Почему в недалеком будущем украинцы останутся без пенсий

Святослав Швецов, "Хвиля"

Пенсионное удостоверение

К сегодняшнему дню Пенсионный Фонд Украины стоит перед угрозой дефолта. В этом случае выплаты пенсий будут производить со значительными задержками и в минимальных объёмах. Почему сложилась такая ситуация и как стратегически выходить из пагубной практики финансирования дефицита ПФУ из гос. бюджета я попытаюсь изложить в данной статье.

В Украине действует солидарная пенсионная система. Это означает, что собираемые с зарплат и доходов работающих пенсионные взносы аккумулируются в ПФУ (Пенсионный Фонд Украины) и распределяются, т.е. выплачиваются, по пенсионерам. Состояние ПФУ, для наглядности, лучше всего представить в инфографике. Вот так с 2004 г.

Диаграмма 1.

rashodyi-pensionnogo-fonda-ukrainyi

На 2016 г. общие расходы ПФУ составляют 333 млрд. грн. Как мы видим, собственных накоплений ПФУ за счёт отчислений ЕСВ хватает далеко не на весь объём запланированных пенсионных выплат. Мало того, дефицит ПФУ является системным из года в год. Динамика дефицита ПФУ, погашаемого из гос. бюджета в млрд. грн. представлена на следующей диаграмме.

Диаграмма 2.

finansirovanie-defitsita-pensionnogo-fonda-iz-gosbyudzheta-ukrainyi

Но абсолютные показатели (в стоимостном выражении) не настолько описывают проблему, сколько показатели относительные – какой процент из общих расходов ПФУ составляет финансирование дефицита Пенсионного Фонда из государственного бюджета.

Диаграмма 3.

sootnoshenie-finansirovaniya-pfu-iz-gosbyudzheta-ukrainyi-k-obshhey-strukture-pensionnyih-vyiplat

В данной инфографике проблема дефицита ПФУ показана наиболее явно. Скажу только, что максимум в 2018 г дефицит ПФУ составит уже более 50% от общих расходов ПФУ. Для понимания, насколько это влияет на экономику приведу два сравнения – дефицита ПФУ с планируемыми доходами гос. бюджета 2016 (595 мдрд. Грн) и с прогнозным значением ВВП Украины 2016 (2 262 млрд. грн):

— по сравнению с доходами госбюджета 2016 = 24,5% (!);

— по сравнению с ВВП Украины 2016 = 6,4% — это почти в два раза больше, чем затраты на оборону и МВД вместе взятых.

И ещё раз уточню, что речь идёт только о дефиците ПФУ, погашаемого из гос. бюджета, а не о всех пенсионных выплатах.

Для без дефицитности ПФУ и стопроцентного обеспечения пенсионеров по срокам и объёмам выплачиваемых пенсий необходимо несколько условий. Из которых главными являются три:

  1. Превышение количества работающих и отчисляющих со своих зарплат и доходов пенсионные взносы над количеством граждан, пенсии получающих;
  2. Достаточно высокая производительность труда;
  3. Малая доля теневого сектора экономики.

В 2011 г количество отчисляющих в ПФУ и получающих пенсии сравнялось – примерно по 11,5 млн. человек. После этого количество работающих и делающих выплаты в ПФУ уменьшалось, а количество получающих пенсии увеличивалось. По заявлению министра соц. политики Ревы, на данный момент количество отчисляющих в ПФУ составляет примерно 10 млн. человек, а количество получающих пенсии – около 12 млн. человек. http://finance.liga.net/personal/2016/9/23/news/49882.htm Для понимания того дна, которое сложилось с демографической ситуацией в Украине приведу данные Держстата Украины по состоянию на январь 2015 г. (без учёта Крыма и оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей)

Диаграмма 4.

polovozrastnaya-struktura-naseleniya-ukrainyi-v-2015-godu

Здесь очень хорошо видно, что при сохранении солидарного принципа пенсионной системы пенсии не получат уже не только нынешние 20-тилетние граждане, но и на данный момент 45-50-тилетние.

Производительность труда влияет на увеличение производимой добавленной стоимости. А это влияет на заработную плату и, соответственно, на величину отчислений в Пенсионный Фонд. Как обстоит дело в Украине с производительность труда хорошо видно на следующей здесь.

Диаграмма 5.

proizvoditelnost-truda-v-ukraine

 

Как мы видим, производительность труда в Украине впереди планеты всей, но где-то с конца списка.

