Назад к панщине, или Кто купит украинскую землю?

Елена Королева

Конституции гласит, что земля, недра, воздух, водные и другие ресурсы Украины являются объектами собственности всего народа. Землю нельзя продать, как нельзя продать воздух и воду. Но что такое Конституция, если есть деньги.

 

Согласно данным журнала «Корреспондент», концентрация капитала в Украине в руках олигархии вдвое превышает сосредоточение финансовых ресурсов в соседней России, где велик разрыв между бедными и богатыми. Суммарные активы 100 самых богатых украинцев составляют $83 млрд, что равняется 61% ВВП страны. Суммарные же состояния 100 самых богатых россиян достигли $432 млрд, что составляет лишь 29,4% российского ВВП. Ответственны за такую статистику в первую очередь четверо самых богатых украинцев. Их активы ($44,4 млрд.) превышают суммарный капитал остальных 96 мультимиллионеров, вместе взятых.

 

А теперь вопрос на сообразительность: если у ста украинцев — $83 млрд., а у 40 миллионов большей частью – ни гроша за душой, кто купит землю и станет ее хозяином? Крестьянин, который с утра до вечера, в дождь и жару, не поднимая головы, трудится на своем участке? Фермер, который вынужден отдавать урожай перекупщикам, чтобы оплатить солярку и агрохимикаты? Учитель, который не может прокормить семью на свою зарплату? Врач, принимающий «благодарность» от больных, ибо ему просто не хватит денег не проезд из дома до больницы? Или миллиардер, который уже не знает, куда девать свои «распухающие» доходы?! Думаю, ответ и так ясен.

 

Вот вам и объяснение «доброй воли власти», которая активно пропагандирует тезис, что законопроект «О рынке земель» запрещает иностранцам скупать украинские пашни. Да, запрещает. Пока. Зачем нашим олигархам зарубежные конкуренты?! Они сами все скупят, а то и бесплатно отберут у селян. А потом перепродадут тем же иностранцам. Но уже втридорога. «Скажете, это не законно? Так закон у нас – как дышло. Что мешает его со временем изменить. Был бы закон. А внести поправку всегда можно», — констатирует юрист Александр Моторный.

 

Скажу больше: эксперты, обслуживающие крупный бизнес, как наш, так и зарубежный давным-давно просчитали такой вариант. «На сегодняшний день сохраняется высокий уровень заинтересованности в украинских сельскохозяйственных угодьях со стороны инвесторов с Ближнего Востока и арабского мира. В случае отмены моратория, скупка земельных паев у пенсионеров и крестьян может проводиться для ее дальнейшей  перепродажи  крупным финансово-промышленным зарубежным группам. В зависимости от качества  земли, инфраструктуры и удаленности региона разница между ценой скупки и ценой продажи может составлять 300-600% (!)». Знаете откуда эта цитата? Из прогнозного исследования Ukrainian Economic Trends Forecasts на 2011 год, подготовленного аналитической группой Da Vinci AG».

 

Попутно хочу разрушить миф о том, что продажа земли привлечет инвестиции в гигантских объемах. Чушь все это. «Введение рынка земли не решит проблем с привлечением инвестиций и кредитования аграрного комплекса, — уверен директор Украинского клуба аграрного бизнеса Владимир Лапа. — С точки зрения инвесторов вряд ли что-то существенно изменится. Потому что мощные инвесторы, которые работали на принципах аренды, так и будут дальше работать. То есть, цель относительно серьезного привлечения инвестиций не будет срабатывать».

 

В общем, оградить главное украинское богатство от иностранцев не получится. Деньги привлечь – тоже. Зачем же тогда продавать землю? А вот зачем. До кризиса в Украине был основной объект вложения денег – это спекуляции с недвижимостью. Все, что олигархи зарабатывали на руде и металле и не могли потратить на собственное потребление (яхты, виллы, машины, часы), они вкладывали в недвижимость. Тут и за рубежом. Но в 2009 году воздушный пузырь лопнул. Бешеный рост цен на недвижимость сменился молниеносным падением. Возникла проблема: куда вкладывать деньги?

 

В банки? Так они в любой момент развалятся. В ценные бумаги? Это вы о чем? Какие в Украине ценные бумаги? У нас, что нормальная биржа есть? Или «народные компании» с сотнями тысяч акционеров, как на «прогнившем» Западе? Остается один надежный объект – земля. Она-то гарантировано будет расти в цене!

 

Тем более, что пока цена не сложена. В прямом и переносном смысле. Справедливой оценки нет. Методологии, вызывающей доверие, нет. Кому сколько надо «нарисовать», тот такую стоимость земли и «заказывает». «Если верить чиновникам, то цена земли может составлять примерно 5 тысяч за гектар», — говорит Владимир Лапа. «Максимальная цена земли сегодня 12-15 тыс. грн. за гектар. Это лучшие земли. А так – есть  и по 3 тыс. грн. за гектар, и по 5 тыс. грн.», — прикидывает председатель Аграрного союза Украины Геннадий Новиков. Для сравнения: средняя цена гектара сельскохозяйственных угодий в Венгрии, где качество земли несравнимо хуже украинской, – около 30 тыс. грн. (или 2,5 тыс. евро).

 

О чем в таком случае можно говорить? О какой продаже? Да мы просто раздарим свои земли толстосумам. И в дополнение к классу олигархов, жирующих за счет народа, получим класс латифундистов – крупных землевладельцев, паразитирующих на своей собственности.

