Гражданская культура для чайников-2

Юрий Горго, для "Хвилі"

london

В первой части «Гражданской культуры для чайников» было упомянуто два вида государственного устройства: цивилизация и варварство. Давайте рассмотрим эти понятия более подробно. Напомним, под цивилизацией или варварством мы понимаем особый тип государственного устройства с характерными для него чертами человеческого общежития. Автор придерживается мнения, что у человечества получилась только одна цивилизация – западная, корни которой уходят в античность Древней Греции, времена Эллиники и Древнего Рима. С падением последнего человечество потеряло достаточно серьезные базовые (культурные, эстетические и прочие) достижения. Потери были настолько существенны и необратимы, что понадобилось почти тысячу лет, дабы найти выход из катастрофы, причины которой интересны и поучительны, могут и должны послужить уроком, но об этом не сейчас, а как-нибудь иной раз.

Глава 1. Краткий обзор текущего положения вещей.

Важнейшая задача цивилизации — научить человека мыслить.

Томас Эдисон

По большому счету Европе повезло, что германские варвары не просто заразились цивилизацией, а стали ее неотъемлемой частью. Конечно, правильнее будет сказать, везение состояло в том, что это были германцы, которые в конечном итоге спасли ситуацию, выбив из европейской игры гуннов, после разбив войска халифата на западе, а позже отразили турецкое нашествие с востока. Но англо-саксонский мир принес иные ценности и стереотипы. Германо-романский симбиоз начала шестнадцатого века дал сегодняшнюю версию цивилизации – индустриально-технологическую, которая, несмотря на свое удивительное и триумфальное развитие, особенно в технологическом плане, по целому ряду параметров все еще уступает своему античному предшественнику. Ценностной вектор античности был несколько иной. Античность придавала больше значения эстетике, нежели технологичности. Она видела себя как часть природы, а не покоритель оной. Будучи носителем иной религии – гораздо более богатой культурно и более жизнерадостной, нежели христианство — это была цивилизация, если хотите другой эстетической культуры, иного отношения к механизму-машине и месту человека в природе. Человек античности и человек современной цивилизации – это два разных мира, трудно даже представить диалог двух этих культур. При всем этом одна из них считает себя, и по праву является прямой наследницей другой.

Но что же есть цивилизация сегодня? В Европе границы цивилизованного мира – это границы ЕС плюс Норвегия и Швейцария. Некоторые сомнения вызывают Балканы, а также Румыния с Болгарией. С большими усилиями ЕС удается удерживать цивилизацию в Греции. В Западном полушарии цивилизация существует только как США и Канада. Цивилизация занимает весь Австралийский материк. С особыми оговорками можно отнести к цивилизованному миру Японию с Южной Кореей (о них мы поговорим подробнее ниже), а также Израиль.

Вот собственно весь цивилизованный мир или мир Запада. Заметьте, ни в Африке, ни почти по всей Азии, а также Латинской Америке цивилизации нет.

Цивилизация сегодня имеет три конкурирующих центра: США, Британия и Евросоюз. Поговорим о них подробнее.

США. Это безусловный мировой лидер. Как и полагается, его валюта является мировой валютой, по сути, это хозяин денежного печатного станка планетарной значимости. США – это лидер не только с точки зрения финансовых возможностей, но военного потенциала. На его стороне и Голливуд, и мощная американская субкультура, и английский язык, и уже раскрученные бренды «американской мечты» и «американского образа жизни». Сильная черта сегодняшнего лидера, и как это обычно бывает, его же слабая черта состоит в потрясающем бизнес-чутье и явном, иногда патологическом, упоре в техническое развитие и компьютеризацию. Именно США задают тон в мире высоких технологий. Собственно сам мир высоких технологий сегодня есть их мир, их песочница, их любимая игрушка, а иногда и дубинка. Не последнюю роль здесь играет ярко выраженная политика притягивания лучших умов. К слову, есть все предпосылки полагать, что нас ждет новая техническая революция и ее центр – США.

