Как Турция убьет газотранспортную систему Украины

Игорь Тышкевич, "Хвиля"

Газопроводы Турции

Если Украина не предпримет срочные меры и не начнёт задумываться над новым функционалом для своей газотранспортной системы, то уже через пару окажется «разбитого корыта». ГТС будет никому не нужна. А роль Украины как страны-транзитёра будет, выражаясь словами товарища Кернеса, умножена на ноль. И Россия к этому, как ни парадоксально, не имеет никакого отношения. Умножать будут государства, которые в массовом сознании сегодня причисляются к «союзникам» — страны ЕС и Турция.

Вот с этого и начну м многобукофф с немного цифр.

Турция газ и нефть.

Что мы знаем о Турции? Особенно, если рядом с названием страны поставить слова «нефть» и «газ». Первое — импортёр. Своих запасов столько, что их можно не учитывать. Многие вспомнят дорогой бензин. Это те, кто был на отдыхе и брал в аренду машину.

Всё это правильно. С одним исключением. Турция за последние 10 лет совершила гигантский рывок в развитии сети трубопроводов. Причём в значительной мере «за свои деньги». И сегодня можно говорить о турецкой ГТС как о факте. ГТС современной, себестоимость прокачки по которой ниже чем в Украине. И, что самое важное, ГТС, которая не зависит от одного поставщика. Турция собирает газ и нефть из множества источников. И поставляет, в Европу по принципу … (хотел сказать «единого окна») «единой трубы». То есть потребитель всегда с газом. Независимо от политических кульбитов отдельных стран-добытчиц данного ресурса.

Цели Турции, исходя даже из беглого анализа работы правительства просты — откусить ладный кусок от большого пирога прибылей стран-транзитёров. В первую очередь кусок, который пока пытается прожевать Украина. Да и само турецкое правительство не делает из политики секрета. С 2010 года активно продвигается тезис о Турции как нефте- и газотранспортном хабе, способном закрыть значительную часть (а в перспективе и 100%) потребностей Европейского континента.

Но вернёмся к ГТС — как-никак именно «газ» — тема текста. Для наглядности вначале дам таблицу — список турецких газопроводов. Построенных, строящихся и запланированных.

Название

Год сдачи

Мощность

Страна-поставщик

Tabriz-Dogubayazit (Ankara)

2001

14

Иран

Blue stream

2005

16

Россия

South Caucuses Pipeline

2007

8,8

Азербайджан

Arab Gas Pipeline

2003

10,3

Египет

LNG терминалы (действующие)

Aliaga

2008

6,6

Алжир, Нигерия, Катар, Египет

Marmara Ereglisi

2009

10,1

Газопроводы, которые строятся

South Caucasus Pipeline
(2 очередь)

2018

16

Азербайджан

South Caucasus Pipeline
(3 очередь)

2019

35

Казахстан, Туркменистан

Trans-Anatolian Pipeline (TANAP)

2018

16

Азербайджан (в планах Иран, Туркменистан, Казахстан)

Турецкий поток

2018

30

Россия (Проект остановлен по инициативе турецкой стороны)

В планах

Катар-Турция

2020

60

Катар

Ирак-Турция

2020

25

Ирак

При этом Турция не останавливается на строительстве газопроводов «к себе». Она наращивает возможности для поставки газа на европейский рынок. В частности только за последние 3 года она начала строительство таких газопроводов как:

  • Trans Adriatic Pipeline (TAP) — по территории Балканских стран в Италию

  • Продолжение 2-й очереди South Caucasus Pipeline для потребителей из Южной и Восточной Европы
  • Упомянутый TANAP заканчивается на территории Австрии и Германии.

Это новые ветки, суммарной мощностью (на выходе к европейским потребителям) около 45-60 млрд. кубометров в год.

А уже существующие позволяют перекачивать (что Турция в принципе и делает) до 35 млрд. кубометров в год.

  • В планах на 2018-2020 годы

  • Ирак-Турция (25 млрд. кубометров)

  • Катар-Турция (60 млрд. кубометров)

  • Интерконнектор Турция-Болгария (5 млрд. кубометров)

  • Восточное кольцо — создание кольца газопроводов в юго-восточной Европе (Словакия-Польша,Румыния, Болгария, страны Балканского региона). Что позволит оперативно менять поставщиков газа на рынки ЕС не изменяя маршрутов транспортировки по основным европейским газопроводам.

