Горькая победа Меркель, радуга Европы и цугцванг Януковича

Максим Михайленко, "Хвиля"

Ангела Меркель

Итак, каковы же итоги выборов в Германии — и что они сулят сердцу союзного «монстра» (вот как проявились подлинные внешнеполитические взгляды нашего президента в Ялте — это ведь изоляционизм, а-ля Рон Пол, и теперь ясно, почему вокруг Януковича шустрят американские единомышленники этого семейства!), самому «монстру», перспективе Украины и германо-российским отношениям?

Выльем остатки терпкого немецкого шампанского («зекта») в раковину Конрад-Адэнауэр-Хаус в берлинском Тиргартене, где находится штаб-квартира Христианско-демократического союза (ХДС), и — скрепя сердце, скажем так: Меркель победила, ХДС проиграл. Такая точка зрения может выглядеть непопулярной в глазах тех, кто читает лишь газетные заголовки, поэтому давайте «окунемся» в среду немецкой и европейской политики.

Несомненно, большинство СМИ восприняло такие факты как лучший в истории результат ХДС в процентном отношении, или перспективу Меркель остаться в кресле канцлера на третий срок (удел «великих», таких как Аденауэр или Коль), наконец, огромный отрыв от ближайшего преследователя — как однозначную победу. Однако, в разрезе мест в бундестаге партия получила 311 мест и это не дает ей возможности сформировать однопартийное большинство, как это удалось Аденауэру в 1957 году.

Кто-то скажет — какая мелочь!

Давайте вспомним наш 2006 и 2007 годы. Партия Регионов в первом случае должна была переманивать социалистов, поскольку провалилась ПСПУ (впрочем, тогда не обошлось без заговора «больших парней», да и сама персона Натальи Михайловны более уместна где-либо в Боливии или в турецком Курдистане, но пусть) и эта коалиция всегда вызывала относительно справедливую критику с точки зрения «наказа избирателя».

В 2007 году, несмотря на авансы ПР с избирательного порога сорвались уже сами социалисты (помните этот ярко-розовый юг Донецкой области?) — и «регионалам» оставалось лишь перейти в оппозицию.

Лишь позже выходом из парламентских тупиков стали «ширки» — широкие коалиции, а они весьма коварны, как для дальнейших перспектив их участников, так и в смысле скептицизма избирателя, закономерно относящегося к «ширкам» без заметного уважения.

В похожей, хотя и более противоречивой ситуации оказались в воскресенье празднующие рекорд последователи Конрада Аденауэра и Гельмута Коля. При всем уважении к «Мамочке», как называют немцы Ангелу Меркель — нельзя не заметить, что ее всеядность (или приверженность лозунгу дедушки Конрада — «Никаких экспериментов!»?), она стала мачехой для партнеров по коалиции. Если в 2005-9 гг., создав широкую коалицию с эсдеками  (СДПГ), Меркель настолько угостилась их электоральным пирогом, что эсдеки катастрофически провалили свою собственную кампанию, то в этот раз ХДС столкнулся с похожим фиаско идеологически близких партнеров по коалиции — либералов (свободных демократов — СвДП). Именно с ними Меркель комфортно управляла Германией четыре года, вводя режим экономии и настраивая институты ЕС на своего рода «меркельтильную» тональность. Ныне либералы, партия родившая первого президента ФРГ Теодора Хойсса — впервые в своей истории вне бундестага.

Здесь, конечно, следует отделять мух от котлет. За последние годы СвДП допустила ряд ошибок, и вяло реагировала на вызовы времени. Во-первых, ее рыночные взгляды стали постепенно трактоваться как эгоизм всеми прочими системными и заметными политическими силами. Во-вторых, в либеральном аспекте вперед вышли не только «Пираты», но и «Зеленые» (Союз-90 — для простоты буду и дальше так называть эту партию), а в консервативном, если не считать вернувших себе большинство в Баварии христианских социалистов (ХСС), поскольку только там они и действуют, СвДП переплюнула популистская «Альтернатива для Германии» (АдГ). Наконец, в третьих, партия допустила ряд имиджевых скандалов, проиграла ряд важных земельных выборов, и в итоге утратила сильное лидерство. Ее не спас даже толерантный ход с избранием партийным лидером вьетнамца Филипа Ресслера. Итак, новый бундестаг — без свободных демократов. А значит — без союзников для правого центра.

