Украинский, сирийский и турецкий фронты Кремля

Константин Румский, для "Хвилі"

Владимир Путин23

Война, развязанная Москвой в отношении Украины, ни в коей мере не может трактоваться как региональный конфликт, ибо цели, которые уже преследует Кремль, вынуждают вступать в этот конфликт практически всех основных геополитических игроков и последствия, к которым может привести эта война, не будут незначительными, как это кажется на первый взгляд, они, скорее всего, кардинально изменят расстановку сил как в Черноморском регионе и на Ближнем Востоке, так и на Евразийском континенте.

Назад в СССР

Внешняя политика нынешней России мало чем отличается от агрессивной экспансивной политики СССР, для которого инспирирование конфликтов и развязывание войн были, в принципе, обычным делом.

Как известно, в своей военной доктрине Советский Союз руководствовался стратегией «активной обороны», то есть, наряду с высоким уровнем обороноспособности в пределах собственных границ, советское руководство осуществляло разного рода деструктивные действия и мероприятия в отношении своих вероятных противников.

В основном, такие действия включали в себя разнообразные поддержки иностранного лояльного (просоветского или социалистического) режима – политическую, финансовую и военную (как поставками вооружений, так и предоставлением военных контингентов). Целью таких действий были вынуждение вероятного противника отвлекать внимание от СССР, тратить значительные средства на решение возникших трудностей и терять время, необходимое для выработки средств противодействия возникшим угрозам.

Данная стратегия была принята Сталиным и хотя первый же опыт её активного применения потерпел жестокое фиаско (не смотря на значительную военную поддержку СССР правительство Второй Испанской Республики было свергнуто оппозицией, которую, в свою очередь, поддержали Португалия, Германия и Италия), то уже в дальнейшем советская сторона учла полученный горький опыт – оказание всемерной помощи «братскому Китаю» оказалось едва ли не решающим фактором, определившим победу китайских коммунистов над Японией и над внутренней оппозицией.

В последующем, а в особенности во времена так называемой Холодной войны, Советский Союз уже не ждал появления за своими границами симпатизирующего ему правительства, а сам активно, если можно так выразиться, создавал себе союзников. И здесь все средства были в ходу: тайные и официальные вооружённые вторжения, свержения неугодных правительств и убийства президентов, нелегальные поставки вооружений оппозиции, которые вынуждали законное руководство суверенных стран искать помощи у СССР, а иногда и откровенное коррумпирование советской стороной политической верхушки заставляли некогда независимую страну становиться на «социалистический путь развития».

День сегодняшний

Нечто подобное мы можем наблюдать и сейчас: Россия заняла «активную оборону».

Первый фронт этой обороны был развёрнут в Крыму, второй – на украинском Донбассе, третий – в Сирии.

Постепенно вырисовываются тактические задачи, выполнение которых должны обеспечить упомянутые выше фронты: крымский стал огромной военно-морской базой, призванной ограничить в Чёрном море украинский флот и возможные действия флотов союзников Украины; задача донбасского фронта – быть ресурсозатратной проблемой для Украины, одновременно являясь полигоном для испытаний российских вооружений, площадкой для утилизации устаревших боеприпасов и тренировочной базой для подготовки военных кадров; на сирийском фронте Россия ведёт активные военные действия, призванные укрепить её позиции в стремлении достичь своих целей – дестабилизацией в регионе удержать влияние на Северную Африку и Ближний Восток, не допустить создание антироссийских альянсов и так далее (на самом деле целей намного больше, но их очерчивание – не предмет данной статьи). Между фронтами налажены серьёзного уровня коммуникации и логистика.

Первый и второй Украинские фронты

Как мы помним, согласно плану кремлёвского руководства, прямым военным действиям на территории Украины предшествовали многочисленные захваты административных зданий местных властей, оккупация небольших городов, нарушение коммуникаций с центром принятия решений – Киевом, блокирование воинских частей, аэродромов и автодорог, по которым в мятежные области двигались колонны украинских военнослужащих и боевой техники.

Данные захваты осуществлялись силами так называемых «российских добровольцев», являющихся преимущественно членами частных военных и общественных военизированных организаций.

К примеру, Славянск Донецкой области был оккупирован подразделением под командованием Игоря Гиркина (более известного как «Стрелков»), который был членом общественной военизированной компании, легендированной под клуб военной реконструкции. Приставка «реконструкция», тем не менее, не помешала этому герою принять самое непосредственное участие в боевых действиях на территории Молдовы (Приднестровский конфликт) и бывшей Югославии (Босния).

Захваты городов Луганской области осуществлялись, в основном, силами Всевеликого войска Донского – общественной военизированной организации российских казаков. В Крыму в первых рядах захватчиков правительства, парламента и воинских частей также были члены многочисленных местных казачьих организаций. Все члены данных «общественных и частных» организаций были самым отменным образом вооружены и экипированы.

