Возвращение Крыма 2020: взять Путина на “слабо”.

Андрей Облогин, "Хвиля"

Крым

Единственный способ вернуть Крым состоит в том, чтобы бросить вызов не российской армии, а лично Владимиру Путину.

В Украине уже виден консенсус по двум ключевым позициям крымского кризиса.

1) Крым грубой силой вернуть невозможно, а значит нужно искать способы “мягкой силы”.

2) Нельзя отказываться от Крыма.

Из этого вытекает ряд вопросов о том, каким же образом воплотить эти стремления в жизнь.

Идея, что Украина должна стать экономически привлекательной для крымчан уже озвучена всеми, кому не лень. Также Украина может выгодно выделятся на фоне России в гарантировании личных прав и свобод, даже если жители Крыма смеются над этими словами сейчас.

Но пока эти разумные предложения лишь звучат лишь, как размытые предвыборные обещания политиков или витают в цифровых ноосферах.

Украина столкнулась с битвой за “ума и сердца” и прямо сейчас ей предложить полуострову совершенно нечего.

Кроме того, даже если Херсонщина вдруг превратится в Дубайщину, практических инструментов для того, чтобы Крым вдруг присоединился к нам — нет.

Исходя из этого, шанс Украины состоит в использовании главной слабости современной России. Того, что решающее влияние на ход государственной политики там имеют не институты, а конкретные личности. А часто даже личность.

Следующий Президент Украины, кем бы он ни был (а), должен провозгласить создание программы Крым-2020, к которой необходимо привлечь все здоровые силы общества независимо от политических пристрастий, но поддерживающих возвращение Крыма.

Ключевой инструмент реализации программы — новый, открытый всему миру референдум в Крыму в 2020 году.

Суть предложения для России: “вы соглашаетесь на новый прозрачный референдум по судьбе Крыма в 2020 году, а мы перестаем кричать на весь мир “помогите, насилуют!” Ну так что, Вован, зассал?”

Разумеется, в первое время РФ в своем фирменном стиле будет отмораживаться или делать саркастические ремарки на это предложение.

Но с этих пор каждое заявление МИДа Украины о России должно содержать назойливое требование референдума в Крыму в 2020 году с участием международных наблюдателей.

С непременными отсылками к недавним доводам России о “праве народа на самоопределение” и напоминанием резолюции ООН не признающей аннексии Крыма.

С подключением хора западных партнеров, которые тоже заинтересованы погасить конфликт.

Мы ВСЕ должны постоянно жужжать об этом из каждой щели.

Можно назвать это тотальным конструктивным троллингом России. Начиная с дискуссий с россиянами в фейсбуке и заканчивая официальными заявлениями на уровне стран.

Пока дипломаты и журналисты всего мира не начнут открыто стебаться с России, которая боится провести нормальный референдум, о котором так страстно рассказывала.

Это может казаться наивным, но только такое “взятие на слабо” точно подействует на “пацанскую” психологию Путина.

Если он не примет этот вызов, то поставит под сомнение преимущество его модели власти. Ведь чего ему боятся? Крымчане и в самом деле настроены пророссийски.

“А давайте!” — с ухмылкой скажет он рано или поздно. Путин будет уверен, что разыграет из этого классный пиар-ход.

Для него это станет проектом в духе Сочи 2.0. Для нас — возможность для модернизации всей страны.

“А давайте!” — дерзко ответим и мы.

Украина получит от этого соревнования ряд бонусов:

Национальная идея. Проект Крым 2020 имеет все шансы стать той общественной платформой здоровых сил, которая не будет зависеть от имен, которые находятся у власти. Впервые в истории страны — преемственная политика после выборов, независимая от их исхода.

Это неоспоримый, общеукраинский не уличный Майдан для всех регионов Украины. Временная национальная идея для страны, которая, пока что находится в поисках своей идентичности.

Поиск идей соблазнения самого пророссийского региона даст рецепты для взаимопонимания Запада и Востока.

Мобилизация. Состояние, в котором сейчас находится страна: “меняйся или умри”.

“Что же вы, твари, делаете? Так мы в 2020 году Крым не вернем!!!”, — эти слова должны звучать и на совещаниях в правительстве и на планерках в офисах коммерческих фирм.

Позитивная программа. Что лучше, бороться против распада страны или объединиться ради какой-то цели?

Избыточность. Люди поднимают штангу не для поднятия штанги, и бегают кроссы, не для того чтобы просто бегать. Крым для Украины — тот вес, который необходимо будет взять на турнире. Возможно мы проиграем, но благодаря упорной подготовке станем в разы сильнее.

Не менее важно и то, каких рисков Украина, придерживаясь этой стратегии, избегает.

Мы не становимся агрессором, не втягиваемся в самоубийственную войну, а продолжаем быть в роли жертвы в глазах всего мира.

Мы заглушаем свою истерику, вызванную фантомными болями на месте сбежавшего Крыма, а вместо этого начинаем заниматься делом.

И мы не сдаемся.

Конечно, постановка вопросов на таком референдуме будет зависеть от того, в каком состоянии к 2020 году подойдут и Украина и Россия

Если баланс сил изменится кардинально в пользу Украины, мы можем рассчитывать на вопрос о присоединении Крыма к Украине.

Если Россия существенно не ослабнет за эти годы, максимум что мы сможем добиться — демилитаризации Крыма и некий формальный “общий” протекторат.

А если не будет Украины, тогда точно не будет и референдума.

Что ж, как альтернатива стратегии 2020 — играть с Россией в игру “кто первый распадется”…

А почему 2020 год?

Это ближайшая круглая дата, до которой и в Украине и в России произойдут и президентские и парламентские выборы, что позволит принимать серьезные решения на свеже-легитимную голову. За 6 лет у Украины будет время, чтобы изменится или исчезнуть. И это не такой далекий срок, чтобы все забылось.


Загрузка...


Комментирование закрыто.