Почему Газпром может погубить не только себя, но и экономику России

Адам Кардо, «ТОL»

Газпром возник в 1989 году из советского Министерства нефти и газа и стал одной из самых прибыльных и могущественных компаний в мире и любимым детищем президента Владимира Путина. Но российский газовый гигант вскорости может пойти по пути своего предшественника.

Против него сегодня играет все — от рыночных раскладов и безрассудных расходов, до юридических препятствий: государственная газовая корпорация России попала в сокрушительной силы шторм. Уровень экспорта и прибыль упали, как и рыночная стоимость Газпрома — на 30% в прошлом году. «Кошелек правительства», как называл эту компанию бывший министр финансов России, потерял даже безоговорочную поддержку Кремля. На прошлой неделе президент Путин заявил, что Газпром может лишиться даже своей экспортной монополии. Привычный девиз компании – «Что хорошо для Газпрома, то хорошо и для России» – больше, кажется, не соответствует реальности.

«Газпром очень напоминает то, чем был в свое время Советский Союз», — говорит президент Московского института энергетической политики и бывший чиновник, а ныне оппозиционный политик Владимир Милов. – У него на пути возникли чрезвычайно трудные, имеющие мультипликативный эффект стратегические задачи, которые он не способен решить».

В 2011 году Газпром был самой прибыльной компанией в мире, заработавшей $44,5 миллиарда. На его долю по-прежнему приходится 7% ВВП России и четверть доходов государственного бюджета. Он также является самым грозным инструментом внешней политики России в Восточной Европе. Но точно так же, как и когда-то устаревшая советская махина, Газпром сегодня кажется неконкурентоспособным, жестким и, в лучшем случае, идущим на спад. В худшем случае, по мнению аналитиков, возможно даже банкротство корпорации с самыми тяжелыми для России последствиями.

«Газпром может не только сам потонуть, но и потянуть за собой весь русский фондовый рынок», —  говорит Андерс Аслунд из Института мировой экономики Петерсона. – Его банкротство станет самым тяжелым ударом по режиму Путина».

МЕНЯЮЩИЕСЯ РЫНКИ

В середине февраля 2013 года акции Газпрома опустились на уровень 3-летнего минимума: прибыль за 2012 год упала на 15% от прогнозируемого уровня из-за снижения объемов продаж на европейских рынках. Этот факт отражает ключевое изменение его позиций на рынке. Экспорт в Европу был ядром доходов Газпрома, но, после подорвавшего европейский спрос глобального экономического спада 2008 года, вторым ударом по этой болевой точке стал североамериканский сланцевый бум, косвенно приведший к переформатированию рынка.

Благодаря техническому прогрессу, буровики США и Канады приступили к добыче до совсем недавнего времени недоступных углеводородов из сланцевых пород. Соединенные Штаты в настоящее время стали самодостаточной страной в плане газа и планируют экспорт сжиженного природного газа (СПГ) в Европу по ценам, значительно более низким, чем рыночные, выгодные  Газпрому, который нацелен на долгосрочные контракты с высокими ценами на нефть. Западные поставщики, такие, как норвежская Statoil, также давно практикуют долгосрочные индексированные цены на нефтепродукты, но норвежская компания реагирует на динамику рынка и привлекает клиентов, предлагая скидки при ценообразовании, тогда как Газпром этому сопротивляется, особенно в Восточной Европе.

Из-за этих факторов — падения спроса и роста конкуренции — Газпром потерял 33% своего европейского экспорта по сравнению с пиком, который был в 2008 году, говорит эксперт по вопросам энергетики Владимир Милов, ссылаясь на цифры, предоставленные российской таможней. Давний клиент Газпрома Бельгия вообще перестала покупать российский газ. А 12 других крупных западноевропейских клиентов вместе с Польшей воспользовались рыночными изменениями, чтобы договориться о еще большей гибкости в формировании цен, а то и вовсе об отмене схемы «бери или плати». А ведь заключаемые с Газпромом долгосрочные контракты часто требуют от клиентов оплаты за невыбранные поставки газа.

