Китай в европейской системе безопасности: условия и перспективы

Дмитрий Громаков, для "Хвилі"

Украина Китай

Большинство украинских и европейских СМИ незаслуженно обошли вниманием выступление Премьер-министра КНР Ли Кэцяня на 71-й сессии ГА ООН. Напомним в своем выступлении глава китайского правительства пообещал «содействие КНР в урегулировании конфликтов в «горячих точках» и политических путей их решения. При этом он призвал отказаться от двойных стандартов в борьбе с терроризмом и не связывать это явление со странами, народами или религиями.

Не менее интересным было его заявления в области роста мировой экономики.
Ли Кэцян обратил внимание, что «развитые страны должны взять на себя ведущую роль в координации этого процесса. Обеспечить стабильный эксклюзивный рост, не допустить «долгосрочных сбоев» и протекционизма, выравнивании перекосов, спровоцированных либерализацией».

Агрессия России в Украине, открытое противостояние России и США в Азии, поставили под угрозу не только систему мировой безопасности, но и создали условия для углубления кризиса в мировой экономике.
«Брексит» и милитаризация Восточной Европы, ставят под угрозу долгосрочные инвестиции КНР в этом регионе, обозначенном в китайской стратегии как «инвестиционные приемники Африки», а также является «экономическим поясом Шелкового пути» с торговым оборотом в 45.5млрд. $ в 2014г., и перспективой его увеличения в двое в 2015-м, что практически уравнивало объемы торговли стран Центральной и восточной Европы с торговым оборотом России (70млрд. $).
При этом следует отметить кровные интересы Китая в Украине. По данным сайта «Южный Китай: особый взгляд».

«Инвестиционные отношения двух стран начались еще до событий 2014 года. Будучи одним из партнеров Китая по экспорту аграрной продукции, Украина заключила сделку с Китаем по передаче собственных территорий на сельскохозяйственные нужды. В сентябре 2013 года Украина передала 5% (около 3 млн га) своих территорий в аренду Китаю на срок в 50 лет. Территории к востоку от Днепропетровска были переданы госкомпании Xinjiang Production and Construction Corp за 1,7 млрд долл. Вышеуказанное название – это «экспортный вариант» названия Производственно-строительного корпуса Народно-освободительной армии Китая в Синьцзян-Уйгурском автономном районе». И хотя в реальности сделка не была завершена, интерес Китая к Украине сохраняется на достаточно высоком уровне.

При таких объемах инвестиций и торговом обороте с Европой, Китай кровно заинтересован в стабильности и платежеспособности этого региона.

Однако, противостояния между Россией и западным миром, конфликт России и США, грозят очередными санкциями, что повлечет за собой и углубление экономического кризиса. Санкции усложнят логистику и практически перекрывают торговые пути между Китаем и Европой. Российские маршруты находятся под угрозой санкций, среднеазиатские охвачены гражданскими конфликтами, а напряжение в бассейна Южно-Китайского моря, где россияне поддерживают конкурентов Китая, несет угрозу уже и морским путям.

Осознание угроз собственным экономическим интересам и развитию существующего миропорядка требует от КНР обозначить свою готовность способствовать урегулированию возникших конфликтов и угроз безопасности.

Кризис «зонтичной» безопасности.

Аннексия и последующая оккупация РФ Крымского полуострова фактически развалила всю систему Европейской безопасности, обнажив неспособность международных институций гарантировать соблюдение странами норм международного права, а следовательно безопасность и территориальную целостность своих членов.

Стоя перед дилеммой, втянуться в гонку вооружений с Россией или «пожертвовать своими ценностями» в отношении стран не членов ЕС и НАТО, поставив под удар свою репутацию и лидерство.

Франко-германцы (Франция, Германия) выбрали тактику «умиротворения агрессора» и подписали «Минские соглашения», которые содержат план капитуляции Украины и не выполняются россиянами с первой минуты их подписания.

Подписав документ без механизмов и гарантий его выполнения с первых минут, Германия и Франция расписались в собственной неспособности обеспечить безопасность в Европе. Напомним в течении трех дней после подписания «Минских соглашений» россияне без всякой реакции со стороны подписантов штурмовали Дебальцево и в итоге Украина потеряла еще один населенный пункт.

На фоне такого наглого игнорирования РФ ключевых гарантов безопасности в Европе, у стран Балтии родилось закономерное недоверие к сложившейся системе коллективной безопасности, в которой они почувствовали себя в качестве «жертвенного ягненка» на алтаре безопасности западно-европейских стран.