В определенной степени, без всякого пафоса, на текущий момент США – это молодость цивилизации, ее задор и надежда. Иногда эта молодость играет с ними злую шутку, но такие моменты как проповедование свободного ношение оружия, наличие в некоторых штатах смертной казни – достаточно четко выделяют штаты от прочих. Это государство еще не увлечено гонкой социалистической защищенности, в ней все еще сильны принципы классического жесткого капитализма. Кстати, парни раньше других озаботились проблемой «понаехавших» и это, на секундочку, в государстве, порожденном эмиграцией. Этот факт говорит о большом бонусе нынешнего лидера.

Конечно, лидера редко любят, как правило, больше ненавидят. Но как бы там ни было, финансовое благополучие ненавидящих зависит от столь ненавидимого ими североамериканского монстра. Более того сегодня именно США есть гарант цивилизационных ценностей и основной центр их развития. Влияние Штатов во всем мире достаточно сильно, порой именно оно есть определяющее. Даже в мире «почти цивилизации», такие страны как Израиль, Япония и Южная Корея есть креатуры США. Перегибают ли парни в своей роли «мирового полицейского»? Безусловно – да. Смог ли бы кто-то сыграть эту роль лучше? Вероятно. Нужно ли что-то в этой связи менять? Не факт. К тому же, в настоящих реалиях – это пока невозможно.

Британия. Британия всегда была сильна мастерским управлением своим большим и очень разным хозяйством, своей колониальной культурой, пронизывающей все институты общества. И сегодня Британская империя не канула в лету, а мимикрировала в Британское содружество. Сильнейшая черта этого центра цивилизации – мощный банковский сектор. Лондон контролирует большую часть мировых денежных рынков. Через ЮАР, Австралию, Канаду и Индию – Британия существенный игрок на сырьевом рынке. Британия – это старая и обиженная школа. Обиженная на американцев – выскочек-зазнаек из бывшей колонии. Но Британия – это не только старый мир. Современный блеск Гонконга, Сингапура, Куала-Лумпура – это не случайности, это британские попытки, кстати, достаточно удачные, попробовать себя в новой стати. Параллельно в Австралии и Канаде Британия чем-то копирует Штаты, то есть старый британский лев все еще силен, и весьма-весьма опытен и многолик. Относящаяся со скепсисом к социалистическим идеалам, пронизанная колониальным духом, с банковской сноровкой, обладательница традиционно лучшей разведки и непостижимо преданными подданными, Британия выгодно отличается от остальной Европы. С этой точки зрения Brexit скорее логичен и предсказуем. Просто нужно учесть, что бриты еще на этом хотят и заработать.

Французско-немецкое ядро Евросоюза. Сама по себе задача создания государства нового вида, нового духа, над-государства, с над-валютой, с над-идеей – есть задача, возможная под силу не каждому. Старая континентальная Европа смогла воплотить эту безумно красивую и столь же безумно фантастичную идею в жизнь. Конечно, Франция и Германия не единственные ведущие силы Европы. В ней чувствуется дух Северной Италии и Южной Голландии, их элиты явно в игре. В последнее время проявляются польские амбиции. Игре всегда старательно мешала старушка Британия. Слабое место Европы – излишняя приверженность идее социальной защищенности и всевсякой толерантности. В настоящий момент мы наблюдаем кризис этого подхода. Данная слабость видимо есть особенность нынешнего поколения элит Франции и Германии, как последствий последних мировых войн.

Аксиома (почти по Толстому). Все цивилизованные государства похожи одно на другое, всякое варварское государство варварствует по-своему.

Следствие. Мир варварства более разнообразен, нежели мир цивилизации.

Рассмотрим этот мир подробнее.

Большая часть Латинской Америки и Африки живет в варварстве постколониального типа. Основные признаки данного типа варварства – управление государством псевдо-элитой, которая в большей или меньшей степени управляется или контролируется каким-либо цивилизованным государством-контролером. Как правило, такое управляемое государство имеет слабую и зависимую финансовую систему и ярко выраженную сырьевую экономику, а фактически все его материальные и финансовые потоки концентрируются вокруг государства-контролера. При этом управляемое государство на первый взгляд достаточно открыто для мирового рынка, зачастую его граждане говорят на языке первого уровня.