Не менее интересно обстоят дела и с теневым сектором экономики. В данном случае нас интересует количество работающих в данном секторе. Т.е. тех, кто получает доход «в чёрную» и не отчисляет в ПФУ. Таких, по уверениям министра соц. политики Ревы, ещё 6 млн. человек. Т.е. из 16 млн. работающих в Украине больше трети (37,5%) не платят налогов, в т.ч. ЕСВ, вообще. А из оставшихся 10 млн. неизвестно, сколько перечисляют от реальной своей зарплаты и доходов. Не секрет, что многие работают «на ставку плюс в конверте». И количество последних вообще трудно поддаётся исчислению.

Увеличению дефицита ПФУ поспособствовало и уменьшение ставки ЕСВ. Примерно на 65 млрд. грн. Правительством данная мера подавалась как путь вывода зарплат из тени. Реально же, пока налоги и отчисления в бюджет платит тот, кто деньги выдаёт (работодатель), а не тот, кто их получает (работник) – никакого выхода зарплат из теневого сектора не будет. Даже, если совокупный налог на зарплаты и доходы работников будет 0.01%. Работодатель будет заинтересован минимизировать отчисления при любой ставке налогов.

Как предлагает выходить из ситуации правительство Украины?

Номинально, правительство декларирует постепенный переход от солидарной пенсионной системы к накопительной. Реально, уже повышен возраст выхода на пенсию мужчин и будет ещё постепенное поднятие возрастного ценза выхода на пенсию. Механизмы перехода на накопительную пенсионную систему даже не обсуждаются. Во всяком случае, такой дискурс в информационном поле со стороны властных структур не подаётся.

На самом деле власть совершенно не заинтересована в ликвидации солидарной пенсионной системы. И на это есть две главные и ряд второстепенных причин. Укажу, на мой взгляд, главные.

  1. ПФУ – это колоссальный, в масштабах Украины, финансовый ресурс. Пенсионные отчисления перечисляются от юр. лиц на счета местных налоговых служб, а потом на счета ПФУ. Тут важно то, что счета ПФУ на находятся в нескольких, т.н. «пенсионных» банках. В первую очередь это ОщадБанк, Раффайзен Банк Аваль и несколько других. Хотя формально, по закону, эти деньги нельзя использовать в какой-либо деятельности, кроме выплат пенсий, меня никто не убедит, что эти средства не задействованы в операционной деятельности этих банков. Контроль такого бюджетного ресурса – один из ключевых вопросов получения монопольной ренты в украинской экономике. Кто управляет или влияет на управления этими банками (пусть часть из них, якобы, государственные), тот и имеет профит.
  2. Пенсионеры – это колоссальный электоральный ресурс, которым легче всего манипулировать. Не секрет, что люди пенсионного и предпенсионного возраста – это наиболее многочисленная возрастная группа избирателей, дошедших до кабинок голосования на любых видах выборов. При этом, эта группа, в целом, наиболее нищая. А зачастую, ещё и малоразбирающаяся в реалиях сегодняшнего дня. Следовательно, легко «покупаемая» за популистские обещания политиков и напрямую «за гречку».

Если бы правительство (власть) стремилась привести пенсионную систему к нормальному функционированию, то речь шла бы не о повышении возраста и «отбеливании» зарплат (это логично, т.к. вывод зарплат из тени увеличивает поступления в ПФУ; что важно для контролирующих процесс), а на других способах и методах. При которых реформа ПФУ является далеко не первым шагом.

Как, в принципе, можно системно нормализовать пенсионное обеспечение в Украине? Если даже предположить, что правительство выведет все зарплаты из тени, поднимет пенсионный возраст и сведёт баланс ПФУ в бездефицитность, то это не решит проблемы старения населения. Да и размер пенсий будет, мягко говоря, не соответствовать необходимому уровню жизни.

Переход на накопительную систему сразу без подготовки опасен тем, что значительная часть уже вышедших на пенсию людей останутся вообще без выплат. Т.к. оплачивать их надо будет ещё из солидарного фонда. В который резко снизятся отчисления. Любые гибридные формы накопительная система плюс солидарная как переходная, но действующая одновременно ведёт к тому же самому. Чисто арифметически. Но даже не это главное. Здесь выплывает проблема доверия населения по отношению к органам власти, судам, прокуратуре и т.д. Приведу данные соц. опроса Центра Разумкова по данному вопросу. Данные подтверждаются соц. исследованиями других компаний (плюс-минус пару процентов).

Диаграмма 6.

uroven-doveriya-ukraintsev-k-tsentralnyim-organam-vlasti

В стране, где в любой момент ты можешь лишиться собственности, депозитов, жизни и, при этом, никто не гарантирует справедливого наказания воров и преступников, люди не понесут свои кровно заработанные в накопительные пенсионные фонды. Будь они хоть государственными, хоть частными.

