Конкурс по ОПЗ: вторая попытка власти сохранить «хорошую мину» при плохой игре провалилась

Владимир Ларцев – экс-советник председателя Фонда госимущества, историк приватизации, директор «Центра антиолигархической политики», для "Хвилі"

Одесский НПЗ

Трудно себе представить, что могло бы ещё дополнительно к сделанному придумать руководство государства и Фонда госимущества, чтобы ещё больше дискредитировать и завалить конкурс по «Одесскому припортовому завода». И это при том, что продажа ОПЗ широко анонсировалась как пилотный образцовый пример начатой властью приватизации, честность и прозрачность проведения которой призвана привлечь авторитетные иностранных компании и в целом улучшить инвестиционную привлекательность страны.

Но факт налицо: несмотря на более чем двухразовое снижение стартовой цены 99,57% пакета акций «Одесского припортового завода» и разрешение не вносить авансовый платёж, заявок на участие в конкурсе, назначенном на 14 декабря, не поступило.

Приватизационные громы и молнии от премьера

Это стало причиной высказывания Владимира Гройсмана 7 декабря на Кабинета Министров о плохой работе приватизационного ведомства. «Фонд государственного имущества показывает свою неэффективность. Конкурс по продажу ОПЗ показал, что эта институция не может эффективно провести приватизацию, управлять имуществом. Это не полномочия Кабмина, но я бы поувольнял вас всех, кто руководит Фондом. Если бы были мои полномочия, все бы были освобождены. Так бездарно управлять госимуществом еще надо поучиться. Я предлагаю заслушать до конца месяца и внести предложения президенту», — сказал премьер.

Несколько позднее в этот же день на правительственном портале появилось сообщение Фонда государственного имущества Украины: «6 декабря в 18:00 закончился прием заявлений на конкурс с открытым предложением цены по принципу аукциона по продаже 99,567%% акции ПАТ «Одесский припортовый завод». Однако, к сожалению, заявлений на участие в конкурсе от потенциальных инвесторов не пришло, хотя заинтересованность к предприятию проявило около 10 потенциальных покупателей».

В сообщение ФДМУ также отмечается, что четыре потенциальных покупателя, большинство из которых были иностранцы, направили письма о намерении приобрести пакет акций, подписали договоры о конфиденциальности с Фондом госимущества, готовили пакет необходимых документов, однако заявлений для участия в конкурсе не подали.

Председатель Фонда госимущества Игорь Билоус отметил: «Надеюсь, что на днях мы получим объяснение от потенциальных покупателей относительно причин их отказа от участия в конкурсе. Однако уже сегодня можно сказать, что ключевыми факторами отсутствия заявлений являются негативная ценовая конъюнктура на глобальных рынках минеральных удобрений и отсутствие позитивных прогнозов ее роста, высокая цена на природный газ, убыточная деятельность предприятия, продолжения наращения долгов, в т. ч. перед OSTCHEM Holding (Group DF) «.

В специальном комментарии агентству «Интерфакс Украины» глава ФДМУ Игорь Билоус сказал, что не намерен подавать в отставку из-за критики в адрес ведомства со стороны премьер-министра Владимира Гройсмана, который считает руководство Фонда госимущества неспособным эффективно проводить приватизацию при нынешнем руководстве. При этом добавил: «Мы будем готовить отчет для премьера. Для нас результат конкурса тоже был сюрпризом”. Автор статьи считает, как раз наоборот.

Чтобы понять, почему провал конкурса по ОПЗ закономерен, вспомним основные вехи ДЕЙСТВА

1). В мае 2014 года распоряжением Кабинета Министров первым заместителем председателя Фонда госимущества был назначен «друг всех украинских олигархов» Дмитрий Парфененко. Занимая в 2001-2009 годах должность заместителя главы ФДМУ он в качестве председателя приватизационных комиссий Фонда госимущества, фактически руководил продажей большинства скандальных объектов, которые перешли в собственность украинских и российских магнатов. В 2011-2014 годах Парфененко работал в Киевской городской госадминистрации, возглавляемой Александром Поповым, сначала начальником Главного управления коммунальной собственности, а затем –. директором Департамента коммунальной собственности коммунальной собственности. В конце июня того же года он был назначен ВРИО председателя приватизационного ведомства. Благодаря олигархическому покровительству Новинского, Ахметова, Хмельницкого и Деркача он каким-то «непонятным» образом избежал люстрации, хотя попадает под неё на 100% (вопрос к министру юстиции Петренко).