Мы не рассматриваем вопрос развала колониальной системы или иными словами процесс ухода цивилизации из своих колоний. Особенность пост-колониального государственного устройства, как примера создания варварского государственного механизма, удручающая наивность гражданского сознания и рост коррупционной составляющей требуют отдельного рассмотрения и остается вне рамок этой работы.

Азия являет миру самый большой набор видов варварств. Однако остановимся на трех интересных случаях азиатского культурного выбора.

Сценарий № 1. (Япония и Южная Корея). Как уже говорилось выше, Япония – это в целом мир цивилизации, но суть и основы этой цивилизованности достаточно оригинальны. В данном случае, японская цивилизация — это результат прилежнейшего и досконального копирования западного мира. Причем в буквальном копировании западного образа жизни, несмотря на то, что для японца он достаточно тяжел даже физиологически и неестественен культурно. Иногда это даже копирование лишнего, в том числе незначимых деталей и ошибок, отсюда операции по расширению глаз и многое другое. Тем не менее, японец строго следует выбранному пути, будучи культурно склонным к изрядному, в чем-то даже излишнему усердию и постоянному самосовершенствованию. В данном случае уместно говорить о некоторой уникальности Японии, что показательно на примере Кайдзена. Изначально западное ноу-хау непрерывного улучшения японцы сделали частью своей национальной философии и культуры. Такая природная особенность дает уникальный и, видимо, неповторимый пример вхождения в цивилизацию. Именно она позволяет системе развиваться, используя простое и прилежное копирование, на определенных этапах даже агрессивно безоговорочное копирование. Последующее усовершенствование скопированного возможно, но, как правило, без значимых качественных изменений. Следует заметить, что данный подход может привести и, как правило, приводит, к стратегическому отставанию или к тупиковой ветке развития.

Можно согласиться с Адизесом, который характеризовал Японию как культуру, несущую систему взаимного доверия и уважения, но не систему взращивания идей, что неизменно ведет к потере изначально полученного потенциала. При том, что сама система исключает возможности возникновения потенциала внутри себя.

Сценарий № 2 (Китай) Здесь речь идет о попытке построить цивилизацию на основе своих, в целом незападных ценностей. Или же буквально о китайской подделке западной цивилизации, что подается в виде тысячелетней китайской цивилизации. Именно с этой целью Китай заявляет себя как место зарождения некой Древней цивилизации, еще более древней, чем европейская. Отсюда, в частности, утверждения о первооткрытии компаса (при этом европейцы приплыли в Китай, а вовсе не наоборот) или история тысячелетних многомиллионный империй, «Великий Шелковый путь» и т.д. Все это не выдерживает простой логической и логистической проверки. Вовсе не будет удивительно, коль однажды признают, что тот комплекс сооружений, который подается сегодня как Великая Китайская стена имеет совсем иную — гораздо более юную историю, а та же китайская философия явилась миру не ранее XIX века, будучи созданной впопыхах, опять же в виде китайской копии-подделки известного тогда Китаю западного мира.

В этом смысле Китай не просто всемирная кузница подделок, но и сам по себе подделка, обладающая завидной наглостью в упорстве отстаивания своей первичности и значимости. При этом все это соседствует с наличием явных несуразностей – как пример алфавит китайского языка. Войти в двадцать первый век с иероглифами и с заявкой на мировое лидерство… В этих моментах отражаются особенности китайского характера и вообще китайского подхода.

На самом деле Китай – это варварство, но достаточно уникального китайского вида. Его характеристики – наглость и напор без стеснений и без цивилизованной стратегии. Это надстройка без базы или игра без партитуры, при значительной замкнутости и тотальном недоверии внешнему миру. Возможно ли величие Китая? Нет, Китай внутренне глубоко неконсистентен с внешним миром, сам по себе он крайне неустойчив, но слишком подозрителен, причем буквально на генетическом уровне и при этом еще и велик, чтобы исчезнуть вовсе. Просто помните – не верьте Китаю, не верьте в его будущее и прошлое, в его валюту, в его экономику, а более всего не верьте его настоящему, и только тогда Вы поймете его.

