США признали армию Ирана террористической организацией: почему это бессмысленное и опасное решение?

Решение президента США Дональда Трампа признать элитные войска Вооружённых Сил Ирана террористической организацией стало ещё одним в цепочке драматических событий, стремительно подрывающих стабильность и общественно-политическое равновесие на Ближнем Востоке

США признали армию Ирана террористической организацией: почему это бессмысленное и опасное решение?

Решение президента США Дональда Трампа признать элитные войска Вооружённых Сил Ирана террористической организацией стало ещё одним в цепочке драматических событий, стремительно подрывающих стабильность и общественно-политическое равновесие на Ближнем Востоке. И снова администрация Трампа побила все рекорды. Впервые в истории, Соединённые Штаты признали часть Вооружённых Сил суверенного государства террористической организацией, поставив их на один уровень с «Аль-Каидой» и «Исламским государством».

Речь идёт о Корпусе стражей исламской революции (КСИР) в Иране – элитных войсках в структуре Вооружённых Сил Исламской республики, имеющих обширные агентурные сети по всему региону. КСИР – могущественная и влиятельная организация, имеющая связи во многих странах Ближнего Востока.

В ответ Иран сделал тоже самое, признав террористической группировкой Центральное командование США (US CENTCOM) и подчинённые ему войска, расквартированные преимущественно в Западной Азии. Таким образом, большая часть американских военнослужащих, находящихся в странах Ближнего Востока, теперь считаются террористами с точки зрения официального Тегерана.

Как и в случае с предыдущими громкими, дерзкими и импульсивными решениями Трампа, это стало очередной торпедой, выпущенной Вашингтоном по региональному порядку на Ближнем Востоке. Этот шаг не просто не даст администрации Белого Дома то, чего они хотят, но и серьёзно подкосит баланс сил в регионе, подтолкнув его ещё ближе к пропасти большой войны. Я убеждён, что решение, которое принял Дональд Трамп, абсолютно бессмысленное и, более того, во многом опасное. Сейчас объясню, почему.

Изначально, когда Дональд Трамп анонсировал это решение ещё на выходных, многие задавались вопросом: А зачем ему это надо? Какой смысл признавать Вооружённые Силы другого государства террористической организацией? Так ли это необходимо в рамках иранской политики США? И какова цель такого решения в конечном итоге?

В своём комментарии журналистам по этой теме, госсекретарь США Майкл Помпео уверял, что решение президента – это продолжение его ближневосточной политики, в основе которой лежит противостояние с Ираном как основным геополитическим противником Штатов. По его словам, признание элитных войск Ирана террористами должно усилить давление на Тегеран, с тем, чтобы он изменил своё поведение в регионе. Вот, что он написал в своём Twitter:

«Использование террористических методов имеет центральное место в деятельности иранского режима. Признание КСИР, включая бригады «Аль-Кудс», террористами поможет изнурить режим и избавить его от инструментов реализации его разрушительной политики. Максимальное давление будет сохраняться до тех пор, пока Иран не откажется от своих смертоносных амбиций».

Нечто аналогичное было опубликовано в заявлении президента Дональда Трампа, сопровождавшего соответствующий указ:

«Это решение – мощный сигнал Тегерану о том, что его поддержка терроризма будет иметь серьёзные последствия. Мы будет продолжать оказывать финансовое давление и увеличивать цену, которую платит иранский режим, поддерживая терроризм, до тех пор, пока он не прекратит свою незаконную и преступную деятельность».

Встаёт логический вопрос: зачем Соединённым Штатам понадобилось принимать такое радикальное решение? И если следовать логики этим и прочим комментариям американских лидеров, это сделано ради усиления давления на Иран, дабы убедить его пойти на уступки США. Впрочем, с этой логикой существуют серьёзные проблемы.