Кроме этого, начиная с начала весны 2016 г ни одна политическая партия ни в одном нормальном соц. опросе не получила более 13% доверия среди опрошенных. В данном случае играет роль именно «среди опрошенных», а не среди тех 35-45% избирателей, которые доползут до участков. Потому что пенсионное обеспечение – это вопрос общесоциальный и общеэкономический. Ни один из существующих, как «старых», так и «новых» политических проектов не получит доверия среди населения и не сможет проводить реформы. Даже, если и будет заинтересован их проводить.

В нормальной экономике пенсионные программы являются доходами бюджета, а не его расходами. Естественно, что достигается это не напрямую, а через различные экономические инструменты. Основными из них являются:

— стимулирование накопительных пенсионных платежей за счёт предоставления льгот по подоходному налогу как для работодателей, так и для работников. В первую очередь относится к государственным накопительным пенсионным фондам. В итоге суммы поступления пенсионных взносов значительно превышают «потери» по подоходному налогу;

— налоговые льготы работодателям для максимального задействования в качестве работников пожилых людей (с минимальной выплатой пенсий последним или вообще без оной);

— деловая активность пенсионеров как совокупность общего состояния экономики, частных и государственным программ.

На последнем стоит остановиться подробнее.

Пенсионная система может в большей своей части основана на частных инвестиционных пенсионных фондах (ИПФ). Примером такого могут быть частные ИПФ в США. Одновременно являющимися одними из крупнейших инвесторов в экономике США.

Также немаловажную роль в обеспечении пожилых людей могут играть их собственные (личные) инвестиции. В развитых странах распространена игра на фондовой бирже мелкими опционами людьми пожилого возраста (как самостоятельно, так и через брокеров). В Китае, например, до половины денег, обращающихся на местных фондовых биржах – это маленькие объёмы пожилых людей. При этом в Китае государственную пенсию получают только люди, работавшие на гос. службе и в промышленности. Большая часть населения не получает государственных пенсий.

Ещё одним выходом могут быть повышение уровня образования и «лёгкий» вход в мелкий частный бизнес. Особенно, связанный с новыми технологиями. Не совсем совпадающий пример – Грузия. В настоящее время пенсионное обеспечение в стране представляет собой фиксированное пособие (достаточно небольшое = 66,7 $ в пересчёте). Накопительная пенсионная система вступает в действие с 2017 г. Но в стране крайне облегчён вход в мелкий бизнес и налогообложение по нему. Используя это любой пожилой человек может получать дополнительный, пусть и небольшой, доход.

Показателем всех упомянутых и не упомянутых методов можно оценить через индексы деловой активности. Данные индексы оцениваются различными зарубежными ассоциациями, учреждениями и т.д. в США, Японии, Германии и других развитых странах. И включают в себя весь комплекс активности экономики. В том числе таковым является Doing Business Report (DB). С 2003 г его составляет специальная группа Всемирного Банка.

В 2015 г Украина заняла 96-е место в списке рейтингов деловой активности (DB) среди 189-ти стран мира. Польша заняла в рейтинге 32-е место, Болгария – 38-е, Румыния – 48-е, Беларусь – 57-е, РФ – 62-е, Молдова – 63-е. Лидирует в мировом рейтинге по благоприятности ведения бизнеса традиционно Сингапур. Также в первую десятку вошли Новая Зеландия, Гонконг, Дания, Южная Корея, Норвегия, США, Великобритания, Финляндия и Австралия. Показатель удаленности от передового рубежа (т.е. от страны, занимающей первое место — Сингапура), составив 61,5%. Фактически, ведение бизнеса в Украине в два раза сложнее, условно говоря, от развитых экономик мира.

Однако, все эти методики предполагают не столько пенсионную реформу, сколько реформы и модернизацию всей экономики и политической системы Украины целиком. В стране, где, например, не работает фондовый рынок, невозможно вовлечение пожилых людей в игру на барже. В стране, где невозможно доверять ни власти, ни судебной системе, ни частным компаниям никакая деловая активность невозможна. Обоснование существующей экономической и политической модели Украины я описывал в своей статье «Как устроена украинская экономика и фундаментальный закон власти олигархов».

Кроме этого, хотел бы отметить важный момент. При активном участии пенсионеров в экономике мы получим принципиально иную «политическую карту Украины» на всех уровнях – от Президента, КМУ и Парламента до сельсоветов и территориальных громад. Потому что экономически активный пенсионер – это политически независимый гражданин. Который уже заинтересован в реформах и модернизации политикума и экономики страны, а не поиском кто принесёт «пакет гречки» повесомее на выборах или наобещает больше. А всем гражданам, как пенсионерам, так и более молодым, необходимо понять, что государство пенсий им, в необходимом для жизни объёме, не даст. При любом варианте. Поэтому людям пора задумываться о собственном обеспечении. В том числе и через делегирование полномочий новой будущей политической элите Украины.




Комментирование закрыто.