Хор имени Черновецкого: об украинских особенностях имитации государственной политики

Иван Райли, США, для "Хвили"

В Украине есть явно недооцененный политический феномен — пение Черновецкого. Это не «поющие в терновнике», а, скорее, некий экзистенциальный  сплав Песни песней, пофигизма  и юродствования. Глубинный, философский смысл которого состоит в следующем: «Ребята, я в шоколаде. С пацанами все порешал. Погода — класс. Сонце — супер. На вас мне нас*ать. И душа поет.»

В начале  апреля «Европейская правда» опубликовала пространный материал по поводу нового «инструмента» при Министерстве экономразвития и торговли- «Офісу з просування експорту» (ЕПО). Цитирую: «Офіс – це унікальний приклад ефективної та успішної взаємодії Мінекономрозвитку, проектів технічної допомоги та українського бізнесу».

Конец цитаты.

Прежде всего: Что…что это было? Зачем и для кого предназначен сей текст?

Если подача для заинтересованных компаний — то где хотя бы ссылка на сайт, какие-то контакты? А если отчет о проделанной ( с 2015 года ) работе, то где конкретика?

РЕБЯТЫ ИЗ ОФИСА!

ВЫ ЧТО, ЛЮДЕЙ ЗА ИДИОТОВ ДЕРЖИТЕ?

Мы, рядовые украинцы, по вашему, выглядим, как этот беззубый  дядя на картинке — c дебильной улыбкой посреди вечной, летящей отовсюду пурги?

Так вы представляли своего читателя?

Для него вы это публиковали?

Как можно говорить о «просувании» экспорта, об ориентации на результат,  и при этом ни разу не упомянуть  ни одной цифры?

Повторю по-голливудски:

НИ ОДНОЙ — МАТЬ ЕГО — ЦИФРЫ!!!

Ладно, раз гора не идет к Магомету… Зашел на сайт Офиса. Но и там никаких цифр я не нашел. Зашел на страницу Офиса в Facebook. Увидел заветную «About», клацнул. Увы. Скупая контактная информация и только.

Нет. Прошу понять меня правильно. «Просувать» — это миссия благородная. Дело нужное, важное. И, местами, приятное. Особенно, когда знаешь, что «просувать» и куда. И как глубоко. А ежели еще и «инструмент» подходящий — тогда вообще — джекпот!

Я, наверное, открою вам страшную тайну. Нет экспорта » в общем». Экспорт » в общем» -это статистика, условное обобщение. А реальный экспорт — он всегда состоит из индивидуальных контрактов.

Второе жуткое потрясение для ваших ушей — никому мы , простите, на хрен не нужны, если «в общем». О чем неустанно говорит Юрий Романенко. Особенно при той дурацкой амбициозности украинской власти, которая прет из нее на всех площадках, как внутриукраинских, так и международных. Аналогичная продукция в таких же ценовых диапазонах почти всегда есть в той же Белоруссии, Казахстане, Вьетнаме. Опять же, Китай до сих пор «рулит» почти повсюду. Поэтому, если Европе или Штатам действительно что-то надо, это надо не всем, а вполне конкретному импортеру. А у этого импортера есть свои требования по ассортименту, качеству, объему и прочим условиям потенциальной сделки.

И, как мне кажется, вместо пальбы из пушек по воробьям ( в виде форумов и круглых столов ), составления никому не нужных баз ( представьте — сидят европейцы и ждут, скрестив пальцы, ну когда же наконец-то появится база украинских экспортеров, блин, ну когда же!!! ) нужно было бы всю свою творческую активность направить именно на выявление такого конкретного спроса.

Круглые столы хороши там, где экономика давно и прочно работает, и нужна лишь некоторая «доводка». А нам доводить до совершенства пока нечего. У нас и так многое доведено. До ручки.  Нам строить надо. Конкретно. По кирпичику. И вот такой кирпичик — это один реальный экспортный контракт между, например, S.a.r.l. «Jimobilli» , г.Верона, Италия и ТОВ «Радість», г.Сумы, Украина на поставку 200000 пар резиновых галош на общую сумму 800 тысяч евро.

И если вы нашли таких конкретных покупателей в Европе, проверили их ( там тоже «лыжных инструкторов» хватает)  свели их с конкретным производителями в Украине, сопроводили сделки и получили результат ( регулярные отгрузки, платежи ), то честь вам и хвала, усиленное питание и дисконтные карты. Лежите вы в джакузи на крыше фешенебельного отеля в Лондоне, по окончании бизнес форума, потягиваете соломинкой «Маргарито», и никто вам слова не скажет. А главное, внутреннее ощущение — «мы это заработали».