 

Ведь, купив землю, можно больше вообще ничего не делать. Не работать. Не вкладывать средства. Землю можно перепродать. А можно сдать в аренду. Тем крестьянам, которые, как пчелы, с утра до вечера на ней трудятся. Только теперь они будут за свой труд еще и платить – земельную ренту, оформленную, как арендная плата. Для тех, кто мудрых слов не понимает, советую почитать Тараса Григорьевича Шевченко «На панщині пшеницю жала». Потому, что рынок земли в сегодняшней Украине – это возвращение к описанной великим поэтом панщине.

 

Для продвинутых «реформаторов» в нынешнем Кабмине, которые с легкой руки МВФ продвигают идею продажи земли, есть другое полезное чтиво. Они ко всему западному стремятся, европейскому? Отлично: пусть заново перечитают труды выдающегося английского экономиста XVIII-XIX вв. Давида Риккардо – последователя и одновременно оппонента Адама Смита.

 

Риккардо является автором теории земельной ренты, которую нынешние горе-реформаторы учили (но, видимо, плохо учили) в вузе. Так вот, в трактовке Риккардо  землевладельцы (собственники земли) являются паразитическим классом. Ренту, подчеркивал Риккардо, не следует смешивать с прибылью и процентом на капитал. Единственным основанием для ее получения является собственность на землю.  Землевладелец не участвует в процессе производства, но как собственник он участвует в присвоении продуктов крестьянского труда. Не важно в какой форме – денежной или натуральной.

 

Еще один выдающийся экономист XIX века Джордж Генри, на этот раз американский, в своей известной работе «Прогресс и бедность» писал: «Можно ли предположить товарищество между производителями (крестьянами) и землевладельцами? В этом случае все дело сводилось бы к платежу ренты натурой, к той самой системе, на основании которой сдается множество земли в Калифорнии и в Южных штатах, где  землевладельцы  получают известную долю жатвы. За исключением способа расчета, система эта ничем не отличается от системы определенной денежной ренты, которая преобладает в Англии. Называйте это кооперацией, если вам нравится, но условия этой кооперации все же будут устанавливаться тем законом, который определяет ренту повсюду, где земля монополизирована. Увеличение производства будет лишь давать владельцам земли возможность требовать большей доли…».

 

Что хотел сказать Джордж Генри? Что на земле, у которой есть хозяин, и этот хозяин – не народ, не простой труженик, а латифундист, не имеет смысла стараться вырастить большой урожай. Ибо, чем больше выросло, тем больше надо отдавать. Это развенчивает третий миф пропагандистов земельной реформы, о том, что она «даст толчок развитию Украины – как аграрной державы». Никакого толчка не будет. Читайте классиков!

 

Последний, четвертый по счету, миф проистекает из предыдущего. В числе аргументов поборников частной собственности на землю есть и такой: дескать, банки не дают крестьянам кредитов, ибо не могут взять землю в залог. А после образования рынка земли, засыпят этими кредитами. И сельское хозяйство на них ой как поднимется.

 

Тут уже я процитирую не классиков, а современников. «Банк никогда не даст кредит больше, чем под 50% от стоимости залога, — говорит Владимир Лапа. — Это означает, что под залог земли, стоимостью 5 тыс. грн. за гектар, можно будет получить не более 2 тысячи грн. на гектар. А на один урожай, при нормальных технологиях надо вложить минимум 4-5 тыс. грн. на гектар…».

 

Развенчав пропагандистские мифы, сообщаю пренеприятнейшую новость: продажа земли повысит и так высокие цены на продукты. Каким образом? Да, самым простым: в себестоимость урожая будет заложен еще один «налог» — земельная рента собственнику. Более того, собственник земли автоматически становится и собственником урожая. И уже никакое правительство не сможет заставить его продавать урожай внутри страны. Захочет – все вывезет. А мы будет покупать хлеб из жмыха по цене белых булок.

 

Каков же выход? Да, не нужно продавать землю! Пусть остается в государственной собственности. Самая динамичная экономика мира – Китай – категорически отвергает любые разговоры о продаже земли. Земля в Китае, не только сельхозназначения, но и городская, находится в собственности или государственной, или коллективной (местных аграрных кооперативов). Государство, исходя из общественных потребностей, может в соответствии с установленными законами передавать эту землю в долгосрочное, на многие десятилетия, пользование. Нередко – совместным предприятиям с участием иностранного капитала.

 

Но, во-первых, в обязательном порядке их партнером является китайская компания или коллективное сельхозпредприятие. Во-вторых, четко прописаны правила раздела продукции: обобрать китайские поля и вывезти за границу урожай инвестору не позволят.

 

При такой системе никаких проблем с привлечением инвестиций в аграрный сектор Китай не испытывает. Свои и зарубежные инвесторы стоят в очереди на право пользования землей, несмотря на жесткие условия.

 

Украина же рискует остаться без земли раньше, чем ее власть поймет всю опасность затеянной ею реформы. Но, если налоги можно изменить, а пенсионный возраст вернуть обратно, то распроданную землю мы потеряем раз и навсегда. И это самое страшное.

Источник: ГолосUA




2 комментария

  1. kry пишет:

    Ответ на статью Е. Королевой здесь: http://j.mp/pFnhk6

  2. Alexis пишет:

    kry kry…

    Пока Вы рассуждаете, какой из попугаев громче прокаркал, Ри(к)кардо или Розочка Люксембург, транснациональный финансовый капитал активно консолидирует финансовый ресурс под тотальный выкуп эмиссионными фиатными необеспеченными ничем деньгами последних ресурсов по всему миру, в число которых входит и земля Украины.

    🙂

    Потом, когда доллар, на который эту землю скупят транснационалы, обесценится, попробуйте подискутировать с теми, у кого землю забрали в результате неравноценного обмена. Если они не поднимут Вас на вилы, конечно.