Модернизация — ключ к процветанию Украины

Владислав Оленченко, Наталия Глоба, Владимир Шимальский, для "Хвилі"
Модернизация — ключ к процветанию Украины

Информационная бомба на поле “Укроборонпрома” должна была когда-то взорваться. Новоиспеченные феодалы, получившие государственные ресурсы в “кормление”, неизбежно теряют страх. В силу того, что воспринимают полученный феод как свою, личную, ничем не ограниченную собственность. Они если и ощущают свою ответственность, то отнюдь не перед народом, а исключительно перед сюзереном, “пожаловавшим” им “поле для кормления”.

В скандальном видео от программы “Наші гроші” главный герой  Игорь Гладковский (сын заместителя секретаря СНБО) в беседе с партнером интересуется оплатой своих услуг. “Когда все говнюки платят?” — спрашивает  юное бизнес-дарование, называя “говнюками” директоров государственных предприятий “Укроборонпрома”. Ну, а как их еще называть, холопов? Роль их в процессе — исключительно холопская.

Иначе смотрят на происходящее журналисты и простые люди.  Разрыв во взглядах, в отношении к государственным ресурсам у новоиспеченных феодалов и простых граждан — разительный. Украинцы почему-то оскорбились за поставку контрабандных запчастей из России, да еще и по многократно завышенным ценам, причем армии, которая, как известно, воюет с той же Россией. Для феодалов же война, народ, государство — рассматривается исключительно сквозь призму своей прибыли. Феодалы не ведут войну, у них бизнес, простой и понятный — “купи дешевле — продай дороже”. Ничего личного, просто бизнес. В итоге, разразился скандал.

Граждане негодуют, требуют возмездия за содеянное. Люди наивно полагают, что государство — это они, а государственная собственность — общенародная. Этот миф стар, он существует со времен СССР, и власть, естественно, не торопится его развенчивать. Мы попробуем сделать это сами. Мы покажем, что в Украине народу не принадлежит ничего, кроме того нерукотворного и неотчуждаемого, что даровано украинцам Богом и “милостиво” ему оставлено народными избранниками согласно Конституции. Никакой «Укроборонпром», как и другие объекты государственной собственности не принадлежат украинскому народу ни де-юре, ни де-факто. Украинский народ был весьма виртуозно ограблен, а собственность у него мастерски экспроприирована. Возможно, мировая история вообще не знает подобных случаев: международные мошенники-миллиардеры — просто карманные воришки по сравнению с нашей верхушкой властной пирамиды, положившей начало афере, масштабы которой еще подлежат оценке!

История вопроса

Правоустанавливающим актом Украины как государства является “Декларація про державний суверенітет України”, принятая в 1990 году. Она определила народ как субъект права собственности следующим образом: “Земля, її надра, повітряний простір, водні та  інші  природні ресурси,  які  знаходяться  в  межах  території  Української  РСР, природні  ресурси  її  континентального  шельфу    та    виключної (морської) економічної зони, весь економічний і  науково-технічний потенціал, що створений  на  території  України,  є  власністю  її народу,  матеріальною   основою    суверенітету    Республіки    і використовуються з  метою  забезпечення  матеріальних  і  духовних потреб її громадян.”

Принципиально важно, что субъектом права государственной собственности в Декларации выступал весь народ, а благо, создаваемое ею, должно быть использовано только в интересах собственника — народа. Сравним теперь с тем, что зафиксировано в собственности украинского народа по ныне действующей Конституции: «Стаття 13. Земля, її надра, атмосферне повітря, водні та інші природні ресурси, які знаходяться в межах території України, природні ресурси її континентального шельфу, виключної (морської) економічної зони є об’єктами права власності Українського народу». Половина фразы из Декларации просто исчезла, в том числе и предназначение собственности!

