Как правильно выстроить экономику

Александр Роджерс, "Хвиля"

sur31

За всеми спорами относительно мелочной текучки (типа «кто кого назвал быдлом» – очень животрепещущая тема) остаётся очень мало времени на проработку действительно концептуальных вопросов. Например, как правильно выстроить экономику.

Начнём с инфляции. По моему глубокому убеждению, инфляция – зло. И это убеждение обоснованно. Инфляция – это обесценивание денег, повышение цен на товары и услуги. Само наличие инфляции делает бессмысленным накопление, сдвигая баланс сбережение/потребление в сторону потребления.

Если существует инфляция, то держать деньги «в чулке» становится бессмысленным, убыточным занятием. Можно положить их в банк, но сейчас банки весьма ненадёжны, не смотря на все стабилизационные усилия (а после Кипра уже есть прецедент того, что ваши вклады просто отберут, без каких-либо вменяемых оснований). К тому же, если процент по банковскому вкладу ниже, чем инфляция (а это сейчас повсеместное явление), то и рисковая операция вручения своих сбережений банку также теряет смысл. И тогда баланс сбережение/потребление смещается ещё больше.

Может показаться, что подобное стимулирование потребления является благом (некоторые либеральные экономисты так и заявляют), но это иллюзия. Во-первых, простое стимулирование потребления может служить на благо не национальной экономики, а на благо иностранных корпораций, делая страну (и, опосредованно, её граждан) только беднее. Так происходит, когда импорт превышает экспорт, и иностранные товары вытесняют местное производство. С некоторого момента безработица начинает зашкаливать, а местным жителям уже просто нечем расплачиваться за по-прежнему предлагаемые в избытке товары (всё уже вывезено, а нового не производится). Это пример Греции и прочих стран, которые попались в подобную потребительскую ловушку. Украина, кстати, также имеет значительный дефицит торговли (импорт критически превышает экспорт), поэтому нас это тоже касается.

Во-вторых, перераспределение доходов граждан в сторону потребления явно и неоспоримо приводит к недостатку инвестиционных средств. Ведь по всем классическим экономическим теориям, основным источником инвестиций являются именно сбережения граждан. Вы можете посмотреть на пример Китая, где уровень сбережений составляет одно из самых больших значений в мире (около 35% от общего уровня доходов), в результате чего они не испытывают недостатка в инвестиционных средствах, что позволяет им постоянно развивать свою промышленную базу. А, как писал Адам Смит (и я не устану это повторять) «Процветают производящие народы».

Как дополнительный аргумент, можем обратиться к ещё одному классическому произведению, на сей раз Макса Вебера, «Протестантская этика и дух капитализма». Вебер пишет, что для формирования капитала нужны две вещи: упорно работать и отказываться от роскоши (то есть потреблять ровно столько, сколько нужно для удовлетворения естественных, а не навязанных рекламой потребностей). То есть как раз ограничивать потребление и стимулировать сбережения.

Как видим, с точки зрения Вебера современный капитализм, с его яхтами, самолётами, бриллиантами, лимузинами, вертолётами, золотыми унитазами и показательным потреблением – явное извращение.

Не случайно, самыми стабильными и успешными экономически странами на сегодня являются те, кто привык упорно работать и ограничивать себя в роскоши – Германия, Финляндия, Норвегия, Швеция, Китай, чуть ранее Япония и так далее. Отцы-основатели США также были чужды роскоши, если что – среди них преобладали суровые, одетые в строгое чёрное, протестанты. Авраам Линкольн только один раз пошёл в театр – и его там убили (шутка).

В свете вышеизложенного мы приходим к выводу, что только бережливость и умеренность делают возможным развитие. А роскошь – мешает (что полностью укладывается в концепцию физической экономики Линдона Ларуша).

Получается, что те страны, которые исповедуют умеренность и бережливость – побеждают. А те, кто попадают под влияние потребительства – становятся для них донорами, и в результате проигрывают. Воистину, высшая справедливость существует, просто она неочевидна для обывателей, поскольку отсрочена во времени.