В мае 2015 года Верховная Рада назначила председателем Фонда госимущества Игоря Билоуса. До этого он в течение года возглавлял Государственную фискальную службу, и был вынужден написать весной 2015 года заявление об отставке по собственному желанию из-за признания правительственной комиссией неэффективности руководства им Налоговой службой, и обвинений со стороны журналистов и активистов Гражданского общества в ряде коррупционных действий.

Первый промежуточный вывод-вопрос: Какое может быть доверие общественности к проводимой постреволюционной властью приватизации после таких кадровых назначений? Тем более, что 11 сентября 2015 года Кабинет Министров своим распоряжением назначил заместителем председателя Фонда госимущества сына советника Президента Павла Гайдуцкого – Андрея, а 20 января 2016 года — Владимира Державина, экс-помощника заместителя главы парламентской фракции БПП Игоря Кононенко, близкого соратника и бизнес-партнёра Петра Порошенко.

2). В конце июня 2015 года, в преддверие анонсированного властью конкурса по продаже «Одесского припортового завода» глава ФДМУ Игорь Билоус вошёл в состав наблюдательного совета предприятия рядовым членом, сменив одного из работников ведомства. Это стало первым за всю историю украинской приватизации случаем. Обычно место председателя или зама в данных контрольно-управляющих органах занимали замы главы Фонда госимущества, или директора департаментов. Но чтоб глава ведомства стал … рядовым (!?!) членом Наблюдательного совета.

В октябре 2015 года пресс-служба ФДМУ сообщила, что на конкурсе совместной комиссией сотрудников ОПЗ и Фонда отобран финансовым советником для приватизации предприятия швейцарский инвестиционный банк UBS, в котором Игорь Билоус с 2005 по 20011 год работал на управленческих должностях. Цена услуг последнего, по словам Игоря Олеговича, составила порядка $1 млн и оплатить их должен был сам Одесский припортовый завод.

14 февраля 2016 года Верховная Рада принимает поданный Фондом госимущества законопроект, в котором закрепляется норма, позволяющая привлекать в качестве советников для приватизации стратегических и монопольных предприятий иностранные банки и компании.

Второй промежуточный вывод-вопрос: насколько правомерно и этично было отбирать на специальном конкурсе за 1 млн долларов советником по ОПЗ швейцарский банк, с которым Игорь Билоус был аффилирован своей предыдущей деятельностью? Не является ли это фактом коррупции, которая изначально бросила тень на планы власти «конкурентно» продать «Одесский припортовый завод»?

3). Для оценки ОПЗ Фонд госимущества отобрал на конкурсе компанию «Увекон» председателя Украинского общества оценщиков Владимира Шалаева. Примерно в тоже время, в феврале 2016 года, Генеральная прокуратура активизировала уголовное дело по поводу нарушений, допущенных при приватизации Коломойским в 2012 году ОАО «Днеправиа», оценку которого также проводила фирма Шалаева. Это закономерно породило подозрение, что председателя Украинского общества оценщиков власть для большей ручной управляемости «взяла под колпак».

Эту же мысль укрепил и тот факт, что Фонд госимущества, вопреки заявлениям зама главы приватизационного ведомства Натальи Лебедь о проведение публичных защит проектов-оценок по всем крупным предприятиям, не только не выполнил данное обещание, но и затянул обнародование стоимости «Одесского припортового завода», которую оценщик определил для проведения конкурса в апреле месяце. Это было сделано только в середине мая месяца. Более того, отчёт «Увекона» по ОПЗ был засекречен грифом ДСП.