Сценарий № 3. (мусульманский мир). В отличие от японского копирования Запада или игры Китая в свой Запад, мусульманский мир идейно противостоит Западу. Возможно, причина этого противостояния уходит корнями в эпоху падения Константинополя и становления собственно мусульманского мира как тотального противника мира Европы. К тому же, на протяжении последних ста лет именно западный мир развивал идею противостояния мусульманского варварства цивилизованной Европе. К примеру, мусульманский фундаментализм, или современный Иран – творения Британской империи, в первом случае для разрушения Османского государства, во втором при сотрудничестве с Францией в борьбе с США. Каковы причины такого, на первый взгляд, несуразного поведения Запада? Возможно в том, что Иран мусульманский лучше, нежели Иран японский или китайский. Ведь сами основы мусульманства несут в себе серьезные ограничители и предохранители от самой возможности появления фундаментального знания, понимания необходимости преемственности человеческого общежития и прочих базовых основ возможности цивилизованного развития. Но как бы там ни было: мусульманский мир – это варварство, но варварство агрессивной религиозности, идейно противостоящее цивилизации и культурно дистанцирующееся от нее.

Конечно, Азия велика, и наряду с данными тремя сценариями мы видим, варианты постколониального управления австралийского типа (Сингапур) или более жесткого типа (Индия) или же просто зависимости, по аналогии с Латинской Америкой (Филиппины).

Восточная окраина Европы – это государства различных видов посткоммунистического варварства. Чтобы понять посткоммунизм, следует разобрать, что есть коммунистическое варварство.

Как и всякое варварство, варварство коммунистическое стоит на принципах непризнания ценности человеческой жизни и вообще духа индивидуализма, но именно в случае коммунизма эти принципы приобретают наиболее уродливые и страшные варианты. Характерным признаком его является отрицание в том или ином виде частной собственности (чего, кстати, мы не наблюдаем в большинстве варварских государств). К тому же следует вспомнить принцип уравниловки всех индивидуумов, который проходит красной чертой через все институты общества коммунизма, а также его религиозный атеизм.

Уравниловка, презрение частной собственности и предпринимательства, тюремная загнанность индивидуума — являют миру общество, где существование элиты просто невозможно. Само по себе коммунистическое государство не создаваемо с нуля в принципе. Оно может явиться и существовать только путем уничтожения и дальнейшего паразитирования на прежде живом организме, полностью уничтожая его. В момент формирования коммунистического государства во главе его стоят предатели-проходимцы, романтики-подлецы, иногда просто садисты, а заканчивается все жадными невежествами и самовлюбленными деградантами. Дело в том, что коммунизм изначально несет в себе вирус самоуничтожения. Зараженная система сама идет к самоуничтожению, но это уничтожение и самого гражданского общества, которое выходит из коммунизма не только с крайне деградированной верхушкой, но и с колоссальными культурными и интеллектуальными потерями, типичные пост-коммунистические граждане – это агрессивные индивидуумы крайне примитивной гражданской культуры.

Аксиома. Варварство коммунизма — это предельная агрессивность по отношению к цивилизованному миру. Коммунистическое варварство на самом деле, имеет одну самоцель – противостояние цивилизации во всех ее проявлениях. Коммунизм – это не жизнь ради, это жизнь против.

Следствие. Постоянная подготовка к войне, жизнь в ее ожидании и сама война – это наиболее нормальное состояние коммунистического варварства.

Замечание. При всем этом варварство коммунизма вынуждено допускать ограниченное сотрудничество с цивилизацией, использование ее правил и методик в сферах необходимых для своей оборонной промышленности и военного дела. Именно благодаря этому при коммунизме возникает своеобразная и перекошенная система образования с непропорционально высоким уровнем точных наук при явной слабости прочих. Что в конечном итоге через несколько поколений неизбежно приводит к снижению общего уровня фундаментальной науки.

Аксиома коммунистической безнадежности. Граждане, имеющие убеждения коммунистического варварства, сами не могут жить в условиях цивилизации и не могут позволить этого своим согражданам.

Вывод 1. Система коммунистического варварства не переводима в цивилизацию.

Вывод 2. Если в государстве сильны коммунистические настроения, значит общество данного государства не совместимо с цивилизацией.

Читатель, наверное, многое уже понял и сделал для себя некоторые выводы, однако вернемся к посткоммунистическому варварству.

