Проблема отношений Ирана и США: история одного забытого и очень известного переворота

Илия Куса, Украинский институт будущего, "Хвиля"

perevorot-v-irane-v-1953

Есть в Иране один день, когда высока вероятность сжигания очередного американского флага, а миллионы жителей объединяются в националистическом анти-американском порыве, вспоминая одно событие, оставившее глубочайший след в сознании иранцев. И хотя нынешние власти Исламской республики не очень поощряют разговоры об этом дне, невольно практически каждый иранец обсудит его с друзьями и родственниками как-то вечерком, сидя за нардами или кальяном возле своего дома. День этот – 19 августа. Для Ирана дата незабываемая, ибо именно 19 августа 1953 года в Тегеране произошёл переворот, изменивший парадигму отношений иранцев с Западом на десятилетия вперёд.

Почти 65 лет назад американцы и британцы организовали переворот, сваливший правительство Мухаммеда Мосаддыка – человека поистине легендарного для многих иранцев, героя, символизирующего иранский национализм и антиколониальную борьбу. Хотя, снова-таки, сегодня Мосаддыка не очень жалуют руководители Ирана, особенно хмурые седовласые дядьки в тюрбанах, его знает практически каждый образованный человек, даже ребёнок. Инициатор национализации нефтяной промышленности в Иране и разрыва отношений с Великобританией и США, доктор Мосаддык, как его называют в Иране, оставил значительный след в истории своей страны, хотя и не так, как он сам хотел. День, когда его свергли, журналисты назвали «Днём, когда умерла иранская демократия». И это довольно умное название, которое подмечает глубинные смыслы того, что тогда случилось и, что самое главное, последствия этого для психологического самосознания иранцев, их отношения к Западу и для политического курса страны в целом.

Лишь недавно 19 августа 2013 года на 60-летнюю годовщину переворота США и Великобритания официально признали свою роль в организации и подготовке операции по свержению законного иранского правительства Мосаддыка. Информация появилась на сайте Национального архива США со ссылкой на источники Центрального разведывательного управления (ЦРУ) и Секретной разведывательной службы (МИ-6). Спецслужбы объяснили своё вмешательство отказом Ирана сотрудничать с ними и попыткой Мосаддыка взять под контроль иранскую нефтяную отрасль, подконтрольную в те времена иностранцам.

muhammed-mosaddyik

Бывший премьер-министр Ирана Мухаммед Мосаддык в своём доме под Тегераном

 

Я вспомнил эту историю буквально вчера, когда смотрел выступление госсекретаря США Майкла Помпео на конференции в фонде «Heritage», в которой он говорил в основном про Иран. В его речи чётко прослеживалось особенность американской внешней политики на Ближнем Востоке последних десятилетий – они не придают значения мелочам. От слова вообще. Выступление Помпео, как и речь его давнего предшественника в 1953 году Джона Фостера Даллеса, было абсолютно неорганичным, типично «капитанским» и отображающим настолько широкие мазки на картине, что у меня всё также складывается впечатление, что в Вашингтоне понятия не имеют, что делать с «иранской проблемой». Обострение администрацией Дональда Трампа иранского вопроса после выхода США из ядерной сделки от 2015 года снова актуализировало вопрос иранско-американских отношений. Кто-то среди американских аналитиков даже сравнил нынешнюю ситуацию с 1953 годом. Хотя я не вижу смысла проводить какие-либо аналогии между эпохами, но историю эту я действительно вспомнил. И захотел о ней написать. Поскольку я искренне считаю, что именно 19 августа 1953 года – это одна из фундаментальных дат в истории Ирана, которая была положена в основу современной модели иранско-американских и иранско-британских отношений. Другой датой я считаю, конечно же, 11 февраля 1979 года. Но это уже, как говорит известный ведущий в своей передаче, совершенно другая история.

