Политика ярлыков

Дмитрий Бергер, Канада, "Хвиля"
Политика ярлыков

Есть такая интересная тенденция среди интеллектуализрующей братии в СМИ и соцсетях — искать и клеймить неких «леваков-либералов». Это такая абстракция, призванная представлять собой всё зло исходящее от неких идей, которые условно записывают в левые. Обычно для того, что ткнуть пальцев в Венесуэлу после прихода к власти Юго Чавеса или даже навалить на несчастную УНР с Директорией, вот мол, видите, что ваш социализм творит? Жрать нечего, державность похерена. Либералы-с!

«Леваки» вызывает образ европейского терроризма 1970-х, когда похитить премьер-министра и через месяц предъявить его труп в багажнике автомобиля было чуть ли не обычным делом, а имена лидеров «Rote Armee Fraktion» знали школьники начальных классов советской школы. Применять его к истерически громкой лесбиянке, шумно протестующей против того, что ей кажется ущемление прав ЛГБТ в отдельном университете, кажется излишним. С таким грохотом она к премьеру просто не подкрадется. А без терроризма леваков не бывает.

Либерал — тоже странный выбор для презрительного клейма. От слова «свобода». Либеральные идеи, вышедшие из идей эпохи Просвещения, включают свободу слова, свободу прессы, свободу религии и свободный рынок. Левак же против всего этого как правило.

Но и сами «леваки-либералы» в долгу не остаются и называют обидчиков фашистами и нацистами. То есть национал-социалистами. Социалистами, опять-таки. Как всё в мире просто!

Такое креативное смешение понятий очень напоминает незабвенное произведение Ярослава Гашека — «И ругался странным зоологическим термином ‘свинская собака'». Пошел этот обычай, естественно, из самой инновационной страны мира — США. Потому что когда-то там назначили себя оплотом капитализма и свободы одновременно, а, следовательно, всё, что прямо не подходило под эти два определения с американской точки зрения, являлось плохим и неприемлемым. Как социализм. До недавнего времени это было просто ругательным словом в американском дискурсе, употребив которое, можно было поставить точку на любой дискуссии.

— Необходимо сделать медицинскую помощь доступной любому человеку.

— Да это же социализм! Если не коммунизм!

Разговор окончен.

Хотя, что интересно, этого социализма полно в самой Америке. Социализм ведь что такое? Организация общества в интересах всего общества, всех его членов. И в этом плане США намного опережают тот же Китай, который то ли по привычке, то ли по недоразумению, именуют коммунистическим. В Поднебесной традиционно государство об отдельных личностях не беспокоится. Для этого там существует семья. Ну, как у совке было до 70-х — какой-никакой социализм в городах, на селе — пусть о тебе родственники заботятся.

Поэтому неприятие социализма в Америке весьма лицемерно. Учитывая еще и тот факт, что многим успешным бизнесам государство отстегивает деньги за просто так. Бедным нефтяным компаниям помогают материально.  Серьезно. Технологичным компаниям часто подают милостыню в виде грантов на R&D (research and development), на исследование и внедрение якобы новых технологий.

Мне пришлось с этим сталкиваться лично  в бытность мою программистом. Приходят и просят написать бумажецию о том, как мы тут усиленно создаем и внедряем инновационные прибамбасы. «Помилуйте, — я им отвечаю, — да ничего особого мы не выдумываем, лишь пытаемся присобачить то, что есть, к нашим нуждам. У меня фантазии на такую фикцию не хватит.» У меня не хватило, а у нашего нового менеджера хватило, хотя он не имел ни малейшего представления о том, что и как мы делали. Но у него всё прошло на ура. Это к тому, что все эти программы государственной поддержки инновационности на самом деле чистый ритуал в лучшем случае. Так, дать легальную взятку, чтоб удерживать технологический бизнес на месте.

Вот, а наши советские и пост-советские “либералы” куда глядят? Правильно, на Америку. Причем им, вроде бы, либералам там оказываются ближе как раз те, которые совсем не либералы, а наоборот. Наши же либералы против совка, а совок — это социализм, все же знают, и всё, что называется социализмом — плохо по определению.

Почему социализм плохо? Потому, что в 20 веке многие плохие люди и их поганые идеологии называли себя социалистами и социалистическими. Был такой Союз Социалистических республик, были такие национал-социалисты. Следовательно, если что там у них было негативным, это, должно быть из-за социализма. Ну, это же прямо там, в названии! Голодомор, репрессии — социализм, война, Холокост- социализм. Автобаны, Фольксваген, создание промышленной инфраструктуры, бесплатного образования, доступного медицинского обслуживания, это что? А это то, что сегодня не против иметь и американцы. Вот только слово нужно другое подобрать.

По моим наблюдениям самом консервативной группой населения как в США, так и Канаде, являются отставные профессиональные военные. Вот, казалось бы, именно они всю жизнь живут не просто при социализме, на полном государственном коште как во время, так и после службы, но и в вполне авторитарной, если не тоталитарной системе, которой является армия. По необходимости из-за своей специфики, но это никак не демократия и не свободный рынок.

Блин, я однажды помогал переезжать знакомому морскому офицеру. После того, как я, прихватив семью, прогорбатился весь день, до этого пробившись сквозь метровые заносы во время снежной бури, он радостно мне сообщил, что этот переезд он делал сам из интереса. А так ему полагалось от военного ведомства и грузовик, и несколько матрозен для упаковки и переноса вещей, причем бесплатно, от благодатного правительства и общества. Я бы его убил, но у его подруги был настоящий мушкет 18 века, и я не рискнул. И вот этот тип людей сильнее всего топит за капитализм и свободу. Трудно понять почему.

Как так же трудно понять, почему среди украинских и российских ненавистников присно упомянутых «леваков-либералов», нездоровое количество штатных журналистов и  мотивационных спикеров. Вот известная «либеральная» журналистка Латынина аж заходится, клеймя ленивых американских негров, живущих на дармовщину. Причем используя, до цитат, воззрения крайне правых и расистских кругов Америки.

Почему-то считается, что жить на социальное пособие легко и приятно. Ну, вот,  скажем, на не инвалида в канадской столице вам отстегнут аж 830 долларов. Киевлянин моментально начнет пересчитывать в киевские цены и ахать. Да вот снять отдельную наименьшую квартиру у черта на куличках обойдется не меньше 750. Одну комнату снять — 500. Из остатков нужно оплачивать свет, тепло, еду, транспорт, и все это соответственно стоит в канадских ценах. Ты не замерзнешь на улице и на умрешь с голоду. Всё. Развлечений и разносолов из этого не получаешь. А в больших городах цены на порядок выше, а пособие то же самое. Да просто на минимальную зарплату в Торонто или Нью-Йорке так не проживешь, не говоря о пособии. И если человек оказывается на пособии, то не от хорошей жизни, а скорее плохой. В США многим людям с серьёзными заболеваниями приходиться бросать низкооплачиваемую работу, чтобы попасть на государственную бесплатную программу медицинской помощи, потому что с их доходами на тяжелые недуги они себе страховки позволить не могут.

Но мы живем в мире, в котором те, кому повезло, рассказывают тем, кому не повезло, что всё зависит от личного упорства и силы воли. Что принципиальной разницы, между ребенком из гетто или богом забытого села, и детьми миллионеров или профессоров нет.  И показывают примеры — вот я или вот он, выбился в люди, несмотря на происхождение. Да, молодец. А детям богатых и образованных выбиваться не нужно, они просто идут по натоптанной дорожке, чтобы стать президентами и владельцами заводов, газет, пароходов, без особых усилий. Как и должно быть, по идее, для всех. Но тогда это будет социализм, и как нам с этим тогда жить?

Это было всегда. Когда-то мне попалась книжечка начала 19 века, в которой русский автор описывал быт евреев, и поражался их бедности, неряшливости, тупости, и неспособности вылезти из этой грязи. И, понятно, винил в этом самих евреев. Откуда же оскорбительная кличка «пархатые» пошла? От вшей, которыми кишели жилища и волосы этих лентяев. Прошло сто лет, условия для евреев изменились, и обвинять их уже стали в том, что они лезут в чистые профессии, в доктора, инженеры, ученые и музыканты симфонических оркестров, вместо того, чтобы пачкать руки.