Милов утверждает, что после 2008 года Газпром преследует постоянное падение спроса и, скорее всего, компания больше не вернется на утраченные позиции. Тем не менее, российский энергетический гигант все еще удерживает высокие цены на газ и нефтепродукты в Восточной Европе, а прогнозируемые $38 млрд прибыли в «черном» 2012 году до сих пор вызывают зависть у большинства компаний. Но эта цифра весьма «скользкая», говорит Милов: «Если Газпром и вправду заплатит по всем своим налоговым обязательствам, то мы будем в праве говорить о нулевой прибыли или даже об убыточности».

Газпром был основным стержнем стратегии Путина по восстановлению экономики России после рецессии, девальвации рубля и дефолта 1990-х годов, которая основывалась на создании  национальных энергетических гигантов, чтобы максимально задействовать колоссальные углеводородные богатства страны. Поэтому он получил огромные субсидии. В течение первых двух президентских сроков Путина с 2000 по 2008 год, правительство предоставило компании эксклюзивные права на экспорт природного газа, сократило налоги и поднимало внутренние цены на газ на 15% каждый год. После всех мытарств в течение 1990-ых, имея минимальную государственную поддержку, Газпром при Путине вырос в одного из крупнейших мировых газовых поставщиков и стал крупнейшей компанией России.

Сегодня он платит самые низкие налоги в нефтегазовой промышленности России, а внутренние цены на газ продолжают расти на 15% в год. Но эта «халява» уже встречает реальное сопротивление. Давний противник «особого положения» Газпрома — Министерство финансов России – удвоило ставки НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) в 2012 году и планирует дальнейшее их повышение, что будет стоить компании миллиарды долларов. Чтобы компенсировать это, Газпром попытался дополнительно повысить цены на газ в марте прошлого года. Но Путин, настрадавшись вдоволь от массовых протестов по поводу результатов президентских выборов, в последний месяц своего пребывания на посту премьер-министра отрекся от подобного социально и политически непопулярного хода, приказав компании повышать эффективность.

«Даже для Путина существуют ограничения на то, что он может делать», — рассказывает Владимир Милов.

БЕЗРАССУДНЫЕ РАСХОДЫ

Михаил Корчемкин из Восточно-Европейского института газовой аналитики утверждает, что правительство, скорее всего, продолжит снижать субсидии для Газпрома в связи с растущим дефицитом бюджета, из-за чего, в частности, продолжится падение доходов компании. Хотя это вряд ли окажется фатальным шагом для Газпрома, ведь эти сокращения приходят в то время, когда газовый гигант проолжает тратить миллиарды долларов на сомнительные проекты, говорит Корчемкин, а именно – на «Южный Поток».

Предназначеный для прокачки в Европу 63 млрд кубометров российского газа в год через Черное море и Балканы, «Южный Поток» является любимым проектом президента Путина. В декабре 2011 года он приказал Газпрому ускорить строительство этого трубопровода. Запуск его назначен на 2015 год.

7 декабря в городе Анапа, который находится на берегу Черного моря, во время церемонии закладки символического первого камня в строительство трубопровода, Путин заявил: «Это событие является важным не только для энергетического рынка России, но и для всего европейского энергетического рынка. «Южный Поток» создаст условия для стабильной, бесперебойной поставки российского газа нашим основным  потребителям в Южной Европе».

Перевод на человеческий язык: «Южный Поток» пойдет в обход Украины, главного сегодняшнего коридора газпромовского экспорта в Европейский Союз. В обход страны, зависящей от России на четверть своего газового импорта. Как и большинство других стран Восточной Европы, Украина вынуждена покупать газ у Газпрома, поскольку Россия контролирует трубопроводы, построенные в регионе еще во времена советской эпохи. Но Киев уже давно говорит, что цены являются слишком высокими, а формат рассчетов «бери или плати» — и вовсе карательная мера. Газпром прекращал  поставки газа в Украину в 2006 и в 2009 годах после споров об оплате, поставив несколько стран ЕС перед лицом проблемы нехватки энергоресурсов в зимний период.