Да, у них, заграницей,  это нормально. Я вполне верю, что они и деньги вам дают потому, что для них — это реальная форма работы — столы, форумы, семинары. Но есть специфика места. Есть специфика уровня развития. Проводить форум по морской логистике в Улан- Баторе — это не к месту. А  рассказывать про использование бетта процессоров при маршрутизации почтовых отправлений луганскому почтальону Клаве, которая до сих пор хекает на штемпель, — это не ко времени.

90% такого типа «симпозиумов» — вещь скорее имиджевая, чем практичная. Посвящены они, как правило, обувной промышленности. В смысле, обсуждению того, как были сделаны папины ботинки. Забеременеть на таких выездных  променадах еще можно, но родить истину в споре уже вряд ли.

Если бы министр культуры Нищук, в вышиванке, поехал в турне по Африке  «просувать» культурный имидж Украины  за деньги западных спонсоров — я был бы этому только рад.

Культура есть культура. Где-то сыграли на кобзе, где-то накормили варениками бедных папуасов, где-то прочитали Лину Костенко на кенийском. Но экспорт — это важнейшая часть экономики, и он — к вашему, господа, несчастью — имеет вполне конкретную единицу измерения — деньги. И если бы я, в роли сотрудника частной компании, вместо зарабатывания прибыли, занимался разъездами в духе «Агитбригада «Бей врага», то уже через месяц, мой шеф сказал бы мне: знаешь, Ваня. Ты , конечно, классный парень. И  Элвис твой на гитаре — здорово. Но, понимаешь, не это нас, как говориться, поднимает ввысь. Так что, прости, друг. И прощай.

Мне кажется, что результатом успешной работы Офиса должны стать не количество проведенных тренингов, выездных миссий и бизнес столов, а реальное количество денег, — в  евро или долларах — поступивших на счета предприятий -экспортеров от контрактов, заключенных при непосредственном участии Офиса за отчетный период.

А мерилом эффективности может служить простая ( чтобы не заморачиваться на себестоимости, налогах и пр. )  формула — поступления от экспортных контрактов минус расходы на содержание Офиса .

И уж контрольный выстрел, для дотошных придурков, вроде меня, это — список реальных клиентов Офиса, выложенный на вебсайте.

Тех, кому вы реально помогли, или, по вашему, тех ,кого вы «просунули». Почему нет? Обычная деловая практика. Вы же гордитесь своей работой?  Вот и покажите, кого вы осчастливили, и на сколько.

Потому что встречи, тренинги и бизнес форумы без реальных цифр экспортных отгрузок в валюте — это как «любовь в резинке» — «движение есть, а прогресса нет» ( «ДМБ» ).

Но вместо цифр я пока вижу нарисованную маслом картину кипучей деятельности по всему миру в стиле известного постсоветского шлягера «Вояж-вояж».

Забавно, что в результате поездки украинской «торговой миссии» в Швецию, заинтересованность в сотрудничестве с украинскими мебельными предприятиями проявила — как вы думаете кто?  Ну? Ну? Угадали! Щас вступят медные — ТАДААААМ!!!!!!!!  Да, тот самый шведский мебельный гигант. Не иначе, как дух покойного Улофа Пальме начертал эти волшебные буквы ( в ответ на которые нормальные производители во всем мире пишут свои две ) на запотевшем зеркале в ванной стокгольмского номера, где поселились члены украинской миссии. Просто, вывесить баннер о шведах  на своем сайте в Facebook — это почти то же самое, что крутому рэперу выложить в Инстаграм фотографию с Киркоровым. Ведь есть официальная сторона,  и есть неофициальная, которую многие могут назвать горьким опытом. Окунитесь в Гугль. Почитайте отзывы . Я почти то же самое услышал лет десять назад от тех белорусских мебельщиков, у которых хватило ума сказать нет рыжему скандинавскому монстру. Поскольку, его рабочая схема со временем почти не изменилась: а) заваливают заказами, заставляя распрощаться с другими клиентами; б) выжимают оборотные средства за счет закупки оборудования и материалов впрок; в) ты затариваешь склады, рассчитывая на годовой контракт; г) они меняют закупочные цены и условия сделки. А дальше выбор — либо ты банкрот ( прежних партнеров нет, деньги в материалах и товаре, товары на складах ), либо работаешь со смешной рентабельностью. Причем в Украине, где стабильностью не пахло ни на одном из этапов производственного цикла , а наоборот за версту несет рисками, — работать с хитрым шведом невозможно априори.

