Россия и ИГИЛ: как Путин сражается со своей тенью

Александр Смолянский, для "Хвилі"

Владимир Путин9

Через несколько часов должна состояться попытка внешнеполитического реванша Путина. Причем ни где-нибудь, а на главной дипломатической площадке мира – Генеральной Ассамблее ООН. Речь, конечно, идет об анонсировании участия России в войне против ИГИЛ на стороне Башара Асада. Вся деятельность Кремля в последний месяц была направлена исключительно на разогрев именно сирийской темы, и именно ради Генеральной Ассамблеи ООН.

Всем было понятно, что Путин хочет отвести мировое внимание от своей авантюры на Донбассе. Кое-что ему действительно уже удалось. Конкретно – полностью снять с повестки дня главного саммита ООН всяческое обсуждение ответственности России за уничтожение малазийского «Боинга» рейса МН17. Об остальных моментах российского участия в войне на Донбассе сейчас тоже кажется, что несколько позабыли. Но это, наверное, только до окончания Генассамблеи.

Сейчас все внимание полностью сосредоточилось на ИГИЛ. Искусственность форсирования этой темы российским руководством настолько стала всем очевидна, что любые комментарии на эту тему превратились в высказывание одних и тех же трюизмов как под копирку.

Кто отец ИГИЛ?

Единственное смелое заявление сделал министр иностранных дел Украины Павел Климкин, который заявил, что Россия причастна к подготовке боевиков ИГИЛ.

Этот тезис нуждается в дополнительном комментарии, чтоб не позволить российской пропаганде поднять министра на смех за такое заявление, которое на первый взгляд может показаться абсурдным.

Да, руководство ИГИЛ действительно состоит в основном не из выпускников религиозных школ, как талибан, а из бывших офицеров армии и спецслужб Саддама Хусейна. Да, эти люди 30 лет назад действительно получали оружие в основном из Советского Союза и учились им пользоваться под руководством советских инструкторов. Основную массу оружия и другой военной помощи Ирак и Саддам Хусейн получили на протяжении всех 80-х годов, во время войны с Ираном.

Но дальше начинается совсем другая история. И эта история начинается уже с 1991 года, когда Ирак проиграл войну в Кувейте, и оказался под самыми жесткими санкциями в истории ООН, а Советский Союз вообще распался, а КПСС потеряла власть.

Но именно с этого момента становится ясно, что бывший КГБ СССР и спецслужбы Саддама («мухабарат») используют одинаковую стратегию выживания – и те, и другие резко поменяли идеологический вектор и из материалистов (СССР), социалистов (ССССР и Ирак) и националистов (Ирак) перешли в клерикалы.

КГБ открыто надело поверх погон рясы попов РПЦ, попутно обеспечив себе и церкви эксклюзивные источники доходов и освобождение от налогов. Спецслужбы Ирака начали укреплять и обматывать режим Саддама скотчем мусульманского религиозного рвения.

Поэтому не стоит удивляться, что некогда почти светская и националистическая иракская партия арабского возрождения БААС вдруг возглавила исламских экстремистов.

Эта трансформация состоялась в 90-е годы, когда бывшему СССР было явно не до нюансов, происходящих на Ближнем Востоке.

Советские коллеги пошли дальше, и научились использовать националистических и религиозных радикалов для расшатывания неугодных режимов и движений.

ГРУ РФ, внедрив экстремистов в ряды чеченцев, сумело полностью снять с повестки дня вопрос поддержки чеченской независимости. В Москве очень хорошо знают, что поддержка Запада всегда заканчивается там, где начинается религиозный экстремизм.

Встречный пожар

Иракским товарищам пришлось разыграть эту карту уже после американского вторжения в 2003 году. Как известно, американцы не собирались сотрудничать с людьми Саддама, и объявили их всех вне закона. У них не осталось другого выхода, как бежать в Сирию и Иорданию, но их месть не заставила себя долго ждать.

Если в Иорданию бежали в основном с награбленными деньгами, чтоб тихо упасть на дно и заниматься бизнесом, то в Сирии им не дали спокойной отсиживаться.

