Как Украина поставила Турцию в неудобное положение, когда вспомнила о конвенции Монтрё

Юрий Романенко, Украинский институт будущего, "Хвиля"

20 ноября началось с громкого заявления командующего ВМС Украины Игоря Воронченко, что Украина будет просить турецкие власти закрыть пролив Босфор для военных кораблей в качестве ответа на действия России в Азовском море.

Воронченко отметил, что соответствующие шаги Украина будет инициировать в соответствии с Конвенцией режима проливов Монтре (статья 19).

Вот что говорит данная статья: «Во время войны, когда Турция не является воюющей стороной, военные корабли будут пользоваться правом полной свободы прохода и плавания в проливах на тех же условиях, которые указаны в статьях 10-18. Однако военные суда воюющих государств не имеют права проходить через проливы, за исключением случаев, возникающих с применением статьи 25 Конвенции, а также в случае оказания помощи государству, которое является жертвой агрессии, в силу договора о взаимной помощи, который является обязательным для Турции, заключенного в рамках Устава Лиги Наций, зарегистрированного и в публикуемого в соответствии с положениями статьи 18 настоящего Устава. В исключительных случаях, предусмотренных в предыдущем абзаце, не применяются ограничения, указанные в статьях 10-18 Конвенции«, – сказал Воронченко.

Эстафету Игоря Воронченко продолжил премьер-министр Владимир Гройсман в Берлине, который заявил, что «если Россия запрещает свободное судоходство, например, то весь цивилизованный мир должен принять зеркальные меры в отношении России», — сказал он.

Военный эксперт Алексей Арестович поспешил назвать заявление Воронченко в самых превосходных тона: «Это не просто очень удачная инициатива, она — блестяща: второе издание «будапештских гарантий Украине», только в этом раз речь идёт не о филькиной грамоте в статусе «меморандума», а о международных соглашениях первого ранга».

Заявление украинской стороны вызвало большое изумление у моих знакомых турецких дипломатов. И я их очень хорошо понимаю. Давайте объясню почему.

Для этого мы должны открыть договор по проливам, который действует в отношении Украины с  3 апреля 1992 года.

Для нас особый  интерес представляют статьи четыре и пять данного договора, которые четко указывают при каких условиях Турция открывает или закрывает проливы для третьих стран, находящихся в состоянии войны.

Как видим, согласно Конвенции Монтре Турция ОБЯЗАНА ПРОПУСКАТЬ через проливы корабли любые торговые суда государств, которые не находятся с ней в состоянии войны. 

А вот статья 19 говорит, что:

Украинская сторона апеллирует именно к этой статье, которая якобы дает право требовать от Турции закрыть проливы для военных кораблей ВМФ России.

Здесь важно обратить внимание на 25 статью Конвенции, которая говорит, что:

Хотя Лиги наций уже давно не существует, но статья 25 четкое указывает, что действия Конвенции не должны наносить вреда интересам Турции или другой стороне, которая подписала конвенцию.

Итак, суммируем

Во-первых, Турция не имеет права закрывать проливы  согласно четвертой статьи, если сама не является участником войны.

Во-вторых, Турция обязана пропускать все торговые корабли третьих стран с которыми она не находится в состоянии войны.  То есть, если торговые суда России или какой-то третьей стороны везут военную технику в Сирию, Турция ничего не может с этим поделать.

В-третьих, Турция может спокойно пропускать военные корабли государств, которые не находятся в состоянии войны с Турцией на общих условиях. Однако, если две стороны воюют друг с другом, то Турция не должна их военные корабли пропускать через проливы. То есть, если Украина и Россия воюющие страны, то Турция не имеет права их пропускать! Исключение является ситуация, если прохождение военных кораблей требуют интересы Турции или страны участника Лиги наций ( давно не существующей), или же Турция предоставляет помощь жертве агрессии с которой у Турции существует международный договор, заключенный в рамках Статута Лиги наций.

Исходя из этого давайте ответим на несколько вопросов: 

Находится ли Турция в состоянии войны с кем-либо?

Ответ: Нет

Имеет ли Турция право не пускать в проливы торговые суда с военной техникой, которые направляются в Сирию

Ответ: Нет.

Есть ли в бассейне Черного моря какие-либо государства, которые официально находятся в состоянии войны?

Ответ: Нет.

Здесь вы можете изумится и закричать: Как это? Ведь между Украиной и Россией идет война.

Ответ: Украина официально не признает состояния войны с Россией. Украина не хочет и не намерена разрывать дипломатические отношения с Россией. Вот прямая цитата главы МИД Украины Павла Климкина от 26 ноября, цитирую по УНИАН:  «Какие у нас отношения есть с Российской Федерацией? У нас есть формально присутствие дипломатов, которые сейчас работают над тем, чтобы помогать украинцам. Я могу сказать, что в сегодняшней логике у них все меньше и меньше возможностей. Конечно, мы не можем оставить украинцев вообще без правовой помощи». 