Так что, как сказал Володя Шарапов на принудительном ужине в Сокольниках: спасибо тебе огромное, папаша. за доброту, за щедрость твою спасибо.

Три года назад на моей бывшей работе произошел случай. Повадился новый супервайзер наблюдать за нашей работой исподтишка. То из окна соседнего цеха, то из упаковочной. Придет и стоит смотрит. И вот, однажды, подозвал он одного парня, который минут пять стоял, облокотившись на стол ( стульев не было, сидеть запрещалось ). Его задачей на данной позиции было наблюдать за работой конвейера. Чтобы коробку не заживало, не помяло перед тэйпером. И работу он свою делал. Просто, на пять минут «прикипел» к столу. Время — полвторого ночи, за спиной девять часов на ногах, температура в цеху — три градуса Цельсия. В общем, парня можно понять. Подошел он к супервайзеру. Тот что-то ему сказал на ухо. Разошлись. Я потом его спрашиваю — что он тебе сказал? Он говорит: спросил меня, не испытываю ли я стыда, когда по пятницам получаю свой чек?

Позвольте переадресовать вопрос.

Мальчики и девочки из ЕПО.

Вы когда зарплату получаете, вам не стыдно?

Нет?

Тогда пойдем дальше.

Все реальные и потенциальные экспортеры в Украине, по моему опыту, делятся на три условных типа.

Первый — компании, которые давно и прочно стоят на ногах, давно экспортируют. Развиваются, вкладываются в менеджмент. Их не так много и они застолбили стратегический экспорт. Металлургия, химия, машиностроение, агротрейдеры и пару прочих. Им вы ничего не «просуните». У них все отработано, все «шуршит». И специалисты такого класса, что при желании, легко «просунут» вас самих, да так, что мама не горюй.

Второй — компании, у собственников которых тупо нет желания работать Давайте признаем истину. В Украине нет потомственного класса корпоративных менеджеров. Во время приватизации, множество компаний отошло не самым умным и талантливым в своем деле, а тем, у кого в дополнение к базарной сноровке были на руках живые деньги. Но одно дело заполучить завод с помощью фиктивных конкурсов и приватизационных фантиков — и совсем другое им успешно управлять, отвечая на постоянные вызовы рынка. Такой директор считает, что пару квадратных километров убитых помещений и парк советских станков делают его просто лакомым кусочком для серьезного западного инвестора. А пока суть да дело — работает себе из всего комбината один цех. Четыре термопласта. Выпускают детали для турецких кофемолок. Одна фура в месяц, двенадцать штук баксов. Активность есть, лавэ на карман есть. Вы можете расписывать ему любые перспективы, про то, как космические корабли, собранные на его заводе, будут бороздить Большой театр. Но ваши и его «видения» банально не совпадают. Вы видите завод там, где он уже давно видит торговый центр. Он даже знает, сколько стоит земля под заводом. И уже прикинул, что в аккурат на домик в Альпах, с мезонином, и приятный банковский счет. Так что, как говориться, «не тратьте, куме, сили».

Третий — это компании, которые, не смотря на героические усилия со стороны нашего государства, все еще как-то остаются на плаву. Вот они — ваш реальный, адресный, клиент. С ними можно и нужно разговаривать. Но не в формате — кому нужно, пусть приходит. Это вы, господа хорошие, должны приходить к ним, причем с готовыми предложениями. И разговор должен быть предметным. Потому что это — свидетельство вашего профессионализма. И когда вы скажите — есть покупатель в Гренобле, которому нужны вот такие столы и стулья, в таком-то количестве. Вот чертежи и спецификации. Вот допуски. А они ответят — мы готовы, но нам нужно два новых фрезера, чтобы гарантировать такое качество обработки . И если при вашем посредничестве они найдут способ купить эти два фрезера, хотя бы тайваньских, чтобы сделать и отправить образцы, затем опытную партию и, наконец, получить полноценный заказ — вот это будет РЕАЛЬНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО, а не «просування».

А дальше, когда у вас будут три-четыре таких предметных наработки в каждом секторе, вы почувствуете, чем дышит отрасль. Какие у нее проблемы. Чем этим людям — Ивану, Павлу, Дмитрию — конкретным предприятиям, а не среднестатистическому экспортеру — может помочь держава.  Вот тогда — от частного контракта к целой отрасли — вы получите реальную картинку того, что происходит. Картинку «изнутри», которая, поверьте, стоит вашего пота и времени.