Простая арифметика

Турция за последние 15 лет решила проблему обеспечения внутреннего рынка газом. Более того, она не зависит от одного поставщика. А последние 10 лет Анкара работает над созданием инфраструктуры по перекачке газа потребителям из стран ЕС. Уже сегодня она способна транспортировать до 35 млрд. Кубометров природного газа в год. Через 2 года эта цифра возрастёт до 105-110 млрд. кубометров. При этом «турецкая труба» не зависит от одного государства-поставщика. Турки могут выбирать между как минимум десятком стран — это государства Каспийского бассейна, Иран, Ирак, страны Персидского залива, Египет и даже Нигерия. Естественно, в списке есть и РФ. Но как один из поставщиков. Именно поэтому Турецкие власти достаточно спокойно приостановили реализацию проекта «Турецкий поток». Турция создала условия при которых может выбирать между «энергетическими проектами» без создания критической ситуации в собственной экономике.

А вот теперь займёмся арифметикой. Просто сравнением состояния дел. Итак, мощность украинской ГТС (на выходе к европейским потребителям) около 147 млрд. кубометров в год. При этом система последние годы никогда не была загружена на 100%. Уровни перекачки колебались от 90 до 110 млрд. кубометров. Источник газа в трубе единственный — Российская Федерация. Ещё 10 лет назад альтернативы как у стран ЕС так и у Российской Федерации по большому счёту не было. Сегодня мы имеем несколько другую картину. Только на «восточных границах Европы» появилась следующая инфраструктура:

  • Турецкая ГТС — 35 млрд. кубометров сегодня и 105 к 2018 году

  • LNG терминалы в странах Балтии — 4 млрд. кубометров сегодня (Литва) и 12-16 млрд. кубометров к 2020 году (Планы Латвии по Балтийскому терминалу)
  • LNG терминал в Польше — 7,5 млрд. кубических метров в год.

На выходе имеем: страны ЕС могут импортировать в «обход Украины и РФ» 46,5 млрд. кубометров природного газа в год. К 2020 году (уже через 4 года — близкая перспектива) мощности возрастут до 125-130 млрд. кубометров. И это минимальное значение — без учёта планов развития терминалов в Греции, Италии, Хорватии и той же Польше. Есть выбор не только маршрутов, но и стран-поставщиков. А переход от одного поставщика к другому не несёт никаких дополнительных затрат или рисков — просто перенаправление входящих потоков. При этом данная процедура проходит за пределами общеевропейской системы трубопроводов. А в странах ЕС просто «в трубе есть газ».

Вопрос на засыпку: как вскоре изменится ценность украинской ГТС с точки зрения «европейских партнёров»?

Украинская ГТС и война за транзит.

Как известно, бизнес страны-транспортёра зависит от трёх факторов:

  • наличие страны-продавца

  • наличие страны-потребителя

  • наличие собственной инфраструктуры для обеспечения транзита

В Украине принято гордиться своей ГТС. И считать, что благодаря «трубе в земле» государство едва ли не ключевой игрок в регионе. Ведь без поставок ЕС зимой «замёрзнет». А РФ «не получит денег». Так было ещё 10 лет назад. Но газовые войны заставили старушку-Европу думать. И начался процесс по поиску альтернативных источников поставок. А так же процесс по созданию альтернативных маршрутов. Украина наблюдала за попытками РФ отстраивать свои «потоки» и радовалась её неудачам. При этом с умилением наблюдала за обсуждением «глобальных» альтернативных проектов. Таких как, например NABUCCO. Аналитики наперебой говорили о том, что данная труба не несёт угрозы позициям Украины. Тем временем Турция спокойно строила. И в 2010 году начала агрессивную кампанию рекламы своей страны как потенциального газового и нефтяного хаба Европы всея. Не безосновательно: прогресс страны по постройке нефтепроводов и реконструкции нефтеналивных портов ещё более впечатляющий чем в газовой сфере.

Далее случился 2014 год. Кризис в Украине. И отчётливо проявились контуры новой политики стран ЕС в области импорта энергоносителей. А именно:

  1. Создание инфраструктуры которая позволяет легко менять источники поставок. Украинская ГТС перестала быть «единственной» на восточных границах ЕС. Более того, к 2018 году она станет одним из возможных маршрутов импорта. Но не обязательным — отказ от транзита через Украину страны Евросоюза даже не заметят.
  2. РФ пытается включится в процессы лоббируя строительство своих газопроводов

  3. Турция ведёт активную политику по превращению своей страны в ключевого транзитёра. И уже вывела на европейский рынок трех поставщиков: Азербайджан (без посредничества ЕС) Египет и Иран. В перспективе аналогичная «услуга» по отношению к Казахстану, Туркменистану, Ираку и Катару.

