Что украинцам нужно знать о доступном тепле?

Андрей Китаев, Михаил Гаспарян - управляющие партнеры Энергосервисной компании «Гольфстрим Энерго», для "Хвилі"

e-nergoe-ffektivnost

В сегодняшнем мире Украина решает свои проблемы по чужим правилам… Принцип «Каждый сам за себя!» все ярче проявляется в сложных моделях взаимоотношений США, ЕС, Китая и России, где украинские интересы часто игнорируются, как факт…

Жуликоватые носители украинской модели государственного управления съедают львиную долю наших возможностей — своей осознанной либо не осознанной некомпетентностью. Именно не компетентность парализовала или приостановила развитие различных отраслей нашего хозяйства. И сфера коммунального отопления не стала исключением.

В этой сфере стереотипы играют важнейшую роль… Именно стереотипы не позволяют людям менять существующий порядок вещей и видеть Возможности там, где раньше видели только Проблему.

Для большинства наших граждан, энергоемкость экономики — это ругательный термин, который мало касается каждого из нас. Мы не связываем уровень нашей жизни с энергоэффективностью наших домов. Мы заняты «текучкой» выживания и не задумываемся над очевидными вещами, которые от нашего имени решают эти неприятные лица из телевизора.

Когда Украина выдаст фантастический старт, оставив позади эти унылые европейские демократии? Когда инвесторы станут в очередь, мечтая прикупить акции украинских компаний? Как нам найти внутренние источники силы, которые позволят консолидировать и использовать для преобразований свой собственный ресурс?

Утопии не наш формат, поэтому остановимся на применении в Украине электрического отопления, которое, по нашему убеждению, является одним из скрытых резервов развития страны,

Мы раскроем тему, связав между собой ключевые проблемы экономики Украины, показатели использования собственных энергоресурсов, основные направления энергосберегающих мероприятий и технические возможности удешевления тепла.

Что с экономикой?

Скажем прямо — общее положение дел в экономике Украины не особо радует. ВВП Украины упал с $180 млрд., в 2013 году до $87 млрд. в 2016-м… Наши расходы все также превышают доходы и мы покрываем их дефицит за счет внешних заимствований.

Структура экспорта говорит о том, что Украина превращается в сырьевую экономику.

Мы продаем, в основном, с/х продукцию и продукты с/х переработки, полуфабрикаты металургии, руду и продукты химической промышленности (до 50% всего экспорта). При этом, на фоне общего снижения, в 2016 году мы увеличили поставки за рубеж древесины и изделий из дерева, и радоваться этому вряд ли стоит…

При этом, экспорт упал с $ 59,1 млрд. (в 2013 году) до $ 31,9 млрд. (по итогам 2016 года).

Нам критически не хватает высокотехнологичного экспорта — машин, оборудования. Мы можем, но не строим за рубежом капиталоемкие объекты — электростанции, подстанции, линии электропередач, магистральные трубопроводы, газораспределительные станции, ж/д мосты, дороги…

Украина — это рисковая зона и нестабильная экономика, в которую инвесторы не хотят вкладывать деньги. Мутные личности во власти, перевернутая логика судебной системы и перманентная война на Востоке превратили Украину в заповедник, где получают прибыль и резвятся исключительно Свои. Те, которых тролят в Фейсбуке, и те, которые для нас, обычных жителей Украины, — Чужие…

Именно поэтому у нас редко запускаются новые проекты и создается мало рабочих мест. Короткие и дорогие деньги не дружат с наукой и инновациями, и это определяет низкую добавленную стоимость украинской продукции.

Мы проедаем остатки былой роскоши. При этом, все более скудные доходы нам приходится тратить на покупку энергоносителей за рубежом.

Так, при существенном дефиците торгового баланса, который за 9 месяцев 2016 года составил $ 4,2 млрд., Украина за тот же период вынуждена была потратить на импорт энергоносителей — $ 5 млрд.

Всего за последние 6 лет мы импортировали энергоресурсов на $ 105 млрд. При наличии альтернативы, эти деньги могли бы остаться в стране и стать внутренним инвестиционным ресурсом, а не кормить чужие экономики…

Украина оббивает пороги на внешних рынках заимствований, золотовалютные запасы НБУ на конец 2016 года не превышали $ 16 млрд. Привлечение каждого $ млрд. нам подают, как огромный успех.

За этим стоят унижения, демпинг, выполнения чужих условий.

Ресурсная база и национальная безопасность

На сегодняшний день зависимость Украины от импорта энергоносителей — критична. В 2015 году страна потребила 33.8 млрд. м3 природного газа, из которых мы импортировали 16,47млрд.м3 (или 48%) на сумму $4,512 млрд.

При этом, Украина находится на 3-м месте в Европе по подтвержденным запасам природного газа — более 600 млрд.м³, а суммарный потенциальный запас оценивается в 5,6 трлн. м³.

