Уроки независимости Украины — 1. Что мы получили в наследство от СССР

Святослав Швецов, "Хвиля"

СССР очереди

Прошедшие 25 лет со дня объявления независимости Украины – более, чем достаточный срок для понимания успехов и ошибок в строительстве нового государства. Я скептически отношусь к людям, которые говорят, что за прошедшие годы мы ничего не создали и ничего не сделали. Каким бы не было то, что мы создали, оно есть. Существуют государственные институты, границы, международное признание и многие другие формальные атрибуты и признаки государственного устройства. То, что оно не нравится подавляющему большинству граждан, его населяющих, хотя и по разным причинам, не отрицает факта существования суверенной Украины. Как бы удивительно для кого-то это не было бы. Особенно для наших каиновых «братьев» с востока.

В своих статьях я постараюсь где-то на основе фактических (официальных) цифр, где-то на основе косвенных данных, а где-то используя логику и сравнения проанализировать – что мы строили, что мы получили к сегодняшнему дню и наиболее вероятные пути дальнейшей трансформации страны. Т.к. даже в нескольких материалах невозможно объять необъятное, я уделю больше внимания экономике Украины и её эволюции с постсоветского периода до сих пор. Тем более, что на экономику завязаны основные политические и социальные аспекты жизнедеятельности страны и общества.

Чтобы понимать с чего начинала независимая Украина необходимо вспомнить, чем заканчивала УССР в частности и весь СССР в целом. Многие люди, особенно в возрасте за 45-50, придерживаются конспирологических теорий «развала СССР». В которых главными виновниками произошедшего называются США, НАТО и «агент Запада Горбачёв». Мнение остальных варьируется в достаточно широком диапазоне от волюнтаризма тогдашней партноменклатуры до космогонических теорий. Самое интересное, что значительная доля всех представителей сходятся в том, что СССР объективно был «сильной державой с сильной экономикой» и «Украина сейчас – слабое подобие УССР конца 1980-х». В доказательство приводят количество выплавленной стали, изготовленных тракторов, больничных койко-мест, численность населения и т.д. Любят выставлять эти показатели в сравнении «10-е место в Европе по выплавке…», «в мировой десятке по добыче…» и наподобие того. Практически все отмечают, якобы более высокие социальные стандарты» УССР / СССР по сравнению с последующими годами в независимой Украине.

Чтобы понимать реальное состояние экономики Украины, принятой ею в наследство от УССР, необходимо в принципе разобраться в парадигме советских экономических показателей – банко-тракторов, литро-рельс, танко-километров и т.д. Попробуем, для начала, понять, что же такое советская экономическая модель?

Экономическая модель СССР изначально не была ориентирована на получение прибыли в стоимостном выражении. Краткий период НЭПа не в счёт. Тем более он не затронул основ советской экономики. Просто не успел. В советской экономике приоритетом были натуральные показатели – тонны металла, количество тракторов, учителей, врачей и т.д. Финансовые показатели руководство СССР интересовали только во внешнеторговом балансе и в определении размера «помощи» (а реально – взяток) странам, «ставшим на путь социалистического развития». Причём, зачастую, такие страны были весьма далеки как от социалистического, так и от развития вообще. Все экономические показатели СССР оценивались по валу. Основным критерием успешности предприятия, отрасли и, даже, сферы услуг было выполнение плана по валу – по натуральным показателям работы.

Установка экономики на производство количества без учёта рентабельности неизбежно вело к возрастанию издержек на единицу выпускаемой продукции. В советской экономике невозможно было повышать качество, потому что отсутствовало понятие оценки качества – конкурентоспособность по цене и назначению на потребительском, сырьевом и промышленном рынках. Стоимость выпускаемой продукции, оказываемых услуг и их качество интересовало руководство страны постольку-поскольку. К тому же, во многих отраслях не было никакой альтернативы одному типу выпускаемой продукции.

Немаловажным фактором краха советской экономической системы было чрезмерная диспропорция экономики в сторону ВПК. С самого начала своего существования и до самого конца СССР готовился воевать. Но, даже в производстве ВПК упор был сделан на количество, а не на качество и эффективность. И, если во время 2-й мировой войны ещё с трудом удавалось держать технологический паритет с противником, то после войны отставание от США и стран НАТО даже в военной сфере нарастало с каждым последующим годом. Уже конфликты последней трети ХХ вв, например, арабо-израильские войны, показали, что количество проигрывает эффективности.

Экономическая модель, ориентированная на натуральные показатели, не нуждается в снижении издержек. Соответственно – не нуждается в модернизации, кроме уж совсем критичных, в первую очередь для ВПК, направлений. Но чем дольше шло существование СССР, тем меньше возможностей было для модернизации. С каждым годом, для того чтобы хотя бы «догнать», требовалось всё больше и больше высокотехнологичной продукции, которую советская экономика была не в состоянии производить. С 70-хх гг, когда по отношению к СССР были введены запреты на продажу ему любой технологической продукции (кроме технологий для добычи и транспортировки нефти и газа) положение СССР стало безнадёжным.