Да, и там своих тараканов хватает. Украинский предприниматель — человек осторожный, недоверчивый, как бы «чуток пришибленный» ( «Калина красная»). Вы к нему с заказом и открытой душой, а он поглядит с опаской и подумает: » а что если это киевские рейдеры под личиной экспертов?». Или, на радостях, возьмет заказ, а потом поймет, что не потянет. А еще может уйти по-английски перед самым подписанием  контракта, когда все уже давно оговорено и просчитано. И вот возьми такого за рубль за двадцать.  Так что, будьте готовы — из четверых, к которым вы обратитесь, найдется один, с которым можно строить взаимовыгодные отношения. Не осуждайте. Постарайтесь их понять. Не избалованы они вниманием государства, в новинку им это. Слишком уж долго наше государство вело себя по отношению к бизнесу как животное — либо съест, либо вы… скажем так: выведет из себя. Ну и бизнес отвечал ему полной взаимностью. Однако, если увидят, что вы и вправду хотите помочь, что вы действительно знаете то, о чем говорите и не гнушаетесь иной раз в цеху потоптаться, — тогда все барьеры в общении пропадут сами собой.

И не бойтесь измазаться пылью или принести домой стружку на вашем кашемире. Я имею ввиду стружку древесную, а не  после корпоратива.

Друзья, для того, чтобы реально решать проблемы украинского экспорта, по большому счету, и ехать-то никуда не надо. Есть Закарпатье. Есть проблема вырубок. Послушайте, что говорит Москаль. А он говорит: хрен вам, а не украинский лес. Хотите — открывайте предприятия по переработке здесь, в Украине. И уже полуфабрикат, с добавленной стоимостью, везите в Европу.

Вот вам, уважаемые сотрудники Офиса, программа действий. Организовывайте СЭЗ с местными органами, Контактируйте со словаками,  поляками, венграми, румынами по вопросу организации производств в приграничной зоне. Везите их в Закарпатье, рассказывайте, объясняйте. Это выгодно. И это реально. Потому что, как бы нам не расписывали в Киеве блестящие  инвестиционные перспективы Украины, ни один частный западный инвестор не станет вбухивать свои деньги в государство, находящееся в состоянии войны.  Кто знает, что будет завтра с этим ненормальным русским медведем?  И что станет — не дай Бог —  с этими потенциальными производственными линиями. А приграничное сотрудничество — это гарантия того, что при любом форс-мажоре, оборудование на миллионы евро можно демонтировать  и в 24 часа вывезти в страну владельца. И с украинской стороны найдутся заинтересованные в сотрудничестве компании. Словом, вперед, «просувайте».

Я понимаю, что закарпатская полонина — это не Бали. Но, зато какой воздух!

Может пора вспомнить, что у государства Украина есть масса консульств и посольств за рубежом. И что это нормальная международная практика, когда при посольствах работают представители торгово-промышленных палат, торговые миссии. Не просто приехали наскоком на неделю. А работают постоянно. Так вот, это их прямая задача продвигать украинский экспорт — изучать спрос, способствовать участию в отраслевых выставках  на территории конкретного государства и всячески помогать установлению взаимовыгодных бизнес связей. Так звоните этим утомленным Европой и «просувайте» им, чтобы, наконец, зашевелились.

Просто, взяв в руки ТВ программу, я хочу посмотреть передачу про экспорт, а мне показывают передвижения чиновников под музыку. И я начинаю нервничать. Потом я хочу посмотреть репортаж про экономику и снова — премьерский  ( Пикассо отдыхает ) график «дважды обоссавшегося червяка», как его окрестил Балашов, и … передвижения чиновников под музыку.

А когда на всех правительственных каналах вместо информации по существу показывают балет, — у меня возникает тревожное чувство, что Брежнев умер снова.

Нет, если бы вы были event агентством — тогда понятно. Поездки, семинары. Круглые столы, овальные столы, прямоугольные столы . Ради интереса, посчитайте стоимость всех ваших вояжей. Германия, Голландия, Канада, Франция, Израиль, Швеция, Малайзия, Индонезия, Кения, Танзания — я ничего не пропустил? їС перелетами, отелями, бизнес расходами, командировочными … Быть может кому-то за эти деньги можно было поспособствовать с сертификацией, чтобы повез он свою молочку в Европу?   Или привезти  группы заинтересованных импортеров на специализированные выставки в Украине. С их стороны — дорога, с нашей отель. Устроить культурную программу, там, бивень мамонта,  «Киев — город контрастов». А потом на выставку с бесплатными для них переводчиками. И получится, что везете вы в Украину иностранцев, на деньги других иностранцев, а Украина от этого только в выигрыше. Потому что на специализированных выставках можно пощупать образцы руками, поговорить с производителями вживую и предметно, а это куда важнее, чем разговор об экспорте «вообще».