Иран и нефть

Нефть всегда была важным фактором в мировой политике. Геоэкономические проекты становились основой внешней политики многих стран мира, а нефть и газ отыгрывали в этом роль главных драйверов этих процессов. Углеводороды толкали страны на войны, предательства, оккупацию, мыслимые и немыслимые союзы, гонку вооружений и научно-технологические прорывы. К тому моменту, когда в 1871 году в США открылась первая нефтяная биржа, нефть уже была бизнесом, в первую очередь для самих американцев, ставших первопроходцами в этом деле. Открытие профессора Джорджа Биссела и полковника Эдвина Дрейка – «отцов нефтяной промышленности» — знаменовало начало новой эпохи развития, необыкновенного прогресса и, вместе с тем, новых чрезвычайно запутанных интриг. Доля потребления нефти, начиная с конца XIX столетия, постоянно росла. А вместе с ростом потребления, усиливалась и борьба за источники «чёрного золота».

В 1901 году британский миллионер и аристократ Уильям Нокс д`Арси получают свою первую концессию на поиск и добычу нефти в Иране. Однако найти первые месторождения – Машид-и-Сулейман – удалось лишь в 1908 году на юго-западе страны, после чего Иран стал одной из самых «популярных» стран среди колониальных империй, а на местные элиты потоками полились различные блага: деньги, оружие, товары, продовольствие, технологии и всё, что могло им только присниться. В течение 1914-1921 годов Великобритания вышла победительницей в этой борьбе и стала монополистом в нефтяной промышленности Ирана. Естественно, это предусматривало прямое вмешательство во внутреннюю политику для корректировки её курса во имя интересов нефтяных компаний.

Когда Британия начала доминировать в политической и экономической жизни страны, это сказывалось на общем благосостоянии людей. Многие иранцы считали, что англичане их просто грабят. Естественно, значительная часть вины падала на коррумпированное про-британское правительство, которому было наплевать на население и они получали свои «откаты» за абсолютно невыгодные в государственном плане контракты, навязываемые им англичанами. В конечном счёте, это привело к восстанию в 1921 году и свержению Каджарской династии, а через 4 года была установлена власть новой династии – Пехлеви, во главе которой стал командир казачьих бригад Ирана, один из лидеров восстания, генерал Реза Шах Пехлеви. Будучи верным своим обещаниям населению, которое во многом поддержало бунтовщиков 4 годами ранее, Реза Шах провёл ряд радикальных реформ во внутренней политике. Однако добиться уступок со стороны англичан он не сумел, а особых инструментов давления на них Иран в то время не имел. Поэтому, во времена Резы Шаха британцам всё ещё принадлежало почти всё: нефтедобыча, основные месторождения, НПЗ в Абадане и железнодорожные сети. Ситуация с «засильем» англичан в энергетическом секторе Ирана была настолько удручающей и парадоксальной, что само государство не получало достаточно нефти для собственного потребления и вынуждено было импортировать его из соседнего Советского Союза, имея огромные месторождения прямо под носом.

 

shah-irana-muhammed-reza-pehlevi

Шах Ирана Мухаммед Реза Пехлеви и его семья

Когда шах Реза Пехлеви выдвинул ультимативные требования британцам по поводу условий сотрудничества по нефти, те лишь рассмеялись ему в ответ, а Англо-Иранская нефтяная компания (АИНК) отказалась вести с ним переговоры. Шах выглядел жалким и слабым на этом фоне. Попытавшись вести нейтральную политику и балансировать между Советским Союзом и Британией, в 1941 году, когда началась Вторая мировая война, он отказал им обоим в размещении военных баз на территории Ирана. Тогда советские и британские войска просто сами вторглись в Иран и вынудили шаха отречься от престола, что и было сделано в том же 1941 году. На его место пришёл его сын – Мухаммед Реза.

Большие изменения

Смена шаха не принесла британцам желаемого спокойствия от иранских властей по вопросу несправедливости распределения доходов от нефтяной промышленности. Каждое новое иранское правительство находилось под давлением со стороны националистов и общественности. От него требовали решительных действий против «грабителей» британцев. С этим и было связана частая смена правительств Ирана в 1940-е годы. В октябре 1947 года очередное правительство, пытаясь покрыть издержки на финансирование 7-летнего плана экономического развития страны, подняли вопрос о восстановлении своих прав на нефтяную отрасль. К тому времени население видело в АИНК инструмент иностранного вмешательства и давления, а английский капитал стал настоящей проблемой для любых политиков, желающих удержаться у власти. Поэтому ликвидация этого иностранного владычества становилась важной целью для поднятия рейтингов самих иранских политиков и достижения Ираном настоящей независимости и экономического прогресса. В 1948 году иранское правительство выдвинуло претензии к АИНК относительно её монополии в нефтяной отрасли. Британская компания владела огромной концессией на побережье Персидского Залива и эксплуатировала более 300 нефтяных скважин, имея целый танкерный флот и собственный административный и полицейский аппарат. В то же время доля Ирана в этой области составляла лишь 9%. Понимая чувствительность вопроса для иранцев и взрывоопасную социальную ситуацию в Тегеране, британцы согласились на незначительные уступки и небольшое повышение доли государства в нефтяной промышленности. Это вполне удовлетворило коррумпированную элиту, которая решила, что вопрос теперь закрыт.

Однако проблемы продолжались, а жить не становилось лучше. В 1949 году на фоне волны народного негодования сформировалось оппозиционное политическое движение «Народный фронт» во главе с юристом и крупным земледельцем Мухаммедом Мосаддыком. Добившись внушительной победы на выборах, Мосаддык немедленно инициировал создание специальной комиссии по вопросам нефти, которую он сам и возглавил. Однако ему не удавалось поднять вопрос принадлежности нефтяной промышленности на серьёзный политический уровень, и даже его разгромная критика правительства не помогала. Тем временем ситуация на уровне общества накалялась.

premer-ministr-irana-muhammed-mosaddyik

Премьер-министр Ирана Мухаммед Мосаддык во время интервью

В 1950-1951 годах по Ирану прошла волна народных протестов и страйков, направленных против англичан и про-британского правительства. Участники демонстраций требовали национализации АИНК, отказа от концессий и уменьшения иностранного участия в экономике страны. Тогдашний премьер-министр Ирана Хадж-Али Размара решил пойти на сделку с британцами, получив от них довольно внушительную сумму. Когда ему «занесли», он публично выступил против национализации АИНК и требований протестующих. Это привело к радикализации протестов, а 7 марта 1951 года премьер-министр был убит в столичной мечети членом радикальной группировки «Федаины Ислама», что вызвало ещё большую бурю эмоций среди протестующих.

Доктор Мосаддык

Сын принцессы из богатого династического иранского рода Каджар и министра финансов при правительстве шаха Насир Ад-Дина, Мухаммед Мосаддык получил блестящее юридическое образование в Париже и Швейцарии. Политическая и общественная деятельность для Мосаддыка началась рано. В 24 года он уже был активным участником Конституционной революции в Персии 1905-1911 годов. В 1914 году он уехал на учёбу в Европу, а вернувшись на родину, начал активно заниматься политикой. В 1919 году Мосаддык выступил против англо-иранского соглашения, которым правительство давало большие концессии англичанам в нефтяной отрасли. Регулярная критика правящего режима не прошла для молодого политика незамеченной. Он был вынужден покинуть страну и жить в изгнании из-за преследования со стороны иранских властей и шаха Резы Пехлеви. Мосаддык сумел вернуться в Иран лишь после того, как на трон заступил шах Мухаммед Реза.

После того, как доктор Мосаддык прошёл в парламент в 1941 году и занялся комиссией по нефти, он поставил себе целью добиться восстановления справедливости и независимости Ирана от англичан. Как и многие иранцы его поколения, он вырос в социальной среде, где нефтяная отрасль стала символом иностранного владычества, Британия – образом вселенского зла и угнетателя, а АИНК – инструментом возвращения Ирану его богатств. Поэтому анти-британская риторика быстро нашла отклик у населения и многих иранских националистов, а Мосаддык превратился в подобие героя и борца с колониализмом. Возглавив нефтяную комиссию, Мухаммед Мосаддык представил на рассмотрение парламента законопроект про национализацию АИНК, который сразу же приняли, понимая, что в противном случае население, поддержавшее Мосаддыка, просто снесёт парламент в случае сопротивления элит. 28 апреля революционера выбрали премьер-министром, учитывая его бешеную популярность, а 1 мая закон Мосаддыка вступил в силу, что привело к прямой конфронтации Ирана с Великобританией.

Англичане несколько раз пытались договориться с Мосаддыком, предлагая ему незначительные уступки. Потолком их предложений стала сделка, которая закрепила бы распределение прибыли от нефти по принципу 50 на 50, но премьер-министр оставался при своём мнении – он не хотел видеть британцев в Иране. Совершенно другого мнения о ситуации были Соединённые штаты. Их вполне устраивало, что их главный конкурент – Британия – постепенно выдавливалась из иранского рынка, а национализация АИНК была для них настоящим подарком судьбы. Американцы пытались убедить англичан пойти на более серьёзные уступки иранцам и признать свои ошибки, но те отказывались это делать. США предлагали компромиссное решение и для Ирана – восстановление переговоров с Лондоном в обмен на признание тем национализации АИНК. Однако Мосаддык отбросил американский вариант как «про-британский». В конце-концов, Британия подала жалобу на Иран в Международный суд ООН и установила экономическую блокаду. По мере усиления экономических санкций со стороны британцев, конфликт набирал всё больше оборотов. Летом 1952 года, после грандиозной демонстрации в поддержку Мосаддыка, он получил чрезвычайные полномочия от парламента и должность министра обороны. Чувствуя поддержку людей и поощряемый таким доверием, он пошёл на разрыв дипломатических отношений с Великобританией.

 

premer-ministr-irana-muhammed-mosaddyik-i-posol-ssha-averell-garriman

Премьер-министр Ирана Мухаммед Мосаддык и посол США Аверелл Гарриман

Тогда Лондон решился на радикальный вариант – устранить непокорного и эксцентричного премьер-министра. Они принялись за организацию переворота. В процесс втянули США, которые к тому времени поменяли свою позицию по Ирану. Почему? Дело в том, что в январе 1953 в США сменилась администрация, и к власти пришёл президент Дуайт Эйзенхауэр. Он согласился поддержать военную акцию британцев и принял в ней активное участие. Его подстёгивал и тот момент, что США не удалось договориться с иранцами зайти на их нефтяной рынок вместо англичан, а потому неуступчивый Мосаддык стал проблемой и для американских нефтяников.

Операция «Аякс»

И в Вашингтоне, и в Лондоне, осознавали угрозы, связанные с потерей контроля над Ираном. Британия умело разыгрывала коммунистическую карту, рисуя президенту США Эйзенхауэру страшные картинки выпадения Ирана из сферы вплияния Запада и его переориентации на СССР. Кроме того, лоббизм англичан проходил и по более интересным связям. Дело в том, что тогдашние госсекретарь США Джон Фостер Даллес и его брат – директор ЦРУ Аллен Даллес – были связаны партнёрскими отношениями с английской юридической конторой «Sullivan and Cromwell», которая защищала интересы АИНК в Иране. Поэтому для них это также имело определённый бизнес-интерес.

bratya-dzhon-foster-i-allen-dallesyi

Братья Джон Фостер и Аллен Даллесы

Американцы сделали всю грязную работу за англичан. Это ключевой момент во всей истории, потому что вскоре этот аспект и станет важнейшим в изменениях в отношениях Ирана и США. Непосредственной подготовкой переворота занимался глава Ближневосточного отдела ЦРУ Кермит Рузвельт – внук бывшего президента США Теодора Рузвельта. Ему помогал бывший куратор иранской шахской полиции и американский военный советник полковник Норман Шварцкопф. В соответствии с планом было выделено 19 миллионов долларов для подкупа иранских офицеров и госслужащих, а на пост Мосаддыка готовили его давнего политического соперника – нацистского коллаборациониста и милитариста, генерала Фазлоллу Захеди.