Если проще, то для того, чтобы стать богатыми, нужно перестать покупать айфоны и престижные автомобили. Один из самых богатых известных мне людей много лет ездил на «Запорожце», который купил уже подержанным за 80 долларов, и не заморачивался, что по этому поводу подумают окружающие (зависимость от чужого мнения является прямым признаком неуверенности в себе).

Более того, в свете обилия экологических проблем (начиная с загрязнения окружающей среды и заканчивая переработкой мусора) и всё более очевидной проблемы исчерпаемости многих природных ресурсов умеренность в потреблении становится всё более актуальной и необходимой. Если даже не сказать «неотвратимой».

Стоит также упомянуть известную психологическую формулу «Удовольствие = Результат — Ожидания». Чем меньше ожидания (желания), тем больше человек радуется тому, что есть. Самыми счастливыми людьми на планете считаются южноамериканские индейцы племени «пираха», у которых отсутствует частная собственность. И, как убедительно показывают данные многочисленных социологических опросов, высокий уровень потребления отнюдь не означает большого числа счастливых людей. Вот и в списке самых счастливых стран мира первые места занимают скандинавы: Дания, Швеция, Норвегия, Финляндия. Они исторически и культурологически привыкли к суровым природным условиям и умеют довольствоваться малым (а также привыкли к бережливости).

Как видим, от частного вопроса инфляции мы логически перешли к общему вопросу бережливости (как там говорили в СССР, «экономика должна быть экономной»). И связь между этими двумя явлениями для экономиста очевидна – отсутствие инфляции стимулирует накопление сбережений и, как следствие, появление внутренних инвестиций и последующее закономерное развитие.

Следовательно, как у классиков, денежная масса должна быть равна товарной массе (средства производства также входят в эту категорию). А эмиссия денег должна быть исключительно целевой, под промышленные и инфраструктурные проекты, или отображать реальный рост ВВП (а при его сокращении – денежная масса должна уменьшаться).

Из вышеизложенного также следует, что основной функцией банков снова должно стать стимулирование реального сектора экономики, причём не через потребительские кредиты (которые, опять-таки, спонсируют иностранных производителей), а через инвестирование в развитие производства.

Производство, со своей стороны, должно быть ориентировано в первую очередь на удовлетворение естественных потребностей людей. А также максимально рационализировано и оптимизировано. Если для машиностроения и некоторых других отраслей оптимально крупное товарное производство, сосредоточенное в одном-двух местах, то многие товары выгоднее производить локально, чтобы снизить расходы на логистику.

Кроме того, если в неолиберальной экономике все стремятся производить товары, которые быстро сломаются, износятся, испортятся и устареют (отрицают этот очевидный факт только уж совсем фанатичные сторонники «еврогейских ценностей»), то «экономика умеренности» будет стремиться производить долгоиграющие вещи – не рвущиеся колготки, не перегорающие лампочки, не ломающуюся технику и так далее. Да, так нельзя будет гнаться за объёмами продаж (что является ключевым для нынешних либералов), но зато таким образом можно будет повышать благосостояние граждан: «Покупай (трать) меньше, пользуйся дольше».

Это освободит ресурсы для дальнейшего роста, решит многие экологические и ресурсные проблемы. Как говорил один из Рокфеллеров, «я не настолько богат, чтобы покупать дешёвые вещи». Сегодня мы приходим к тому, что человечество в целом (и Украина в частности) также не настолько богаты, чтобы производить и покупать барахло.

Естественно, для того, чтобы наши качественные товары могли успешно конкурировать с некачественным, но дешёвым ширпотребом (ведь многие смотрят не на качество, а на цену, что обусловлено низким уровнем жизни большинства наших граждан), нужно не вводить заградительные пошлины (что будет рассматриваться всякими ВТО как торговые войны), а ужесточать стандарты качества – если хотят торговать с нами, то только качественными товарами! Повсеместное улучшение качества товаров, начиная с продуктов питания и заканчивая бытовой техникой и автомобилями – это безусловное благо для всех наших граждан (кроме бракоделов и торговцев «усiлякiм непотрiбом»).

