Лидеры в Фотошопе

В одном из моих любимых анекдотов пациент трепетно спрашивает своего лечащего врача, рассматривающего рентгеновский снимок:

— Доктор, что у меня?

— Да ничего особенного, — легкомысленно отвечает доктор, — рак легких в запущенной стадии.

Заметив неподдельный ужас на лице онемевшего больного, эскулап радостно его утешает:

— Да не волнуйтесь Вы так, мы это дело на компьютере в Фотошопе запросто поправим

 

Имеется некоторая разница между реальностью и тем, как мы её представляем, и ещё большая разница с тем, как хотим представлять. И мы легко и охотно отвлекаемся от реальности, чтобы заняться теми вещами, которые нам кажутся важнее и нужнее.

Это не значит, что мы неправы в принципе. Даже наши иллюзии и заблуждения имеют право быть и приняты во внимание хотя бы потому, что для нас они имеют значение, мы поступаем согласно им, — тем самым, следовательно,влияя на вполне объективную реальность.

Сегодняшнюю повестку украинских президентских выборов, как и политики вообще, определяет противостояние с путинской Россией и коррупция, — что, на первый взгляд, кажется логичным, но, на мой взгляд, подменяет долгосрочную стратегию временной политикой.

Что, собственно, делает глава государства? Многие пытаются провести прямые аналогии между политическим лидером и высококвалифицированным специалистом, — ну, там, хирургом, инженером. Но, как заметил ещё Козьма Прутков, «специалист подобен флюсу, полнота его одностороння». Да и как можно обучить кого-либо для должности по-определению уникальной? Конечно, неплохо иметь образованного, умного, красивого лидера, но не обязательно. Позиция эта предполагает способность человека задавать повестку своей каденции хотя бы, и выбирать направления движения. А затем уже определять методы их достижения.

На первый взгляд это не так сложно. Достаточно вести, так сказать,реакционную политику, — то есть просто реагировать на вызовы, как внешние, так и внутренние. Это удобно, так как значительно сужает варианты выбора, и к тому же понятно любому человеку, что позволяет зарабатывать политические очки. Напали внешние супостаты — отбиваемся, свой народ чего-то просит — даём. Инициативы на себя не берём, значит вероятность ошибки низка. Как и вероятность какого-то достижения…

Поэтому политикам предпочтительнее говорить об уже сложившейся ситуации, чем её анализировать, прорабатывать стратегии будущего и убеждать в их необходимости других. Для этого требуется видение и хоть какая-то доктрина.И тут важно не путать видение с желанием, доктрину с идеологией, а принципиальные, целенаправленные, продуманные, просчитанные действия с лозунгами.

Сказать, например, что мы идем в Европу, — ничего не сказать. Это не вопрос желания или намерения. Как в классическом древнегреческом анекдоте, когда кто-то хвастался, что на острове Родос он прыгнул на какое-то неимоверно длинное расстояние, ему просто сказали, что «здесь Родос, прыгай здесь!»Достаточно просто стать и быть Европой у себя, а она уже сама приложится. Тогда уже и безвиз окажется не наградой или достижением, а естественным состоянием.

Современные проблемы чаще всего решаются приведением вещей и людей в их естественное состояние. А не организованными усилиями по поддержанию искусственных — по определению временных — структур: политических, социальных и экономических. Ведь та самая пресловутая гибридная война на то рассчитана,чтобы искать слабину и расковыривать уже существующие трещины в здании общества. В такой войне можно победить только уменьшив количество трещин внутреннего раскола.

И вот тут объединяющая фигура лидера играет важную роль. Он же представляет не территорию, а людей. Всех людей, даже тех, кто голосовал против него, даже тех, кто его ненавидит, друзей, врагов, — словами Тараса Шевченко «І мертвих, і живих, і ненарожденних». Иначе те, кто считает себя не представленными, начнут защищаться. Даже от надуманных угроз.

