, смотрели фильмы, читали статьи. Мол враг жуткий и веры православной и идеи государственности украинской. Что-же. Откроем украинскую Википедию как доступный каждому ресурс. И сразу удивительная цитата: «За 16 років існування «України-Вишневеччини» чисельність населення краю збільшилася з 4,5 тис. до 230 тис. Осіб.» Кроме того интересно, чем занимались эти люди. Оказывается, не только гречиху сеяли. Вишневеччина — это торговля и промышленность. Да, дядька был сторонником развития цехов. Причём не банального ткачества. Селитра, металлы — так сказать товары двойного назначения. Которые экспортировались и в Западную Европу. Дядька был католиком. И при этом основал и спонсировал Срібнянське братство. Активно помогал Петру Могиле. Тому самому, в честь которого названа Могилянка. Да и говоря о «гонителе православья»… хм. Севернее, на территориях современной Беларуси была Уния. От православной церкви остались анклавы. Очень маленькие. У Вишневецкого православный регион. С активным вмешательством клира в политику (пикировки Копынського и Могилы чего стоят). В конце концов та же Википедия говорит о нём как об «идеологе украинской колонизации левобережья Днепра». Но при этом он — не герой. Ещё бы — воевал против Хмельницкого. Ужас и «зрада»!

А если задуматься? Вишневецкий создал государство в государстве. Его род несколько веков работал над созданием инфраструктуры, позволяющей быть независимым центром силы. Он понимал, что независимость, субъектность есть следствиями наличия ресурсов. Ту же армию нужно кормить, одевать и снабжать. Или производишь сам или покупаешь. На что нужны деньги. Ну, или, как не раз было в истории – живой товар. Турки ведь не «за спасибо» ходили в походы. Вишневецкий понимал, что количество жителей — вещь ограниченная. И не любил «платить головами». Поэтому создавал инфраструктуру. Хорошо создавал. Гетманы, пришедшие после Хмельницкого потратили более 50 лет чтобы превратить Вишневеччину в руину. Запас прочности был колоссален.

Но Вишневецкий не герой. Герой — казак-характерник Сирко. Который за краткую жизнь повоевал за Дорошенко и против Дорошенко, за царя и против царя (по 2 раза) и наконец плечом к плечу с Самойловичем. А вскоре против Самойловича. Зато воевал — то есть был прекрасен в гневе своём. Письмо запорожцев вроде как писал. И умер красиво. И могила была. Герой. Мёртвый герой. А задумываться над его кульбитами в области «государственного строительства» как-то грешно. Да и не выгодны такие параллели – посмотрите кульбиты политических сил вокруг «коалиций».

Идём дальше. И вспоминаем очень неординарную личность. Пилипа Орлика. Знают в Украине такого. Помнят и день смерти и примерно день рождения. Помнят и о вроде как «козацкой конституции». Но мало ксто вспомнит когда вышли его пакты прав и вольностей (Pacta et Constitutiones legum libertatumqe Exercitus Zaporoviensis). Конституция, как принято называть сей документ. И почему-то не отмечается эта дата. Да и не в дате дело. Кто может сказать что там было написано? Дам несколько простых цитат из первых статей:

  • «щоб Його Священна Величність та його нащадки, Найясніші Королі Швеції, користувалися титулом постійних Протекторів України»

  • «відновлення давнього братерства з Кримським Ханством для збройного об’єднання і скріплення вічної дружби» И в этой же статье гарантии «розгнузданими нападами порушників, які не соромляться, звикнувши жити у гріхах, не тільки ламати права сусідства й дружби, але й розривати мирні угоди».

По большому счёту речь идёт о первой в истории грамотной и правильной политической программе. Или, если хотите, декларации о намерениях. Ведь и в преамбуле и в статьях идут оговорки «если». Если закончится война, если будет победа, если захочет Король Швеции.

И это не умаляет заслуг Орлика. Скорее наоборот. Извините, но до такого уровня политического планирования (в том числе с описанием баланса сил, планов переустройства) не дотягивает ни одна из программ парламентских партий образца 2016 года. Ни тем более набившее оскомину «коалиционное соглашение». Ведь тут есть и описание внутреннего устройства и основы внешнеполитического позиционирования. И даже, если хотите, идеологические основы построения нации. Например, Орлик подчёркивает «родословную» казаков от Хазаров.

Идём дальше и рассмотрим середину ХХ века. ОУН-УПА — герои. Густо-часто вспоминаем бои. И смерть как рядовых бойцов, так и руководителей. Вспоминаем акт восстановления украинского государства 1941 года. И, естественно, помним репрессии. Но ведь была и другая история.

Это работа ОУН(б) с крестьянами и упорядочивание земельных отношений, те же земельные суды. Которые позволили УПА иметь поддержку среди населения. Было и небольшое, но государственное формирование — Олевская республика, провозглашённая Бульбой-Боровцом. Это тоже УПА. И ОУН — но только мельниковцы.