Куда же делся “весь економічний і  науково-технічний потенціал, що створений  на  території  України”: заводы, электростанции, дороги, самолеты, университеты, национальный банк, почта, доходы государственного бюджета и даже культурное достояние народа? Все это было мастерски отторгнуто от народа как собственника и передано весьма странному и спорному субъекту — государству, которое, не будучи ни юридическим лицом, ни совокупностью физических лиц (народом), ни де-юре, ни де-факто не в состоянии выполнять функции собственника, и просто вынуждено передавать их некоторой группе физических и юридических лиц, которые и являются фактическими собственниками того, что принято называть государственной собственностью. И кто же эти новые собственники? — спросите вы? Правильно: это высшие чиновники, так сказать, государственные топ-менеджеры, которые и “ворочают” этой собственностью не зная, бедняги(!) ни сна, ни покоя…

Экспроприация происходила в несколько этапов. В 1991 году был принят закон “О собственности”, в котором субъектом государственной собственности вместо народа  была зафиксирована Верховна Рада Украины. Этот статус продержался недолго (ВРУ также не является юридическим лицом), но позволил начать масштабную РАСПРОДАЖУ  активов, ранее принадлежавших гражданам СССР, назвав эту распродажу маскировочным словом  «приватизация», за которым была скрыта истинная суть  процесса. Распродажу осуществляло чиновничество в плотной связке с бывшими сотрудниками КГБ СССР, комсомольцами, цеховиками и криминалитетом, от имени уже нового собственника.

В 1996 году отторжение собственности от народа было закреплено в Конституции вышеупомянутой ст. 13. Но вопрос о том, так какое же лицо является субъектом права государственной собственности, остался. Не был он разрешен и принятием в 2007 году Гражданского Кодекса. Мало того, именно ГК продемонстрировал всю глубину правовой коллизии. Статья 316 ГК гласит: “Понятие права собственности. 1. Правом собственности является право лица на вещь (имущество), которое оно осуществляет в соответствии с законом по своей воле, независимо от воли других лиц.» Эта норма отвечает мировой практике и теории права, устанавливая связь между лицом (физическим или юридическим) — субъектом права и вещью — объектом права. А далее ГК содержит статью 326, противоречащую этой норме: “Право государственной собственности. 1. В государственной собственности находится имущество, в том числе денежные средства, которые принадлежат государству Украина.” При этом о народе как собственнике речь уже не идет.

Таким образом, произошло жульническое обезличивание всего экономического и культурного потенциала украинского народа, полученного им в наследство от УССР.

Поскольку государство, Верховна рада и Кабинет министров в Украине не являются юридическими лицами, то возникает проблема пользования и распоряжения имуществом. Для решения этой задачи в 2006 году был принят закон “Про управління об’єктами державної власності”. Этот закон прямо говорит, что его действие не распространяется на объекты, указанные в ч. 1 ст.13 Конституции, то есть на то, что находится в исключительной собственности украинского народа. Тем самым этот закон окончательно разграничил народ и государство как субъектов собственности. А все политические баталии в Верховной Раде и на выборах, которыми так щедро кормили наивных украинцев здешние телеканалы последние 27 лет — это не что иное, как движение ковра, под которым идет ожесточенная драка за “ничейную” собственность.

Может ли государство де-факто быть собственником?

Мы привыкли к мысли, что государство, пускай и неэффективный, но все же собственник. Однако, это полный абсурд. Что такое государство? Существует множество определений, но все они сводятся к тому, что это политический способ организации общества на определенной территории и включающий систему правил, прав и механизмов принуждения по отношению ко всему обществу. Иными словами, государство — это общественный мега-институт, состоящий из правил и санкций за их нарушения.

А теперь представим себе другой институт, поменьше. Правила дорожного движения. И попробуем себе представить, что ПДД — это собственник дорог, развязок, указателей, автомобилей. Не люди, не предприятия, а правила владеют всем этим. Абсурдная мысль? Конечно, но только до тех пор, пока обществу ее не внушили, а люди ее не усвоили.

Успех в деле внушения народу идеи, что государство может быть собственником, но плохим, а поэтому хорошо, что государство распродает собственность — это и есть ключевой фактор победы неофеодализма в Украине. Народ стал воспринимать грабеж его активов как позитивное явление и перестал возмущаться по этому поводу. Все вошло в «рабочее русло» феодального типа института собственности.

Как общественный институт государство не может владеть ничем, потому что оно не является лицом в правовом поле. Ни юридическим, ни физическим, ни даже совокупностью физических лиц — всех нас вместе взятых — именуемую народом.

Как же решается эта проблема в других странах? Ведь государственная собственность есть везде. Ключ к пониманию в том, что в рыночных странах природа государственной собственности другая. Это форма, производная от частной собственности, общая и недолевая. В США, Великобритании, Европейском союзе, Канаде то, что мы называем государственной собственностью, закреплено за публичными корпорациями — особой формой юридического лица, которое является одновременно субъектом и публичного, и частного права. Административное право Франции определяет само государство такой публичной корпорацией. Конечным собственником публичных корпораций являются все граждане страны. Корпорации не подчиняются исполнительной власти в вопросах имущественных прав, а подотчетны только парламентам как представителям истинного собственника — народа.