Мне, честно говоря, не понятен сам вектор. Когда страна нуждается в импорте, тогда ехать и встречаться с потенциальными поставщиками за пределами Украины — это нормально. Но если надо развивать экспорт, то, по-моему, рациональнее приглашать покупателей в Украину. Если я не прав, объясните, пожалуйста, примерный ход так называемой «торговой миссии» в страны ЕС. Хорошо, собрали вы заинтересованных украинских производственников, выехали с ними в ту же Бельгию. Приехали. Встретились с бельгийскими бизнесменами. И если все пройдет гладко, то, как не крути, должен последовать ответный визит. Потому что перед тем, как устанавливать партнерские отношения, бельгиец захочет увидеть собственными глазами это украинское предприятие, его цеха, оборудование, складские помещения. Так почему не начать именно с этого? Когда вы приезжаете к ним, совсем не факт, что они, пообщавшись и наобещав с три короба, действительно приедут в Украину. А вот если он таки потратит свои деньги и время на то, чтобы посетить производство в Украине, то шансы на сотрудничество все-таки выше. И «зацепить» его впервые  можно с помощью того же телефона, электронной почты и скайпа. Обойдется это куда дешевле, чем распиаренная миссия «эгей, мы едем в Европу».

Но если съездить заграницу все таки невтерпеж, то имейте ввиду, что на носу лето. Зачем вам Канада или Германия? Когда есть абсолютно шикарные пляжи на Ибице ( Испания ), Капакабане ( Бразилия ). Есть наконец Лазурное побережье ( Франция, отель снимать не надо, поживете у Пискуна, у него там вилла ). Мы же все люди, все человеки. И мы понимаем, что молодость проходит, а хочется дышать полной грудью. Особенно тем, у кого грудь не настолько полная. Ведь основные отчеты от таких поездок попадают не в скупые «звиты» для «споцнеров», а выкладываются в Инстаграм, ЖЖ, Однокласники и В Контакте.

Так что, девчонки, ждем головокружительных пляжных фотосессий!

Единственная просьба. Когда в следующий раз решите потрещать публично — либо оперируйте реальными цифрами либо… пойте.

Так честнее.

В Украине есть явно недооцененный политический феномен — пение Черновецкого. Это не «поющие в терновнике», а, скорее, некий экзистенциальный  сплав Песни песней, пофигизма  и юродствования. Глубинный, философский смысл которого состоит в следующем: «Ребята, я в шоколаде. С пацанами все порешал. Погода — класс. Сонце — супер. На вас мне нас*ать. И душа поет.»

Вы даже не представляете, как много у вас, дорогие работники Офиса, коллег и однодумцев в стране. Эдакий гигантский хор. Просувают и просувают этой бедной Украине. Она уже и уворачивается, и вьюном вертится, как та самка в стае кобелей, и задницей на асфальт садится. А они все суют и суют.

Чем занимаются в Киеве эти 400 с лишним  народных «высуванцев»?  Объясните мне, убогому, за какие такие подвиги перед Отечеством надо обеспечивать их столичным жильем, транспортом, прислугой, охраной и прочим, освещать их драгоценные заседания, когда уже давно есть СКОРОСТНОЙ ИНТЕРНЕТ???. И за каждым из них в родных городах закреплена «громадська приймальня» за которую, опять же, платит государство.

НЕОБХОДИМОСТИ собираться вместе физически для обмена информацией и принятия решений БОЛЬШЕ НЕТ!!!

Почему не сделать им корпоративную сеть, с режимом видеоконференций? Щелкнул мышкой, проголосовал. Мышкой, которая тут же сканирует твои отпечатки пальцев. И это уже не новшество ( примерно $60\штука в США, оптом — дешевле ) , но в тандеме с закрепленным IP адресом — вполне надежная система идентификации.  Работа комитета? Другая видеоконференция. Сидят дяди и тети с гарнитурами перед ноутбуками и занимаются своей непосредственной работой. Имеешь личный онлайн кабинет. Читаешь, корректируешь проекты законов. Выкладываешь замечания.   В конце месяца отправил спецсвязью распечатку голосований со своей «мокрой» подписью. И все.. Голосуешь по интернету. Черный нал получаешь по факсу. Живешь в родном городе. Среди людей, которые тебя выбрали. И хаваешь это «бытие» вместе ними.