  4. Страны Персидского залива и Средней Азии заинтересованы в приходе на Европейский рынок и готовы включаться в финансирование строительства газо- и нефтепроводов (равно как и LNG терминалов).

При этом потребление природного газа в ЕС неуклонно уменьшается. То есть даже проектная мощность украинской ГТС (без учёта новых систем) будет излишней уже через 5-7 лет.

Таким образом, мощности региональной инфраструктуры приёма и транспортировки газа и нефти к 2020 году (примерно) как минимум в 2 раза будут превышать потребности стран ЕС в данного вида ресурсах. Это неизбежно приведёт к обострению конкуренции среди стран-поставщиков и стран-транзитёров. В выигрыше окажутся те, кто предлагает наиболее дешёвые и качественные ресурсы по наиболее дешёвому и безопасному маршруту. То есть когда поставкам не грозит ничего: ни войны, ни политические катаклизмы ни техногенные аварии.

Борьба за место под солнцем уже началась. Причём давно. Оставим за скобками российские «потоки». На эту тему писалось много. Но даже без их участия РФ активно работает над предотвращением выхода на рынки новых поставщиков и транзитёров. Вот лишь несколько примеров:

  • война 2008 года в Грузии. Армия РФ дошла ровно до нитки нефтепровода Баку-Джейран (и строящегося по этому маршруту Южно-кавказского газопровода). Была трёхмесячная остановка прокачки нефти. А срок сдачи газовой трубы вынужденно переносился. Более того, сегодня с периодичностью раз в 3-4 месяца Южная Осетия пытается «вкопать пограничные столбы» захватив часть грузинской территории. Именно те пару километров, под которыми проходят трубы. Да и сам факт «замороженного конфликта» с линией фронта как раз над трубопроводом делает его весьма рисковым маршрутом. И в случае кризиса с поставками нефти и газа, бравые южно-осетинские буряты вполне могут пойти походом на Тбилиси. Столицу Грузии не займут. Но над трубой постреляют. И «случайно» её могут повредить.

  • 2014 год. Восток Украины. Если наложить карту первых захватов украинских городов на карту разведки сланцевого газа, они удивительным образом совпадают. Ведь возле Славянска Shell намеревалась бурить первые скважины. Но есть АТО и нет инвестора. Как результат нет по большому счёту и разведки месторождений.

  • 2015 год. Россия входит в Сирию. И вот незадача, основные регионы ударов российской авиации удивительным образом совпадают с регионами строительства трубопроводов Arab Gas Pipeline, Северный Курдистан-Турция и разведки для строительства системы Катар-Турция. Первый сегодня он заканчивается на территории Сирии терминалами в портах. А финальная нитка тянется как-раз по региону который контролируют сирийские туркеманы. Второй — почти достроен. Немного восточнее.
  • 2015 год. Азербайджан наращивает поставки нефти и газа на Европейский рынок (через Турцию) и намеревается строить газопровод по дну Каспийского моря. И тут удивительным образом случается активизация войны в Нагорном Карабахе. Где одной из сторон выступает последний союзник РФ в регионе — Армения.

Турки тоже не особо выбирают методы в защите своих интересов. Вот лишь несколько примеров:

  • усилиями турецкой дипломатии фактически сорваны проекты LNG терминалы в Румынии и Болгарии. Турция просто заявила, что газовые танкеры в её проливах слишком велики по размерам и слишком опасны. Предложила альтернативу — возобновление диалога после строительства мощностей по загрузке в своих черноморских портах. То есть LNG терминалы появятся когда газ из третьих стран будет поступать на территорию Турции и загружаться на танкеры уже в акватории Чёрного моря.
  • Турки активно участвуют в обсуждении недостатков украинской ГТС. Не проводят прямой кампании против Киева. Но всегда готовы поговорить о том, «почему украинская труба такая старая и ненадёжная». А так же «как на наш взгляд можно её модернизировать». А параллельно рекламируют надёжные, современные и дешёвые в перекачке свои трубопроводы.