Дело в том, что в соответствии с тем указом, который принял Трамп, КСИР Ирана внесены в список «иностранных террористических организаций» (FTO). На практике это означает запрет физическим и юридическим лицам США вести какое-либо сотрудничество с КСИР, а также оказывать им какую-либо материально-техническую помощь. Это считается федеральным преступлением, за которое «светит» до 20 лет тюрьмы. Это всё вроде как логично и понятно. Однако, тут действие закона прекращается, за пределами США этот указ Трампа не работает. Иными словами, решение касается сугубо американской юрисдикции. В самих Штатах никто в здравом уме не будет сотрудничать с КСИР, и даже с иранским правительством в целом. Сам Корпус стражей исламской революции уже больше 10 лет обложен различными санкциями со стороны США, и давно используется в американском публичном дискурсе в качестве «страшилки» для избирателей.

Таким образом, признание КСИР террористами никоим образом не меняет ситуацию, и уж тем более, вряд ли усилит экономическое, финансовое и даже политическое давление на Иран. Скорее, наоборот: они будут развиваться и процветать ещё больше, поскольку именно благодаря санкциям в Иране многократно возросла коррупция. Санкции всегда вынуждают создавать различные теневые схемы, полулегальные механизмы, оффшорные компании и непрозрачные структуры для их обхода и продолжения торгово-предпринимательской активности. КСИР Ирана – один из крупнейших бизнес игроков на территории Исламской Республики. И признание их террористами не исправит, а лишь усугубит ситуацию.

Если не желание усилить давление на Иран было мотивацией Трампа, то что же тогда? Мне кажется, всё произошло так, как последовательно происходило на протяжении последних 2 лет. Саудовско-израильское лобби в очередной раз пробились к Трампу через его близкое окружение, убедив принять такое решение. Вероятно, они объясняли необходимость его принятия тем, что это каким-то образом усилит давление на Иран. Президент, как обычно не долго думая, согласился при полной поддержке его советников из числа республиканских «ястребов».

Эта версия проскользнула в недавнем комментарии премьер-министра Ирака Аделя Абдель-Магди, который вспомнил Саудовскую Аравию, отвечая на вопросы журналистов о решении Дональда Трампа по Ирану:

«Мы пытались остановить их и отговорить [принимать это решение – авт.], мы общались и с США, и с Саудовской Аравией».

А сам премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и вовсе радовался больше всех. Ещё бы: Трамп преподнёс ему очередной «подарок» прямо под парламентские выборы, проходившие в этот же день. Для Нетаньяху Иран – это главный враг, пугало, которое он использует при каждом удобном случае, когда необходимо поднять рейтинги и попугать население очередной большой войной против Израиля. После решения США, Нетаньяху оперативно выдал пост в своём Twitter, в котором прямо написал, что это была его «просьба». В общем, из песни слов не выкинешь:

«Спасибо, мой дорогой друг, президент США Дональд Трамп, за ваше решение объявить Корпус стражей исламской революции террористической организацией. Благодарю вас, что откликнулись ещё на одну мою просьбу, которая отвечает интересам наших государств и стран региона. Мы продолжим сотрудничество в сфере противодействия иранскому режиму, который угрожает Израилю, США и миру во всём мире».

Таким образом, решение Дональда Трампа, как и предыдущий его указ про признание аннексии сирийских Голанских высот, было, среди прочего, частью предвыборной кампании Нетаньяху и его партии «Ликуд», надеющейся получить первенство на выборах и сохранить премьерство.

Не менее важным остаётся вопрос последствий, которые это решение Трампа будет нести для Ирана и всего региона в целом. С точки зрения ближневосточной политики США, признание КСИР террористами является, если говорить прямо, абсолютно бессмысленным и опасным шагом, способным навсегда изменить региональную политическую конфигурацию Ближнего Востока, и далеко не в пользу США и даже Израиля. Тут есть несколько моментов, которые стоит отметить.

Во-первых, признание КСИР террористической организацией осложняет, если не исключает вовсе, любые мирные переговоры с Ираном. Не важно, будь это обсуждение торгово-экономического сотрудничества, или заключения нового договора по ракетно-ядерной программе. Корпус стражей исламской революции играет значительную роль в большинстве военных программ Ирана, и если они террористы, тогда и переговоров никаких быть не может, тем более, как с равноценными представителями другого государства. Таким образом, решение Трампа резко сужает окно дипломатии в отношениях с Ираном, нейтрализуя возможности переговоров, даже для будущих администраций, если, конечно, решение президента не отменят.

