Россия оказалась в ловушке Минских соглашений-2

Сергей Климовский, "Хвиля"

Владимир Путин 4

О готовящемся наступлении армии РФ между Пасхой и 9 мая заявил и Уэсли Кларк, бывший командующий силами НАТО в Европе, выступая 30 марта в Atlantic Council на спецбрифинге с Украинского фронта. Именно так «Exclusive Briefing from Ukraines Front Lines».Подозреваем, Кларка к этому выводу подтолкнула отнюдь не статья на «Хвыле».

Причина, по которой РФ готовит наступление, ‒ безоглядно критикуемый некоторыми Минск-2 стал для неё ловушкой. Ловушкой в военном и политическом аспекте, из которой Кремль надеется выбраться посредством войны. В эту ловушку Кремль залез сам, за что огромное спасибо Михаилу Задорнову. Он 15 лет убеждал, что американцы тупые, и в результате сформировал у россиян аналог чувства расового превосходства. Россияне знали, что сами они тупые, но что американцы и прочие европейцы еще тупее, ‒ ‒ для них было приятным открытием. Отсюда их уверенность от Кремля до российского обывателя, что этих лохов америкосов, а тем более хохлов, можно развести и нагнуть, припугнув газом и ядерной дубинкой. Она и завела их в ловушку Минска-2, а не гостеприимство Лукашенко, отнюдь не претендующего на титул Сусанин-2.

Военный аспект ловушки кроется не только в чувстве превосходства россиян над всем остальным человечеством, но и в карте. В частности, в сентябре 2014 г. появились фото одного из новых бронеавтомобилей ВСУ отечественного производства. Так как он имел маскировочную окраску «степь-пустыня», то борцы за Новороссию объявили, что это американская техника из пустыни Ирака, а тупые хохлы ее даже не перекрасили в темно-зеленый цвет. Урало-сибирским защитникам Новороссии и невдомек, что там, где Кремль помещает эту мифическую страну степь, а не тайга. Но не только у них в голове «шумит тайга», Кремль тоже таёжит.

Временно оккупированная РФ территория Донбасса состоит из двух зон: на севере из полосы городской агломерации от Донецка до Луганска, а на юг от нее до Азовского моря лежит распаханная степь с немногочисленными поселками. Поклонников ДНР/ЛНР в степи Приазовье были единицы и были они пассивны. Летом российская военщина из артиллерии браво обстреливала из-за границы нашу армию, прячущуюся по оврагам и окопам. Наши в ответ не стреляли, чтобы «Раши тудей» не стали кричать: фашистская Украина напала на антифашистскую РФ. Уклоняясь от братских снарядов, наши стояли подальше от границы, а Генштаб полагал: пары батальонов достаточно, чтобы россияне её не перешли. Оказалось, Генштаб был слишком хорошего мнения об антифашистах из РФ, так как 25 августа они границу перешли и с танками, из-за чего нам пришлось отходить за Кальмиус до Мариуполя, не вступая в заведомо проигрышные бои.

Но после оккупации Приазовья позиции поменялись. Теперь армия РФ сидела в пустой степи на нашей территории и была хорошей мишенью для авиации, применить которую не позволил только недостаток авиации. Самолеты в Канаде так и не закупили, несмотря на разговоры с мая, что они вот-вот поступят в ВСУ. Но они могли и появиться. Поэтому РФ в Минске-1 так надрывно и требовала установить над Донбассом бесполетную зону, опасаясь, что её отпускников накроют с воздуха. Пришлось уступить, тем более что отпускники жались к украинским селам согласно наставлениям Путина.

Зимой заговорила украинская артиллерия и столь убедительно, что РФ в Минске-2 уже потребовала запретить и её, понимая, что отпускники-антифашисты в мерзлую землю Приазовья закопаться не успевают. Мы согласились на это снижение планки вооружений, что дало позитивный результат: если между Минском-1 и Минском-2 наши потери от артдуэлей в сутки составляли от 3 до 10 человек, то после Минска-2 сутки заканчиваются чаще всего без погибших.

Такие нарушения Минска-2 как обстрелы антифашистами 30 и 31 марта Широкино, Бердянского и Сопина, а также попытки штурма Широкино дают нам все основания пройтись тяжелой артиллерей по их позициям. Как и в случае появления у Гранитного «Градов» и танков. Пока мы от этого воздерживаемся, Порошенко 31 марта призвал ОБСЕ разместить в таких пунктах свои посты круглосуточного наблюдения, чтобы записать на камеры наступление русских войск, которых в Украине нет. Если это будет сделано, то получим более полную хронику вторжения антифашистов, чем вторжение фашистов 22 июня 1941 г. Но так как на ОБСЕ надежда слабая, то есть смысл пригласить для этого наблюдателей из ООН и иностранные информагентства.

Так Россия оказалась в тактической ловушке ‒ теперь вести боевые действия она может только «кавалерией». Захлопнулась и стратегическая ловушка. За период после Минска-1 нам удалось создать и более-менее обучить армию в 80-100 тыс. человек. Перспектива ‒ довести ее до 250 тыс. человек. Даже учитывая, что часть ее будет прикрывать границы у моря, в Приднестровье и других районах, на линии фронта можно сосредоточить около 60 тыс. человек. Кремлю для начала наступления, учитывая нашу слабую подготовленность, достаточно иметь не троекратный перевес сил, а 120 тысяч, которыми он и располагает.