А правительство меньшинства — это правительство-паралитик, так было и так будет. Посмотрите на отечественное правительство Азарова — оно способно добиваться результатов только с помощью Юрия Кармазина, угодничания перед акционерами «клиентел» группы корпораций, диктата Брюсселя, либо  взяток, от которых разбухают карманы «красных петушков». Кроме того, культ сильной личности в Германии, к счастью, отбит разгромом 1945 года. Германская внутренняя политика — искусство сложных компромиссов и маневров.

Прочие фракции в нижней палате (это уточнение является важным!) являются в разной степени симпатизирующими идеям Карла Маркса. Следует, впрочем, подчеркнуть, что — СДПГ считают «предательницей» этих идей, а Союз-90 в определенной степени уже «пост-марксистский» (могучий старик мечтал как раз застроить всю Землю огромными заводами, чтобы поскорее сокрушить капитализм). Однако, левая («розово-красно-зеленая») коалиция чрезвычайно маловероятна.

В наших условиях любви к конъюнктуре и рваческой борьбы за власть это может быть непонятно. Поэтому задержусь ненадолго на этом моменте.

Во-первых, такое большинство будет минимальным, а значит голосования потребуют длинных процедур согласования. Общественное мнение будет распинать правительство Пеера Штайнбрюка, Юргена Триттина или Кати Киппинг за неэффективность.

Во-вторых, расхождения СДПГ с Союзом-90 и «Левыми» гораздо шире, нежели с ХДС. Союз-90 требует ускорить переход Германии на рельсы новой энергетики, а это, несомненно, ускорит и процесс сокращения рабочих мест в традиционных отраслях промышленности. Это неприемлемо для профсоюзов — ядра СДПГ.  «Левые» стремятся обложить неподъемными налогами «верхне-средний» класс, а это затрагивает и профессуру, и хай-тек (электорат СДПГ и Союза-90).

В-третьих, к «Левым» — несмотря на некоторые успехи партии в западной Германии, существует «предубеждение посткоммунизма». На мой взгляд — зря, их молодые лидеры не стесняются кушать омаров, а права ЛБГТ им явно милее, чем какие-либо теневые подачки из Москвы. Но пока «Левым» следует задуматься, почему их результат снизился по сравнению с 2009 годом. То ли мода на панические вопли о крахе капитализма прошла (и на этом нагрела соглашательские руки «приличная» СДПГ), то ли другие популисты (АдГ и «Пираты») оказались ближе избирателю.

Нельзя совершенно сбрасывать со счетов возможность альянса ХДС-Союз-90. Комфортное большинство для Меркель, экспансия в среде молодежи, популярность на уровне Европы, договороспособная небольшая фракция (тем более, что Союз-90 выступил хуже, чем раньше). Но все это бледнеет перед возражениями со стороны триумфаторов-баварцев из ХСС — без которых федеральное первое место с таким отрывом ХДС не светило бы. Слишком резкий перекос бюджета в сторону расходов — тоже неуместен: немецкий рост, конечно, заслуга Меркель, но пока что он весьма хрупок. Наконец, Союз-90 — партнер СДПГ на всех уровнях.

И здесь сделаем ключевое отступление: дело в том, что ХДС —рекордсмен только на уровне нижней палаты. Безусловно, именно она формирует правительство. Но Германия — федерация, а Меркель уже не первый год лишь на словах «федеральный» канцлер. В большинстве земель при власти коалиции СДПГ-Союз-90, соответственно — они формируют коалицию и в Бундесрате. А такая мегакоалиция (ХДС-СДПГ-Союз-90) не входит в планы зеленых — ведь им придется делить политическую ответственность с двумя старыми политическими мошенниками (а именно так выглядят Меркель и Штайнбрюк, работающие вместе в разных командах уже около десяти лет, с точки зрения более чем трети немцев).

