Гибридный антрацит: как Россия укрепляет позиции в энергетике Украины

Виталий Кулик, проект ЭнергетикаUA, для "Хвилі"

уголь 3

Лоббисты российского антрацита не оставляют попыток оставить украинскую энергетику в вечной кабале у агрессивного северо-восточного соседа.

С начала 2018 года доля российского угля выросла до 62,12% от общего объема импорта этого топлива Украиной. Согласно данным Государственной фискальной службы, объем импорта угля из РФ за три месяца составил 472,397 млн долларов.

Очевидно, что такая ситуация стране совершенно не выгодна – деньги украинских потребителей электроэнергии перетекают из страны в экономику Российской Федерации. Есть еще и политические риски – Кремль может выждать удобный для себя момент и остановить эшелоны с углем, тем самым провоцируя в Украине искусственный blackout. Зимой, например, или перед выборами – чтоб показать электорату беспомощность «майданной власти».

СНБО уже устал принимать решения о разнообразных «неотложных мерах по нейтрализации угроз энергетической безопасности». Таковых с 2014 года было как минимум три, и все они касались необходимости скорейшего перевода антрацитовых блоков ТЭС (антрацит, как известно, на контролируемой территории Украины не добывается) на уголь марки Г, запасов которого в достатке в Днепропетровской, Львовской, Волынской областях и контролируемой части Донбасса.

Но чистой политикой законы экономики изменить нельзя – до того момента пока энергокомпаниям выгодно использовать импортный антрацит в качестве сырья для производства электроэнергии, ждать от них миллиардных инвестиций в переоборудование блоков под украинский уголь не приходится. Исключения, конечно, есть. Но на то они и нужны, чтобы подтверждать правила. «Донбассэнерго» (принадлежащее то ли Гуменюку, то ли Александру Януковичу), например, работает исключительно на российском антраците.

Переломным моментом могло стать прошлогоднее решение Совета ОРЭ (оптового рынка электроэнергии) в котором утверждался проект изменений в правила рынка и устанавливался приоритет блоков ТЭС, работающих на угле марок Г и Д по отношению к блокам, работающим на антраците. Предлагалась простая логика: работать должны, прежде всего, энергоблоки, использующие уголь, добываемый в Украине, а те, что на антраците – включаются только в случае необходимости. Это бы заставило владельцев генерирующих компаний наперебой переводить блоки из антрацита на украинский уголь, дабы не потерять возможность работать и зарабатывать.

Но для того, чтобы такое решение вступило в силу, оно должно было получить  одобрение Антимонопольного комитета. Решение Совета ОРЭ состоялось еще 20 сентября 2017 года, а АМКУ определился с выводами только в начале мая. На заседании Антимонопольного комитета Украины 3 мая 2018 было принято решение запретить «согласованные действия». По мнению юристов АМКУ, приоритет украинского угля и избавление от антрацита это не задача энергетической безопасности, а …сужение конкуренции.

Фрагмент из релиза АМКУ: «В ходе рассмотрения дела о предоставлении разрешения на согласованные действия Комитетом было установлено, что указанные согласованные действия могут привести к устранению с рынка генерации электрической энергии производителя электрической энергии, который работает по ценовым заявкам с использованием угля низко-летучих марок А (антрацит) и Т (тощий) и, как следствие — к существенному ограничению конкуренции на рынке генерации электроэнергии».

Война? Санкции? Нет, не слышали!!!

Но, понимая, что нашкодили, не забыли перебросить ответственность на Кабмин, указав, что «в соответствии с частью третьей статьи 10 Закона Украины «О защите экономической конкуренции» Кабинет Министров Украины может позволить согласованные действия, на которые Антимонопольным комитетом Украины не было предоставлено разрешение в соответствии с частью второй настоящей статьи, если участники согласованных действий докажут, что положительный эффект для общественных интересов преобладает негативные последствия ограничения конкуренции».

Совершенно очевидно, что «общественный интерес» в виде избавления украинской энергосистемы от российского антрацита точно перевешивает якобы существующие «негативные последствия ограничения конкуренции». И Гройсман вполне мог повесить себе такую медаль не грудь в преддверии выборов. Мог бы, но ситуация начала развиваться по неожиданной траектории.

Для того, чтобы Кабмин данный вопрос рассмотрел, необходимо повторное решение Совета Оптового рынка электроэнергии. Совет ОРЭ состоит из 10 голосующих директоров (по 5 – от генерирующих компаний и от дистрибуционных). При этом кворум возможен лишь в том случае, если в заседании участвуют не менее 3-х представителей от генерации и 3-х от дистрибуции.

И вот здесь начался настоящий детектив — 30 и 31 мая должны были состояться внеочередные сборы Совета ОРЭ. Единственный вопрос, который должен был рассматриваться — о принятии решения о необходимости получения разрешения на согласованные действия в КМУ по утверждению приоритету марки Г. Но заседания на состоялись по причине отсутствия кворума.

При этом, кворум сорвали …представители дистрибуционных компаний. Т.е. компании, которые вообще к выработке электроэнергии никакого отношения не имеют – «Прикарпатьеоблэнерго» (представитель – Сагура А.В.), «Хмельницкоблэнерго» (Козачук О.В.) и «Одессаоблэнерго» (Судак И.А.).

Почему в откровенно антиукраинскую игру ввязалось «Прикарпатьеоблэнерго» братьев Суркисов мне неведомо. Но то, что акционером «Хмельницкоблэнерго» и «Одессаоблэнерго» является российская финансово-промышленная группа VS Energy известно всем. Хотя на пост-советских просторах их больше знают как «лужниковцев».

Вот именно их представители по факту и заблокировали процесс перехода тепловой генерации с российского антрацита на украинский уголь марок Г и Д. Случайность?

Все может быть. Только нельзя забывать, что совладелец «лужниковской» группы Александр Бабаков – бывший вице-спикер Госдумы России, а сегодня спецпредставитель Владимира Путина по взаимодействию с организациями соотечественников за рубежом.

Как бы там ни было, пропагандистский рупор Russia Today уже во всю пытается навязать мысль о безальтернативности российского антрацита для украинской энергетики — .

Самое печальное в этой истории то, что они как никогда близки к успеху – согласно закону «Об экономической конкуренции», Совет ОРЭ должен проголосовать данное решение в течение 30 дней с тех пор, как АМКУ дал официальный отказ (а дал он его 3 мая). Эти 30 дней как раз заканчиваются 2 июня. Ждать финала этой пьесы осталось недолго.

Я понимаю, конечно, что у СБУ и прочих правоохранительных органов есть дела и поважнее – разыгрывать ролевые игры с журналистами. Но хочется все-таки не шаманский камланий о гибридном противостоянии с агрессором, а реальных результатов в сфере обеспечения национальной безопасности. Особенно в такой важной и уязвимой отрасли как энергетика.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook


Комментирование закрыто.