Новый гибридный фронт Кремля: какие задачи решает Россия в нагорно-карабахском конфликте

Константин Румский, для "Хвилі"

Армения Азербайджан

Как отмечалось в предыдущем материале «Москва активизируют турецкий фронт «гибридной войны», у Кремля припасён очередной козырь в рукаве – Нагорных Карабах, насыщенный российскими вооружениями и военнослужащими, которые могут в любой момент начать «гибридное» наступление на Азербайджан.

И вот Кремль решил разыграть и эту карту в своих геополитических играх — обострение обстановки в Нагорном Карабахе, переросшее в широкомасштабные боевые действия, произошло в ночь на субботу, 2 апреля.

«А вы докажите»

Предвидя появление в дискуссии о Карабахе излюбленного аргумента двух известных русских мыслителей: карманника Константина Сапрыкина и президента Владимира Путина, отвечу на него заранее.

Доказывать непосредственную причастность России к очередной вспышке войны между Арменией и Азербайджаном нет никакой необходимости. Принцип «совершил тот, кому это выгодно» и вытекающее из него понятие косвенных улик, известны ещё с Древнего Рима. Так что вместо заведомо провальных попыток проследить цепочку подковерных действий Москвы, мы займемся анализом выгод, которые Россия получает от этой войны. Здесь всё довольно просто.

Немного истории

Армяно-турецкая рознь, как частный случай мусульманско-христианского противостояния, использовалась Россией для наступления на Турцию, в том числе и Закавказье. Миллионы христиан без особых проблем жили в пределах Османской Империи, пока в Петербурге не решали в очередной раз разыграть «христианскую» карту. В этих планах Армении отводилась роль «форпоста» в турецком тылу, а армяне рассматривались как недорогое пушечное мясо. В конечном итоге, это привело к геноциду армян в Турции в 1915 году: воюющая страна зачищала свой тыл от «пятой колонны». Это не оправдывает геноцида – но объясняет его причины. Вообще же история армяно-турецкой вражды долгая и обоюдная, но разбирать её здесь подробно нет возможности.

В период 1918-20 г.г. в ходе установления Советской власти в Закавказье, Москва активно использовала армяно-азербайджанский конфликт, выросший из близости азербайджанцев к туркам с одной стороны, и жажды мести за армянские погромы в Турции — с другой. При этом, наступающей стороной выступили именно армяне, мстившие азербайджанцам за турецкие погромы. Мартовский погром в Баку – самый известный, хотя и изолганный советскими историографами эпизод. Но далеко не единственный. Разумеется, действия каждой из сторон встречали ответные действия другой.

В СССР тлеющая армяно-азербайджанская рознь, поддерживаемая в требуемом градусе, была важным фактором контроля Москвы над Закавказьем. Одним из инструментов её поддержания стала нарезка границ между Арменией и Азербайджаном.

Такое балансирование требовало неусыпного контроля, и когда СССР рухнул, ситуация из-под контроля вышла. Тем не менее, локальные конфликты в Карабахе ещё могли бы быть урегулированы относительно малой кровью.

Но это означало бы потерю московского влияния в Закавказье — и Москва, действуя через структуры КГБ, пошла ва-банк, организовав бакинский погром 1990 года и дальнейшую цепочку провокаций. При этом, Россия подыгрывала то одной, то другой стороне, обостряя обстановку, и снабжая обе стороны оружием.

С 1992 года противостояние перешло в полномасштабную войну в Карабахе, которая приняла уже вполне самоподдерживающийся характер, и, то затихая, то разгораясь вновь, продолжается, по сей день. Армения в настоящее время оккупирует 20% территории Азербайджана, притом, не только Карабах, населенный преимущественно армянами, но и примерно равные ему по площади районы с азербайджанским населением, которое подверглось геноциду и изгнанию.

Что происходит сейчас?

В результате многовековой привязки к России, и четвертьвековой войны с Азербайджаном, Армения политически однородна. Армянские политики мыслят в очень узких, регионально-конфликтных, рамках и рассматривают Россию как инструмент укрепления своих позиций в противостоянии с Азербайджаном.

В свою очередь, они готовы выступать региональным союзником России. Россия, в свою очередь, рассматривает Армению как базу в Закавказье. В соответствии со стратегией Москвы, направленной на создание общемировой нестабильности, и, в особенности, пояса нестабильности вокруг России, Армения используется Кремлем как инструмент региональной дестабилизации.

Ни о какой «дружбе» нет и речи: обе стороны стараются «поиметь» друг дружку, получив максимум выгод при минимуме затрат и видя в «партнере» только расходный материал.

В этом плане их отношения очень похожи на отношения Кремля с руководством ДНР и ЛНР, Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии и других марионеточных «полугосударств», созданных Россией.

Но, в отличие от перечисленных бандитских «республик», Армения – полноценное государство и член ООН. Армянская диаспора рассеяна по всему миру и влиятельна; общая численность армян в мире составляет 10 — 12 млн. человек, в самой Армении около 3 млн. Армяне являются вторым по численности народом в Ливане и третьим по численности в Иордании, Сирии и Грузии.

Но Армения не сумела использовать этот шанс, и выйти из-под российской зависимости и из тупика карабахского конфликта, несмотря на полную бесперспективность такой ситуации. Произошло вымывание из страны наиболее образованного и просто здравомыслящего населения. Сегодня в Армении доминирует агрессивная «партия войны»: в трехмиллионной стране проживают полмиллиона выходцев из Карабаха. Из карабахского руководства вышли и действующий президент Серж Саргсян, и его предшественник Роберт Кочарян: Кочарян был первым президентом НКР, а Саргсян руководил силами самообороны.