Как всегда, во избежание эмоций, возьмем Америку. Феномен президента Трампа на самом деле не такой уж и феномен. Можно сколько угодно — на пальцах и на фактах — раскладывать по полочкам, что белые мужчины из среднего класса (аэто в штатах и рабочий класс) на самом деле до сих пор обладают достаточными привилегиями по сравнению с другими группами, и что их страхи перед меняющимся миром, что выразилось в избрании Трампа президентом,необоснованны и так далее. Но это не отменяет их существования, наличия, это не значит, что считаться с их фобиями не нужно. Несомненно, восстанавливать историческую, этническую, религиозную, социальную справедливость необходимо, но делать это путем простого отрицания определённого прошлого и людей, культурно с ним связанных, может быть опасно. Ведь всё можно делать разными способами. Можно поднять одних до уровня других, а можно опустить других до уровня одних, что никому никогда нигде не нравится.

Это один из вызовов современности — найти баланс среди всё более увеличивающихся и меняющихся социальных составляющих. В США, в Европе, и,в меньшей степени, в Украине. Культуры и люди смешиваются и сталкиваются. Это неизбежно в динамичном глобальном мире. Особенно в момент, когда фактически происходит “великое переселение народов”, вызванное дисбалансом населения и ресурсов, как мы обсуждали в тексте «Не пора ли знать историю как она есть?» Население развитых стран стареет, и это создает объективную необходимость миграции из мест, где народ пока ещё рожает достаточно детей. Пока.

Динамика роста населения впрямую связана с урбанизацией, активно поглощающей население Африки и Азии. Городские жители не имеют стимулов иметь много детей, — скорее наоборот. В результате, новые прогнозы говорят о снижении населения Земли в ближайшее столетие. Китай, где уже сказываются последствия политики “один ребенок на семью”, будет иметь 700-800 миллионов, в то время, как иммиграция в США вполне могут подогнать количество их населения до подобных чисел. Возможно, и Канада сравнится по населению с Германией, опять-таки благодаря иммиграции.

Канада, кстати, редкое исключение в общем социально-культурном кризисе -по одной важной причине. После того, как вместе с Британской империей исчезла её идеология, Канаде пришлось чем-то её заменять. И нашли замену в мультикультурализме. Как не все йогурты одинаково полезны, так и мультикультурализм не везде одинаков. Обычно его понимают так: вот есть такая титульная культура и язык, а есть другие, не титульные, как бы сами по себе,изолированно варящиеся в своих культурных (или буквальных) гетто. Это Европа. Канадский же мультикультурализм основывается на реалиях того, что есть в данный момент — реальностях исторических и социальных. Исторически современная Канада является производным от британского, французского и местного (“аборигенного”) равнозначных факторов, к которым постоянно добавляются новые. Половина населения Торонто родилась вне Канады, и это воспринимается в порядке вещей. Разнообразие видится здесь как преимущество, а не проблема. При таком мультикультурализме нет необходимости в пресловутой толерантности. Ведь толерантность обычно подразумевает неравенство в отношениях.

Массовые миграции неизбежны. Недавно даже закрытая Япония, так и не сумев решив проблему стареющего населения, решила изменить миграционную политику. Растущая продолжительность жизни в сочетании с падением демографического роста на фоне климатических изменений и перестройки экономики уже обусловили необходимость миграций и наличие проблем,связанных с ней. Смоделированные на реалиях 20-го, а то и 19-го веков общества решать такие проблемы не умеют. Украина не справились с проблемами,созданными старыми миграционными процессами, а ведь речь шла об очень близких по культуре людях, — прежде всего, советской культуре.