Но ни американские правые, ни наши либералы такими деталями не интересуются. Сытый голодного не разумеет, и неплохо устроившиеся в жизни люди не считают, что им повезло, а верят в то, что они заслужили.

На самом деле, единственное, что способствует успеху в жизни — активность. Не ум, не знания, а энергия, способность долбить без устали, не задумываясь, не рефлексируя. Чего не откажешь таким выдающимся политикам, как Дональд Трамп и Олег Ляшко. Никогда на их лице не увидишь выражения удивления — Что я такое сейчас ляпнул? Наоборот,  с удвоенной энергией они будут этот ляп нести в массы. Ибо массы тоже ведь не обязательно мыслящие объективно, и тоже считают, что с ними обходятся нечестно. Когда политик чего-то им обещает, они начинают думать не о справедливости такого обещания, или даже самой его возможности,  а о себе родимых, о своих обидах и болячках.

В прошлом году украинские историки так и не разрешили проблемы свержения украинского патриота гетмана Скоропадского украинскими же патриотами Директории. Вот почему против режима, при котором всё начало работать и даже развиваться и украинизироваться, и это на фоне разрухи в России и в Германии, поднялись буквально все? Потому, что народ не спрашивали, а загнали в старые рамки сословных отношений, и это народу, несмотря на дешевый хлеб, не понравилось. Возможно, что будь у Скоропадского в запасе больше времени, он чего-то бы там придумал. Но если вы ради экономических или политических выгод начинаете игнорировать группы людей — там будут возникать социальные проблемы, которые могут перетекать в проблемы политические, которые, в свою очередь, приведут к проблемам экономическим.

Отсюда мы плавно переходим к Венесуэле. Там примерно наполовину население состоит из метисов разных вариаций и людей с европейскими корнями, многие из которых туда пригласили в свое время для поддержания расового баланса в пользу так называемых белых. Поэтому Венесуэла на первый взгляд со стороны выглядела как почти европейская страна. Элита политики и бизнеса, красавицы на конкурсах, выглядели так, что и в голову не приходило, что более половины населения выглядело по другому, но в культуре и представительстве это никак особо не показывалось. Понятно, что больше бедных было среди метисов, как и следует ожидать от страны, где одно время очень заботились о расовом составе населения. Не случайно. И тут на сцену выходит такой из себя боевой индеец по имени Чавес и предлагает начать считаться и с другой половиной населения.

Этот момент постоянно пропускают ихние правые и наши либералы. Чавес, Ленин, Кастро, Гитлер, Путин, Мугабе, Мао не создает социальную проблему фактического экономического неравенства, а использует её для достижения власти. Чавес ведь не обещает через 20 лет устроить экономический коллапс, Гитлер не призывает начать войну, Ленин не предлагает устроить Голодомор, нет. Радикальные политики, ни, тем более, идущие за ними массы, о таком даже не думают. Ну, как вы можете просчитать. что будет через 10-20 лет? Вы 10 лет назад ожидали что-то подобное происходящему сегодня? Если да, то я вас поздравляю, вы, должно быть невероятно богатый человек, так как с таким уверенным видением будущего не срубить десяток-другой миллиардов на бирже просто грех.

Раз Чавес себя именовал социалистом, то происходящий сегодня венесуэльский развал страны с 3 миллионами беженцев, это должно быть и есть социализм. По той же логике, что если Ахметов считает себя капиталистом, или путинские друзья управляют кучей бизнесов, то в Украине и России сплошной капитализм и свободный рынок.