При всем разнообразии видов все посткоммунистические варварства имеют некоторые общие черты. В частности:

  • Нерешенный вопрос признания естественности и необходимости частной собственности, прежде всего на землю.

  • Несправедливое и чудовищно перекошенное владение средствами производства. Как результат радикальное имущественное расслоение общества

  • Нелогичное и запутанное законодательство, что особенно проявляется в несправедливой и в целом невыполнимой системе налогообложения. Что в свою очередь создает условия создания компромата при ведении любой деловой активности в государстве.

  • Существенный черный денежный поток, на который завязана практически вся деловая активность.

  • Огромный кадровый голод во всех направлениях и отраслях.

Что же касается видов данного варварства, то наиболее интересны следующие:

Посткоммунизм сырьевого придатка – примеры — это Российская Федерация (до 2014 года), Казахстан, Азербайджан.

Посткоммунизм псевдо-национального вида – наиболее яркий пример Украина до 2014 года.

Посткоммунизм социалистического вида – Белоруссия.

Таков в целом мир сегодня. А как строятся взаимные отношения цивилизации и варварства?

Глава 2. Краткая история расширения ареала цивилизации.

Нет дела, коего устройство было бы труднее,

ведение опаснее, а успех сомнительнее,

нежели замена старых порядков новыми.

Н. Макиавелли.

Прежде чем приступить к дальнейшим рассуждениям, нам будет полезно рассмотреть некоторые примеры расширения ареала цивилизации.

Мы уже упоминали интересный случай Японии. Но, если Япония буквально мутировала под цивилизацию, то австралийским аборигенам и североамериканским индейцам повезло меньше. Их уровень развития не позволял ни противостоять натиску, ни стать частью данного натиска. В результате цивилизация, встретившись в том или ином виде с дикостью, просто уничтожила соперника.

При распространении в пределах Европы (пример Финляндии и Прибалтики) цивилизация пришла на практически пустые земли, заселенные редким, достаточно родственным физиологически, неагрессивным и неорганизованным негородским населением. Первой цивилизацией в Прибалтике и Финляндии были шведско-немецкие города, вокруг которых жило редкое местное население, часто даже без признаков письменности. В результате за период примерно равный двумстам годам при колоссальном превосходстве цивилизации и полной пассивности местного населения, Прибалтика и Финляндия стали полноценной частью цивилизованного мира. Справедливости ради, следует уточнить, что во время трагических событий XX века, немецкие колонисты в Прибалтике закончили плохо. Шведам Финляндии повезло больше, но большинство их со временем стало финнами, произошло же это уже ближе к концу XX века.

Каково же было распространение цивилизации на землях России? Время прихода цивилизации — это эпоха Петра Великого. Именно поэтому она и назвала его Великим (именно Великим, в самой России – он, как правило, просто Петр Первый). Была ли здесь колонизация? Была, но это отчасти была самоколонизация, суть которой состояла в том, что колонистами выступали не пришлые люди, а местная элита при самом деятельном участии и воздействии, особенно на первом этапе представителей западных элит. Эти «птенцы гнезда Петрова» считали и заявляли себя русскими. Со временем пришлые смешались с местной верхушкой и стали ее неотъемлемой частью. Русский язык во времена Петра – язык третьего уровня. Как результат — русская элита говорит на двух языках: французском и русском. Параллельно за период, равный примерно ста годам, цивилизованное государство создает базу для языка первого уровня, а затем еще за сто лет выводит его в число первых языков мира.

А что же собственно сделал Петр Великий? Вспомним четыре основных преобразования.

  1. Сломал текущие устои — социальные, культурные, религиозные и прочие. Это была не просто ломка: брили бороды, плавили колокола, меняли столицу, законы, календари, алфавит, одежду, звания, язык и все прочее. Был осуществлен жесткий, непримиримый и однозначный разрыв со старым. Вплоть до политического, а иногда и физического уничтожения несогласных, с утрами стрелецких казней, с вечерами ссылок и т.д. Цивилизация приходила на отнюдь непотешных штыках потешных полков.