Мне скажут, что это Россия, это Путин виноваты. Да, и тем не менее Россия и Путин пролезли через те расколы, которые существовали и без них, и задолго до них. Теперь представьте, что миграционная ситуация начнет существенно менять демографическую. Точнее, станет ухудшать уже имеющуюся. Мы знаем, что привлекает мигрантов в развитых странах. Мы уверены, что, как только Япония распахнет двери, от желающих в них войти не будет отбоя. А что делать странам, в которых уже нет избытка людей, но еще нет умения и желания людей удерживать и привлекать? По большому счёту, кто и зачем будет работать и вкладывать в Украину? Я когда-то уже задавал этот вопрос, но повторюсь — в какую Украину должны вернуться ОРДЛО и Крым? В ту, что была, ту, что есть, или ту что будет? Если принципиальные вопросы экономики и демографической ситуации в Украине так и не будут решены, всё пойдёт по очередному кругу непониманий и недовольств, — с теми же результатами. ОРДЛО и Крым — не территории, а люди со своими ”червяками”. И это нужно как-то вставлять в какую-то систему отношений вместе со всеми остальными червяками. Такую, где стратегию развития будет определять нечто более общее, чем Бандера, Томос, Путин или совок, при котором мороженное было по 20 копеек.

Мы все имеем склонность смотреть на мир через призму эмоций. Наши социальные действия почти всегда определяются эмоциональным восприятием.

Нам ближе люди, которые имеют эмоциональные реакции, схожие с нашими. Самые бурные проявления чувств часто вызываются малозначимыми вещами и просто фальшивками, только потому что их легче понять и принять на эмоциональном уровне. Между тем, в политике, по крайней мере, действия должны определяться не вопросом «Нравится ли мне это?», а «А что будет потом?» Пусть в словосочетании «принимать решение» нас не запутает слово «решение», создающее иллюзию завершённого процесса. Принятие решения в политике означает выбор направления движения, с поисками исполнителей и способов, это всего лишь начало.

К сожалению, как я заметил ещё 4 с половиной года назад, выбор слишком часто сводится к семантике. Люди играются со значениями слов, игнорируя саму их условность, как, впрочем и процессы с явлениями, которые они призваны обозначать. По моему личному, ненаучному мнению, лучше всего устраиваться страны, где название страны, доминирующего этноса, языка различаются. Это автоматически уменьшает семантические вбросы и изыскания, отвлекающие от конкретики будней. Штаты американские, язык английский, больше всего этнических немцев. В вышеупомянутой Канаде только 18,5% относят себя к англичанам, 13-14% к шотландцам и французам, зато целых 32% считают себя канадцами. Включая автора. В таких раскладах имеется меньше соблазна монополизировать язык, культуру и историю в пользу одной группы, что очень благотворно складывается на экономике.

С этим Украине, как и другим европейским странам, не повезло. Когда страна Украина, основной язык украинский, наибольший этнос — украинцы, жители страны украинцы, граждане тоже Украины, то неизбежно возникает стремление как-то всё это, на самом деле никак не связанное, слепить воедино и сделать из этого проблему. В результате обычные явления как язык, вера, история занимают слишком много места в повседневной жизни, приобретая воистину экзистенциальное значение. Без языка нет державы? Без церкви нет державы? Вы думаете глухонемые не в состоянии создать государства? Или атеисты никогда ничего не создавали? Без определённой трактовки истории нельзя открыть гараж или кафе? Держава начинается с гаражей и кафе, где есть место и для глухонемых атеистов.

Настоящий лидер должен быть способен абстрагироваться от семантики и проводить политику существительных и глаголов, без оценочных прилагательных, а заодно без метафор, аллюзий и преувеличений, если на то пошло. В смысле, что на публике он может нести любую околесицу и чесать избирателям эго и пузико сколько угодно. Но в реальном мире он (она) обязан быть прагматиком и реалистом, исходя из того простого факта, что эмоциями, даже такими сильными как любовь и гордость не только сыт не будешь, а ещё и не создашь ни благоприятного для инвестирования финансового климата, ни политической и социальной стабильности, ни современной экономики.

Лидер не обязан быть специалистом. Особенно специалистом в приятном для уха и глаза ретушировании действительности. Но без способность находить общие знаменатели проблем, без чутья, необходимого для прокладывания курса корабля государства, без умения фокусироваться на практических аспектах решения задач, любой президент останется лишь представительной и сакральной фигурой. Как королева Англии, милая женщина, кстати.

Вопрос же всегда в том, что каждый из нас хочет видеть необязательно то, что хочет иметь. Но, в конечном итоге, мы получаем то, что выбираем.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook