Как сделать украинскую энергетику независимой за 5 лет: размышления реалиста

Виталий КУЛИК, проект ЭнергетияUA, для "Хвилі"

ukrainskie-aes

Амбициозный план  «Как за пять лет сделать Украину энергетически независимой: расчеты» руководителя экономических программ Украинского Института Будущего Анатолия Амелина по качественной трансформации украинской энергетики в течении 5 лет вызвал бурные дискуссии в экспертном сообществе. Как любой форсайт он содержит все недостатки долгосрочного социально-экономического сценарирования – попытки заглянуть в будущее в условиях неопределенности множества переменных.

Но ключевую миссию текст, бесспорно, выполнил – обозначил стратегические ориентиры украинской энергетики. Да, слишком амбициозно. Но, как говорили лидеры французского студенческого движения конца 60-х: «будьте реалистами, требуйте невозможного!» Особенно, это актуально накануне анонсированного Владимиром Гройсманом обнародования Энергетической стратегии Украины. Именно сейчас у гражданского общества открыто окно возможности продавить ригидность взглядов отраслевой бюрократии. Ведь энергетика похожа на крейсер, который развернуть который на пятачке невозможно. Сейчас самое время заливать концептуальный фундамент энергетики будущего.

Самая сильная и одновременно самая слабая часть концепции Амелина – тезис о замещении 40% потребностей Украины в электроэнергии за счет возобновляемых источников. Для этого по его расчетам потребуется 10-20 лет и 70 млрд долл. Сильная потому, что именно по такой траектории движется цивилизованный мир. К примеру, Германия, в рамках стратегии Energiewende (Энергетический поворот) планирует увеличить долю электроэнергии, получаемую из альтернативных источников, до 40-45% уже к 2025 году. Т.е. через те же десять лет, о которых пишет автор. Слабая – потому что у по данным за 2015 год на долю «чистой» энергетики в Германии уже приходится около 30,1%!

Украина со своим 1% альтернативной генерации только в самом начале пути. Безусловно, если в группу ВИЭ отнести построенную десятилетия назад мощную энергетическую инфраструктуру «Укргидроэнерго» (объединяющую ГЭС Днепровского каскада: Киевскую, Каневскую, Кременчугскую, Среднеднепровскую, Днепровскую, Каховскую, а также Киевскую ГАЭС и Днестровскую ГЭС), то доля ВИЭ дойдет до 10%. Но в любом случае, между тем, где на этом пути находится Украина и куда продвинулась Германия – пропасть.

Тем более, что движение в сторону ВИЭ Германия начала не вчера, а с 1991 г., когда в силу вступит закон «О подаче тока в электросети», в котором впервые прописывались обязательства крупных электрических компаний по получению электроэнергии из возобновляемых источников (энергия воды, энергия ветра, солнечная энергия, свалочный газ, очищенный газ или биомасса) и реализации по установленным тарифам.

Отдельно следует рассмотреть и финансовые стимулы развития ВЭА. Даже если суммам 70 млрд дол необходимых инвестиций достоверна, реальность их изыскания в среднесрочной перспективе сомнительна. Ведь стоимость выработки электроэнергии из ВИЭ существенно превышает стоимость выработки энергии из традиционных источников, а покрытие Feed-intariff (зеленого тарифа) или Premiumtariff (доплата к цене рынка) так или иначе будет осуществляться за счет потребителей. Вряд ли наше обнищавшее общество и на ладан дышащая промышленность в обозримые годы будет готова принять кратное повышение цен на э/э. Даже осуществленные попытки НКРЭКУ привести тарифы хоть к сколько-нибудь обоснованному рынком уровню натолкнулось на жесткое противодействие владельца ряда предприятий – 17 октября Киевский окружной административный суд по иску Ассоциации производителей ферросплавов (а мы помним кому они принадлежат) отменил решение о поднятии тарифа для промпотребителей на 5%.