Например, вкусный майонез «Провансаль» должен состоять из яичных желтков, лимонной кислоты, горчицы и растительного масла. И когда туда добавляют неведомую фигню «модифицированный крахмал» (обильное употребление которого приводит к болезням сердечно-сосудистой системы), то это не для улучшения качества и вкуса, а чтобы заменить относительно дорогие компоненты предельно дешёвой фигнёй. Причём этот крахмал добавляют как в дешёвые майонезы и кетчупы, так и в дорогие, так что это не вопрос цены, а вопрос чистоплотности производителей. Точно также, когда в золотые слитки добавляют вольфрам – это подделка, мошенничество. И караться должно в стиле «пять лет тюрьмы с конфискацией имущества».

То же самое относительно того, когда на западе подержанные мобилки вставляют в новые корпуса и продают доверчивым украинским туземцам, как новые (а потом они глючат или быстро ломаются). Нужно хоть немного уважать себя и не позволять продавать себе «стеклянные бусы и зеркальца», тем более потрескавшиеся.

Ужесточение стандартов качества – это как раз тот инструмент, который не является заградительной пошлиной или квотированием ввоза (которые могут вызвать возражения со стороны ВТО и прочих торговых организаций), но реально защищает внутренних производителей и создаёт благоприятные условия для их появления и развития.

Производство качественных долгоиграющих товаров также частично решает проблему достижения энергонезависимости (путём сокращения потребления ресурсов). А также в перспективе позволяет привести к сокращению длительности рабочей недели (по современным расчётам, человек может работать не более 16,5 часов в неделю, а не 40 и более, как сейчас).

Именно через сокращение длительности рабочего времени (а не через всякие вымышленные симулякры типа «свободы слова», которых не существует) человек обретает настоящую свободу. Свобода слова задавленного налогами и зависимого от работодателя человека – это лицемерная фикция, ещё одна морковка перед ослом, заставляющая его бежать по трэдмилу. Впрочем, как и другие декларируемые, но не реализуемые «права».

По-настоящему свободным человек может быть только тогда, когда он достаточно состоятелен, чтобы иметь сбережения, достаточные, чтобы в любой момент уволиться от работодателя (если он не самозанятый) и потратить несколько месяцев на поиск новой работы, личностное самосовершенствование, творчество или любое другое занятие, не боясь, что ему завтра нечего будет есть и нечем платить за коммунальные услуги. Поэтому все либеральные разговоры о свободах без обеспечения финансовой независимости граждан – пустышки.

Но современные «элиты» понимают, что такими самодостаточными гражданами управлять гораздо сложнее (поскольку они независимы и вольнодумны), поэтому вместо материальной свободы они пытаются всучить различные её эфемерные заменители. Прямо как «модифицированный крахмал» вместо нормального майонеза, а сою вместо мяса.

Всё, что я здесь написал, полностью укладывается в логику классического капитализма. Адам Смит или Макс Вебер вряд ли нашли бы здесь, к чему придраться. Единственные, кто мог бы возражать, это Алиса Розенбаум и её сумасшедшая секта фанатиков «Атланта, откинувшего копыта». Но последствия реформ имени Милтона Фридмана все мы можем наблюдать на примере мирового кризиса, который грозит обрушить США и большую часть ЕС, поэтому всё меньше людей воспринимают эти эклектические теории всерьёз.

Сейчас не только Украина, но и весь мир оказались в условиях, когда жить по-старому уже не только невозможно, но и губительно. Где-то развитие пошло не тем путём. Поэтому нужно вернуться немного назад и повернуть в другую сторону.

 

Впрочем, всё вышеизложенное возможно реализовать только в новой Украине, в которой уже не будет места вариациям ПРиБЮТ, мыслящим только хищническими категориями «распил/откат/рейдерство».




7 комментариев

  1. Где-то развитие пошло не тем путём. Поэтому нужно вернуться немного назад и повернуть в другую сторону.
    Вы ,что действительно думаете , что это просто ошибка? Как по мне так это всё делается специально, и вообще всё ,что Вы написали это — ТЕОРИЯ ВСЕОБЩЕГО БЛАГА! в действительности всё делается наоборот, для обогащения небольшой когорты людей.

  2. Доволі земно. Траєкторія змінна, напрямок та ціль потребує уваги.

  3. Что верно, то верно, всё новое — хорошо забытое старое. «Стоит выбросить старый костюм, как он тут-же опять входит в моду!» (капитан Шекспир из «Звёздной пыли»). В общем то в сказанном в статье ничего нового, но и ничего плохого и крамольного (мелкие придирки к каламбурам, типа: «…жить по-старому уже … невозможно… Поэтому нужно вернуться … назад…», выбросим за борт). В общем, добрые старые рецепты Австрийской экономической школы (о которой кстати автор давече говорил, что она, — «описывает, как есть, но не объясняет, как нужно»), приправленные немецкой и «новым каноном», подпишутся Мизес, Хайек и Райтнер. И вишенки Шумпетера, Друкера и Деминга, дух предпринимательства — двигатель прогресса, специалист — стержень общества знаний 21 века и стандарты качества — орудие развития! Есть правда одно и даже больше «но». Вот Грегори Менкью (Григорий Манкив) в самом начале своего «Экономикса» обращает внимание на диалектическое противоречие функции экономиста, как исследователя-учёного (как есть?) и политика-практика (как должно быть и как реально сделать так, как должно быть?), а также между пониманием правильной цели и реальных условий и инструментов её достижения. Во первых, справедливые для своего времени концепции, сейчас нуждаются в расширении с узко-национального до транс-партнёрского уровня глобальных стратегических альянсов. То есть, протекционизм и защищает ростки неокрепшей промышленности, и консервирует её отсталость в отсутствие конкуренции (пример автопрома Франкистской Испании). Выигрыш от протекционизма в игре с нулевой суммой благо, но за чей счет и надолго ли? А ответные ход, а возмездие, не лучше ли договориться о партнёрстве, специализации и разделе соответствующих сегментов рынка в разных плоскостях и взаимодополнении?! А во вторых, обусловленность, или решение, божий промысел, или воля? Да, чем сложнее существо, тем больше воли, и чем больше воли, тем существо сложнее. Но 80% дефектов формирует система, условия, среда. Вопрос, чем обусловлены текущие тенденции развития цивилизации на данном этапе. Чьей-то волей? Не верю. Существуют объективные условия, как следствие очень сложных переплетений расширяющихся нитей, связывающих наш мир. Чем сложнее устройство, организм, тем больше вероятность ошибки и тем меньший дефект влияет на большую погрешность. И третье. Формальный статус-кво в стабильном благополучии мы понимаем, но осознаём его нереальность в меняющихся условиях. Так в чем же движущая сила качественного скачка, развития, прогресса? Свобода индивида, научная платформа менеджера, новации предпринимателя, изобретения ученых, альянс групп компаний, фундаментальный рычаг государства или неформальные общественные сети. Я думаю, разумное взвешенное сочетание всех этих факторов в удачной комбинации условий, и с отбраковкой нежизнеспособных вариантов. То есть специалист должен быть: исследователем, менеджером и предпринимателем, но он не может позволить себе роскошь быть идеологом!

    • Вы, Петрачков, готовьтесь самобаниться. Потому что решение по Сирии отложено, а дебаты по бюджету США на следующей недели. До предсказанного вами «падения Асада» осталось 18 дней, и с каждым днём неумолимо приближается время, когда вам придётся позорно покинуть интернет 🙂

    • И, кстати, то, что я написал, прямо противоречит Шумпетеру с его «креативным разрушением». Это же очевидно!
      У меня скорее «минимизация усилий» и «бережное сохранение».

  4. «Адам Смит или Макс Вебер вряд ли нашли бы здесь, к чему придраться». Зайвою скромністю автор явно не страждає 🙂

  5. Ув. Александр. Не Ваша тема. Слабо.