  • В 2015 году когда РФ решила пострелять в Сирии, Анкара достаточно жёстко — ракетой под хвост – указала Кремлю, что Сирия -ее сфера интересов. Точно также, как Россия считает Украину своей.
  • Турция активно высказывается по вопросу Крыма. С одной стороны там крымские татары — родственный народ. С другой газоносный шельф, который сейчас неизвестно кому принадлежит. При этом Анкара значительно менее активна в обсуждении кризиса на Донбассе. Более того, Турция до событий с самолётом не была участницей клуба государств, которые ввели санкции против РФ. Что вполне оправданно – конфликт на территории страны не усиливает её позиций надёжного транзитёра.
  • А о наращивании турецких возможностей по транзиту нефти и газа уже написал немного выше.

Война за место под солнцем на рынке поставок энергоносителей в страны ЕС идёт. И это, пока тлеющий, но всё же конфликт с очень серьёзными последствиями. Государства, которые видят перспективу меняют свою политику.

На этом фоне существует ГТС Украины. Система, о необходимости модернизации которой говорили ещё в 2005-м году. Но система, которой гордится чуть ли не каждый украинец. Среди политиков — так все. Ведь сказать что труба ржавая и плохая — подписать себе смертный приговор в политике. Но разговоры разговорами, а дел реальных нет. А теперь вспомним то, с чего начинался данный раздел. Украина может выступать транзитёром газа лишь при следующих условиях

  • наличие страны-потребителя. Но страны ЕС мало того, что сокращают потребление, так и ищут альтернативные маршруты поставки.
  • наличие страны-продавца. Это Россия (другой газ в Украинскую ГТС закачать с территории РФ невозможно). Вот тут самое интересное. Официально политика ЕС заключается в уменьшении объёмов покупки российского газа.
  • наличие собственной инфраструктуры для обеспечения транзита. По количественным показателям вроде всё ок. А вот качество системы, разменявшей 4-й десяток с системами, которые спроектированы и построены за последние 5 лет, думаю, говорить излишне.

Итак имеем интересную картину: покупатель покупает меньше. Продавец уже имеет альтернативные маршруты (пока не на 100%, но они появились). Транзитёр технически ограничен в выборе поставщика — это только РФ. Кстати, вот вам ещё один ответ почему АТО, а не война и почему ЕС не поддержит Украину в полном разрыве с Россией. Война — прекращение и перекачки газа «в интересах страны агрессора (в интересах продавца»). А это уже не в интересах «союзника» — Евросоюза. Пока что.

Заметьте как изменилась тональность европейских партнёров в разговорах о модернизации украинской ГТС. Если в 2005-6 годах можно было с лёгкостью найти инвесторов на такой проект. То сегодня это уже сложнее. Зачем вкладывать деньги в то, что уже через 3-4 года может потерять ценность?

Кто виноват и что делать?

Итак имеем ситуацию при которой предмет гордости Украины всея уже через 3-5 лет может превратиться в ненужную никому ржавую трубу в земле. Перспектива неприятная. Это не только потеря денег. Это уменьшение интереса к Украине со стороны западных партнёров. Это и удар по самолюбию украинцев. Как результат перечисленного — это очередной повод для политического кризиса. Самое обидное, что процессы уже набрали темп. И ведутся сразу несколькими странами. Украина откровенно проспала момент, когда могла стать ключевым игроком.

Возникает вопрос «что делать». Варианта на самом деле три:

1. Искать кто виноват и кричать про «зраду». То, чем скорее всего займётся часть политиков. И что любит общество. Но вот беда, даже назначив виновного и публично казнив его с табличкой «предатель» на груди, транзитные потоки не вернёшь. Можно «обидеться» не «предательство» со стороны европейских партнёров. Но практический результат кроме боли в скулах от поддержания «гневного выражения лица» сомнителен.

2. Пытаться вести политику противодействия. То есть искать возможности, где можно повлиять на процессы. По аналогии с тем, как это делает Турция и РФ. Но вот беда, Украина по большому счёту не имеет опыта навязывания своей повестки внешним игрокам. Особенно в масштабных проектах. Не имеет и ресурсов для конфронтации. Ведь придётся:

  • Противодействовать политике ЕС в поиске альтернативных стран-поставщиков газа (труба-то завязана на РФ). И тем самым выступать союзником Путина в данном вопросе;

  • Достаточно агрессивно вмешиваться в политику развития транспортной инфраструктуры стран Черноморского бассейна. И тем самым вступать в конфронтацию с Азербайджаном, Грузией, Болгарией и Румынией. Или предлагать этим странам свои, более выгодные темы для взаимодействия. Да вот беда, у турок есть свободные деньги, которые они вкладывают. В Украине… хм.