2 июня пресс-служба ФДМУ сделала заявление об отказе руководства Фонда снизить стартовую цену продажи ОПЗ в ответ на направленное в адрес премьер-министра Владимира Гройсмана письмо-рекомендацию глав представительств в Украине Международного валютного фонда Жерома Ваше и Европейского банка реконструкции и развития Франсиса Малиже. «Приватизация осуществляется в соответствии с законодательством, поэтому заявления наших партнеров сорвать ее не могут», — отметила пресс-служба. При этом добавила, что «в Украине предусмотрена персональная уголовная ответственность за занижение стартовой цены объекта приватизации»

Третий промежуточный вывод-вопрос: какое может быть после всего этого доверие у незаангажированных специалистов и общественности в целом к оценке «Одесского припортового завода», сделанного компанией Шалаева? Тем более, что конкурс в июле был сознательно сорван, Фонд госимущества вынужден был изворачиваться и срочно переделывать Методику оценки, чтобы законно снизить стоимость ОПЗ, а премьер-министр Гройсман на заседании правительства в октябре месяце публично потребовал разобраться с теми, кто провёл и утвердил для конкурса «завышенную» стоимость завода.

4). 28 апреля 2016 года Фонд госимущества под предлогом отсутствия директив Кабинета Министров сорвал собрание акционеров «Одесского припортового завода» и перенёс его на начало лета. И это накануне объявления приватизационного конкурса по ОПЗ.

На собрании акционеров должны были избрать председателя общего собрания общества, а также заслушать отчет правления о результатах финансово-хозяйственной деятельности в 2015 году. Акционеры должны были подвести итоги за год: заслушать отчет наблюдательного совета, ревизионной комиссии, утвердить годовой отчет и распределить прибыль (в том числе утвердить размер дивидендов). На собрании также планировалось обсудить и одобрить основные направления деятельности общества на 2016 год, прекратить полномочия председателя и членов Наблюдательного совета, утвердить его новый состав, и дать свои предложения по формированию Кабинетом Министров инвестиционных обязательств на предстоящий приватизационный конкурс. Власть побоялась, что предложения рядовых акционеров – членов трудового коллектива, которые получили свои акции в процессе льготной подписки (0,433%)– сможет усложнить процесс принятия нужных инвестиционных обязательств .

18 мая на Правительственном портале было опубликовано распоряжение Кабинета Министров №386, которым утверждались условия проведения конкурса по приватизации ОПЗ. Однако 27 мая оно неожиданно исчезло с сайта, и лишь 2 июня на нём появилось распоряжение №391-р от 01.06.2016 г «О внесении изменений в пункт 1 распоряжения Кабинета Министров от 18 мая 2016 года № 386». Последний документ фактически лишь исправил одну цифру: в распоряжении № 386 ошибочна была указана номинальная стоимость 99,567 % уставного капитала акционерного общества в размере 792083,903 тис. гривен. А в соответствии с данными Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку она составляет 795083,903 тыс. гривен.

Иначе говоря, в принятом Кабинетом Министров распоряжении № 386 от 18 мая была допущена в официальных цифрах ошибка в 3 млн. гривен. А ведь данный документ, прежде чем его вынесли на заседание правительства готовили, рассматривали, визировали и утверждали порядка 40 чиновников Фонда госимущества, Министерства экономики и торговли, Министерства финансов, Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, секретариата Кабинета Министров, Одесской ОГА, Южненского городского совета Одесской области, Специальной контрольной комиссии по вопросам приватизации Верховной Рады, Президентской администрации и самого «Одесского припортового завода».

Объяснением факта тупой ошибки в Распоряжении Кабинета Министров может быть только одно – поспешность, с которой руководство страны и Фонда госимущества хотело продать «Одесский припортовый завод».

Сравнительный анализ инвестиционных обязательств, которые были записаны в договоре купли-продажи «Криворожстали» в 2005 году, и инвестиционных условий, утверждённых Кабмином для «Одесского припортового завода», показал, что вторые по отношению к первым примитивны, расплывчаты и мало к чему обязывающие.

Четвёртый промежуточный вывод-вопрос: как при таких обстоятельствах не заподозрить власть в коррупционных намерениях – в желании максимально облегчить инвестиционные условия по ОПЗ для своего покупателя и получить от него за это побольше «комиссионных»? Тем более что после срыва конкурса в июле, в октябре месяце премьер Гройсман заявил о ещё большем упрощении Кабинетом Министров инвестиционных условий для повторного проведения торгов по заводу, запланированных на 14 декабря текущего года.