В таких условиях необходимо согласиться с выводами Амелина о том, что «сегодня критически важно сосредоточиться на решении первоочередных задач — максимальном использовании своего энергетического потенциала, самообеспечении Украины топливом в ближайшей перспективе. Развитие альтернативной энергетики – наша стратегическая цель, тактика же — быть независимыми уже сегодня, а это безальтернативно только традиционная энергетика». И вот здесь у меня есть ряд серьезных дополнений к предложениям автора.

  1. Энергоэффективность. Это именно то направление, которое может дать Украине выгоды уже здесь и сейчас. Для населения — это значительное сокращение коммунальных расходов, для страны — экономия ресурсов, повышение производительности промышленности и конкурентоспособности. Примечательно, что формально Украина одна из первых на пост-советском пространстве озаботилась проблемой энергосбережения. Еще в 1994 году был принят закон № 74/94 «Об энергосбережении«. В следующем – 1995-м был создан специальный орган власти – Государственный комитет по энергосбережению (который сейчас носит название Государственное агентство по энергоэффективности и энергосбережения Украины). Однако, особых результатов добиться не удалось. Энергоемкость украинских предприятий в 7 раз выше чем немецких и в 4 по сравнению с польскими. Поэтому, направление очень перспективное и коммерчески привлекательное. Пока чиновники и депутаты определяют правила игры, олигархи уже начинают на этом зарабатывать. Энергохолдинг Ахметова создал целое подразделение — ДТЭК ЭКСО, которое начинало с повышения энергоэффективности своих шахт и ТЭС, а теперь реализует совместные проекты с муниципалитетами Киева и Днепра. Активно развиваются и независимые компании, специализирующиеся на энергоаудите и энергоэффективности — SVN Energy, CoolOne и другие.

В Украине уже в следующем году должен заработать Фонд энергоэффективности, за счет которого семья сможет компенсировать до 50% затрат на утепление своего жилья. Для того чтобы Фонд заработал, до конца этого года Рада должна принять три важных закона: «О жилищно-коммунальных услугах», «Об энергоэффективности зданий» и «О коммерческом учете». Пока этого нет.

  1. Атомная генерация. На сегодня это основа украинской энергетики. Доля «Энергоатома» в общем объеме произведенной электроэнергетики составляет больше половины и в прогнозном энергобалансе Минэнергоугля на следующий 2017 год составляет 52,7%. И эта доля, бесспорно, будет расти. Атомная энергетика одна из немногих отраслей, которые в годы независимости активно развивались – унаследовав от СССР 12 действующих энергоблоков (в 4-х АЭС), Украина довела их количество до 15. К 2030 году запланировано введение в эксплуатацию еще 11 энергоблоков. Выгоды от атомной энергии очевидны – это, прежде всего, ее относительная дешевизна. Но есть и мощный минус – зависимость от российского ОАО «ТВЭЛ», которое продолжает оставаться основным поставщиком ядерного топлива для украинских АЭС, обеспечивая более 90 % потребностей. Украина начала постепенный переход на сырье американской компании Westinghouse, но пока оно поставляется только для 3-го энергоблока Южно-Украинской АЭС. Важно не отступить от избранного пути диверсификации поставщиков. Но параллельно придется решать и вопрос хранения ядерных отходов, ведь отработанные российские топливные элементы Украина вывозит в РФ на хранение. Отсюда строительство хранилища ядерных отходов в Иванковском районе Киевской области (чернобыльская зона отчуждения), который должен быть введен в эксплуатацию в 2020 году. Рисков много. Да и сама по себе атомная энергетика – то, что нуждается в инновационной модернизации.
  1. Тепловая генерация. Самый рудиментарный и неоднозначный сегмент украинской энергетики. Возможно, по этой причине угольным ТЭС не нашлось места в картине энергетики будущего Анатолия Амелина. А ведь в энергобалансе на 2017 года прогнозируется доля тепловой генерации на уровне 31,7%. Игнорировать этот сегмент в горизонте ближайших 10-ти лет Украина точно не сможет. И вот почему – при своей относительно высокой себестоимости (тариф для ТЭС выше, чем для АЭС) именно тепловая генерация выполняет функцию снятия пиков напряжения в маневренном режиме. Т.е. если атомная энергетика обеспечивают постоянный уровень электричества, работая в базовом режиме (попытки маневрирования атомными блоками даже в недельном режиме ни к чему хорошему не приводили), то ТЭС включаются, когда необходимо обеспечить необходимый уровень нагрузки на конкретный период.