Это всё та же проблема семантики, пристёгивание очень общие термины к конкретным обстоятельствам и делать из них далеко идущие выводы. Этим занимаются сейчас везде и чуть ли не все, ведь наклацать в блоге или выложить видео в сетях не занимает особого времени и усилий. Доходит до смешного. Мой, можно сказать, любимый психолог, профессор университета Торонто Джордан Питерсон, ставший страшно популярным в мире в последние пару лет благодаря своей борьбе, как он это называет, с пост-модернизмом, выражающейся в его многочисленных интервью с очень неумными, как на подбор, журналистами, в своих выступлениях и книгах даёт советы как жить. А жить, согласно профессору, нужно активно, не искать оправданий в своей жизненной ситуации, а встраиваться в существующую иерархию ценностей. То есть совершенно противоположное тому, что психиатр Питерсон говорит своим больным. Потому что больные на то и больные, что они не могут быть активными и независимыми от ситуации, не могут встраиваться в жизнь. И сказать им, мол, ну, мало ли что у тебя депрессия или пост-травматическое стрессовое расстройство, плюнь и упорядочь свою голову, будет не просто нарушением врачебной этики, а и преступлением. Если человек не в состоянии себя за волосы вытянуть из болота, он там может и остаться. И доктор Питерсон так им не говорит. А вот свои публичные банальные советы он обращает к людям, которые и так вполне самодостаточны без советов. Но приятно, когда кто-то подтверждает твои убеждения, особенно профессор.

И всё это было ничего особенного, если бы не отражало, выражало и приводило к порочной политике идентичности (identity politics). Речь идёт о политических позициях, основанным на интересах и перспективах социальных групп, с которыми люди себя идентифицируют. И если в индустриальную эру эти ассоциации происходили больше на классовой основе, к вящей радости марксистов, то в настоящее время информационных экономики и общества, линии разделения не всегда так четко прорисованы.

Раньше было как-то проще. Одни хотели 8-часовый рабочий день, другие считали это ленивой блажью. Сейчас трудно представить себе, что кто-то за то, чтобы работать побольше и потреблять поменьше. Что кто-то против того, чтобы иметь доступ к медицине и образованию. Или свободных демократических выборов. Нас пытаются убедить в кризисе либеральной демократии, но никто нигде не собирается отказываться от её вкусняшек. То, что некоторые не хотят вкусняшками делится с новоприбывшими, как раз показывает их значимость. И ограниченность человеческой натуры.

Разница лишь в том, кто и как платит за удовольствие. Добившиеся всего своим собственным трудом и талантом дети миллиардеров, отставные военные и штатные журналисты, считают, что платить за всё должен каждый сам, так как каждый из нас — кузнец своего счастья, и если ты не приложил должных усилий родится в нужном месте и в нужное время, то ты того заслуживаешь. Почему успешные должны поддерживать неудачников, а, точнее, ленивых? Ведь выбраться из плохих социально-экономических условий тебе никто не мешает. Или не сильно мешает, Или просто не помогает. Есть значительная разница между домашней библиотекой и  хождением по морозу в городскую, между ноутбуком с домашним интернетом и бабушкиным калькулятором, хотя, в принципе, это одно и то же. Но требует разных усилий — почти никаких в первом случае и немалых во втором. Да, и те, кто в состоянии это преодолеть, заслуживают всяческих похвал. Но не всякий из нас Ломоносов!

Можно играть в политику идентичности и так. По линии успешные-неуспешные, где все заслуживают то, что имеют. Примерно так мог рассуждать помещик о своих крепостных. Вот я, образованный человек, натуру тонкую и возвышенную имею, языки европейские знаю, Байрона читаю в оригинале с выражением, а эти грязные, ленивые мужики ничем, кроме выпивки и блуда не интересуются. Так разве не естественно то состояние, при котором я стою выше, и владею ими, и определяю, как им жить. Причем не обязательно столбовой дворянин, а и бывший крепостной, забранный в армию и вернувшийся через 30 лет капитаном с личным дворянством, тоже мог рассуждал подобным образом.

Что, в случае с выслужившимся капитаном, по идее, должно подтверждать теорию, что всегда есть возможность, было бы желание. Ну, да. Всего лишь нужно, чтобы тебя забрали в рекруты, пока твоя семья оплакивает тебя как покойника, чтобы ты не умер от истощения или дизентерии, не говоря о пулях, ядрах и штыках, проявил себя достаточно, чтобы заметили, быть православным, научиться грамоте, и после 25 лет выйти в отставку примерно одним куском в том чине, в котором многие аристократы службу начинали. А так, да.