И если участие в вооружённой интервенции против Украины маргинализированных казаков было предсказуемым (последние никогда не скрывали своей антиукраинской сути, связи с российскими властями и при любой возможности демонстрировали готовность выполнять любые задания Кремля), то участие в гибридной войне хорошо подготовленных членов частных военных компаний стало совершенно новой реальностью.

Именно эти частные военные компании, под общим патронатом ФСБ и ГРУ, являются главными элементами «активной обороны» нынешней России.

По состоянию на сегодняшний день в России насчитывается до десятка частных военных компаний, состав которых формируется преимущественно из бывших офицеров частей специального назначения Министерства обороны и Федеральной службы безопасности.

Не смотря на слово «частные», эти организации располагают лагерями подготовки, вооружением и взрывчатыми веществами, а также высокопрофессиональными инструкторами. Разумеется, данные компании носят статус частных лишь для того, чтобы отвести прямые обвинения от официальных российских властей в случае неудачи, на самом деле все они курируются, контролируются и финансируются Главным разведывательным управлением Генерального Штаба Вооружённых Сил РФ и ФСБ.

Обученные и с солидным опытом боевых действий (Афганистан, Ирак, Югославия, Чечня, Грузия), члены таких военных компаний как «Вагнер», «Византия», «ЕНОТ», «МАР», «РСБ-Груп», «Антитеррор» неоднократно были зафиксированы на украинском Донбассе среди так называемого местного ополчения.

Кроме непосредственных военных действий против украинской армии на Донбассе и устранения лиц, препятствующих установлению прямой российской власти на оккупированных территориях (в частности, члены именно этих частных военных компаний ликвидировали лидеров территориальных вооружённых формирований из числа граждан Украины, которые слишком бурно выражали своё несогласие с диктатом Кремля на Донбассе – Беднова, Мозгового, Дрёмова. Косвенным подтверждением российского участия в этих ликвидациях является недавнее загадочное убийство командира военной компании «Вагнер» Дмитрия Уткина, что можно трактовать как месть), частные военные компании ведут структурную, системную и пропагандистскую работу среди местных боевиков, изъявивших желание воевать в Сирии: для этой цели развёрнуты временные базы, на которых проводятся собеседования с кандидатами, осуществляется их карантин, обучение, спецподготовка, здесь же происходит подписание соответствующих контрактов. После этого подготовленных боевиков направляют в Новороссийск, а оттуда – морем в сирийский Тартус.

В разрезе подготовки военных кадров нельзя не упомянуть об уровне цинизма, к которому не единожды прибегала российская сторона: на Донбасс командировались курсанты артиллерийских училищ, которые, так сказать, проходили практику в боевых условиях. Доказанными являются факты участия в военном конфликте курсантов Михайловской военной артиллерийской академии (Санкт-Петербург) и Коломенского высшего артиллерийского командного училища.

Сирийский и турецкий фронты

Однако на Донбассе готовят не только кадры для войны в Сирии, сам Донбасс превращается в производителя и поставщика вооружений, которые затем нелегально поставляется террористическим организациям на Ближнем Востоке, таким как Хезболла, Исламское Государство (ИГ), Хамас.

Например, в Старобешевском районе Донецкой области, на мощностях Комсомольского рудоуправления развёрнуто производство переносных зенитно-ракетных комплексов «Град-П» (представляющего собой направляющую, монтируемую на треноге, с прицелом), боевой заряд которого унифицирован с боевым зарядом РСЗО БМ-21 «Град».

Принимая во внимание то обстоятельство, что на Донбассе активно используются непосредственно сами РСЗО БМ-21 «Град», а также разные артиллерийские системы, то возникает логичный вопрос – для каких целей производятся данные переносные комплексы? Ведь их применение на линии фронта в несколько сот километров откровенно неэффективно, в отличие от применения в жилой и густо заселённой местности с плотной застройкой…

Вскоре был найден ответ на этот вопрос – в начале 2016 года украинскими военными был захвачен транспорт, перевозивший ПЗРК «Град-П». Но самым интересным было не само вооружение, а язык, на котором были составлены инструкции по его эксплуатации – арабский . Это значит, что конечными получателями ПЗРК «Град-П», производимых на Донбассе, являются силы, ведущие террористическую деятельность на Ближнем Востоке, а по совместительству верные союзники Кремля – Хамас, Хезболла и ИГ.

Таким образом, на лицо двойная игра, которую ведёт Россия на сирийском фронте: своему официальну союзнику – Асаду, она почти легально поставляет серьёзные вооружения, но и не забывает через него и напрямую подпитывать террористические организации, нелегально подбрасывая им средства для поддержания нестабильности в регионе.

