Победа Зеленского на выборах Президента Украины показала несколько очевидных трендов развития современного украинского общества, в частности глубокую усталость избирателей от пустых обещаний «прекрасного завтрашнего далека» нынешних элит и постоянно тасуемой засаленной колоды политических игроков.

Однако для разных социальных групп ожидание «прекрасного завтрашнего далека» имеет совершенно разную экономическую мотивацию. Например — для уже неработающего поколения, голосующих за Зеленского совершенно природно негодование относительно унизительного уровня пенсий и ужасающего уровня медицинского обслуживания. В то время как для среднего класса, представителей малого и среднего бизнеса, голосующих за того же кандидата — которые, в целом, могут позволить себе приемлемый уровень текущего потребления — основным мотивом являлись желание уничтожения глубинной коррупции, пронизывающей подавляющее большинство хозяйственных отношений в стране в явной или скрытой форме.

Для удовлетворения интересов обеих групп необходимо одномоментно уничтожить олигархический и коррупционный консенсус. Однако, если уничтожение олигархического консенсуса еще можно себе отдаленно представить, то разрушения коррупционного консенсуса одномоментно, да еще и в краткосрочной перспективе – невозможно. Уничтожение института без уничтожения его коррупционных функций – не даст никакого эффекта. Потому что для этого нужно а) коррупционные функции выделить из реальных и объективно необходимых и б) такие функции уничтожить. Хрестоматийным примером являлось показушная ликвидация ГАИ Президентом Ющенко и что – коррупция в сфере государственного регулирования безопасности дорожного движения куда-то исчезла? Конечно нет, коррупция ушла за функцией в другие государственные органы.

Разрушение коррупционного консенсуса – это длительная затяжная война на несколько лет плюс еще несколько лет подготовки к ней. Многие апеллируют к успешным проектам борьбы с коррупцией в Сингапуре, менее успешным проектам в Южной Корее, но отсылки к подобного рода примерам не учитывают наши реалии – масштаб глубинной коррупции носит в Украине настолько всеобъемлющий характер и затрагивает такое количество хозяйственных отношений, что это сложно себе даже представить. Практически все, с чем мы соприкасаемся в ежедневном потреблении, все за что мы платим – несет в себе сложную коррупционную составляющую – начиная от оплаты коммунальных услуг, контрабандной одежды и обуви, разного рода услуг, заканчивая строительными материалами, и приобретаемым жильем.

Возвращаясь к нашему примеру, совершенно очевидно, что при ситуативном совпадении интересов электората нового Президента – существует явный выраженный конфликт интересов как минимум выше указанных социальных групп. Поскольку пенсионерам в основной массе достаточно безразлично посредством чего будет достигнуто «прекрасное далеко», а господствующий класс кровно не заинтересован в каком-либо изменении существующего порядка – оказывается, что единственной движущей силой, способной задать вектор развития страны на приобретение субъектности хотя бы в среднесрочной перспективе и является сформировавшийся после Революции Достоинства средний класс.

Однако, несмотря на наличие многих инициатив по оформлению среднего класса в полноценного политического игрока, такие усилия очевидным успехом не увенчались. Причин тому несколько:

