Давид и Голиаф: геостратегия асимметричных войн

Алексей Полтораков, к.полит.н.

Центр и Школа специальной войны им. Дж.Ф.Кеннеди Армии США, расположенные в Форт-Брегг (Северная Каролина, США) – своеобразная Академия «зеленых беретов» (Сил специальных операций США) [1]. Они специализируются на широком спектр военных и частично военных операций, проводимых на политически нестабильной или занятой противником территории. Подразумеваются также неограниченные действия по ведению партизанской войны – от избежание боя и эвакуации до диверсий, саботажа и прочих операций за линией фронта. При этом к сотрудничеству активно привлекается коренное население страны, которое всячески поддерживается, оснащается и участвует в действиях в той или иной операции «зеленых беретов».

В июне 1962 г. президент США Дж. Кеннеди, покровительствовавший «зеленым беретам» [2], в речи перед выпускниками Военной академии в Вест-Пойнте заявил: «Это тип войны, новый по своей интенсивности и вместе с тем традиционный — война партизан, повстанцев, заговорщиков, убийц; война засад, а не сражений; инфильтрации, а не агрессии; стремление к победе путем истощения и дезорганизации противника вместо втягивания его в открытую войну… Если мы хотим спасти нашу свободу, нам нужна новая стратегия, совершенно другие вооруженные силы, и совершенно другая программа подготовки войск».

Не следует начинать сражения или войну, если нет уверенности,
что при победе выиграешь больше, чем потеряешь при поражении.

Октавиан Август

Глубоко подмеченные американским президентом [3] почти шестьдесят лет назад тенденции нынче воплотились в т.н. «войны шестого поколения», в которой (1) отсутствует четко очерченная линия фронта; (2) наземные армейские части исполняют преимущественно «пассивные» функции – охранные и блокирующие; (3) активные действия на территории врага— начиная с уничтожения ключевых военных объектов и заканчивая захватом или устранением политических и военных лидеров – чаще всего возлагаются на подразделения специального назначения.

Ключевой особенностью этих войн является их асимметричный характер – конфликт с неравным соотношением сил («схватка Давида и Голиафа»), в котором более сильная сторона побеждает редко. В асимметричной войне более слабая сторона оказывается победителем, если она хотя бы полностью не уничтожена.

Майор Р. Кэссиди (Военный колледж США), исследуя неудачных кампаний Советского Союза и России в Афганистане и Чечне [4], пришел к выводу, что причиной провала этих операций стали «парадоксы асимметричного конфликта» – они начинают действовать, когда мощной державе противостоит «доиндустриальный и полуфеодальный противник», вынужденный брать «хитростью и асимметричностью». Эксперт полагает, что сверхдержавы зачастую неудачно выступают в локальных конфликтах, так как ориентируются на концепцию «большой войны»; поэтому необходимо выйти за привычные рамки мышления, причем не в штабных дискуссиях, а на деле: «Большинство наших потенциальных или реальных противников знают нашу стратегию – комбинированная маневренная война, высокомобильные подразделения бронетехники и десанта, достижение целей за счет технологического превосходства».

Если экстраполировать наработки американского военного эксперта на ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке, то военные операции Запада ведут к радикализации населения региона. Каждый убитый афганец или араб – это рост возмущения. Каждая военная операция – это трансляция негатива на весь мир, что обуславливает рост антизападных настроений не только во внешнем мире, но и в собственной стране.

Менее чем за год до трагических сентябрьских событий в США, 12 октября 2000 г. в акватории морского порта Адена (Йемен) с помощью начиненного взрывчаткой (200-300 кг в тротиловом эквиваленте) моторного катера из стеклопластика двумя смертниками был атакован эсминец ВМС США Cole (DDG 67) [5] — современный многоцелевой военный корабль стоимостью почти в миллиард долларов, с уникальными возможностями загоризонтного поражения целей ракетным вооружением, сложнейшими системами управления, средствами радиоэлектронной борьбы, гидроакустического слежения, космической связи, обеспечивающими контакт в реальном режиме времени с любой точкой планеты. Результат — 17 убитых и 39-46 раненых (в т.ч. 11 – очень тяжело) военных моряков, материальный ущерб в сотни миллионов долларов [6], морально-психологический шок среди личного состава и командования, оперативное напряжение по всему периметру военных баз США за рубежом, политический удар по дипломатическим усилиям США и многое другое. Трагедия эсминца [7] ярко раскрыла суть асимметричной войны — практическую реализацию сторонами диаметрально противоположной философии ее ведения: эмоционально-экспрессивной против технико-технологической.

Последовавшие скорости за терактом против военного корабля теракты 11 сентября 2001 г. против «кораблей» финансово-экономических (ВТЦ) и военно-политических (Пентагон) стали новой отличительной чертой современности – неотъемлемой частью асимметричной войны.

В радикальных случаях – например, если говорить об Аль-Каиде – действия такого рода становятся главным направлением военной стратегии. В нем можно выделить три наиболее яркие особенности.