Таким образом, формально Украина сохраняет дипломатические отношения с Россией, соответственно, у нас нет состояния войны. Соответственно, Турция не может распространять на Россию ст. 19.

Кроме того, между Украиной и Турцией нет никакого договора, который предполагает военную помощь со стороны Анкары. Например, базовый Договір про дружбу і співробітництво між Україною і Турецькою Республікою , регулирующий об этом не говорит.

Кроме того, вхождение Турции в конфликт с Россией напрямую затрагивает интересы стран-членов НАТО. Как это выглядит, мы уже наблюдали во время инцидента в ноябре 2015 года, когда Турция сбила российский Су-24. Тогда НАТО оказалось перед мощнейшим вызовом, поскольку Турция напрямую апеллировала к ст.5 о коллективной обороне. Однако европейские члены НАТО поспешили самоустраниться от вовлечения в конфликт с Россией, потому Эрдоган фактически оказался один на один с Россией. Что повлекло последующие фундаментальные изменения во внешней политике Анкары.

Однако, самое интересное в этой ситуации, какие Украина видит выгодоприобретения в случае, если Турция перекроет Босфор. Должна же быть цель, достижение которой положительно отражается на позициях Украины. Что же, давайте попробуем смоделировать какие будут последствия перекрытия Босфора для российских военных судов.

Итак, Турция перекрыла проливы, какую реакцию это вызовет со стороны России?  Конечно же, отрицательную.

После уничтожения российского Су-24 24 ноября 2015 года, Турция уже вводила ограничения на пропуск российских судов через Босфор, но не перекрывала его. В ответ Россия ввела санкции против Турции, которые к лету 2016 года нанесли экономический ущерб на сумму около 11 млрд. долларов. Неудачный переворот гюленистов в августе 2016 года развернул отношения между Россией и Турцией на 180 градусов. Ситуативное сближение Анкары с Кремлем позволило решить многие проблемы на южной периферии. Турция создала буферную зону на севере Сирии, потеснила курдов  и стала одним из ключевых игроков «сирийского концерта».

Очевидно, что если Турция выступит на стороне Украины, то это приведет к серьезным последствиям для ее игры в Сирии.

Во-первых, в Сирии наверняка начнется обострение, поскольку только договоренности между Россией и Турцией удерживают Асада от атаки на провинцию Идлиб, где находятся разношерстые остатки сирийской оппозиции.

Во-вторых, возврат Асадом контроля над Идлибом может привести к тому, что Турция потеряет контроль над приграничными областями, где живет протурецкое меньшинство туркоманов. Это может привести к прямому противостоянию между сирийской и турецкой армиями. При этом нельзя исключать, что могут возникнуть новые инциденты турков с российским контингентом в Сирии. Не забываем, Турция член НАТО.

В-третьих, из Идлиба в Турцию ринется новая волна беженцев. При этом в Турции уже находится 4 млн. человек из Сирии. Эта волна может пойти дальше на Европу, может усиливать давление на приграничные провинции самой Турции.

В-четвертых,  Россия   наверняка в этой ситуации спустила бы с цепи курдов и сказала бы им договариваться с Дамаском. Сирийские курды получили бы возможность усилить позиции в противостоянии с турками. Начались бы проблемы в восточных областях Турции, где большинство населения составляют курды. Туда начали бы просачиваться боевики из Сирии и, возможно, Ирака, где Россия также имеет сильное влияние.

В-пятых, новая волна противостояния в Сирии может отразиться на мировых ценах на нефть. Поскольку иракская часть Курдистана окажется подвержена этой нестабильности, а там добывается много нефти, которая идет на мировой рынок.

В-шестых, возникнет напряженность судоходства в проливах, что отразится на экономике самой Турции.

В-седьмых, возникают проблемы у больших инфраструктурных совместных проектов Турции с Россией. Каковы перспективы «Турецкого потока», который почти достроен? Если проект завалится из-за позиции Турции, но это отражается на ее стратегии стать мировым газовым хабом. Это отразится на ее взаимоотношениях с Европейским союзом. Точно такие же проблемы возникнут с масштабным проектом строительства  АЭС«Аккую» на южном побережье Турции. Напомню, что АЭС «Аккую» сооружается по российскому проекту, включающему в себя строительство и ввод в эксплуатацию четырёх энергоблоков с реакторами типа ВВЭР-1200.  Начало промышленной эксплуатации энергоблоков №№1-4 АЭС «Аккую» предварительно намечено на апрель 2023, 2024, 2025 и 2026 годов соответственно. Срок эксплуатации первого блока станции рассчитан до 2083 года. Совокупно это потери на десятки миллиардов долларов.

В-восьмых, возникнут проблемы у турецкого бизнеса в России, включая семью Эрдогана, которая имеет серьезные интересы в строительной сфере. Как и в 2015 году, теперь это все окажется под ударом.

В результате в регионе возникнет новая волна нестабильности, которая наверняка напугает Европейский Союз и других игроков. Будут ли они рады этому? Нет. Реакция Германии и Франции на агрессию России в Керченском проливе показал, что Париж и Берлин будут продолжать политику глубокой озабоченности.