Потому, что не могут вести богемную жизнь представители нищего народа.

А на сэкономленные средства построить детскую больницу, купить оборудование для онкобольных — да, Господи,  мало ли куда с пользой можно приткнуть эти деньги.

Кто знает, чем занимается Минстець? Вон, боевики в который раз оперативно выложили новый список запрещенных вебсайтов. А где такой список со стороны Мининформполитики?

Чем занимается Минпоцполитики?   В Штатах ( не последняя в мире страна ) индикатор состояния экономики — это количество  рабочих мест, созданных за прошедший месяц. Кто-нибудь видел эти цифры в Украине? Кто-нибудь слышал о них? Впрочем, тут все понятно. Достаточно увидеть насколько выросло число пенсионеров у мусорных контейнеров за последние два года.

Чем занимается Минобразования? Единственное, что у него получается еще с советских времен — это отбивать у детей охоту учиться. Американские школьники-малолетки в припрыжку бегут к школьному автобусу. Наших уже в первом классе надо силком волочить. Потому что у них — игра, и нет «домашки» ( выбор предоставлен конкретной школе). А у нас прусская  менторская принудиловка для всех. Шесть уроков в непроветриваемых классах. Дети как не знали языка, так и не знают. Да, уже не учат тексты про «Boris Ivanov’s school», но в простой бытовой ситуации по-прежнему «безпорадні». Я говорю о подавляющем большинстве, а не об учениках частных лицеев с английским уклоном. Пример из жизни. Мне приходилось бывать в Норвегии. Площадка перед входом в городскую библиотеку. Подходит ко мне мальчик лет девяти и спрашивает что-то на норвежском. Я говорю — прости, ты по-английски говоришь? Он говорит, да. Я говорю, а что ты хотел спросить? Он говорит — вы не знаете, группа уже зашла, или я просто раньше пришел? Вот эти простые слова, а не » ху из он дьюти тудэй?» должен вынести каждый школьник в своей голове. Чтобы где бы он ни оказался — всюду мог спросить, куда идти, где ближайший магазин, отделение полиции, посольство, больница и все самое необходимое. Вся школьная программа изучения иностранных языков должна «танцевать» не от учебника, а от разговорника.

И получается, что вокруг — сплошные «мины». Сплошные, блин, минеры. Подрывники благосостояния государства, которого и так — кот наплакал. А спроси любого министра, любого чиновника «Чем занимаешься?». И скажет без запинки — реформирую, «просуваю». И в результате из всех этих частных «просуваний», недоделок, недоработок, а порой откровенных имитаций деятельности,  в стране рождается гигантский мыльный пузырь.

МЕГАПУК.

Вместо реальных изменений к лучшему.

Вы не переживайте, господа из Офиса. Вам есть, куда расти. По сравнению с тем, что делает наш президент и его команда молодая, когда дело касается траншей МВФ и прочих внешних вливаний, — ваше осваивание донорских средств на «просування» — это просто пук младенца. Вот, где настоящий художественный фистинг. Вот там реально — проктологи-эквилибристы. Мастера ректальных этюдов.

Правда, они думают, что очередной транш — это признание их «реформ». Но мы-то знает, что Запад дает деньги исключительно потому, что без них страна просто накроется пилоткой Элтона Джона. На радость императору Пу.

В заключение. Я буду искренне рад публично извиниться перед сотрудниками Офиса з просування експорту, в обмен на аргументированный «звит»  о проделанной работе. Если вы — юрлицо, то надеюсь, копии балансов и финансовых отчетов у вас имеются. И пояснительная записка, с расшифровкой статей прихода и статей  расходов за отчетный период не станет большой проблемой. Плюс, повторяюсь, список реальных годовых валютных поступлений на счета предприятий -экспортеров, которым вы непосредственно помогли.

Общественность от этого только выиграет, ибо таким способом мы общими усилиями, наконец, создадим прецедент того, как должен звучать серьезный разговор из уст сотрудников серьезного «инструмента» при серьезном министерстве перед  все той же украинской общественностью.

И, на всякий случай, напоминаю слова:

День молча сменит ночь

За твоим окном,

Любимая моя…




Комментирование закрыто.