На примере украино-росийского конфликта, соглашательская позиция Франции (подписанта Будапештского меморандума) и Германии, наглядно иллюстрирует, что в случае российской агрессии, страны балтийского региона путем собственных жертв должны обеспечить промежуток времени для дипломатического урегулирования конфликта. Однако это не спасает их от очередной оккупации. Таким образом, членство Балтийских стран в НАТО фактически не дает им никаких гарантий безопасности, если Франция и Германия предпочтут договориться с Россией, чтобы не втягиваться войну.

В сложившейся ситуации страны Балтии вынуждены постоянно генерировать российскую угрозу блоку, что бы держать в тонусе своих союзников готовых сражаться в случае агрессии против всего блока в целом, но если эта агрессия будет осуществляться против стран лимитрофов, то они будут двигаться лишь дипломатическими методами.

На примере Украины и стран Балтии мы четко видим, что сегодня НАТО не гарантирует защиты территориальной целостности и международного права в отношении как нейтральных стран, так и стран участниц, в условиях отсутствия явной ядерной угрозы или военной угрозы ключевым его членам.

Польша оказалась в более выгодном положении, получив в лице Украины буфер и отсутствие общей границы с РФ, но осознавая не стабильность этой ситуации, поляки так же ищут новый формат организации системы собственной безопасности.

На фоне развернувшегося кризиса идея создания «европейской армии», высказанная Германией, по сути должна снизить роль и влияние антироссийской политики США в Европе. Сохранив за НАТО функцию ядерного сдерживания, все «локальные» конфликты на континенте, решались бы европейцами самостоятельно. В условиях имплементации результатов брексита, читай Францией и Германией. Понятно, что в этом случае франко-германская политика «умиротворения агрессора» повышает статус России в системе Европейской безопасности и приведет к перераспределению сфер влияния в Европе, обнулив все достижения англосаксов (Британия, США) по продвижению «демократии» в Восточной Европе и постсоветских странах.

Таким образом, на сегодняшний день существует ряд факторов:
— Политический кризис в ЕС (выход Британии)
— Кризис доверия к НАТО как системе коллективной безопасности
— Стремление США закрепиться в Балто-черноморском регионе, при тихом саботаже Германии и Франции, стремящихся дать гарантии безопасности в сфере влияния России.
— Активизация работы региональных союзов (Вышеградская группа, Восточное партнерство, Междуморье)
— Выход России из договора по ограничению обычных вооружений в Европе.
– Выход России из договора об утилизации оружейного плутония
Свидетельствуют о системном кризисе европейской безопасности выстроенной по принципу «ядерного зонтика».

На фоне кризиса системы европейской безопасности, в странах Восточной Европы и Балтии начались дискуссии по возможности формирования новых оборонных союзов в частности из стран балто-черноморской дуги. Европейские аналитики отмечают, военная мощь «Балто-Черноморского Союза» без участия ядерных держав, не позволит ему стать фактором безопасности в Европе и гарантировать безопасность внеблоковых стран (Украина, Молдова, Грузия).

Появление третьей стороны в лице Китая может снять возникшее напряжение между англо-саксонскими странами НАТО и Россией в Европе, вокруг внеблоковых стран постсоветского пространства.

Китай как фактор в Европейской безопасности.

Как уже отмечалось выше, большинство стран балто-черноморской дуги входят в так называемый «экономический пояс Шелкового пути», что является серьезным мотиватором для Китая обеспечить социально-политическую стабильность в регионе и защитить свои инвестиции.

Согласно позиции Китая в отношении Украинского конфликта, озвученной Ли Кэцяном на 71-й сессий Генеральной Ассамблеи ООН: «Китай всегда занимал объективную и беспристрастную позицию по украинскому вопросу. Китай считает, что очень важно для политического урегулирования украинского кризиса, реализовать минские соглашения, достигнутое 12 февраля 2015 года. Заинтересованным сторонам необходимо вступить в диалог, надлежащим образом урегулировать разногласия. Разработать политический план, который обеспечит комплексное решение кризиса с учетом принципа сбалансированного учета интересов всех сторон. Китай поддерживает соответствующие международные координационные механизмы, активизирующие более активные усилия по содействию мирным переговорам, и готов продолжать играть конструктивную роль в политическом урегулировании украинского кризиса».

Китай как один из базовых конструктов безопасности в Европе, может сыграть стабилизирующую роль, сбалансировав интересы всех ключевых сторон, на территории внеблоковых постсоветских стран. В этом контексте, на наш взгляд, можно рассмотреть КНР в качестве медиатора в переговорном процессе между РФ и Украиной с другими странами подписантами и гарантами Будапештского меморандума.