В августе 1953 года началась мощная информационная кампания против Мухаммеда Мосаддыка, которого обвиняли в коррупции, антимонархических и антиисламских взглядах и даже связях с коммунистами. 17-19 августа агенты ЦРУ под видом бродячих артистов сыграли в центре Тегерана политический спектакль, переросший в антиправительственную демонстрацию (заранее проплаченную), участники которой требовали смерти Мосаддыка. Вскоре к манифестациям американские и британские агенты привлекли коммунистов, начавших погромы в городе. Это привело к кровавым столкновениям на улицах между противниками и соратниками премьер-министра. Мухаммед Мосаддык отказался разворачивать войска на улицах, не желая втягивать страну в гражданскую войну. В тот же день в столицу вошли вооружённые отряды генерала Фазлоллы Захеди, а после короткого боя, правительство Мосаддыка было свергнуто, а сам он арестован.

Дело сделано

Слишком смелого уже экс-премьера приговорили к 3 годам заключения и пожизненному домашнему аресту. В декабре 1953 года иранско-британские дипломатические отношения были восстановлены. Уже в следующем году решили и нефтяную проблему. Свой «кусок  пирога» получили абсолютно все. Представители крупнейших нефтедобывающих компаний подписали в Лондоне соглашение про создание Международного нефтяного консорциума (МНК) для добычи и экспорта иранской нефти. АИНК (переименованная в известную сегодня «British Petroleum») получила 25 миллионов фунтов компенсации от иранского правительства за национализацию и 214 миллионов фунтов от МНК за 60% своих акций, распределившиеся в следующей пропорции:

— 40% — британская «British Petroleum Company»

— 40% — американская «большая пятёрка» (крупнейшие нефтяные компании США)

— 14% — англо-голландская «Royal Dutch Shell»

— 6% — французская «Company France D`Petrol».

Свою «долю» получил и организатор операции «Аякс» Кермит Рузвельт, которого взяли на должность вице-президента в нефтяную компанию «Gulf Oil Corp».

Лидер иранской «нефтяной революции» Мухаммед Мосаддык умер в своём поместье под Тегераном в 1967 году, будучи до конца дней под присмотром полиции.

Эти события серьёзно подорвали позиции Великобритании в Иране. Лондон блестяще разыграл эту партию для защиты своих национальных интересов и активов, однако лишь в краткосрочной перспективе. В конце-концов, в Иране начали заправлять США. Международный престиж Британии был подорван во всей Азии, что дало возможность арабским странам Залива добиться пересмотра соглашений на добычу и экспорт нефти в свою пользу. Интересно то, что англичане сделало дело чужими руками. Американцы делали всю «грязную работу» практически самостоятельно. Позже, это сыграет ключевую роль в возрастании антиамериканизма в Иране, поскольку именно США получат от Британии титул «вселенского зла» среди иранцев.

После Исламской революции 1979 года Мухаммед Мосаддык был признан национальным героем, а день национализации АИНК – праздником. События 1953 года активно использовала новая иранская власть в 1979 году и до сегодняшних дней для демонизации и дискредитации США. Любопытно то, что про Великобританию особенно уже и не вспоминают. Таким образом, корень проблемных отношений Ирана и США, особенно на уровне общества, корнями уходит ещё в 1953 год.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.


Загрузка...


Комментирование закрыто.