Китай в своей Конституции определяет государственную собственность как общенародную и прямо в Конституции определяет ответственность лиц, которым она передана в управление,  за злоупотребления ею, включая снижение ее ценности — безалаберного распорядителя ждет суровое наказание, а умышленного  расхитителя — расстрел…

Из этой разности в правовых подходах вытекают все украинские беды, коррупция, хищения и злоупотребления.

Последствия неопределенного статуса права государственной собственности

Представим себе, что такое вещь или любая собственность, у которой нет конкретного лица — владельца. Это ничейная или общая собственность. Например, закрепленный за народом атмосферный воздух. Он общий. Дыши, сколько хочешь. Всем хватает. Проблема возникает, когда ресурс становится дефицитным, когда его не хватает на всех. Тогда немедленно появляется человек или группа лиц, захватывающих право на обладание этим ресурсом. Чтобы этого не допустить, как раз и существуют формальные государственные институты. При отсутствии формальной фиксации права собственности на дефицитные ресурсы за конкретным лицом, возникает ситуация, когда это право устанавливают правом силы. Всегда найдутся “эффективные менеджеры”, которые быстро установят свое фактическое  “исключительное и неограниченное” право на пользование и распоряжение ресурсом, то есть, попросту — грубое присвоение объекта собственности.

Что происходит с обезличенной государственной (читай правильно: чиновничьей) собственностью? Правильно, она фактически присваивается людьми (см. выше), имеющими к ней доступ и уполномоченных ею пользоваться и распоряжаться, то есть чиновниками на высших государственных должностях, олигархами и связанными с ними лицами. Иначе и не может происходить. Потому что собственность — это отношение лица к вещи, не больше и не меньше. И государственные ресурсы дефицитны априори, а потому ничейными быть не могут.

Таким образом, обезличенный статус государственной собственности порождает ее фактических владельцев, то есть тех, кто может извлекать из собственности благо и самостоятельно ею распоряжаться (присваивать).  А поскольку новые владельцы не могут законно зафиксировать свое безусловное полное право на собственность (иными словами — легитимизировать ее), то такая собственность не является полной частной, а является условно частной, и право на нее существует только при условии пребывания соответствующего лица на должности, порождающей это право.

Условная частная собственность — не новое явление в истории. Она была основной формой собственности при феодализме, когда король раздавал наделы и замки феодалам “в держание” в обмен на верную службу. Ровно то же самое происходит и в современной Украине, когда вместо земельных ленов раздаются в “держание” целые отрасли, недра, территории, таможня, бюджетные потоки, стратегически важная информация. Раздаются не безвозмездно, и уж никак не с целью осчастливить сограждан (размечтались!), а при условии верного “служения” сюзерену, абсолютной лояльности к нему, а если необходимо, то и пойти на персональную “жертву” ради кланово-корпоративного “блага”! Вот такой своеобразный “общественный договор” в наше время…

Оплата сословной дани  (своеобразного “кормления” с сословий, нижестоящих на иерархической “лестнице”), а также отправка “наверх” части доходов  (сословный налог (да, а как вы думали?),- организацию гигантского восходящего денежного потока — принято считать коррупцией. Однако, это совсем не коррупция в классическом понимании. Это естественные экономические отношения в феодальном обществе. И никакие уголовные преследования участников этого процесса не прекратят сам процесс, потому что это общественный институт, сгенерированный специфической формой собственности. А институты обладают свойством бесконечно воспроизводиться. Красота?!

Последствием этого процесса являются хронические дефицитность экономики и бедность основной части граждан. Дефицитность экономики объясняется стремлением новых феодалов конвертировать блага, извлекаемые из условной собственности, в цивилизованную полностью легальную частную собственность. Для этого существуют зарубежные офшоры, куда постоянно утекают огромные денежные ресурсы Украины. Растущие аппетиты современных феодалов — офшорной аристократии — демонстрируют куда большие темпы роста, чем экономика. Рождается дефицит, из экономики уходит больше ресурсов, чем благ, которые она способна произвести. Дефицит покрывается из кошельков граждан. Население беднеет. Роттердам+, введение дополнительного налога в виде повышения цен на газ (особо умиляет то, что природный газ находится в исключительной собственности народа, и с какой стати люди платят не только за его добычу и транспортировку, но и собственно за газ — непонятно) — все это проявления дефицитности феодальной экономики. Скандал с «Укроборонпромом» — пример, как средства, собранные в виде специального “военного” налога беззастенчиво присваиваются новыми феодалами.