Романтизация карабахской войны как «восстановления исторической справедливости» стала важнейшим идеологическим стержнем армянской государственности. Отказ от неё означал бы катастрофу: абстинентный синдром и идеологический вакуум.

В Армении нет политических сил, которые могли бы решиться на такой шаг, даже если бы они осознавали его необходимость. Это превращает признанную Армению в придаток непризнанного Карабаха – налицо ситуация, когда хвост виляет собакой.

Как следствие, армянская сторона неспособна действовать исходя из глобального видения ситуации и долгосрочных перспектив развития Армении, включая её вывод из нынешней региональной изоляции. Напротив, Армения действует в направлении дальнейшей эскалации конфликта, всё глубже загоняя ситуацию в тупик.

Игра Еревана

Очевидно, что инициатором возобновления боевых действий выступила армянская сторона по указке товарищей из Кремля. Момент для начала войны выбран исходя из следующих доводов.

Россия, после ухода из Сирии, заинтересована в новом очаге нестабильности в относительной близости от неё. Россия также заинтересована в ослаблении Турции, и в создании зон нестабильности как в непосредственной близости от турецкой территории так, по возможности, и в самой Турции.

Цель — блокирование конкурентных путей транспортировки углеводородов. Это дает Еревану хорошие шансы на масштабную поддержку Москвы. Судя по усилению за несколько месяцев до нынешних событий группировки российских войск в Армении, предварительные договоренности между Москвой и Ереваном были достигнуты.

Азербайджан испытывает трудности в связи с падением мировых цен на нефть, но быстро восстанавливается, позиционируя себя как очаг стабильности в сложном регионе.

Это встречает полную поддержку со стороны США. Экономика Азербайджана вот-вот выйдет из пике, получив приток инвестиций. Самое время нанести удар по региональному противнику, и перекрыть ему инвестиции, задержав, как можно дольше, в состоянии стагнации.

А что в Баку?

Для Азербайджана война несвоевременна. Нет смысла отпугивать инвесторов, и переходить к затягиванию поясов и мобилизации ради возврата территорий, где не осталось ни одного азербайджанца. Тем более, что их возврат территорий – вопрос лишь времени.

Ситуация Баку-Ереван похожа на ситуацию Запад-Россия. У Армении, ставшей региональным изгоем, нет стратегических перспектив. Азербайджан, разумеется, тоже несет затраты и потери, но в сравнении с доходами двух стран, масштабы их затрат несопоставимы.

Стратегически Армения уже проиграла. Но, нанося противнику неожиданные удары, и играя на суннитско-шиитском противостоянии, она способна оттянуть неизбежный финал. Финал этот, к слову, для простых армян станет концом долгой ночи: возврат чужих территорий сделает возможным выход из изоляции и постепенное экономическое возрождение.

А вот для выходцев из Карабаха, правящих в Армении, это чревато международным трибуналом. И безысходная ситуация толкает их к России, находящейся, по сути, в таком же положении.

Игра Москвы

Сегодня Москва делает ставку на глобальную нестабильность, выступая, по отношению к Западу, в роли громилы, от которого дешевле откупиться, чтобы избежать неприятностей, чем вступать с ним в прямой конфликт. Такая стратегия Кремля стала уже настолько общим местом, что не нуждается в подробном обсуждении.

В Армении у России есть военная база в Гюмри. Политически Россия опирается на верхушку НКР, имеющую, кстати, представительство в Москве, и, как может, способствует укреплению карабахского лобби в Армении.

За последние месяцы группировка в Гюмри усилена, причем, не элитными подразделениями, а одноразовым «мясом». Первая реакция Москвы на бои в Карабахе – откровенно проармянская.

Москва будет поддерживать Ереван. Впрочем, это не мешает ей продавать оружие Азербайджану. Как и в случае с Сирией, Москве не нужна победа какой-либо из сторон. Ей нужна постоянная война. Зачем?

Во-первых, чтобы отпугнуть инвесторов, готовых прийти в Азербайджан, и блокировать один из возможных путей транспортировки углеводородов в обход России.

Во-вторых, чтобы ещё раз продемонстрировать и США, и Азербайджану, что все их планы ничего не стоят, если ни не согласованы с Россией.

В-третьих, создать постоянный очаг напряженности в и без того горячем регионе, в непосредственной близости от Турции, Грузии и Ирана. Это заставит Турцию, Грузию, а также США и НАТО тратить ресурсы на дополнительные меры безопасности – и хоть немного ослабит их экономически, заставив больше считаться с Россией.

В-четвертых, Кремль надеется запустить ещё одну «мусоросжигательную печь» для пассионарных отморозков, как собственно российских, так и тех, кто грозят хлынуть в Россию из разоренного Донбасса. Утилизация такого человеческого материала в последние годы стала серьезной проблемой Кремля, видящего в нём топливо для возможной революции.

Телевизионная война

Ни у Армении, ни у России нет сегодня ресурсов для масштабной войны в Карабахе, тем более – для полноразмерной армяно-азербайджанской войны. Но этого и не требуется. Требуются минимальные по масштабу, но максимально продолжительные по времени боевые столкновения, необходимые, во-первых, для переработки в «груз 200» разного рода нежелательной публики, и, во-вторых, для создания информационных поводов и телекартинок для репортажей с якобы идущей войны.

Для решения перечисленных выше четырех задач, поставленных в Армении Кремлем, этого вполне достаточно.




Комментирование закрыто.