  2. Тотально сменил элиту. Элита претерпела существеннейшие и драматические изменения. Кто-то был уничтожен, кто-то отстранен, кто-то отказался от детей, кто-то от родителей (а кто-то лично убил своего сына, сослал жену в монастырь, куда ранее отправилась сестра, до этого похоронил старшего брата, как-то странно и кстати умершего). Что очень важно: в состав элиты влилось большое количество европейцев, изначально чуждых и русской культуре, и русскому языку. Целые институты государственного устройства полностью создавались и управлялись именно приезжими (армия, флот, печатное дело, академическая наука и т.д.). Справедливости ради стоит отметить, что среди них хватало и случайных людей, и откровенных проходимцев. Но в конечном итоге именно влияние цивилизации было крайне плодотворным и решающим.

  3. Полностью заменил систему образования, вплоть до реформирования языка. Насильно внедрялись западные стандарты образования, насаждалась культура, требующая свободное знание языков первого уровня. Было введено за правило – обучать ведущих преподавателей за границей – в пределах цивилизации, там же учились лучшие студенты, именно так росла и создавалась будущая профессура. За огромные деньги из-за границы выписывались иностранные специалисты, зачастую ведущие в своих направлениях. В российской системе образования были внедрены: университет западного образца, академия наук западного образца, школьная программа западного образца.

  4. Кардинально изменил систему государственного устройства. Изменилось само название государства, изменился метод управления религиозным аппаратом, был введен табель о рангах, были введены новые правила игры, чрезвычайно отличающиеся от предыдущих, но гармонично сочетающиеся с цивилизованным миром.

Именно благодаря этим и прочим шагам и жесткой методике их претворения в жизнь и появилась та самая Российская империя, которую мы знаем.

После прочтения материала, изложенного выше, вполне резонен вопрос: сможет ли снова победить Цивилизация в России? Предлагаю сформулировать вопрос по-другому: готова ли Россия пройти потрясения петровской эпохи? Какое количество граждан России удовлетворяют условию аксиомы коммунистической безнадежности? Справится ли Россия без помощи цивилизации?

Текущие положение вещей дает все основания полагать, что варварство в России победило очень надолго и, более того, Россия скатывается к гораздо худшему варианту варварства. Но обо всем по порядку в следующих главах.

Домашнее задание: Какое количество граждан Крыма, Донецкой и Луганской областей отвечает условиям аксиомы коммунистической безнадежности?

Глава 3. Взаимоотношения варварства и цивилизации.

Характернейшим свойством всех варваров,

как прошлых эпох, так и нашего времени,

было стремление уничтожать то,

что превосходит их понимание.

Николай Акимов

Так как же сосуществуют варварство и цивилизация? Сформулируем основные аксиомы.

Аксиома 1. При всех прочих равных варварское государство слабее и в целом глупее государства цивилизованного.

Аксиома 2. Варварство не может эволюционным путем стать цивилизацией. Варварство, предоставленное само себе, всегда остается варварством. И чем более изолировано оно от цивилизованного мира, тем более варварским оно становится.

Аксиома 3. Всякое варварское государство идеологически не приемлет цивилизацию. Сама суть варварского строя агрессивно, на уровне бессознательного не приемлет основные ценности цивилизованного мира, особенно свободу индивидуума, рационализм и секуляризм.

Аксиома 4. Самые сильные идеологические удавки, удерживающие государство в рамках варварства – чрезмерная и как результат агрессивная религиозность и идея справедливости, основанной на всеобщем равенстве.

Следствие 1. Варварство варварству – рознь. И наибольшие враги цивилизации – это варварства религиозного и коммунистического вида.

Следствие 2. Варварства мусульманского типа, коммунистического и посткоммунистического есть большие варварства, нежели варварства Китая или же пост-колониального устройства.

Вот почему одна из основных забот цивилизованного мира – спокойствие его границ посредством управляемости варварским миром. И следует понимать следующее. Цивилизация себя ведет цивилизованно с цивилизацией. При её общении с варварством все иначе. При том, что цивилизация с удовольствием кооперируется и сотрудничает с варваром, он всегда для нее только младший, а скорее даже неполноценный партнер. И цивилизации с варваром проще, только варвар должен быть на расстоянии и чем агрессивнее варвар, тем больше должно быть расстояние.