И если раньше поставка вооружений Хезболле шла не напрямую, а через Сирию, то сейчас ливанские боевики уже не делают тайны из таких поставок, прямо и без утайки афишируя прямые контакты с Россией.

Также, не является секретом нелегальные поставки Россией вооружений Хамасу, в частности противотанковых ракетных комплексов «Корнет», о чём заявил сам официальный Тель-Авив еще в январе 2015 года, кроме того израильские ВВС в 2015 году наносили неоднократные ракетные удары по Сирии, целью которых являлись новейшие образцы российской техники, которые могли нести угрозу еврейскому государству.

В этом разрезе Донбасс весьма важен для Кремля – в случае захвата нелегально поставленного оружия и предъявления обвинений Москве, последняя с лёгкостью выйдет сухой из воды, переложив вину на Украину, которая, мол, не в состоянии контролировать свою территорию и осуществлять на ней режим экспортного контроля за поставками вооружений.

Смеем предположить, что в скором будущем мы станем свидетелями громких скандалов, связанных с выявлением у Хезболлы, Хамас и ИГ нелегально поставленных тяжёлых вооружений.

Но, разумеется, Россия будет в этой ситуации «не при чём», ведь такие вооружения будут из числа либо захваченных на том же Донбассе, либо из захваченных украинских арсеналов в Крыму.

Схема таких поставок (так же как и боевиков) весьма проста: из Донбасса вооружения переправляются в морской порт Новороссийска, грузятся на военный корабль и отправляются в тот же пресловутый сирийский порт Тартус. А из Крыма (военно-морской базы ЧФ РФ в Севастополе) в Сирию Россия начала осуществлять поставки оружия ещё до начала своей полномасштабной войсковой операции на Ближнем Востоке в 2015 году.

В этой ситуации оказалась в весьма затруднительном положении Турция: с одной стороны, согласно требованиям Конвенции Монтрё, Анкара не имеет права препятствовать прохождению через свои проливы российских военных судов, с другой стороны, турецкое руководство прекрасно осведомлено, что вооружение, поставляемое Москвой в Сирию активно распространяется в регионе, вызывая дестабилизацию и создавая значительные очаги напряжения вблизи южной турецкой границы.

Одновременно с этими событиями, в стране активизировались курдские сепаратисты, столкновения между ними и полицией стали происходить всё чаще.

Так развивалась ситуация до 24 ноября прошлого года. А затем над территорией Турции был сбит российский бомбардировщик Су-24, после чего Москва перешла в режим открытой конфронтации с Анкарой.

Вполне ожидаемо россияне стали разыгрывать «курдскую партию» и уже 23 декабря в Москве министр иностранных дел России Лавров провёл переговоры с лидером прокурдской оппозиции Турции Селахаттином Демирташем.

Вслед за этим боевые действия у самых турецких границ резко перешли в турецкие провинции Ширнак, Диярбакыр и Мардин, где Анкара вынуждена была объявить режим чрезвычайного положения и ввести войска.

Таким образом, Кремль обозначил для себя ещё одного врага на Ближнем Востоке – Турцию, с которой он вступил в очередную «гибридную войну», с той лишь разницей, что против украинских военных воюют «российские добровольцы», а против турецких – турецкие и сирийские курды.

К глубокому сожалению, войны на Украине и в Сирии далеки от своих завершений, ибо главный агрессор – Кремль – пока не смог достичь поставленных целей. А значит ситуация на фронтах будет ухудшаться с тенденцией к эскалации.

Россия продолжает и дальше насыщать Ближний Восток вооружениями, поставляя их практически всем сторонам конфликта – Асаду, Хезболле, Хамасу, ИГ.

Кроме того, Россия, скорее всего, уже поставляет вооружение курдским сепаратистам и объёмы этих поставок будут нарастать, вследствие чего Анкара будет вынуждена отвлекать значительные ресурсы на подавление курдских восстаний на своей территории.

Также, уже наметилась тенденция российского руководства любой ценой не допустить установления добрососедских отношений между Турцией и Иракским Курдистаном, что было одной из главных целей турецкой дипломатии на протяжении последнего времени, а значит, целью России является инспирирование полномасштабного турецко-курдского конфликта.

Поэтому последствия, к которым может привести нынешняя политика кремлёвских властей, да ещё и помноженная на многолетние конфликты и взаимные претензии стран Ближнего Востока, предсказать пока не берётся никто.

Как и дальнейшие последствия последних событий в Европе (сирийские беженцы, теракты, массовые нападения), за которыми на дальнем фоне тоже почему-то маячит тень Кремля…

Изображение: художница Дарья Марченко




Комментирование закрыто.