Для россиян появляется гарантия остановки расширения НАТО на восток, потому как Китай так же не заинтересован в усилении блока за счет новых членов. Помимо этого для России открываются возможности возобновить сотрудничество со странами альянса по вопросам борьбы с терроризмом в рамках Совета «Россия – НАТО».

Для НАТО и наших западных партнеров расширяются возможности для политического сдерживания амбиций РФ в регионе. Укрепления за счет Китая, своих позиций в вопросах реформирования и усиления влияния международных институций (СБ ООН, ОБСЕ). Китай получает гарантии безопасности для своих инвестиций в проекте строительства «Шелкового пути» и возможность сохранения динамики экономического роста.

Для Украины открываются возможности зафиксировать гарантии безопасности в конкретных механизмах и прямых международных договорах. С другой стороны, Украина и Европа получает серьезного финансового партнера и лоббиста интересов в международных институциях в ОБСЕ и СБ ООН, что открывает перспективы для организации полицейских миссий в зонах локальных конфликтов на территориях внеблоковых стран. Прежде всего обеспечения режима тишины на Донбассе и смены миротворческого контингента в Приднестровье.

Обозначенные Президентом Украины Петр Порошенко в своем выступлении на ГА ООН проблемы и угрозы, «провал Будапештских договоренностей», «нарушения КНДР положений о запрете испытаний ядерного оружия и договора «О не распространении ядерного оружия», поставили под сомнение все наработанные международные договора в сфере мировой безопасности. Отсылка к проблеме ядерных испытаний КНДР является фактически прямым приглашением Китая за стол переговоров по созданию новой архитектуры Европейской безопасности.

В этом контексте слова китайского премьера о готовности КНР «содействовать в урегулировании конфликтов в «горячих точках» и политических путей их решения». Можно рассматривать как готовность Китая подключиться к диалогу о реформировании системы международной безопасности в рамках укрепления позиций существующих международных институций и повышения их роли в разрешении конфликтов.

Второй тезис, «отказаться от двойных стандартов в борьбе с терроризмом и не связывать это явление со странами, народами или религиями», мы можем интерпретировать как готовность КНР вернуть ситуацию вокруг локальных конфликтов в Украине и на ближнем востоке в систему категорий международного права, а не эмоциональных оценок порождающих межнациональную рознь и религиозную нетерпимость.

В этом случае слова Ли Кэцяна о координирующей роли «развитых стран» в процессе обеспечения роста мировой экономики и «выравнивания перекосов, спровоцированных либерализацией» свидетельствуют о готовности Китая выступить партнером для Западной Европы в развитии стран Центральной и Восточной Европы.

Таким образом, сегодня Украина может стать базовой площадкой для интеграции Китая в систему европейской безопасности, в рамках пересмотра статуса «Будапештского меморандума» положения которого были подписаны КНР и Францией в рамках официальных Заявлений.

В контексте заявленных стремлений Китая к укреплению системы европейской и мировой безопасности «Будапешт» может стать достаточно серьезной альтернативой «Нормандскому формату» и главной переговорной площадкой по созданию новой архитектуры европейской безопасности.

Судя по заявлениям Порошенко и Ли Кэцяна, сегодня «китайское плечо» рассматривается Киевом как достаточно серьезным подспорье в формировании новых гарантий и механизмов обеспечения безопасности в балто-черноморском регионе, для внеблоковых постсоветских стран, оказавшихся фактически заложниками застарелых конфликтов между крупнейшими военно-политическими блоками ОДКБ и НАТО.

ССЫЛКИ:

http://voprosik.net/kitaj-skupaet-vostochnuyu-evropu/

https://www.south-invest.com/ee

http://112.ua/mnenie/rossiya-i-kitay-ne-mogut-stat-soyuznikami-v-azii-336535.html

https://charter97.org/ru/news/2016/9/15/222712/comments/

http://nv.ua/opinion/umland/kak-reshit-ukrainskuju-problemu-bezopasnosti-109695.html

http://daily.com.ua/world/04-07-2016283042

http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/30062015-strategiya/

http://geo-politica.info/evropeyskaya-armiya-nikogo-ne-zaschitit-a-sprovotsirovat-voynu-mozhet.html

http://obozrevatel.com/abroad/12748-es-gotov-siloj-zaschischat-evropejskie-tsennosti-yunker.htm

http://zn.ua/WORLD/razgovory-ob-armii-es-tolko-pokazali-voennuyu-slabost-stran-uchastnic-the-economist-225507_.html

http://www.chinesemission-vienna.at/eng/zgbd/t1398696.htm

http://www.perspektivy.info/print.php?ID=256623

https://ria.ru/analytics/20150724/1145591659.html

https://cont.ws/post/101970




Комментирование закрыто.