Естественно, чтобы не конкурировать с более рентабельными и качественными продуктами, СССР потребовалось закрыть свой внутренний рынок. Позже, был, фактически, закрыт рынок СЭВ.

Приоритет экономики на количество и ВПК неизбежно вынудил СССР «апгрейдить» экономическую модель следующими инструментами:

— планирование всей экономической деятельности. Т.к. невозможно было определить потребность в той или иной продукции / услуги потреблением, то приходилось директивно устанавливать объёмы производства и оказания услуг. В том числе и в социальной сфере. К концу существования СССР Госплан вынужден был оперировать номенклатурой ассортимента около 2 млн. наименований. Даже, если бы но тот момент была возможность перевести всё в электронную документацию, то на заполнение всех форм понадобилось бы только операторов несколько миллионов человек. При таком количестве ассортимента выполнение плана было нереальным. Кроме этого, планирование раздувало бюрократические аппарат до совершенно ненужных размеров. Менеджмент советской экономики изначально проигрывал менеджменту стран с рыночной экономикой.

— обеспечение социальной сферы по остаточному принципу. СССР и его сателлиты (страны Варшавского Договора — ОВД) обладали в совокупности гораздо меньшими ресурсными возможностями, чем США, страны НАТО и их союзники.

Диаграмма 1

Даже для поддержания количественного паритета в вооружениях СССР и странам ОВД требовалось тратить на вооружение гораздо большую долю ВВП, чем странам НАТО. Естественно, что для всех остальных сфер деятельности оставалось меньше возможностей. Сейчас многие любят «вспоминать» о якобы высоких социальных стандартах в СССР. Да, стандарты были. Только все они были крайне плохого качества. Плохие квартиры, плохое здравоохранение, плохое образование (недаром, практически всем уезжающим за рубеж пришлось переучиваться почти заново – советское образование, в массе своей, не готовило специалистов для конкурентной экономики; опять таки шёл план по валу – количество врачей, учителей, ИТР-вцев и т.д.).

В сфере ТНП (товары народного потребления) был вообще тотальный армагедон. При всеобщем планировании СССР никогда не мог обеспечить собственной население не то чтобы качественной продукцией и услугами, а даже их количеством. В стране был постоянный дефицит всего.

В итоге, были придуманы совершенно дикие с экономической точки зрения, методы мотивации и поощрения – пайки, распределение по талонам, очереди на квартиры и машины (да и вообще на необходимые вещи типа мебели) и т.д. Уравниловка в зарплатах во-первых не давала реальной мотивации работать больше и лучше, а во вторых – приводила к парадоксальному экономическому эффекту: невозможно было в принципе посчитать реальную стоимость продукции в денежном выражении. Неважно было, какое количество труда и квалификации затрачено было на продукцию / услугу. Всё равно тарифная сетка была плюс-минус одинаковой. В условиях закрытого неконкурентного рынка это ещё как-то работало до момента окончательного исчерпания мотивации.

— закрытый внутренний рынок и запрет на свободное перемещение людей даже между странами социалистического лагеря. Свои рынки СССР закрыл с самого начала своего существования. Чем совершил огромную ошибку. Если бы изначально рынки были открыты, то руководству страны волей-неволей пришлось бы проводить экономическую политику по снижению издержек и перевод экономики на рельсы финансовой эффективности и прибыли. Точно также и рабочая сила, могла бы перемещаться между странами и получать дополнительную квалификацию. Но это уже несло угрозу идеологической составляющей власти. И пойти на это руководство СССР не смогло за весь период его существования.

Я не считаю экспортом навязанное странам СЭВ «принуждение к торговле». Также нельзя считать экспортом всё то, что было передано или построено различным африканско-азиатским странам выбравшим «социалистический путь развития». Огромные суммы были выкинуты на ветер. Долги эти страны, в подавляющем большинстве не вернули.

Кроме энергоносителей, какое-то количество советской продукции периодически продавалось за рубеж в развитые и относительно развитые страны. По демпинговым ценам. Но это были разовые сделки, да ещё и с «идеологически обоснованной» подоплёкой.

Плановая экономика и фиксированные цены на ТНП и продукты питания привели, в итоге, к тяжелейшим социально-экономическим последствиям. Которые мы расхлёбываем до сих пор. Именно тогда в общество на всех уровнях была внедрена необходимость коррупции. К середине 70-хх гг. вопрос с наполнением внутреннего рынка ТНП, пусть однотипными и некачественными товарами, уже не стоял так остро, как в до- и послевоенные десятилетия. Но тут, как бы это не было неожиданно для руководства СССР, начал влиять фактор «рыночной экономики». На самом деле, в условиях рыночной конкуренции фиксирование цены приводит к дефициту данной продукции. Любая компания, владеющая товаром / услугой или правом на них, моментально начинает ограничивать предложение для создания дефицита и вывода продаж данной продукции по более высокой цене «в тень» (или контрабандой). Или наоборот – по более низкой цене, но в рост объёмов продаж. Это неоднократно подтверждалось в мировой практике. Наиболее известными примерами были повышения цен на алкоголь во многих странах. В Украине ярким примером этого была инициатива, тогда премьера Ю. Тимошенко, по фиксированию отпускных цен на бензин в заправочных сетях. Через день бензин исчез из продажи. Хотя реально он был. Ещё через неделю Тимошенко сдалась и отменила собственное распоряжение. Да, скорее всего присутствовал олигопольный сговор трейдеров, но сама реализация такого сценария показывает – насколько неразумно фиксировать отпускные цены при наличии эластичного спроса. В развитых странах давно отказались от такой практики почти по всем видам продукции и услуг.