Конечно, мало кто сегодня пренебрегает политикой идентичности. Ведь обобщающие негативные наклеечки лепить просто и немного приятно любому из нас, левому, правому, центральному и запасным. И это плохо, так как использование слов-триггеров, эмоциональных спусковых крючков, провоцирует преувеличенную реакцию по любому поводу, не давая понять контекст явлений и событий. Вот вам ваш социализм — Венесуэла с какой-то совершенно фантастической инфляцией и настоящим голодом! Леваки! Да нет, вот же социализм — в Швеции! А? Леваки?

Между тем события и явления объясняются не навешанными на них в впопыхах ярлыками для нашего же удобства, а пониманием динамики развития их исторического контекста. Поэтому я уже который год настаиваю на том, как важно знать и понимать историю объективно,  а не увлекаться построением приятного исторического нарратива, который рано или поздно создаст уже реальные социально-политические проблемы. Если уже не создал.

Популисты любого толка начинают с идеи исторической и социальной справедливости. Которую не придумал Чавес, или Трамп, или Гитлер. Её допустили их предшественники, которые не смогли или не захотели увидеть проблемы. Крестьяне резали помещиков не потому, что их этому научил Емельян Пугачёв, а потому, что представилась возможность восстановить справедливость, как они её понимали. Как и свержение Скоропадского.

Я понимаю, кстати, насколько трудно понять отношения и динамику других обществ. И не то, чтобы я винил людей за выражения их мнений о других странах, мне просто хотелось бы, чтобы перед этим они хоть немного бы интересовались деталями обсуждаемой темы, избегая ярлыков и стереотипов. Моментальная реакция хороша в настольном теннисе. Политическое мнение хорошо бы обосновывать на чём-то большем, чем эмоция. Зачем ты орешь «Леваки!», услышав, что новоизбранная в американский Конгресс депутат предположила, что налог до 70% на богатых был бы  уместен, если во времена республиканца Эйзенхауэра, он доходил  до 90%, при этом экономика росла и один работающий мужчина мог содержать и дом, и семью? Поинтересуйся, может этому есть какие-то обоснования?

Конечно, кому нравится, если человек ни хрена не делает, а лежит и треплется с друзьями, попивая винцо, или болтается без толку, отказываясь от собственности, или он очередной бездельник, который сидит на шее настоящих  успешных бизнесменов, живет на их деньги и считает себя при том чуть ли не сыном божиим. И если они за кончат плачевно, то и поделом. Так можно было бы описать Сократа, Будду и Христа. Или обитателя черных районах Балтимора, или жителя Каракаса, или меня. Нет, вру, денег мне никто не дает, но гонора от этого не убавляется.

Какая тебе разница, мне справедливо заметят, что пишут и говорят украинские или российские граждане? США и Венесуэле от этого ни жарко, ни холодно. Мне — никакой. Для вас же это имеет значение. Дело не в отдельном мнении, а в паттерне, последовательности мышления. которое разделяет людей на заслуживающих свои успехи и неудачи. Потому что оно проявляется везде, и когда общественно заметные люди его транслируют, это имеет воздействие.

Вот мой друг, историк, как бы пошутил на Фейсбуке под бурные аплодисменты, а не была ли трагедия ленинградской блокады своего рода кармическим воздаянием за Голодомор? Да, это глупо, но отражает мышление по принципу «если с вами что-то не так, то сами заслужили». Беда в том, что другие считают, что и Голодомор стал результатом отказа поддержки крестьянством белых или Директории, так что они тоже сами как бы виноваты. И так можно продолжать до бесконечности, через тех самых помещиков и крепостных, которые сами виноваты, раз не восставали или, хотя бы, не выслуживались до капитанов.

Паттерн мышления, который заставляет искать решения общих проблем не включением всех в общий процесс, а исключением нежелательных элементов из него, не в создании условий для образования и понимания у тех, кто не проникся передовыми идеями, в заключении их  в некое социальное гетто. По той логике, что иначе к власти неизбежно придут популисты. Но история постоянно показывает, что популисты приходят к власти как раз там, где возникает социальнoe чувство обиды, отчуждения, негодования, злопамятности, или ресентимент, как стало принято говорить.

И бессмысленными, пусть и ярко эмоциональными ярлыками, это чувство можно только усугубить. Со всеми выходящими последствиями.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» вYoutube, страницу «Хвилі» в Facebook. 


Ответить