Во-первых, отказ от традиционных и гуманитарно приемлемых методов ведения войны, вместо которых используется тот же захват пассажирских самолетов – и их вероломное применение против мирных объектов и гражданских лиц. Генерал А. Вивиани, (руководитель итальянской контрразведки в 1980-х гг. и автор «Учебника контрразведчика») констатировал: «Терроризм — это оружие тех, кто намерен бороться за свободу, но не имеет для этого армии» (эта установка весьма примечательно коррелируется со словами Дж.Кеннеди).

Во-вторых, вероятность того, что в будущем эта стратегия будет применяться для уничтожения еще большего числа людей и причинения преимущественно невоенного ущерба (сделать это легче, а результат – резонаснее) – прежде всего, финансово-экономического и социально-гуманитарного. Эта и без того незавидная перспектива еще больше осложняется возможностью применения таких средств как биологического и химического оружия (эквивалента атомной бомбы «для бедных»).

В-третьих, отсутствие территориальной ограниченности этой стратегии – ведь такие операции асимметричной войны как террористические акты могут проводиться в любом месте и в любое время.

Основная цель асимметричной войны – найти брешь в военной мощи противника, обнаружив его слабые стороны, и извлечь из них всю возможную выгоду. В этой связи несколько парадоксально звучат слова американского геостратега Т. Барнетта по поводу войны в Ираке: «Настоящая причина, по которой я поддерживаю войну, в том, что удачная длительная военная операция наконец-то заставит Америку рассматривать всю Брешь как стратегическую угрожающую среду» (под «Брешью» американский эксперт имеет ввиду «регионы, страдающие от репрессивных режимов, широко распространенной бедности и болезней, повсеместными массовыми убийствами и, что наиболее важно, хроническими конфликтами, которые порождают следующее поколение мировых террористов») [8].

Более слабые участники конфликтов поняли, что наибольшего ущерба, особенно в современных обществах, можно добиться, нанося удары по уязвимым целям. (Поэтому именно незащищенные гражданские объекты часто подвергаются нападению вместо защищенных военных.)

Обостряется парадокс: чем более развитым в технико-технологическом измерении становится мир (а прежде всего Запад) – тем более уязвимым физически и гуманитарно он становится.

Вместо выводов

Одно спасение у побежденных — не надеяться ни на какое спасение.

Публий Вергилий

Вместо политических целей асимметричной войны явно просматривается прежде всего ненависть к политическому режиму Запада и к его лидерам – прежде всего США. Однако это не относится лишь к конкретной администрации – здесь реализована накопленная ненависть ко всему государственному и политическому строю США за многие годы.

В каком-то смысле ведущаяся Востоком против Запада асимметричная война – это и своеобразный ответ на глобализацию, которая трансформируется сначала в вестернизацию (вспомним «бремя белого человека» Р.Киплинга), а далее – в американизацию (благодаря укорененным в менталитете и стратегической культуре мессианским амбициям).

Непрекращающийся вот уже несколько лет финансово-экономический кризис – это прежде всего геоэкономическая изнанка глобализации. Асимметричная война, конца и края которой в обозримом будущем, увы, не предвидится – это изнанка геополитическая.

Примечания

1. Центр и Школа являются единым научно-исследовательским и учебным комплексом, осуществляющим обобщение и разработку концепции тактического использования Командования специальных операций Армии США, а также подготовку всех оперативных специалистов, в том числе личного состава для разведывательно-диверсионных групп Командования.

2. Именно президент Дж. Кеннеди после посещения Форт-Брегг своим указом утвердил «зеленые береты» в качестве официального головного убора спецназа, «который будет носиться его обладателями с гордостью и считаться знаком отличия и символом мужества в годину предстоящих сражений». Порой обладателей «зеленых шапочек» иронично именовали «личными стрелками Жаклин Кеннеди». Во время похорон Президента в завершение траурной церемонии старший сержант Ф. Радди снял с головы зеленый берет и положил его на могилу.

3. Можно также вспомнить и то, что 1 января 1962 г. президент США Дж. Кеннеди подписал приказ о создании SEALs (т.н. «тюленей» или «морских котиков») – спецназа ВМФ. Именно SEALs недавно отличились в спецоперации по ликвидации Бин-Ладена.

4. Cassidy R.M. Russia in Afghanistan and Chechnya: Military Strategic Culture and the Paradoxes of Asymmetric Conflict – Strategic Studies Institute, U.S. Army War College 2003.

5. По иронии судьбы девизом корабля было латинское выражение Gloria merces virtutis («Слава — награда храброго»).

6. Только ремонт и модернизация эсминца составила сумму, равную приблизительно 250 млн. долларов.

7. См. Burnett B. Terrorist Attacks: The Attack on the USS Cole in Yemen on October 12, 2000. – Rosen Publishing Group, März 2003.

8. Барнетт Т. Новая карта Пентагона: почему США обречены постоянно воевать в XXI веке // Хвиля, 07.06.2011.




Комментирование закрыто.