Во-вторых, этот шаг администрации Белого Дома институционализирует американско-иранское противостояние, выводя его на куда менее конструктивный уровень. Если часть Ирана отныне считается террористической группировкой, тогда и отношения двух стран становятся конфронтационными на постоянной стратегической основе.

В-третьих, такая позиция официального Вашингтона лишь усиливает консервативное духовенство и силовиков в иранской политике, мечтающих о перманентной конфронтации с США, окончания любых переговоров и разворачивания более агрессивной, наступательной инфраструктуры. К тому же, это решение ослабляет реформаторско-либеральное крыло иранского политического ландшафта, которое, пока что, преобладает благодаря своему лидеру, президенту Хассану Роухани. С каждым подобным шагом США в сторону конфронтации и противостояния, усиливается влияние и роль силовиков, вокруг которых мобилизуется население и вынуждены консолидироваться реформаторы перед лицом общего врага. Это лишь усиливает иранским режим, делая его всё более устойчивым к, разного рода, внешним раздражителям, а также уменьшая риск народных волнений, которых так ждут в Вашингтоне.

В-четвёртых, это решение мощным бумерангом ударит по самим Соединённым Штатам. Вернее, по американским военнослужащим, сотрудникам Пентагона, спецслужб и разведки, а также членам их семей, проживающим на Ближнем Востоке, чьи жизни отныне в опасности. В ответ на решение Трампа, Иран признал часть Вооружённых сил США террористической организацией. Это касается американских военных континентов по всей Западной Азии, от Сирии и Ирака до Катара, Саудовской Аравии и Афганистана. Признание тебя террористом означает стрельбу на поражение. Это может стать оправданием для Ирана и его союзников атаковать американцев, где бы они ни были. А это прямая угроза военному присутствию США на Ближнем Востоке, что совершенно не соответствует национальным интересам США.

Сразу после того, как Белый Дом объявил об указе Трампа признать КСИР Ирана террористической организацией, госсекретарь Майкл Помпео дал интервью телеканалу «Fox News», в котором заявил следующее:

«КСИР – это террористическая группировка, и теперь мы признали это. Мы всегда делаем всё, чтобы везде защищать каждого американского солдата, где бы он ни был».

Это довольно странное заявление одного из ближайших к президенту людей, поскольку оно совершенно не отражает реальность на местах. А она сводится к тому, что данное решение Трампа не то, что не защитит «каждого американского солдата», но и наоборот: поставит жизни всех американцев в регионе под угрозу.

Прежде всего, речь идёт об Ираке и Сирии, где американцы суммарно имеют около 7 тысяч военных. В своё время, и особенно в Ираке, США приходилось сотрудничать с КСИР и их союзниками в борьбе против террористов «Исламского государства». И именно открытые каналы коммуникации между ними позволяли избегать столкновений и недоразумений, которые могли завершиться трагически. Теперь же, после этого решения, присутствие американцев на иракской земле может быть пересмотрено под давлением Ирана. Правительство Ирака явно недовольно тем, что сделал Трамп, и теперь будет вынуждено принимать меры, дабы избежать войны иранцев и американцев на своей земле, ещё не до конца оправившейся от войны с «ИГ».

В Сирии обстановка выглядит ещё хуже. Там постоянных каналов коммуникации между иранцами и американцами не существует. После признания КСИР – довольно активного игрока на территории Сирии – террористической группировкой, военные на северо-востоке страны утратят любую связь с местными проправительственными группировками на территориях, которые американцы оккупируют на пару с курдами.

Подобные вопросы возникают и в Ливане, где про-иранская шиитская группировка «Хезболла», считающаяся в Штатах террористической организацией, стала частью правительства, победив на парламентских выборах 8 мая 2018 года. Сейчас кризис в отношениях Вашингтона и Бейрута стал результатом той же политики США, которую они сейчас проводят по отношению к Ирану. Тем не менее, даже в своих последних комментариях, Майкл Помпео не преминул вспомнить Ливан, ещё раз заявив, что Штаты «не будут терпеть усиливающиеся присутствие «Хезболлы», несмотря на позицию ливанцев».

Решение Трампа также осложнит мирные переговоры в Йемене, где шиитское движение хуситов имеет связи с КСИР Ирана. Теперь же получается, что их деятельность становится «террористической», а это исключает йеменских шиитов из общего официального процесса коммуникации, который начался с мирных переговоров в Швеции в конце 2018 года.

Наконец, шаг, который совершила администрация, фактически «кидает» всех американских политзаключенных и заложников (нынешних и потенциальных), поскольку вести переговоры об их освобождении станет невероятно сложно. Собственно, именно этот аспект пытались поднять американские журналисты, забрасывая вопросами спецпредставителя США по Ирану Брайана Хука на пресс брифинге. Советую прочитать вот этот кусок диалога Хука с журналистом:

Скажите, сэр, неужели это решение исключает возможность любых контактов с КСИР? Ведь раньше, администрация вела переговоры с ними об освобождении американских заложников и пленных. А что теперь?

— Давайте я расскажу вам, что говорит закон. Закон постановляет, что предоставление любой помощи КСИР – это федеральное преступление, за которое положен срок до 20 лет. Это то, что вступит в силу по отношению к КСИР через неделю. Теперь, по поводу применения этого закона на специфические ситуации. Видите ли, мы не можем спрогнозировать всё наперёд. Мы просто не хотим сейчас вдаваться в гипотетические ситуации. Поэтому сейчас главное, и госсекретарь сказал об этом – это сделать КСИР «радиоактивными», дабы никто с ними не сотрудничал.

Но это ведь касается и американского правительства, и дипломатов?

— Ну, у нас имеется…это такой инструмент. Список «иностранных террористических организаций» (FTO) – это такой инструмент, который мы используем с 1993 года. Я бы сказал, раз 60 уже использовался. И мы до сих пор могли использовать нашу дипломатию, реализовывать внешнюю политику, и мы могли…

Но ведь это впервые, когда вы используете это…

— Верно, но…

— …по отношению к государственной институции. Поэтому я и задаю этот вопрос.

— Это решение никак не повлияет на нашу дипломатию.

Сэр, можно уточнить? Вы будете требовать отныне от Ирака выдавать вам любых подозреваемых в терроризме, если они окажутся связанными с Корпусом стражей исламской революции Ирана?

— Мы не будем выдвигать никаких требований к правительству Ирака. Как я сказал минуту назад, мы разделяем интерес Ирака в недопущении воздействия на него неприемлемого влияния преступных элементов.

То есть, КСИР будет и дальше свободно действовать на территории Ирака?

— Любая поддержка гражданами КСИР – это уголовное преступление. Как это будет применяться в конкретных ситуациях – я сейчас спекулировать на этом не намерен.

Реакция Ирана на решение Дональда Трампа о признании КСИР террористами не заставила себя долго ждать. Она, собственно, подчёркивает вышеописанные последствия по усилению роли консерваторов и силовиков в Иране, а также по ухудшению всеобщей региональной ситуации. Верховный лидер Ирана, аятолла Али Хаменеи пригрозил Штатам «бумерангом» в ответ на их действия. Президент Хассан Роухани заявил, что Тегеран может вернуться к разработке ядерного оружия. Министр иностранных дел Ирана Мухаммед Джавад Зариф обвинил Трампа в потакании интересам премьер-министра Израиля. Большая часть депутатов парламента во главе со спикером Али Лариджани оделись в военную униформу КСИР, скандируя «Смерть Америке!» и «Смерть Израилю!».