Газовые споры между Москвой и Киевом теперь стали ежегодным шоу. Но ЕС, встревоженные противостоянием 2009 года, чтобы увеличить энергетическую безопасность, разрабатывают свой собственный трубопровод. Идеологи трубопровода «Набукко», который должен соединить Турцию с Австрией, до сих пор не решили вопроса, кто же будет его наполнять, поэтому начало его строительства несколько раз откладывалось и до сих пор неясно, когда же оно начнется.

В любом случае, «Южный Поток» не является экономически оправданным проектом. Транзит по нему будет стоить дороже, чем через Украину, а после того, как трубопровод заработает на полную мощность, годовые объемы поставок Газпрома в Европу вырастут более чем в два раза от заключенных на поставку контрактов до 2020 года, утверждает Корчемкин. Существует еще одна проблема. Газпром просто взял и поднял с $21 млрд до $39 млрд план затрат на модернизацию существующей инфраструктуры. А учитывая постройку вспомогательных трубопроводов в ближайшем будущем, эта цифра может вырасти до $50 млрд. Ведь Газпром планирует новые многомиллиардные соединительные трубопроводы между «Южным Потоком» и северным сибирским полуостровом Ямал.

«Эта авантюра, скорее всего, закончится банкротством российского газового гиганта», — говорит Михаил Корчемкин.

Впрочем, многие эксперты настроены менее пессимистично. Но все они сходятся в том, что столкнувшись с падением доходов, Газпром не сможет себе позволить строительство «Южного Потока» и других капитальных проектов, на которые в 2011 году планировалось выделить около $43 млрд. По мнению Андерса Аслунда, принимая во внимание дополнительные расходы компании,  к 2017 году затраты могут вырасти до $45 млрд в год.

Разумным будет выделение около $10 млрд в год, утверждают аналитики российского банка «Сбербанк-Тройка Диалог», все что больше — это уже «умаление значения» гиганта. То же самое говорят и на  рынке. Стоимость Газпрома сегодня составляет $108 млрд по сравнению с $365 млрд в мае 2008 года, что делает его одной самых дешевых компаний на мировом рынке нефти и газа. ExxonMobil, например, оценивается в $406 млрд, а PetroChina – в $330 миллиардов.

Так почему Газпром все же продолжает инвестировать в такие проекты, как «Южный Поток»? Московские и киевские политики, являющиеся противниками этого трубопровода, уверены: чтобы «вырезать» их и отобрать у Украины возможность взымать транзитные сборы. Но вместе с тем пропадут также бесхозяйственность и коррупция. Как утверждает экономист Аслунд, «умаление значения» является эвфемизмом для обозначения откатов и взяточничества, размер которых для Газпрома он оценил в  40 миллиардов долларов только в 2011 году, что не намного ниже его прибыли. «Газпром – это такой себе теневой фонд для Путина и его друзей», — утверждает он.

Такое вот заплутанное объяснение «нужности» «Южного Потока». Михаил Корчемкин утверждает, что по имеющимся у него расценкам, один километр «Южного Потока» стоит в два раза дороже, чем  подобные проекты в Евросоюзе, и что это не может быть объяснено ни климатом, ни географией, ни   местностью на юге России, но лишь только «откатами и взятками посредникам».

Владимир Милов, который в совместной с Борисом Немцовым статье «Путин и Газпром» в 2008 году подробно описал темные дела вокруг российского газового гиганта, вторит Корчемкину: «Вы сами видите цифры: 10 миллионов долларов за один километр газопровода! Это же смешно по международным стандартам, — говорит он, — коррупция не уменьшается, а наоборот – только увеличивается».