Но если к лету численность ВСУ возрастет до 250 тыс., то Кремлю потребуется не 120 тыс., а 300 тысяч солдат. С перспективой затяжных боев ‒ полмиллиона и много техники, а это переход от количества к качеству. Отчасти этот переход уже произошел, ‒ Кремль больше не может вести войну батальонными группами, а не полками и бригадами. Если в прифронтовых районах раздать людям оружие, то партизанская война для оккупационной армии РФ станет мраком и 120 тыс. отпускниками-карателями не обойтись. Ситуация для РФ еще больше ухудшится, если США и НАТО таки дадут нам новое оружие. Это вообще кошмар для Кремля, из-за которого он и поставил чисто российский ультиматум: покупка Украиной оружия в военторгах Запада считается нападением на РФ.

С марта до самодовольного Кремля начинает понемногу доходить, что выиграть войну с Украиной он не может, если она успешно проведет мобилизацию и создаст большую армию сдерживания, оснащенную современным оружием. К чему и идет. Поэтому Кремль сейчас мучается вопросом: начать в апреле от имени ДНР/ЛНР наступление на Донбассе и поиграть в блицкриг или отложить до лета, чтобы повторить сценарии Чехословакия-1968 и Венгрия-1956. Для реализации второго варианта Овощеблок и презентовал 31 марта теневое правительство во главе с Борисом Колесниковым, которое по традиции должно обратиться к Москве за военной помощью. Так как оба варианта имеют свои «плюсы» и «минусы», а также сторонников и оппонентов, то над вопросом какой из них выбрать и коротали вечер 31 марта члены Совбеза РФ на его экстренном заседании.

Конечно, Боря Колесников путчист в авторитете, в Прощенное воскресенье 2010 г. он Центризбирком в Киеве уже захватывал, чтобы объявить Януковича президентом, но в обоих случаях без вторжения большой российской армии не обойтись. В первом случае ее придется маскировать и отказываться от авиации, так как по условиям авиации у ДНР с ЛНР нет и быть не может, во втором можно не маскироваться и применять авиацию. Но возникает описанная выше техническая проблема: война перешла на качественно новый уровень и без всяких гарантий, что ее можно выиграть.

Пока не ясно, какое решение принял Совбез РФ 31 марта, и принял ли вообще. Судя по происходящему вокруг Приднестровья, прорабатывается и сценарий № 3: нападение союза фашистских государств Молдовы, Румынии и Украины на антифашистскую Приднестровскую Молдавскую Республику. Статью «Приднестровье: развязка близится» с таким сюжетом поместил днем 31 марта сайт Росбалт, обвинив Украину, что она с 1992 г. не позволяет миротворцам из РФ покинуть Приднестровье, отказываясь пропустить их по морю и по воздуху. А им так хочется домой, в Россию…Вечером 31 марта на приднестровско-украинской границе была провокация приднестровцев со стрельбой и пострадавшим гражданином Молдовы.

Разыгрывание сценария с защитой Приднестровья от молдавско-румынских фашистов позволяет Кремлю требовать от киевских фашистов пропуска через Украину российской армии, часть которой может выскочить за сигаретами и отстать от поезда в Полтаве или еще где-нибудь. Разумеется, бойцы-антифашисты без автомата и гранатомета в магазин не ходят, особенно на территории фашистов.

В Кремле мучаются над вопросами: когда, и под каким предлогом лучше начать войну, и начинать её как маленькую оборонительную от имени ДНР/ЛНР или лучше сразу как большой освободительный поход российской армии по Европе? Прогулка 115 танков США по Чехии 30 марта под приветствия её жителей, как и прибытие 140 португальских разведчиков в Литву для учений до лета, ясности Кремлю в этом вопросе не добавляют.

Принятие решения о начале войны для Кремля осложняется и дипломатами, на что указывает внезапный отзыв Лаврова из Лозанны с переговоров по снятию санкций с Ирана. Он только успел прилететь 29 марта в Лозанну и остановиться в отеле Beau Rivage, как вечером был вызван в Москву. Было заявлено, что 30 марта он вернется. Но не вернулся, а 31 марта встречался в Москве с Килманом, главой МИД острова Вануату, который смыло в Тихий океан за признание Абхазии и Южной Осетии. На этой встрече Лавров пообещал вернуться в Лозанну, но вполне очевидно, что санкции снимут, открыв путь иранской нефти на мировой рынок, и помешать этому Лавров не может. Удержать Египет в своей орбите у Москвы денег не хватило, и он после встречи глав Лиги арабских государств вновь стал поворачиваться к США. На этом фоне загадкой выглядит внезапный прилет 31 марта в Москву Сен Кима, спецпредставителя США по политике КНДР для встречи с МИД России.

Что это: Кремль сдает своего предпоследнего союзника или это поиск защиты у США от Китая, который может использовать КНДР против России точно так, как она это делает с ДНР/ЛНР? Впрочем, есть одно важное отличие ‒ КНДР реальное государство, пусть и непривлекательное, более того, это даже страна Северная Корея, а ДНР с ЛНР всего лишь две сильно разросшихся группировки бандитов и рэкетиров, которые почти убили свою кормовую базу и уже не могут без финансирования извне. Возможно, что у КНДР тоже есть некие сакральные места в окрестностях Владивостока, населенные корейцами, так почему бы там не провести референдум при поддержке Китая?




Комментирование закрыто.