В СССР возникла ситуация, когда любой человек, владеющий относительно (или полностью) дефицитным товаром или услугой превращал их в свой «рыночный актив». Иначе говоря, на фоне уравниловки по зарплате и запрета на самостоятельную экономическую деятельность каждый капитализировал свою должность и /или профессию для получения дополнительного дохода. Таким активом становилось в СССР практически всё. Огромная масса людей с 70-хх гг была вовлечена в коррупционную, по сути, деятельность.

Массовость такого явления породила в обществе совершенно спокойное, а во многом даже одобрительное отношение к воровству и коррупции. До сих пор мотивацией очень многих «протестующих» против любой украинской власти является желание занять их место. Что находит «понимание» во всём обществе в целом.

К концу своего существования СССР, а вместе с ним и УССР, стал абсолютно экономически бесполезным. Затраты на производство были чрезмерно велики. Поддержание ВПК на условиях партита с НАТО стало нереальным ни по качеству, ни по количеству. Дефицит ТНП и продуктов стал тотальным даже в столицах.

Чтобы не быть голословным приведу несколько показателей.

Диаграмма 2

Уже из этих показателей видно, что никакой «первой десяткой» экономика Украины в момент обретения ею независимости не была. Показатель УССР ВВП на душу населения показывает, что УССР была нищей страной, по сравнению с развитыми странами, ещё в 1990 г. Мы отставали не только от развитых стран, но даже и от большинства стран европейского «социалистического лагеря».

А вот эффективность украинского сельского хозяйства на заре независимости. К сожалению, данных отдельно по РСФСР и УССР за 1990-91 гг нет. Но в 1992 г ситуация кардинально не отличалась от 1990-91 гг.

Диаграмма 3

Из этого понятно, что разговоры «Украина накормит всю Европу» были, мягко говоря, необоснованными.

Можно посмотреть на добавленную стоимость в промышленности на душу населения за 1990 г. К сожалению, не по всем странам есть официальные данные, но и из имеющегося всё становится вполне понятно.

Диаграмма 4

И так по всем отраслям.

А ещё вполне показательна энергоэффективность экономики. Ниже, привожу показатели энергоёмкости за 1992 г.

Энергоёмкость – Потребление эл. энергии на $ ВВП (номинальный) в британских тепловых единицах по паритету покупательной способности на доллар ВВП 2005г. (чем ниже показатель – тем энергоэффективнее экономика)

Диаграмма 5

Понятно, что большая энергоёмкость требует больших затрат, больше времени, больше электростанций, больше топлива для них – больше всего для производства, услуг, жизни, чем в более эффективных экономиках.

Точно такая же картина была и с эффективностью производства рабочей силы, транспортом, ВПК и вообще всеми отраслями экономики. Но, можем, в социальной сфере мы были впереди планеты всей? Давайте посмотрим на «гордость» советской эпохи – на сферу образования. По заверениям идеологов СССР мы были «самой образованной страной в мире». Для этого приведём расходы в сфере образования (высшего, среднего, дошкольного) в долларах США в пересчёте на душу населения на 1990 г.

Диаграмма 6

Здесь учтены как государственное финансирование, так и частный сектор. Т.е. сколько государство и потребители совокупно тратят денег на услуги образования.

Из этой диаграммы понятно, что невозможно быть даже не самой, а просто образованной страной, тратя на образование в 10-15 раз меньше, чем в развитых странах. Такое же положение было во всей социальной сфере – здравоохранении, культуре и т.д.

СССР распался не из-за «козней Запада», а из-за исчерпания ресурсов совершенно неконкурентной экономики и из-за желания местных партийных элит не быть уничтоженной вместе со всем «советским строем». Важно то, что данная экономическая модель не подлегала реформированию. Она была уже настолько запущенна, что её необходимо было разрушить практически полностью и строить новую с нуля на совершенно других принципах. Почему это не было сделано и куда эволюционировала экономика уже независимой Украины я расскажу в следующих частях «Уроков независимости».

На данный момент необходимо понимать, что Украине в наследство от СССР / УССР досталась нищая абсолютно неэффективная и неконкурентоспособная экономика. Этакий чемодан без ручки. Который бросать «жалко», а нести тяжело.

Список источников данных:

  1. The World Bank (Data Bank)
  2. International Energy Statistics
  3. International Monetary Fond (IMF)
  4. UNdata (A world of information)



Комментирование закрыто.