5). 14 июля детективы НАБУ совместно с работниками Специализированной антикоррупционной прокуратуры арестовали председателя Наблюдательного совета Сергея Перелому и первого заместителя председателя правления ОПЗ Николая Щурикова, и выдвинули им подозрение в организации коррупционной схемы по растрате средств в размере 205,181 млн гривен при закупке газа для нужд «Одесского припортового завода» в пользу частных интересов. В начале августа апелляционный суд столицы отпустил Перелому и Щурикова под домашний арест.

На следующий день после отмены аукциона в СМИ появилось сообщение, что «Укртрансгаз» начал процедуру отключения ОПЗ от газоснабжения. Причиной этого, согласно информации размещённой на сайте оператора украинской газотранспортной системы, стало не внесение заводом предоплаты за услуги по транспортировке газа за июль, а также превышение номинированного отбора голубого топлива. И хотя уже 20 июля сначала председатель ФДМУ Игорь Билоус, а затем и начальник отдела связей с общественностью и прессой «Укртрансгаза» Максим Белявский опровергли эти сообщения, можно утверждать, что сама власть целенаправленно нанесла второй удар по инвестиционной привлекательности «Одесского припортового завода». Ведь и ОПЗ, и «Укртрансгаз» на сегодняшний момент являются государственными предприятиями.

12 августа в своём письме в Фонд госимущества и.о. председателя правления-директора ОПЗ Александр Федчун сообщил, что в нарушение указаний главы правительства Украины Владимира Гройсмана в ночь на 11 августа компания «Укртрансгаз» резко снизила подачу газа на ОПЗ, из-за чего для предупреждения возникновения аварийной ситуации на предприятии было принято решение провести аварийную остановку завода. В «Укртрансгазе» объяснили причину его остановки тем, что завод «самостоятельно прекратил потребление природного газа на основании уведомления «Укртрансгаза», в котором говорилось об отсутствии у предприятия подтвержденных заявок на поставки газа на август и нарушении ОПЗ условий договора на его транспортировку в части оплаты аванса».

29 августа Хозяйственный суд Одесской области наложил арест на все расчетные счета Одесского припортового завода. 22 сентября, Кабинет министров обязал НАК «Нафтогаз Украины» обеспечивать ОПЗ природным газом.

22 сентября премьер Гройсман в ходе заседания правительства заявил, что мощности Одесского припортового завода вновь запустятся в работу уже с 1 октября 2016 года. В этот же день Генеральный прокурор Юрий Луценко во время поездки в Одессу заявил, что ГПУ проверит причины остановки завода. «Я понимаю, что это, фактически, колоссальный удар по экономике края. Остановленный ОПЗ, резко снижена стартовая цена при приватизации мне очень не нравится», – сказал глава ГПУ.

3 октября Фонд государственного имущества Украины сообщил о состоявшемся наблюдательном совете НАК «Нафтогаз Украины», на котором было согласовано заключение контракта на поставку газа ОПЗ. В результате, по информации СМИ, поставки газа на завод возобновили 4 октября.

15 октября из интервью премьер-министра Гройсмана агентству «УНИАН» общественность узнала, что в тот день, когда ему делали операцию на спине, остановили Одесский припортовый завод. «До этого я удерживал работу ОПЗ несколько месяцев. – отметил глава правительства.- Не давал возможности остановить его. Но как только я по состоянию здоровья потерял контроль над ситуацией буквально на два часа – потому что находился на операционном столе, выйдя из наркоза узнал, что ОПЗ остановился. Для меня это был очень плохой знак. Считаю, что это было ошибочным решением. Сейчас мы возобновили его работу и ОПЗ работает».

Пятый промежуточный вывод-вопрос(ы): Разве здравомыслящий человек может поверить, что практические препятствия, которые создали правоохранительные органы (НАБУ и Антикоррупционная прокуратура), Одесский апелляционный суд и государственные предприятия «Укртрансгаз» и «Нефтегаз Украины» в период проведения приватизационного конкурса, и которые естественно отпугнули потенциальных покупателей завода, могли быть случайностью, порождённой несогласованной деятельностью различных госорганов и инстанций? Разве не очевидно, что Гройсман врёт, противореча и своим собственным предыдущим комментариям, и реальной ситуации на ОПЗ, что он в течение месяца удерживал работу ОПЗ «в ручном режиме», — с целью скрыть неконтролируемость его правительством не только экономической ситуации в стране, но и в госсекторе?