РАССЛЕДОВАНИЕ ЕВРОСОЮЗА

Газпром не отвечает на запросы о комментариях. На публику компания говорит, что у неё все хорошо и она на правильном пути. Но один из мега-проектов – разработка массивного арктического Штокмановского месторождения – уже отменен. «Южный Поток» может стать следующим в очереди, говорят некоторые аналитики, да и другие проблемы вырисовываются благодаря новому  антимонопольному расследованию Евросоюза.

На протяжении многих лет страны Центральной и Восточной Европы жалуются, что Кремль использует Газпром в качестве пугала в отношениях с ними. В прошлом году Москва ультимативно потребовала у Молдовы либо выплатить $3,5 млрд долга Газпрому, либо признать суверенитет Приднестровья, сепаратистского региона, финансово поддерживаемого Россией. Вопрос все еще остается нерешенным. Украине Россия намекает, что предоставит ей скидку на газ, если Киев согласится  вступить в зону свободной торговли, в которую сегодня входят Беларусь, Россия и Казахстан.

В более широком смысле, говорят многие эксперты, Газпром использует свое монопольное положение, дабы взымать непомерные цены в Восточной Европе, а затем угрожает физически  отключить тепло за счет сокращения поставок газа, как в случае с Украиной, что заставляет  региональных лидеров всякий раз крепко думать дважды, прежде чем в чем-то перечить Москве.

В сентябре Еврокомиссия инициировала разбирательство в отношении Газпрома за антиконкурентное поведение в восьми странах Центральной и Восточной Европы. Обвинение строится, в том числе, и на факте установления «несправедливых цен» в такие государствах, как Литва, например, которая сегодня платит гораздо больше, чем другие западноевропейские клиенты. Если Еврокомиссия проведет свое расследование успешно, то Газпрому придется отказаться от политики твердой нефтевой индексации цен, поскольку законодательство ЕС требует от компаний вести себя, как будто они работают на конкурентном рынке, даже если это и не совсем так. Цены будут падать и, как следствие, снижать прибыль Газпрома, уверен Андерс Аслунд.

Все это может занять не один год, а пока страны Восточной Европы, ободренные возбуждением дела и динамикой на рынках, нарушают условия контрактов с Газпромом и ищут альтернативных поставщиков. Украина, крупнейший из клиентов Газпрома, сократила импорт в 2012 году и начала  сотрудничество с Royal Dutch Shell по развитию своих потенциально крупных месторождений  сланцевого газа.

«Конкуренция распространяется от Западной до Восточной Европы, ранее бывшей бастионом Газпрома»,- говорит Владимир Милов.

Это не осталось незамеченным в Москве. После того, как Киев подписал сделку с Shell, Газпром прислал Украине счет на $7 млрд за невыбранный в прошлом году газ, но такое агрессивное поведение, говорят некоторые аналитики, только еще больше подорвет позиции компании, что  особенно верно, если учитывать расследование Еврокомиссии, уверен Алан Райли, профессор энергетического права в Лондонском городском университете:

«Наибольшей коммерческой опасностью для компании будет то, что как и в 2009 году, сокращение поставок газа вследствие чрезмерной реакции русских, лишь еще больше подорвет позиции компании на рынке, — пишет он в недавней статье под названием «Газпром против Еврокомиссии». —  После того, государства-члены ЕС увидят возрастание угроз и несоблюдение законодательства Евросоюза со стороны Москвы, они только ускорят поиск новых источников газа, будь то сланцевый газ, СПГ или новые трубопроводы».

«Кремль после 2012 года, возможно, наконец осуществит мечту бывшего президента США Рональда Рейгана сократить поставки российского газа до нуля и этим полностью устранить влияние России в регионе», — утверждает лондонский профессор.

