Закон о саморегулировании: новые социальные лифты

Закон о саморегулировании:  новые социальные лифты

В год выборов приоритеты законодательной власти ясны как никогда.  Но есть вопросы, которые не потеряют актуальность, даже если весь состав парламента не пройдет очередную реинкарнацию. Вопросы, которые все сложнее задвигать в дальний ящик.

К ним стоит отнести саморегулирование. Проект Закона «О саморегулирующих организациях» опубликован для обсуждения на сайте Минэкономразвития.

Это сложная тема, и мы не ставим цели  ее детального освещения – это нереализуемо. Важно обратить внимание. Речь идет не о местном самоуправлении, или какой-то форме децентрализации. Под саморегулированием будем понимать управление деловой активностью,  реализацию властных полномочий, защиту общих интересов в отдельных видах деятельности или целых отраслях — без участия государства.

Ответов, зачем это нужно, более чем достаточно. Тут и упрощение бюрократических процедур, борьба с коррупцией, дерегуляция, создание стандартов качества, развитие конкуренции, внедрение передовых практик и пр. Такой, позитивной,  аргументации наработано много.

Тем не менее, с начала восстановления саморегулирования в Украине, которое совпало с получение независимости, процесс не развивается. Скорее – наоборот. Начальный импульс, полученный от международных организаций и государств, давно заглох.

Основная причина – особенность украинского государства. Немалый срок формальной независимости все еще не дает возможности говорить о наличии в Украине полноценного политического субъекта – государства. Имеющийся в наличии набор устаревших институций, распухший и коррумпированный бюрократический аппарат, их заполонивший,  таковым можно воспринимать только вынужденно или по недоразумению.

Мы все еще имеем дело с частью, впопыхах и как попало оторванным куском имперской бюрократической машины СССР, «заточенным» под совсем иные цели. Последние четверть века он реально выполняет только одну функцию – борется за собственное выживание, за счет оставшихся ресурсов, имитации демократии, метания между разных векторов ориентации, будущего своего народа и подавления любых проявлений развития и инициативы.

Основой саморегулирования есть как раз инициатива и стремление к развитию. Нетерпимость к коррупции и злоупотреблению властью, ориентация на будущее.  Потому  шансов у саморегулирования не было. Теперь они появляются. Саморегулирование может стать приоритетом государственного строительства, одной из основ внутренней политики и катализатором экономического роста. И что еще важно  – тем самым «социальным лифтом», вход в который многие безрезультатно ищут в виртуальных политических партиях и на государственных постах.

Причина – все та же. Особенность функционирования украинского государственного «паллиатива». Оставшиеся в его распоряжении ресурсы – не бесконечны. Чтобы выжить и поддерживать привычный образ жизни, приходится сокращать расходы и сферу государственного контроля.

Этот процесс идет постоянно с момента восстановления независимости. Сначала – крупными кусками, большая и малая приватизация, «сброс» социальной сферы, потом — менее заметными. Сначала отдельные социальные услуги, вроде нотариата, сейчас – пакетами (Закон «О социальных услугах» № 4607, принят 17.01.2019). Уменьшается государственное присутствие во всех сферах: экономике, коммунальной сфере, здравоохранении, занятости, образовании, демографической политике. Исключением является яростное сопротивление земельной приватизации – но это скорее относится к сохранению «последнего бастиона».

Политика национальной безопасности постепенно сводится к вопросам безопасности военной, делая безопасность экономическую правовой абстракцией (см. новую редакцию Закона «О национальной безопасности Украины»). Что пока никак не влияет на восстановление территориальной целостности.

Перечислять можно долго, но главный вывод один. В стране нарастает и достиг критических величин дефицит власти.

Особенностью украинского мышления является понимание под словом «власть»  полномочий, проистекающие из государственных должностей, как отдельных, так и всего гос. аппарата в целом. Тут предстоят серьезные изменения. Уже сейчас многие догадываются, что причастность к определенной религиозной организации может рассматриваться как право на власть. А некоторым предстоит осознать, что родное ОСББ также внезапно стало субъектном властных полномочий, и гораздо более конкретных и болезненных, чем пафосные мужи из телевизора.

Взаимоотношения власти и бизнеса всегда были сложными и диалектичными, но вряд ли можно спорить, что защита внутреннего рынка, инновации, привлечение и защита инвестиций, повышение экспортного потенциала, развитие конкуренции  и много других направлений  могут эффективно развиваться без  использования власти.

Именно в сфере экономики сейчас максимальный дефицит власти и именно тут можно ожидать наиболее живого отклика на появление законодательства о саморегулировании. Практика показывает, что какие бы новые виды бизнеса не появлялись, сразу возникают попытки участников организоваться, объединить усилия для защиты своих интересов и решения общих проблем.  В реестрах Минюста сотни и тысячи разных общественных организаций, созданных для таких целей. Но абсолютное большинство из них – фикция, пустые юридические оболочки – реальных полномочий у них нет.

Мы пока не анализируем сам текст законопроекта. Это не связано с его качеством. О качестве пока говорит рано. Концепция, на которой базируется проект, имеет рамочный характер, а главная ценность самого проекта – в том, что он появился, что есть шанс его превращения в Закон. Что создан повод для масштабной дискуссии, для привлечения к обсуждению большого количества заинтересованных лиц, выработки методов и подходов восстановления и развития саморегулирования.

Одна из основных задач тут – осознание и закрепление принципа возврата властных полномочий от государства – саморегулирующим организациям. Что радикально отличается от принципа делегирования, который нам пытаются навязать уже десятилетиями, и который сводится к фактическому запрету на саморегулирование, постановку его в зависимость от  желаний коррумпированных чиновников.  Право на власть саморегулирующейся организации должно иметь приоритет перед государством. СРО, общественная организация – на порядок ближе к народу, а народ – единственный источник власти. Так записано в Конституции.

Саморегулирование – один из базовых элементов нового, действительно независимого украинского государства. Отношение к нему должно стать маркером адекватности и профессиональной пригодности для тех, кто видит свое будущее в этом государстве. Мы рекомендуем следить за продвижением этого законопроекта и участвовать в его написании и обсуждении.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook

Последние новости

Нового премьера Британии выберут до 20 июля

Порошенко призывает демократические силы объединиться перед выборами в…

Хомчак выступает против переговоров с боевиками на Донбассе

Стало известно, как переименуют партию «Блок Петра Порошенко»

В Польше оппозиция опережает партию власти на выборах…

Банки не готовы выполнять новые правила возврата украденных…

Богдан: мажоритарка не поможет нынешним депутатам, «Слуга народа»…

Тереза Мэй заплакала во время объявления о своей…

Зеленский и Меркель обсудили нормандский формат

Премьер-министр Британии Мэй уйдет в отставку 7…

Кортеж Коломойского уже трижды прибывал к Юлии Тимошенко…

В России запретили уличные табло с курсами обмена…

НБУ может признать ПриватБанк неплатежеспособным во второй раз

Партия Вакарчука «Голос» выдвинула требования к будущим депутатам…

МВФ готов вернуться к обсуждению сотрудничества с Украиной…