6). Особое внимание заслуживает характер комментариев и высказываний председателя Фонда госимущества Игоря Билоуса по поводу приватизации «Одесского припортового завода». Контент- анализ их изменений и колебаний показывает, что они лицемерно-неискренни, конъюнктурны, противоречивы и некомпетентны.

Так во всех своих интервью в феврале-июле 2016 года глава ФДМУ рассказывал, что Фонд проводит прозрачную, образцовую и профессиональную подготовку к конкурсу по продаже ОПЗ. Но как может быть приватизация предприятия «прозрачной и образцовой», пока не были завершены судебные процессы в связи с долгами завода за поставленный газ компаниям Фирташа и попыткой «Нортимы» Коломойского стать собственником ОПЗ по причине её победы в конкурсе в октябре 2009 года.

23 июля 2015 года на круглом столе глава ФДМУ заявил следующее: «Фонд хочет сделать оценку и работу оценщиков максимально прозрачною». Что мы имеем на выходе уже говорилось выше. Наверное, засекречивая оценку не только «Одесского припортового завода», но и всех облэнерго, ТЭЦ, ГЭС и других планируемых на продажу в 2016-2017 годах госпредприятий грифом ДСП, Игорь Олегович имел в виду, что она будет настолько прозрачной, что станет полностью невидимой для общественности?

Как обосновывалась главой приватизационного ведомства различная стоимость ОПЗ в разные периоды подготовки конкурса по его продаже, и как он противоречиво и некомпетентно объяснял причины её снижения с 700 млн долларов до 200 млн хорошо проанализировал в своей статье «Начальная цена Одесского припортового завода: гордиев узел или иллюзия» председатель «Всеукраинской Ассоциации специалистов оценки» Степан Максимов.

Как неискренне и конъюнктурно Игорь Билоус оправдывал примитивный (по сравнению с той же «Криворожсталью») и ничего не обязывающий для покупателя характер инвестиционных обязательств, записанных Кабинетом Министров в условиях проведения конкурса по ОПЗ автор проанализировал в ранее опубликованной статье «Почему председатель Фонда госимущества противоречит сам себе и здравому смыслу».

Но для наглядной демонстрации противоречивости и конъюнктурности высказываний Игоря Билоуса приведём только один его опус. Так в своей статье «Накануне аукциона. Пять мифов о продаже ОПЗ», опубликованной на сайте «Экономической правды» за месяц до несостоявшегося 18 июля конкурса он написал:

«… Миф 4. Не прописан механизм работы с монополией — перевалкой аммиака.

Перевалка аммиака составляет не более 6% в структуре доходов ОПЗ и не является его основным видом деятельности. Более того, эта монополия вполне условна: при желании рядом можно построить альтернативные мощности, лишив тем самым ОПЗ статуса монополиста.

Кроме того, прописывать в инвестиционных условиях работу с перевалкой нет необходимости. Этот вопрос регулирует Антимонопольный комитет Украины, к которому инвестор обязан будет прислушиваться».

Сразу уточним, что юристы из общественной организации «Контроль народного имущества Украины» в течение полугода писали письма и оббивали пороги Антимонопольного комитета Украины и Фонда госимущества с целью официального признания данными госорганами монопольного статуса «Одесского припортового завода», так как в этом случае завод бы приватизировали по другой схеме. Но ни глава АМКУ Юрий Терентьев, ни председатель ФДМУ Игорь Билоус принять их не удосужились (они всегда были или в командировке, или на совещании в Кабинете Министров), а возглавляемые ими ведомства ответов по существу вопроса гражданских активистов не дали.