Сирия превратилась в главную опорную базу иракского сопротивления, которое на протяжении всего одного года максимально радикализировалось. И где на первый план вышли именно религиозные экстремисты вроде Заркави, которые резали головы любым иностранцам, которых они могли захватить.

Точно так же, как это происходит сейчас в Сирии. Все джихадисты попадали в Ирак исключительно через территорию Сирии, и их заброска полностью координировалась спецслужбами Башара Асада, которые 10 лет назад контролировали страну примерно как НКВД в 30-х годах.

Они полностью выполнили свою задачу. Более того, если сунннитские экстремисты, действующие из Сирии, играли роль молота, то наковальней стали иранцы, которые сумели захватить за спиной американцев политическую власть во всем шиитском Ираке (75% населения) на организованных американцами же свободных выборах.

Американцы смогли закрепиться только в Эрбиле, на территории иракского Курдистана.

Участвовала ли в этом Россия и Путин? На этом фронте, очевидно нет. Россия просто поставляла оружие Башару Асаду, которое он передавал другим террористам – уже шиитским из движения «Хизбулла» в Ливане. В 2006 году российские противотанковые ракеты «Корнет» остановили танковые кулаки израильской армии, которая клюнула на грубую провокацию и начала войну именно в тот день, когда иранское ядерное досье должно было быть передано на рассмотрение СБ ООН. Никто не понес наказания за передачу оружия террористам – ни Россия, ни Сирия как конечный пользователь. И Израиль это тоже проглотил.

Арабская весна

Закреплению России на Ближнем Востоке помешала «арабская весна» 2011 года, которая смела режимы в Тунисе, Египте и Ливии. Если Тунис и Египет Кремль пропустил мимо ушей из-за скоротечности событий, Ливия встретила вялые возражения, то уже в Сирии вернувшийся на президентский пост Путин решил всеми силами удержать Башара Асада у власти.

Любые инициативы по отстранению Асада немедленно блокировались Чуркиным в СБ ООН, включая карательные меры после применения химического оружия против мирного населения.

Путин решил снова провернуть чеченский трюк, и спецслужбы Асада начали работать над тем, чтоб максимально насытить сирийскую оппозицию радикалами, которые полностью отбили бы у Запада желание помогать оружием сирийской оппозиции. Собственно говоря, Башар Асад остается 4 год у власти отнюдь не благодаря своей редеющей армии, а именно страшным для Запада радикалам, которые мешают по-ницшеански толкнуть падающего Башара.

Путин определенно знает, что значение имеют только те убийства, которые показывают по телевизору. Одна казнь на камеру пугает Запад гораздо больше, чем тысячи по-тихому расстрелянных или тем более погибших в тюрьме от пыток.

Поэтому и был развернут масштабный проект Исламского Государства, которым технически управляют все те же люди Саддама, но который охватывает не только Сирию, но и Ирак.

Каждый захват новых территорий непременно сопровождается качественным видео массовых казней, или особо изощренных индивидуальных, которые Путин и Кремль потом с удовольствием смакует, как например, поедание печени сирийского солдата.

Эта стратегия полностью работает. Главным врагом человечности и убийцей считается ИГИЛ, в то время как на самом деле из 250 000 погибших в Сирии гражданских лиц, более 85% погибли от рук правительственной армии и эскадронов смерти Башара Асада, а боевики ИГИЛ ответственны за гибель не более 5% гражданских.

Точно так же реагируют на уничтожение боевиками ИГИЛ одного храма в Пальмире, которое напрочь затмило стертые с лица земли целые кварталы Хомса и Алеппо.

Это полная аналогия и та же технология, когда российское общество не видело стертого города Грозного, но среагировало только на взрывы домов в самой Москве.

Однако не факт, что бенефис Путина пройдет по плану и вся его стратегия сработает.

Франция уже начала самостоятельные бомбардировки ИГИЛ, что почему-то очень не понравилось российскому МИДу, который вдруг начинал вспоминать о международном праве.

Да и американцы явно решили асимметрично перебить эфир Путина пресс-конференцией НАСА, где обещают рассказать какие-то сенсации о Марсе.




Комментирование закрыто.