Он также уверен, что Москва должна использовать представившийся случай и заставить Газпром измениться и больше усилий направить на либерализацию рынка, которая позволит и другим компаниям, таким, например, как НОВАТЭК — крупнейшей частной газовой компании России –  конкурировать за ведение бизнеса в Европе. Москва потеряет любимый инструмент своей внешней политики, но получит взамен более динамичную газовую промышленность.

И ЧТО ДАЛЬШЕ?

13 февраля 2013 года на совместном заседании высших государственных чиновников и руководителей нефтегазовой отрасли, Владимир Путин поставил задачу частично либерализировать отрасль, заявив, что Газпром может потерять свою экспортную монополию, чтобы другие игроки  смогли продать СПГ (сжиженный природный газ) заграницу.

Обычно СПГ доставляется в пункт назначения специальными танкерами, а не трубопроводами и сегодня этот сектор газовой промышленности находится на подъеме. Пока Газпром контролирует единственный российский завод по производству СПГ, он может себе позволить и дальше  сосредотачиваться исключительно на трубопроводах, а Россия продолжит владеть мизерной частицей мирового рынка СПГ, несмотря на наличие у себя одних из крупнейших на планете запасов газа. Компании НОВАТЭК и Роснефть, еще один российский нефтяной гигант с огромными запасами природного газа, очень хотят такой либерализации, и обе они близки к Кремлю.

«Если мы не будем проводить активную политику, мы рискуем полностью отдать этот рынок в руки  конкурентов, — сказал Путин участникам заседания. — Для развития этого сектора должны быть созданы все условия, в том числе, необходимо рассмотреть возможность шаг за шагом либерализировать ситуацию с экспортом СПГ».

Но и Газпром готов принять удар. Важно помнить, что своей трубопроводной монополией он не  блокирует либерализацию в том виде, в котором её рекомендует Райли. А Владимир Путин, похоже, заинтересован в борьбе с Брюсселем. Он утверждает, что стратегические российские компании, такие, как Газпром, находятся вне юрисдикции ЕС, и уже издал указ, которым попытается заблокировать продвижение дела. Еврокомиссия считает, что «дело Газпрома» является плевым делом, ведь все таки российская корпорация работает на территории Евросоюза. К тому же ЕС выиграл и более слабое дело против Microsoft в 2004 году.

Со другой стороны, Газпром не готов подстраиваться под рынок, вкладывая больше средств в производство СПГ или изменяя свою политику ценообразования. Жесткость ценовой политики российского монополиста отчасти объясняет, почему его европейский экспорт резко упал в прошлом году, в то время, как конкурирующая норвежская компания Statoil переживает рекорд продаж за счет перехода на более гибкие контракты.

Газпром привык к «халяве», говорит Владимир Милов, «но, эта лавочка кончилась. И если в Газпроме хотят защитить свои позиции на европейском рынке, они должны пересмотреть свой подход полностью. А они этого не делают».

Корчемкин и Аслунд утверждают, что банкротство Газпрома целиком реально. Если это произойдет, то десятки миллиардов долларов испарятся из российской государственной казны. Другие эксперты  говорят, что для Газпром для России является «слишком большим, чтобы лопнуть». Несмотря на это, он, скорее всего, абсолютно не готов к вызовам, которые готовит ему будущее.

«Стратегически, все очень плохо, — говорит Милов. — Время еще есть,  возможность еще существует. Но, видно, что складывающаяся ситуация чрезвычайно тяжела для Газпрома. Если вы прислушаетесь к риторике его руководителей, то увидите, что они полностью игнорируют это. Мы теряем время, и именно поэтому решать эти проблем в будущем будет намного тяжелее».

ИСТОЧНИК: TOL, перевод «ХВИЛЯ»

 




2 комментария

  1. Слабоватая статья вообще не учитывается арабская весна, как она дальше отразится на нефтегазовых королей ближнего востока — Катар, Бахрейн, Саудовскую Аравию… Про диверсификацию нефтегазовых поставок России в Азию, как то вскользь упоминается.

  2. «Чтож, дела у Путина — дрянь..» (С)