Своим высказыванием руководитель приватизационного ведомства подтверждает тезис, что перевалка аммиака на ОПЗ является монополией завода, так как чтобы её ликвидировать, надо построить рядом альтернативные мощности (извините, сэр, — элементарная логика) Этого же, конечно, никто делать не будет. Да и записать в условия конкурса инвестиционное обязательство соблюдать антимонопольное законодательство необходимо, чтобы не возникало в дальнейшем юридических казусов, так как согласно принятому Верховной Радой 16 февраля 2016 года Закона Украины 1005-VIII возникающие споры по приватизированным гособъектам могут рассматриваться в Международном коммерческом арбитражном суде. А пример с недавнем подтверждением Арбитражным институтом Торговой палаты Стокгольма (Швеция) общего долга Одесского припортового завода перед компанией Ostchem Holding Limited Дмитрия Фирташа за поставленный природный газ в размере 251 млн долларов (включая пеню и штрафы), говорит об актуальности этого вопроса.

Но как бы там ни было Антимонопольный комитет вынужден был под давлением общественности инициировать разбирательство в отношении предприятия и открыть 20.09.2016 года исполнительное производство, что стало одним из объяснением руководства компании DCH Ярославского, почему она отказалась участвовать в конкурсе по ОПЗ.

Пятый вывод-вопрос: Неужели председатель ФДМУ не понимает, что своими противоречивыми, конъюнктурными и порой некомпетентными комментариями он усиливает отрицательное отношение общественности к продаже ОПЗ в частности, и к всей планируемой властью приватизации в целом?

В своих октябрьских комментариях Игорь Билоус написал на своей страничке в Фейсбуке, что «если завод не выставить на продажу этой осенью, то при таких общих условиях он просто станет банкротом. Поэтому мы понимаем, что надо объявлять аукцион и снижать стартовую цену». Говоря об этих негативных условиях, глава ФДМУ подчеркнул, что ситуация на рынке минеральных удобрений пока — худшая за последние 15 лет, и эта тенденция, вероятно, сохранится до 2019 года.

В развитие тезисов Билоуса журналист из «Экономической правды» опубликовал статью «Пять сценариев для ОПЗ». Её главными посылами стали оправдание заниженной цены в 5,16 млрд гривен (около 201 млн долларов) и артикуляция запасных вариантов действий руководства ФДМУ на случай срыва повторного конкурса.

Почему иностранные инвесторы отказались участвовать в конкурсе по ОПЗ

По информации первого замдиректора завода Щурикова, на 30 ноября, когда закончился срок, до которого потенциальные претенденты на покупку ОПЗ должны были подписать договора о конфиденциальности и получить пакеты документов с проектами договоров, это сделали 4-ре компании:

1. ЧАО «Укрнефтебурение», соучредителями которой являются Игорь Коломойский и глава парламентской группы «Возрождение» Виталий Хомутинник;

2. Группа DCH бизнесмена Александра Ярославского;

3. Польская компания Energoimpex Sp. z o.o, которая интересовалась покупкой ОПЗ еще до проведения летом первого конкурса по приватизации предприятия;

4. Конгломерат «Suhail Behwan Group (Holding) LLC», принадлежащий оманскому султану Кабус Бин Саиду.

Согласно утверждениям Щурикова, опубликованным на сайте «Страна.UA» 2 декабря, польская компания связана с украинскими властями, и привлекалась к аукциону только для того, чтобы назвать конкурс «международным». По условиям его проведения приватизационные торги могут состояться только в том случае, если в них приняли участие минимум две компании, одна из которых должна быть обязательно иностранной.

«При этом серьезных намерений у поляков нет и, скорее всего, их используют чтобы заблокировать результаты конкурса если что-то пойдет вопреки пониманию власти. Польская компания — скорее для баланса сил, чем реальный покупатель. Поэтому глава ФГИУ Билоус и премьер-министр Гройсман уговаривают потенциальных покупателей из Омана подать заявку. Покупатель из Омана уже подписал договор о конфиденциальности, но финальное решение так и не принял. Это кстати те самые арабы, под которых ОПЗ в цене опускал Саакашвили. Тогда своей бурной деятельностью он их спугнул, плюс изменилась ситуация на мировых рынках удобрений и они передумали», — заявил «Стране.ua» Щуриков.