  • Стать игроком в арабском мире, пытаясь сорвать договорённости на поставки углеводородов из стран региона в Турцию и ЕС.

  • Быстро (на протяжении 2-3 лет) коренным образом модернизировать свою ГТС. Причём, учитывая перечисленные выше направления работы и войну с Россией явно без внешней помощи.

3. Смириться и попытаться вписаться в новую ситуацию. Наиболее лёгкий вариант. То есть ожидать, что решат более сильные соседи и пытаться выдать достигнутый внешними игроками компромисс за результаты собственной политики (для своего населения). Такая роль привычна украинским элитам. Независимо от их политических пристрастий. В таком варианте, например, очередные уступки России могут быть представлены как забота об украинцах. Самое парадоксальное, что это воспримет общество. Ведь для рядового украинца сказать что отечественная ГТС — никому не нужная ржавая труба сродни святотатству. Поэтому политикам легко будет заявить: «Договорились — газ идёт по трубам. Тем самым дали украинцам работу, деньги.» И так далее.

4. Принять как свершившийся факт то, что украинская ГТС больше не является ценностью сама по себе. И дать себе отчёт в том, что если ничего не делать, то наилучшее решение через 5 лет — выкопать и сдать на металлолом. Осознать, что ты не имеешь достаточно ресурсов для того, чтобы остановить идущие процессы.

И уже исходя из этого выстраивать собственную политику. В том числе найти новый функционал как ГТС так и стране. И найти ресурсы, которые не остановят процессы, но слегка изменят их ход. В частности отойти от мышления по оси «запад восток». В той же энергетике. Да, дефицита газа и нефти не будет. Будет избыток предложения. Но выигрывает тот, кто обеспечивает стабильность, удобство и цену поставки. И тут для Украины множество возможностей. Вот лишь некоторые из них:

  • Если посмотреть на карту основных нефте- и газопроводов, видим, что кольцо вокруг Чёрного моря практически создано. НО с «российским звеном». Развитие кольца «без РФ» — интересный проект как для стран Кавказа так и для той же Турции. Это не обязательно трубопровод. Это может быть и развитие потенциала украинских портов. Да и LNG терминал как часть такой системы (где Турция – один из ключевых элементов) не будет вызывать резкой реакции Анкары.
  • Турция создаёт «балканское кольцо» для стабильного обеспечения Юга Европы. Но если подумать, сегодня не существует развитой системы транзита энергии и энергоресурсов по оси север-юг. При этом страны региона более чем заинтересованы в подобных проектах. О том, что та же Беларусь фактически создала инфраструктуру для подобного проекта 5 лет назад писал ещё в 2013-м. Тот материал перепостила и Хвыля. Развитие данной схемы и отход от «газовой» темы в сторону «газ+нефть+электричество» – новое, комплексное направление. В котором заинтересованы как ближайшие соседи Украины (Словакия, Польша, Болгария, Беларусь), так и страны Балтии и Скандинавии. Естественно тут просматривается и интерес Турции — она выходит как игрок на новый регион.
    Подобная схема будет намного интересней для тех же ЕС и США чем банальная модернизация ГТС с туманными перспективами. Кроме того, подобная система ставит крест на российском влиянии в регионе. Аналогично с военно-политическими проектами восточной дуги. А это уже новый политический расклад, в котором Украина — игрок, а не стол для игры.

В любом случае Киеву пора задуматься и начать действовать. Какой из вариантов выберет политическая элита не знаю. Может быть, найдётся что-то новое. Главное другое — если не делать ничего, об украинской ГТС через 5 лет можно забыть. Как и о транзитном потенциале как факторе привлечения внимания политических игроков к Украине.

____________

Текст понравился? Не откажусь от «спасибо». Принимается лайком, словом либо копейкой.

Полученные деньги идут мне на пиво а так же:

  • пересылаются одному из отрядов спецназа ВМС Украины

  • тратятся на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:

Карточка привата: 5168 7423 0834 3288

Вебмани: U247333217329 или Z293974971904




Комментирование закрыто.