Разумеется, нельзя проигнорировать утопистов-евроскептиков со слегка расистскими и ретроградными замашками — «Альтернативу для Германии». Научный интерес они вызывают — видимо, в небольших немецких городах появилось новое поколение бюргеров-изоляционистов. Трудно не понять ностальгию по дойчмарке — в том числе и у старых советских эмигрантов, представленных в руководстве партии. Что ж, еще один шанс у АдГ, не доползшей трех десятых процента до барьера — будет. Это выборы в Европейский Парламент в мае следующего года.

Зато медленно, но верно, наращивают свой процент «Пираты», уже представленные фракциями в ландтагах четырех наиболее развитых земель. Однако, если они надеются выйти во вторую лигу (претендентов на попадание в бундестаг), им необходимо серьезно расширить свою повестку дня и обзавестись привлекательными лидерами.

Ну что же, похоже, кроме третьей по счету широкой коалиции между ХДС/ХСС и СДПГ — вариантов и нет.  С кадровой точки зрения, существуют две формулы: ваш канцлер и аппарат правительства — а нашими будут ключевые посты (Минфин, МИД, Минэк и некоторые профильные), либо наоборот. Морального права требовать пост канцлера при фантастическом личном рейтинге Меркель в 68% — СДПГ не имеет. Поэтому, скорее всего в этой части торг будет прост.

Второй список — внутренняя политика. Видимо, немцев ждет рост почасовой зарплаты и налогообложения, но не выходящий за параметры роста ВВП. Реформы госсектора и бюджетной системы будут очень осторожными — а отход от солидарной системы затянется на весь срок полномочий кабинета. Прогресс на месте не стоит — поэтому рабочие места традиционных отраслей будут выводиться. Но куда? Похоже — на Восток.

Поэтому перейдем ко внешнеполитической проблематике. Если мы смешаем программы ХДС и СДПГ, то по всем вопросам Союза и расширения, придем к таким выводам:

a) Чуть больше новых полномочий получит Брюссель (Комиссия ЕС), заметно больше — Страсбург (парламент ЕС).

b) Все остающиеся пока вне ЕС страны Балкан могут хлопать в ладоши — все они будут в Союзе до 2025 года (наиболее пессимистический вариант).

c) Переговоры с Турцией продолжатся, и в итоге помешать переходу этих переговоров на уровень обсуждения членства этой страны в ЕС может помешать либо она сама, либо —в свое время — Франция.

d) За Францией закрепляется роль военной руки ЕС.

e) Германия снизит накал критики России в части демократии и прав человека (и да, Александр Рар снова сможет претендовать на какую-либо должность, с чем мы его Herzlichen Glückwunsch! ), но переговоры о смягчении безвизового режима будут замедлены.

f) Учитывая время, оставшееся до даты доклада Квасневского-Кокса в Страсбурге, грядущие изменения на Вилли-Брандт-Штрассе 1 вряд ли серьезно затронут вопрос подписания Европейским Союзом договора о  ЗСТ и СПА с Украиной. Можно спекулировать на тему теплых отношений СДПГ с Москвой, а можно — на тему отношений Партии Регионов и европейских социалистов. Можно указывать на более идеалистическое отношение немецких левых к идее ЕС — а можно говорить о том, что они не менее привержены европейским ценностям. Для Киева может иметь значение в этом смысле лишь одно слово — цугцванг. И будем надеяться, что Виктор Янукович исполнит свой долг перед Украиной.

Что же касается Ангелы Меркель — безусловно, она уже вошла в партийную, политическую историю Германии и Европейского Союза. Но отныне в ее кабинете все быстрее будут сгущаться тени — возраста, смены партийный поколений и поколений немцев, преследователей справа и слева, кармы «широких коалиций» и вызовов хозяйственно-мировоззренческой империи, ношу которой с ней делит социалист Франсуа Олланд и функционеры ЕС, которые будут находиться в своих креслах еще восемь месяцев.




4 комментария

  1. Ну да. Германия конечно поспешит поделиться своими материальными ценностями с Украиной. Или нам важнее «европейские ценности»?

  2. Швейцарские банки крадут деньги своих вкладчиков
    http://www.youtube.com/watch?v=U4u3owEVGPg&feature=c4-overview&list=UUx4Sg5jNUqYYlKrcR-QZqZA

  3. О победе Меркель см. у Хазина — http://worldcrisis.ru/crisis/1217608