Хотя Иран и уступает США в военной мощи, он имеет довольно обширный инструментарий для «ответки» американцам на региональном уровне. И это необязательно должно быть возвращение к ядерной программе и официальный выход из «ядерной сделки» 2015 года, чего, очевидно, жаждут в Вашингтоне. Задержания американских граждан, продолжение разработки ракет малой и средней дальности, усиление провокаций против американских кораблей в Персидском Заливе, постоянные угрозы перекрыть Ормузский пролив, возрождение партизанской войны против военного присутствия США в Ираке, которую они приостановили в 2011 году – вот неполный список тех действий, которые могут совершить иранцы.

Всё это приводит нас к последнему вопросу: зачем же Штаты всё-таки принимали это бессмысленное и опасное решение, если они сами ничего по сути не получили, кроме ослабления собственных позиций? На мой взгляд, тут существуют две версии.

Версия №1. Решение администрации Дональда Трампа признать Корпус стражей исламской революции (КСИР) в Иране террористической организацией – это очень хорошо прикрытая, прямая провокация с целью вынудить Иран покинуть «ядерную сделку» 2015 года, либо возобновить разработку ядерного оружия, либо совершить нападение на американских солдат. Это станет оправданием для США начать военную операцию против Ирана и его союзников по всему региону, таким образом развязав большую войну, генеральное сражение против архи-врага, которого видят в Иране группа республиканцев-неоконов, окружающих Трампа, и их идеологические союзники в Израиле, Саудовской Аравии и Эмиратах.  Это попытка переиграть историю 1979 года, попытаться сломить Иран и нанести ему поражение, приведя к долгожданной «смене режима» в Тегеране.

Версия №2. Решение администрации Дональда Трампа признать Корпус стражей исламской революции (КСИР) в Иране террористической организацией – это просто бездумное решение президента, принятое, как он недавно заявил, «по-быстрому», под влиянием израильско-саудовского лобби для обеспечения внутриполитической поддержки правителей этих стран со стороны своего населения, особенно в Израиле в день выборов. Мотивация Трампа – деньги саудитов и израильтян на предвыборную кампанию 2020 года, игра на евангельскую и еврейскую часть электората, желание ещё раз помочь своему другу Нетаньяху поднять рейтинги накануне выборов. Ну и где-то среди этих меркантильно-электоральных историй «завалялась» группа советников, искренне верящих в «большую войну» с Ираном.

Вне зависимости, какая из версий более близка к правде, одно их объединяет точно – решение Трампа ухудшит обстановку в регионе, и в конечном счёте приведёт к дестабилизации Ближнего Востока при роковом стечении обстоятельств, в ходе которых США окончательно потеряют управляемость процессами, в которую они до сих пор верят. Признание элитных войск иранской армии террористами открывает очередной путь к опасным землям прецедентов о признании государственных институтов террористическими организациями для оправдания различных незаконных действий и делегитимизации оппонента. Такая система лишь увеличивает риск большого конфликта на Ближнем Востоке и в мире.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook

Последние новости

Samsung отложила выпуск смартфонов Galaxy Fold

В Госдепе США заявили, что с нетерпением ждут…

Ученые вынесли окончательный вердикт о влиянии алкоголя на…

Синоптики рассказали, какой будет погода на Страстной неделе

Британские эксперты опубликовали рейтинг самых небезопасных паролей

Иран опять пригрозил закрыть Ормузский пролив

ЦИК осталось обработать только 0,15% протоколов: результаты

В Tesla расследуют причины внезапного возгорания Model S…

​В ГПУ прокомментировали вызов Ложкина, Филатова и Гонтаревой…

«Нова пошта» разместила дебютный выпуск облигаций на 300…

У шизофрении и аутизма обнаружили общий ген

Как украинцы будут отдыхать на Пасху и майские:…

Tesla продемонстрировала динамичный разгон электрокара Roadster на видео

Послы G7 поздравили Зеленского с победой

Астрономы открыли необычные экзопланеты

Похожие

Оппозиция как залог успеха правительства

Оппозиция как залог успеха правительства

Почему проиграл Порошенко: дилемма державников и современность

Почему проиграл Порошенко: дилемма державников и современность

Выборы в Украине. Мусор на входе – мусор…

Выборы в Украине. Мусор на входе – мусор на выходе

Украина над бездной

Украина над бездной