Можно было бы изучать историю, задавать вопросы. Ведь как бы там ни было, но на Полесье украинская власть продержалась дольше, чем во Львове. И, кстати, смогла организовать функционирование территории. Но не повезло — Бульба-Боровец не погиб смертью храбрых. Он жил и писал мемуары…. Не подходит под категорию героя?

Ну и дальше тоже вопросы, которые неудобны сегодня. В том числе любителям «чтить память героев». Та же земля в Западной Украине была товаром. Крестьяне могли её покупать и продавать. Земля воспринималась как ресурс. Ценный, но всё же ресурс. Это — земельная реформа УПА.

А теперь взглянем на аргументацию значительной части почитателей той же повстанческой армии. Землю не продавать. Это «зрада». Земля — народная (читай ничья). Странно, но те которых почитают, считали (и делали) иначе. А народ их за это поддерживал. Даже в условиях, когда перспективы победы перешли в категорию сказок.

Это было. Но вспоминать о таком не удобно. Лучше помнить как умирали те, кто дал (или вернул) землю её хозяевам. Петь песни, ходить маршем. Кланяться могилам. Но землю не отдавать.

Вернёмся в наши дни

Вот теперь можно порассуждать почему так происходит. И чем это грозит Украине. Концепция (если можно так назвать) мёртвых героев тупиковая. Она не предполагает никакого развития. Ведь ценность — умереть за будущее, а не построить будущее.

Герои нужны в любом обществе. Но герой — последняя жертва нации, последний козырь, который народ выкладывает ради своего спасения. Герои умерли. Нацию спасли. И что дальше. А дальше, если просто помнить смерть – через пару лет снова возникнет потребность в героях. Снова в мёртвых. И так бесконечно. Нация фактически отправляет лучших своих представителей на тот свет. Чтобы потом причитать и рисовать иконы «идеальных людей».

Получаем с одной стороны забавную а с другой страшную картину. Обычный человек ничего не собирается делать ради улучшения своей жизни, ради улучшения государства. А зачем? Ведь придёт герой — спасёт. А потом герою цветочки на могилу. В таком формате нет надобности думать зачем герой пошёл на смерть. Имею в виду не лозунги, а дела. Нет необходимости думать об успехах, идеях. Тем более не нужно анализировать неудачи. И причины по которым герой стал героем. Такой анализ ведь мешает рисовать «иконы». А так же заставляет пытаться что-то делать самому. По крайней мере думать несколько шире чем в формате тумблера «зрада-перемога».

Тогда ведь, о ужас, пантеон героев перестаёт расти стахановскими темпами. Почему? Хорошая работа общества, государства не требует жертв. Она создаёт систему при которой смерть «ради чего-то» просто не нужна. То есть на каждый вызов находится адекватный алгоритм. А герои из истории. Их чтят. Несомненно. Но не рисуют иконы. Помнят именно человека, а не картинку. Человека с его успехами и неудачами, высокими поступками и ошибками.

Зачем этот текст? Так случилось, что я определённое время таки буду жить в Украине. И я хочу жить в стране успеха. Страна мёртвых героев меня не интересует. Страна памяти дел предков а не их могил — интересна. Ведь такое государство рано или поздно станет мощным и динамичным. Поэтому я вряд ли пойду на акции «почтить память» любой из перечисленных в примерах личностей.

Вместо этого я почитаю и подумаю над концепцией Орлика как во внешней политике выйти из системы координат «запад-восток». Вместо этого я почитаю немного о системе общественных взаимоотношений и созданию «островка мультикультурности» на территории Вишневеччины. Я поищу информацию о том, что делала ОУН (как (Б) так и (М)) в сфере организации хозяйства на подконтрольных территориях. И опираясь на эти примеры по мере возможности буду предлагать идеи сегодня.

А жить в системе «мёртвых героев»? Тут подходят слова из Библии «Оставьте мёртвым хоронить своих мертвецов». Как-то так.
_________________

Текст заказной? Естественно. Заказчиками являются читатели, сказавшие «спасибо» автору. «Спасибы» принимаются лайком, словом либо копейкой.

Почему так? Текст — это продукт. Продукт – плод труда и времени. А это оплачивается.

Спасибам радусь. Репосты приветствую. А деньги… Часть забираю себе на пиво. Остальное:

  • пересылаю на нужды одного из отрядов спецназа ВМС Украины

  • трачу на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:

Карточка Привата: 5168 7423 0834 3288

Вебмани: U247333217329 или Z293974971904

Карта в долларах США (VISA): 4149 6258 0502 4393

реквизиты для переводов SWIFT:
ACCOUNT # 4149 6258 0502 4393;
BANK OF BENEFICIARY: PRIVATBANK SWIFT CODE: PBANUA2X
INTERMEDIARY BANK: JP MORGAN CHASE BANK SWIFT CODE: CHASUS33; CORRESPONDENT ACCOUNT: 0011000080; IBAN: UA123052990004149625805024393




Комментирование закрыто.