Наблюдение. История Рима учит – хоть цивилизация и сильнее, но ее слабость в непризнании варварства как жестокого и беспощадно смертельного идеологического врага, против которого не работают цивилизационные механизмы.

Наблюдение-гипотеза. На данном этапе своего развития цивилизация крайне неохотно расширяет свои границы. В обывательский обиход даже вошло выражение «золотой миллиард». Взамен географической экспансии цивилизацией выбрана новая форма расширения: не посредством физического присоединения территорий с проживающим на них населением, но экономической экспансией путем взятия под контроль средств производства и финансовых потоков.

Полагаю, последнее связано с катастрофами XX века, причем речь не столько о мировых войнах, сколько о распаде колониальных систем (кстати, автор склонен считать Российскую империю некоторым вариантом колониальной системы). Последствия данной катастрофы до сих пор не только не ликвидированы, но и являют собой очевидные проблемы системы отношений цивилизация-варварство. Ошибочно считать, что ялтинское разделение мира – это построение прочного и мощного фундамента. Нет, это временное решение, а точнее отсрочка подлинного разрешения результатов первой мировой войны, как компромисс выдохшихся и уставших. К тому же последующий парад колониальных суверенитетов существенно перекосил и без того ненадежную ялтинскую конструкцию. Окончательное ее разрушение произошло после распада СССР.

Теперь мы можем вполне сформулировать правила индивидуальных предпочтений.

Первое правило. Принадлежность к цивилизации или к варварству не определяется паспортом или территорией. Это, прежде всего, уровень гражданской культуры индивида, его ценностей и взглядов, его вкусов и стремлений, а также степень готовности к реальным действиям для защиты своих интересов методами, адекватными окружающей действительности.

Второе правило. Индивидуум не может быть наполовину варвар или наполовину цивилизован. Ответ на вопрос «кто есть кто» всегда однозначен.

Третье правило. Нельзя быть более цивилизованным или менее, но варварство индивидуума может иметь градации.

Теорема еврорасширения.

Территориальное расширение цивилизации возможно только при достаточно высоком уровне гражданской культуры граждан присоединяемых территорий. Именно это при определенном идеологическом, политическом и общекультурном воздействии позволяет осуществить безболезненное «сшивание» двух культур.

Теорема. Сменить варварство цивилизацией без принуждения элиты и даже частичной или полной её смены невозможно. Как невозможно очиститься от варварства без существенного нарушения его устоев, традиций, путем существенного нарушения варварского правового поля. Более того — предоставленные сами себе представители варварства, даже на территории цивилизации остаются варварами и игрушкой иных государств в игре против государства их приютившего.

Выводы.

  1. Присоединение к цивилизации – это решение элит цивилизации, впускающих в закрытый клуб новичков и решение самих новичков, согласившихся играть по правилам клуба.

  2. Присоединение к цивилизации – это процесс непростой и болезненный. И, прежде всего, для присоединяемых элит и их окружения. Но следует понимать, что в случае этнического европейца — выбор развития в пользу цивилизации естественен и единственно правилен.

  3. Варварские элиты – первые концептуальные враги цивилизации.

  4. Поход в цивилизацию – это раскол элиты, трагедия элиты и частичное её уничтожение. (В этой главе здесь и выше под словом элита можно понимать и граждан, играющих роль элиты. )

  5. Ведущий свое государство из варварства в цивилизацию – есть обязательно разрушитель, а уже затем прилежный ученик. Сия ноша и судьба возможна не для каждого.

Теорема ловушки толерантности левого уклона. Господствующая парадигма и превалирующий набор современных ценностей западного мира не готовы и не подходят не только для расширения цивилизации, но для методичного принципиального изменения культурных ценностей представителей варварства на своей территории, с целью их адаптации жизни в условиях цивилизации. Более того, элита запада не готова озвучить сам факт, что такая проблема существует.

Следствие. Цивилизация столкнулась с кризисом своей системы ценностей, а точнее с неполноценностью ее последней модификации для задач собственного выживания.

Подписывайтесь на  канал «Хвилі» в Телеграмстраницу «Хвилі» в Facebook




Ответить