Самым страшным последствием существующих отношений собственности является абсолютная невозможность развития нормальных рыночных отношений, поскольку нормализация, приведение институтов собственности к принятому в рыночных странах виду, означает лишение правящего сословия дохода, ренты, извлекаемой из государственных ресурсов.

Что же нужно сделать, чтобы исправить ситуацию, развернуть страну к нормальному вектору развития?

Реституция как условие трансформации

Мы выскажем “крамольную” мысль. Прежде, чем реформировать институты собственности, необходимо саму собственность вернуть в “статус-кво”. Поскольку изначально собственником всего советского наследия был украинский народ, то ему просто нужно вернуть украденное право. Необходимо признать акт замены собственника без его согласия незаконным. Возвращение собственности его законному владельцу — называется реституцией, и не стоит путать его с реприватизацией или национализацией. При невозможности вернуть имущество в натуральной форме, необходимо вернуть его денежный эквивалент. Для осуществления этого процесса необходимо:

  • внести соответствующие изменения в Конституцию и привести ее в соответствие с Декларацией о государственном суверенитете Украины;
  • создать единый государственный реестр объектов общенародной собственности путем объединения всех специальных реестров, связанных с государственной и общенародной собственностью;
  • провести аудит всей трансформации общенародной собственности, начиная с 1991 года;
  • разделить все сделки, которые были проведены, на те, что в рамках действующего закона, были безупречными, и те, которые были проведены с нарушениями;
  • все незаконные сделки должны быть аннулированы: в процессе реституции правило запрета “обратной силы” не работает;
  • принять закон, подобный британскому “Докажи или потеряй”, суть которого в том, что имущество, относительно которого есть сомнения в законности его приобретения, конфисковывается, если владелец не докажет законности его происхождения;
  • провести интегральную оценку ценности общенародной собственности, создать ее учет и систему индикаторов эффективности управления на базе ценности;
  • принять закон о государственных публичных корпорациях, подотчетных парламенту;
  • признать государство Украина публичной корпорацией, собственником которой является весь украинский народ, и предоставить государству статус публичного юридического лица;
  • принять законодательство о доверительной собственности;
  • создать закон об общественных трастах для доверительного управления общенародной собственностью в интересах народа как единственного бенефициара;
  • распределить общенародную собственность по двум формам — экономическую (объекты, участвующие непосредственно в экономических процессах) и публичную (общедоступные объекты, создающие внеэкономические блага: музеи, парки, общественные здания и т.д) ;
  • передать экономическую собственность в доверительное управление общественным трастам с подотчетностью парламенту или местным громадам;
  • передать публичную собственность в распоряжение государственным публичным корпорациям.

В результате реализации такой программы Кабинет министров будет отстранен от своего любимого занятия — управлять государственным имуществом и делить денежные потоки, а займется своим прямым делом — станет реализовывать политику в отдельных секторах жизни общества и решать проблемы граждан, когда они самостоятельно решить их не могут.

Предложенные меры должны исходить не из желания отобрать имущество олигархов, но найти компромисс, не допустить их сопротивления, предоставив выгоды от нормализации отношений собственности. Они позволят создать предпосылки для строительства рыночных экономических институтов путем модернизации  существующих.

Начинать процесс реституции, на наш взгляд, лучше с собственности громад, поскольку ситуация с нею — точная копия ситуации с государственной собственностью. Ровно также она была отторгнута от громад и передана местным радам.

Реституция должна применяться ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО в рамках модернизационного проекта, как один из его элементов.  Реституция как самоцель, без проекта модернизации страны, нанесет только вред и приведет к окончательному развалу экономики. Трансформация института собственности из феодального условно-частного типа в капиталистический, основанный на полной частной собственности, — одна из ключевых задач проекта модернизации Украины. Капиталистический тип института собственности немедленно инициирует трансформацию политических институтов от «декоративной демократии» неофеодализма  до реальных институтов Республики, в том числе, парламентаризма, прямой демократии и независимого Суда, как гаранта свобод и инстанции Справедливости в социуме. Но ключом и центром всей трансформации государства должны стать институты собственности. Наши предложения по плану модернизации других институтов  Украины  — в следующей статье.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook


Комментирование закрыто.