Таким образом, Турция должна будет понести существенные потери для того, чтобы поддержать Украину. Зачем это все Турции? Анкара ведет очень прагматичную политику с калькулятором в руках. Потому не зря Турцию называют Германией Ближнего Востока.  Очевидно, что при таком развитии ситуации, что было описано в восьми пунктах выше, Турция и Россия заключат новый договорняк, а Украина останется в очередной раз за скобками.

Самое главное, что при всем этом Украина требует от своих партнеров делать большее, чем она делает сама. Лучше всего передает следующий анекдот. Прилетает как-то Петр Алексеевич к Реджепу Тайипу Эрдогану и говорит:

— Реджеп, друг, перекрой Босфор для русских кораблей

— Не вопрос, эфенди, только вы сначала перекройте российский транзит через Украину. Нанесем симметричный удар.

Петр Алексеевич сухо попрощался и поехал к Патриарху Варфоломею

Шутки шутками, но что получит Украина, если Турция закроет проливы?

Во-первых, Черноморский флот никуда не исчезнет. Соотношение сил останется таким же, т.е. чудовищное преобладание в пользу России. Более того, как указывает Андрей Клименко, Турция может перекрыть проливы не только для России, но и для Украины. Таким образом, мы можем получить удар по своему судоходству.

Во-вторых, Россия может пойти на очередное обострение на Донбассе. Очевидно, что такое обострение можно будет использовать для продления военного положения, но это приведет к переносу президентских выборов 31 марта 2019 года. А Верховная Рада уже приняла постановление об их проведении. Тем самым актуализируется внутриполитический конфликт, поскольку 26 ноября Верховная Рада сумела заставить Петра Порошенко пойти на компромиссы относительно военного положения. Причем единым фронтом выступили практически все фракции, кроме БПП. Поэтому, очень сомнительно, чтобы обострение на востоке способствовало укреплению украинского государства. Так что мы делаем?

Вообще сложно понять, какие цели преследует наше руководство, поставив Турцию в неудобное положение с проливами. Если бы с таким предложением к Турции обращались США или Израиль, то их цели были бы понятны — усложнить логистику поставок вооружений в Сирию. И то, Россия может это делать и другими каналами.  Вообще, такие маневры всегда предполагают кулуарные договоренности со всеми заинтересованными сторонами. Однако, изумленная реакция  иностранных и турецких дипломатов указывает на то, что никто не ожидал от Украины такой подачи.

Самое главное, что Керченский казус и так дал в руки Украины множество рычагов давления на Россию по другим каналам. Ведь Россия реально нарушила договор 2003 года, который регулировал доступ в Азовское море. Россия реально атаковала наши корабли, независимо от того, по какими причинам они там оказались. Формально, Украина имела все основания для того, чтобы три военных судна без проблем прошли через Керченский пролив в Бердянск. Однако Россия сделала то, что сделала, и Украина уже получила ответную реакцию со стороны США и Германии, которую можно рассматривать как позитивный эффект Керченского кризиса. Например, Меркель заявила, что у стран, с которыми граничит Россия, есть право на независимое развитие (хотя ничего нового в этом заявлении нет, — прим. автора) Украина вновь поймала Россию на нарушении международных договоров и это есть действительно значимый результат данной ситуации.

Однако, игра с конвенцией Монтре напоминает перлы с Законом об образовании, когда Украина пошла на нарушении двухсторонних договоров с Венгрией и до сегодняшнего момента пытается преодолеть последствия бури, которую сама же и посеяла.

Мораль сей басни такова. Украине пора перестать пытаться решать свои проблемы за чужой счет. Попытки вовлечь в конфликт НАТО, когда НАТО открыто говорит о том, что не хочет это делать напоминают игры детей со спичками возле бочки с бензином. Если наша стратегия заключается в том, чтобы ускорить начало Третьей мировой войны, то мы как минимум должны быть готовы к ней. Чтобы встретить ее во всеоружии нашей социальной организации и экономики. Однако, после того, как мы Украина двое суток путалась в том, какое военное положение мы ввели, крайне сложно воспринимать происходящее в серьезном ключе. Поэтому все выглядит так, что наше государство в лице высших чиновников традиционно пытается создавать видимость бурной деятельности, но ничего более. И откровенно глупые заявления прикрывают ширмой «грандиозного замысла, который не могут осознать люди без доступа к секретной информации». Но вся новейшая история Украины показывает нам, что все грандиозные замысли заканчивались пшиком. Потому, если мы хотим, чтобы в мире к Украине относились серьезно, то мы должны перестать действовать по принципу  «сгоріла хата, гори і сарай».  Мы должны воздерживаться от заявлений, который производят видимость бурной деятельности и идиотизма, а больше ничего не производят.

P.S.:  Единственное кого жалко- наше посольство в Анкаре. Там реально мощная команда, которой придётся заниматься эквилибристикой, чтобы озвучивать такие инициативы и не выглядеть идиотами.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

 


Ответить