Тепловая генерация в обозначенный период будет незаменима и по другой причине – в связи с необходимостью в продлении сроков эксплуатации энергоблоков АЭС. В этом году на 10 лет ГИЯРУ продлило сроки эксплуатации 1-го и 2-го блоков Запорожской АЭС. Но пока шли ремонты, выработка «Энергоатома» в январе-августе этого года показала небывалое снижение – на 10,4% по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. Снижение атомной энергии пришлось замещать повышением нагрузки на ТЭС, которая стала работать в базовом режиме, что привело к перерасходу угля на 2 млн. т. С учетом того, что в ближайшие годы на продление выйдут еще несколько атомных блоков, перекрываться придется именно тепловой генерацией.

Это значит, что ТЭС и угольные шахты (как источник сырья) все-равно должны найти свое место в правительственной Энергетической стратегии. Пока логика власти в отношении этого сегмента обнадеживает – привязка к мировым ценам (API2 по формуле «Роттердам+») позволит в ближайшее время нарастить собственную добычу и отказаться от импорта угля (которого с начала года ввезли более чем на 1 млрд дол).

  1. Конкурентный рынок электроэнергии. Власть в лице регулятора – НКРЭКУ периодически (иногда не без повода) обвиняют в манипуляциях с тарифами для разных видов генерации. В 2015 году о тарифной дискриминации говорили представители тепловой генерации, сейчас о недофинансированости говорят представители атомного лобби. Эти дебаты будут бесконечны, пока сохранится существующая директивная модель энергетического рынка. Ее суть в том, что все виды генерации продают выработанную электроэнергию одному покупателю – ГП «Энергорынок» по тарифу (для всех разному) установленному НКРЭКУ. И уже «Энергорынк» продает ее облэнерго, которые в свою очередь по фиксированным тарифам сбывают ее потребителям.

Лишь конкурентная модель рынка снимет эту проблему и заставит энергетические компании тратить усилия не на лоббирование своих ценовых интересов в коридорах власти, а бороться за потребителя, у которого появится выбор – у какого поставщика и по какой цене покупать электричество. В этой связи, чрезвычайно важно принятие законопроекта «О рынке электроэнергии», уже проголосованого ВР в первом чтении.

ВЫВОДЫ:

  1. В долгосрочной перспективе Украина должна быть нацелена на развитие возобновляемых источников электроэнергии. Сейчас необходимо вкладывать в малую возобновляемую энергетику, автономное обеспечение домохозяйств и пр. . Но мы не должны питать иллюзий, что существенные изменения в этом направлении произойдут в ближайшие 5 лет.
  2. Ключевой упор сейчас должен быть сделан на энергосбережение и повышение энергоэффективности энергоемких промышленных предприятий.
  3. В среднесрочной перспективе приоритетом государственной энергетической политики, как бы я этого не хотел, будет именно атомная энергетика (как в части продления эксплуатации существующих энергоблоков, так и строительства новых). Необходимым условием ее развития должно стать постепенное избавления от доминанты российского сырья.
  4. Тепловая генерация (которую необходимо рассматривать в едином комплексе с угольной отраслью) останется важным фактором энергетической стабильности Украины на ближайшие 10-15 лет. В связи с этим, необходимо продолжить шаги по купированию процессов замещения украинского угля импортным.
  5. Необходимо добиваться скорейшего принятия закона «О рынке электроэнергии», введение которого в действие уберет коррупционную составляющую в украинской энергетике.

Изображение: Интерфакс-Украина




Комментирование закрыто.