По нашему мнению, решающими факторами, из-за которых обе иностранные компании буквально в последний момент отказались подавать заявки на конкурс 14 декабря, стали, во-первых, сообщение издания ТАЙМЕР, что директор Одесского припортового завода Валерий Горбатко, который возглавлял предприятие 30 лет, написал заявление об увольнении с занимаемой должности с 1 декабря 2016 года. К нему ни НАБУ, ни Антикоррупционная прокуратура, задержав председателя Наблюдательного совета Сергея Перелому и первого заместителя председателя правления ОПЗ Николая Щурикова, претензий не предъявляли. Хотя никогда не поверю, что если они действительно виноваты в тех преступлениях, которые им инкриминируют новые правоохранительные органы, их руководитель — директор завода Валерий Горбатко — был «не в курсе».

А, во-вторых, скандал с «часовыми» записями Александра Онищенко. Как вполне убедительно объяснил в своей статье «Надконституционный кризис» Сергей Дацюк, обнародованная информация беглого народного депутата делегитимизирует и президента, и правительство , и ГПУ, если подтвердится информация озвученная Онищенко. Это закономерно порождает серьёзные политические риски в 2017 году, которые могут привести к новым революционным потрясениям страны. Руководство польской и арабской компании решили не рисковать не только деньгами, но и своей репутацией.

Украинские олигархи не прочь воспользоваться ситуацией с провалом конкурса по ОПЗ

Можно не сомневаться, что при стартовой цене в 201 млн долларов повторный конкурс бы состоялся с участием только украинских компаний «Укрнефтебурение» Коломойского-Хомутинника и DCH Ярославского. Но, как уже говорилось, по его условиям для проведения торгов необходима хотя бы одна иностранная компания. Поэтому днепропетровский и харьковский олигархи, своевременно узнав об отсутствии заявок таковой, решили красиво хлопнуть дверью. Во второй половине 6 декабря сначала представители DCH, а затем и «Укрнефтебурения» заявили об отказе участвовать в конкурсе.

При этом в группе Ярославского сказали, что после подписания договора о конфиденциальности с ФГИ и ОПЗ DCH получила доступ к данным о деятельности завода и совместно с привлеченными аудиторами PwC провела юридический и финансовый аудит завода. «В частности, было выявлено, что реальная сумма кредиторской задолженности, составляет не менее $85 млн, а в наиболее пессимистическом варианте может превышать $350 млн. А это фактически увеличивает цену приобретения ОПЗ для потенциальных покупателей до $550 млн и более по сравнению с ценой, по которой акции предприятия выставлены на продажу», – отмечается в заявлении.

DCH добавило, что другими причинами отказа стало инициированное в отношении предприятия разбирательство в Антимонопольном комитете Украины и исполнительное производство, информация о котором содержится в публичном реестре Министерства юстиции.

В заявлении компании Ярославского также указывается, что ФГИ не предоставил представителям компании возможности очного участия в переговорах об условиях и положениях договора купли-продажи акций ОПЗ, в результате чего предложения по спорным вопросам остались без обсуждения, а сами соответствующие вопросы – открытыми.

«Учитывая вышеизложенное, приобретение акций ПАО «Одесский припортовый завод» при его убыточной деятельности, значительном объеме кредиторской задолженности и постоянном ее росте, неурегулированности и неопределенности в отношении целого ряда жизненно важных вопросов деятельности предприятия создает для DCH высокий риск потери инвестиций», — отметила группа.

В то же время самый цивилизованный и незапятнанный приватизационными скандалами украинский олигарх Ярославский через менеджмент своей DCH заявил во вторник о своей заинтересованности в будущем в приобретении ОПЗ и готовность дальнейшего сотрудничества по этому вопросу. Иными словами, он решил не упустить случая, чтобы выторговать у власти более выгодные для себя ценовые условия покупки завода и отмену нормы об обязательном участии иностранной компании.

Что дальше делать с ОПЗ?

Три экс-председателя Фонда госимущества – Юрий Ехануров, Владимир Лановой и Александр Бондарь — публично заявили, что в нынешних условиях не только нецелесообразно, но и преступно приватизировать «Одесский припортовый завод». Каковы же могут быть варианты дальнейшей судьбы «Одесского припортового завода»? Их может быть два.