Наличие значительных запасов своего природного газа никак не сказывается на его добыче в Укране — в стране добывают не более 19 млрд. м³ в год с себестоимостью добычи не более $40. Мы упорно продолжаем покупать природный газ за рубежом, снизив цену закупки с $400 в 2013-м до $180 в 2016-м году…

Расшифрую — при закупке каждой тысячи м³ природного газа мы ТЕРЯЕМ — от $140 (2016) до $360 (2013). Для 2015 года сумма таких необоснованных затрат составила — $2,305 млрд., а в 2013-м она была просто убийственной — $10,3 млрд.

Такой «бережливый» подход дополняется крайне низкой эффективностью использования «голубого топлива» в Украине.

В частности, по оценкам экспертов энергосервисной компании ДТЭК ЭСКО, только в сфере ЖКХ теряется до 60% тепла или 11,5 млрд.м³ природного газа (или USD2,070 млрд. в ценах 2016 года..)

Иными словами, больше половины закупленного за рубежом природного газа мы выпускаем в воздух уже внутри страны…

Ситуация с производством и потреблением нефтепродуктов не лучше. Работает привычная схема — 80% потребляемых нефтепродуктов мы закупаем за рубежом, собственные мощности нефтепереработки используются на 25-30%, а свои запасы нефти и газового конденсата — мы не разрабатывам…

Вы будете смеяться, но аналогичная ситуация наблюдается в сфере атомной энергетики.

Украина располагает крупнейшими в Европе залежами урановых руд, которые оценивают в 250 тыс. тонн. Однако, при наличии всех необходимых технологий, в течении 25 лет независимости Украина так и не смогла построить завод по производству ядерного топлива — ТВЭЛов. Не нашли $450 млн… ТВЭЛы мы ежегодно закупаем за рубежом. В среднем на $600 млн.

Отбросим в сторону ряд вопросов, который навевает подобная картина — куда смотрели люди, которые управляли страной и энергетикой? Где были наши профи, которые отвечали за национальную безопасность? Чем занимались и на кого работали?

Ограничимся заключением — собственных ресурсов Украине вполне достаточно, чтобы с избытком обеспечить себя природным газом, нефтепродуктами и ядерным топливом. Однако, столь «бережливое» отношение к своим ресурсам приводит к необоснованному импорту в объеме не менее $7,5 — 8 млрд в год.

Любой западный финансист подтвердит, что имея в своем распоряжении такой СОБСТВЕННЫЙ капитал, можно обеспечить привлечение связанного инвестиционного ресурса для СВОИХ проектов в объеме от $10 до $60 млрд в год. Как можно, имея в своем распоряжении подобный потенциал, ходить по миру с протянутой рукой?

Эффективность государственной власти в контексте развития страны — убийственна. В течении всех 25 лет независимости мы разбрасывали камни. Упущенные возможности и нереализованный потенциал сформировали кислотную среду, от которой пытается бежать за границу наша молодежь.

Энергосбережение, как вопрос жизни и смерти

Так уж случилось, что еще с советских времен, государство приучило граждан к оплате тепла за свой счет. Сумма в платежке нашего жителя абсолютно не соответствовала реальным затратам на производство и доставку тепла. Именно поэтому, до недавнего времени около 5% ВВП Украины уходило на компенсацию разницы между тарифом и себестоимостью.

Жители находились в точке комфорта и ничего не хотели менять. Государство закрывало глаза на огромные потери тепла, но тоже боялось что-то менять.. Кому нужна эта социальная напряженность?

События последних лет многое изменили. Украина, которую обдирали все новые поколения коррупционеров, становилась все беднее. Знаменитый контракт на закупку газа у РФ и события 2014 года довершили дело. Обслуживание внешнего долга стало важнейшей строкой в бюджете страны, поэтому формирование тарифной политики перестало быть внутренним делом Украины.

Таким образом, проблема неэффективного отопления и сумасшедших потерь тепла стала проблемой уже не государства, а жителей Украины.

И тут оказалось, что в крупных городах, таких как Киев, Харьков, Одесса и некоторых других, ситуация с производством тепла относительно благополучна. Связано это с применением мощных ТЭЦ, для которых тепло является побочным продуктом. Именно поэтому, стоимость 1 Гкал тепла в Киеве, к примеру, не превышает 1400 грн.

Зато средние и малые города, не имеющие когенерационных электростанций, пользуются для отопления наследием советских времен. Угольные и газовые моно-котельные с убийственным КПД в 35-50%, конечно же, дают тепло, но его цена доводит наших стариков до сердечных приступов.

В таких городах цена 1 Гкал тепла колеблется в пределах от 1600 до 2500 грн, и в этой цене сидят потери тепла при доставке, низкий КПД и внушительный возраст котельных.

Отдельно отмечу, что потери тепла в самих домах на его цену не влияют, но являются основным индикатором комфорта для жителей.

Чтобы наглядно продемонстрировать величину потерь, приведу красноречивый пример: в 2016 году для 120 000 многоквартирных жилых домов (где живет около 60% населения Украины) отпустили 50 млн. Гкал тепла. В чистом виде для их производства необходимо — 7,75 млрд. м³ газа, $1,4 млрд. или 37,8 млрд.грн.