Первый: создание на базе ОПЗ и государственной «Укргаздобычи», которая сможет по льготной цене обеспечивать «голубым сырьём» завод, своего рода холдинга. Об этом ещё 1 ноября заявил агентству УНН и сам председатель ФГИУ. «Все думают: вот не состоится еще один тендер, и мы выставим его буквально там за 50 грн. – сказал Игорь Билоус.- Нет, я хочу всех успокоить: этого не будет. Я уже вынес этот вопрос на рассмотрение правительства, что, если у нас будет, например, снова неудачная попытка, допускаем такую возможность, мы будем решать проблему не путем продажи, а путем присоединения этого актива в другой актив, имеющий или газ, или дешевые средства, и который сможет продержать этот актив «на плаву» к возвращению конъюнктуры на рынке. Это предполагается не ранее чем в 2019 году «.

Автор статьи считает этот вариант оптимальным для «Одесского припортового завода. Тем более, что 7 декабря Верховная Рада снизила ставки ренты на добычу нефти и конденсата с 45% и 21% (в зависимости о глубины залежей) до 29% и 14% соответственно. Также депутаты сделали первый шаг к увеличению объемов добычи газа. С новых скважин, где бурение начнется с 1 января 2017 года, рынок будет платить ренту по ставке 12% вне зависимости от глубины залежей.

Следовательно, у государственной «Укргаздобычи» будут средства, чтобы обеспечивать государственный ОПЗ до подъёма рынка минеральных удобрений и улучшения экономической ситуации в стране более дешёвым голубым сырьём. Да и надо надеяться, что такого воровства по «Договорам совместной деятельности», как с компаниями Александра Онищенко государство больше не допустит.

Второй вариант. Подписание государством в лице Фонда госимущества «мирового соглашения» с компанией Коломойского «Нортима», которая в октябре 2009 года выиграла конкурс по «Одесскому припортовому заводу». Он, как уже говорилось, был отменён по указанию тогдашнего премьер-министра Юлии Тимошенко.

В июне 2015 года Хозяйственный суд Киева отклонил иск “Нортимы” к ФГИ с требованием продать ей ОПЗ за 5 млрд гривен, как это было определено аукционом от 29 сентября 2009 года, а в январе 2016 года отказал ей в признании противоправными действий лицитатора на аукционе в 2009 года.

18 июля Окружной административный суд Киева отклонил иск о признании незаконным отказ членов конкурсной комиссии Фонда госимущества признавать “Нортиму” победителем аукциона по продаже Одесского припортового завода в сентябре 2009 года. Свой отказ в удовлетворении иска компании Коломойского суд первой инстанции мотивировал тем, что даже в случае признания действий ФГИ противоправными это не приведет к восстановлению нарушенного права истца. «Нортима» подала на это решение апелляционную жалобу, которая до сих пор не рассмотрена.

Интересный нюанс: в своих осенних интервью СМИ Игорь Билоус допускал снижение стартовой цены на повторный конкурс 14 декабря до 150 млн долларов. Но затем вдруг озвучил цифру в 201 млн., которую Кабмин и утвердил своим распоряжением. И это не случайно. Дело в том, что в гривневом исчислении эта цена примерно равняется стоимости, по которой «Нортима» Коломойского выигрывала конкурс по продаже ОПЗ в октябре 2009 года.

А Игорь Валентинович заявлял: если покупатель ОПЗ выиграет нынешний конкурс по меньшей цене, которую предлагала его «Нортима» в 2009 году, он будет добиваться через суд признания её победы.

Но при выборе властью этого варианта продажи ОПЗ цена не должна быть не ниже, чем предлагала компания Коломойского в 2009 году, и детально должны быть выписаны инвестиционные обязательства в договоре купли-продаже.

Однако, по нашему мнению, всё же должен быть выбран первый вариант создания холдинга. «Одесский припортовый завод необходимо реанимировать и оставить в госсобственности».

Но как бы там ни было, как откровенное лицемерие и цинизм звучат сегодня слова председателя Фонда госимущества Игоря Билоуса, что « … цена – не единственный весомый фактор. Не менее важно, что прозрачная и профессионально подготовленная продажа ОПЗ станет началом большой приватизации и даст сигнал инвесторам, что Украина готова разгосударствлять активы и создавать привлекательные условия для инвестиций».




Комментирование закрыто.