Но наше население заплатило за тепло не менее 70 млрд.грн. (при цене 1400 грн за 1 Гкал), получив при этом полезного тепла не более 35 млн.Гкал.

В случае тотального использования электрического отопления для обогрева тех же 120 000 многоквартирных домов, их жители заплатили бы не более 25 млрд. грн, использовав около 41 млрд.квт*ч электроэнергии.

При этом, каждая сторона получила бы свои плюшки — наши граждане не платили лишние 45 млрд.грн за тепло, вернее за его потери, а Украина избавилась бы от ненужного импорта природного газа в объеме 7,75 млрд. м³ газа на сумму $1,4 млрд.

Электро отопление — проблема или возможность?

Электрическое отопление является одним из самых перспективных и быстроразвивающихся видов отопления в Западной Европе. По разным источникам, в Германии и Испании стационарные системы электроотопления оборудованы около 30% всех зданий, в Финляндии и Франции – более 40%, в Англии и Норвегии их доля превышает 80%. Широко распространен данный вид отопления в Канаде, активно используется и в США.

Системы электрического отопления — это прежде всего умные системы, которые задают временные интервалы, интенсивность и направленность тепловой генерации, что обеспечивает высокий уровень комфорта, экономичности, безопасности и надежности.

Электрическое отопление является основой для систем «умный дом» и великолепно стыкуется с атомной энергетикой, которая вырабатывает самую дешевую электроэнергию.

Кроме того, а электроэнергия дешевле ночью — в период, когда она менее всего востребована. Проблема ночного провала в потреблении электроэнергии знакома всем, кто близко сталкивался с энергетикой: электростанции не могут включаться и выключаться, как лампочки.

В соответствии с информацией официального сайта «УкрЭнерго», в зимний период разрыв между производством и потреблением электроэнергии в ночные часы составляет порядка 30 млн.кВт*ч ежедневно, то есть за период отопительного сезона ( 180 дней) эта цифра вырастет до 5,4 млрд.кВт*часов. Просто сейчас, этой бросовой энергии достаточно, чтобы произвести 4,64 млн. Гкал тепла и покрыть около 12% реальной потребности в тепле многоквартирных домов Украины.

По нашим оценкам, эта цифра может увеличиться в 2 — 2,5 раза, когда генерирующие компании разберутся в структуре своих потерь, которые на сегодняшний день съедают до 40% их бюджета. В частности, в 2015 году совокупные расходы украинских энергетических компаний составили $1,575 млрд., включая потери — $628,1 млн.

Подведем итог. Ночная электроэнергия, вырабатываемая базовыми мощностями электрической генерации, является существенным внутренним ресурсом, который способен в секторе ЖКХ компенсировать до 30% реальной потребности в тепле.

При этом, повторюсь — цена 1 Гкал от ночной электроэнергии не превысит 700 грн.

Так что нужно сделать для этого?

Регулируемая неэффективность

В свое время государственный регулятор — НКРЕ Украины озаботился проблемой ночной электроэнергии и принял постановление №1241-2001 «Про тарифи диференційовані за періодами часу”, которое действует и сейчас.

Это постановление стимулирует ночное потребление за счет ценовой политики: сейчас — 1 ночной кВт для компаний-потребителей стоит в 4 раза дешевле, чем обыкновенный, продаваемый из сети без дефиринцированного временного тарифа.

Так почему до сих пор ночная электроэнергия не согревает дома наших граждан, которые так устали от центрального отопления, газовых котельных и огромных платежей за тепло?

Почему в Законе Украины «Об энергосбережении» в понятии «вторичные энергетические ресурсы» нет упоминания об электроэнергии, которая производится и не потребляется в ночное время?

Почему в Украине нет государственной целевой программы по использованию электроэнергии, выработанной по «ночному» тарифу? Почему об этой проблеме не вспоминают в проекте Энергетической стратегии Украины до 2035 года «Безпека. Енергоефективність. Конкурентоспроможність”?

Почему, с учетом потенциала использования «ночной» электроэнергии, не принято решение — установить для всех потребителей, использующих ночную электроэнергию для отопления, льготный тариф стоимости электроэнергии на уровне 0,25 — 0,3 от стоимости 1 кВт, который установлен в дневное время, без привязки к дневному потреблению?

Почему никто не думает о возможности получения дополнительной прибыли от продажи ночной электроэнергии? Об уплате налогов с этих платежей? Загадка. 

* При подготовке статьи использованы материалы докладов Ukrainian Institute of the Future — «2017: виклики та можливості” и «25 років незалежності України: економічні підсумки” (А.Амелин), а также материалы проекта Энергетической стратегии Украины до 2035 года БЕЗПЕКА, ЕНЕРГОЕФЕКТИВНІСТЬ, КОНКУРЕНТОСПРОМОЖНІСТЬ”, который разработан Центром Разумкова.




Комментирование закрыто.