  1. Как очень верно заметил Ю. Романенко, в Украине отсутствует культура длинных сделок. Возможно это одна из причин по которой в рейтинге сложности экономики наша страна с момента обретения независимости уверенно катится по наклонной вниз. Что в принципе логично – любое усложнение требует капитальных вложений, а в нашей стране – еще и добавочного государственного регулирования, а значит коррупционных затрат и сопутствующих с ними рисков. Зачем заморачиваться – если и действующий бизнес, особенно в свете глобального рынка может принести весьма приемлемую рентабельность?
  2. Отсутствие культуры длинных сделок распространяется в равной степени и на политический выбор. В нашей стране достаточно сложно найти последовательного сторонника политической партии, который мог бы аргументировано обосновать собственный выбор общественным благом, а не своим личным.
  3. Широкий спектр политических партий, как правило, не имеют глубокой идеологии и плана действий ни на случай прохождения в парламент, ни в случае участия в большинстве, ни в случае ухода в оппозицию. Чаще всего подобные программы – это набор лозунгов, от спектра объединения в одной программе партии которых – у здравомыслящего человека просто возникает сомнения в адекватности составлявших эти программы людей. Но даже — в случае наличия относительно вменяемой программы – никто не собирается её исполнять, потому что ответственности за её неисполнение – нет. Кроме того – качественная программа – это немалые затраты на качественное экспертное сопровождение, а пока вносить взносы члены партии не спешат, и экспертов нанимать не на что. А без экспертного сопровождения – программы похожи на украденный из сети реферат.
  4. Жесточайший кадровый голод. Даже если представить фантастическую ситуацию, при которой условная партия представителей малого и среднего бизнеса прошла бы парламент, взяла участие в формировании большинства – кем бы она наполнила исполнительную власть? Зачем, к примеру, хорошему финансисту с рыночной зарплатой в 2-3 тысячи долларов идти работать в органы ДФС даже за 30-40 тысяч гривен, воевать с коррупцией на низовом уровне и наживать себе врагов на верхнем. При этом понимая, что остальная система – правоохранительная система и суды – совсем не факт, что поддержат искренние порывы такого государственного чиновника. Власть рано или поздно поменяется – а коррупционеры, доходы которых он перекрыл – начнут из личной мести использовать все оставшиеся механизмы коррупционного консенсуса чтобы наказать строптивца – чтобы другим неповадно было.
  5. Для построения партии среднего класса нужна планомерная и рутинная работа по убеждению и привлечению сторонников – поскольку впихнуть среднему классу набор лозунгов – довольно сложно. Да и приученный к определенному уровню потребительного сервиса представитель среднего класса – перенесет такие же жесткие требования за свою поддержку на партию, как такую же сервисную организацию, которой в сути своей, она и является. Способна ли такая партия отвечать таким стандартам – большой вопрос?

Неспособность и нежелание политических игроков качественно бороться за такой взыскательный электорат и порождает вакуум политических сил, способных качественно представлять их интересы. С другой стороны – сами представители среднего класса из-за собственной взыскательности, на которую они, безусловно имеют право, при отсутствии внятных альтернатив – вынуждены голосовать за партии или кандидатов, удовлетворяющих их ожидания лишь фрагментарно, а не на системном уровне.

В чем же корень такой неприязни украинского общества в целом и среднего класса в частности к действующим государственным институтам? Если рассматривать потребление в самом широком смысле слова – то государство для гражданина – это совокупность сервисных функций (безопасность, здравоохранение, инфраструктура и многое другое). В существующих реалиях – государство все более и более испытывает конкуренцию внутри территории в сфере сервисных услуг (в Украине это ярко видно в сфере здравоохранения), а также глобальную конкуренцию среди государств (массовая миграция из Украины в Польшу, а из Польши в Германию например). Потому что в конечном итоге – программист из Украины живущий в Таиланде и выполняющий заказы для компаний, размещенных в США потребляет большей частью сервисные услуги тайского государства, а никак не украинского. И в этом смысле Украина конкуренцию проигрывает вчистую. Массовый выезд на Запад рабочей силы имеет корнем ту же причину – даже при равности зарплат в Украине и Польше – потреблять государственный сервис в Польше гораздо приятнее, чем в Украине.

Общеизвестно, что платой общества за потребляемые сервисы, предоставляемые государством, являются налоги. И если подавляющее большинство граждан, как наёмных сотрудников, не ощущают уровень их вообще – поскольку до граждан эти налоги и не доходят, а удерживаются при выплате заработной платы – то средний класс, особенно предприниматели ощущают эти затраты бизнеса очень осязаемо. Абсолютное несоответствие уровня затрат бизнеса и уровня предоставления сервисных услуг государством (порожденный в свою очередь олигархическим и коррупционным консенсусом) стимулирует бизнес уклоняться от налогов всеми доступными средствами. Действительно, думает предприниматель – почему я должен нести издержки на якобы бесплатную медицину (образование, правосудие) если в конечном итоге я буду вынужден повторно за них платить – в частной клинике (университете, коррупционные платежи для свершения правосудия). О текущей экономической целесообразности для бизнеса платить коррупционные платежи вместо легальных – отдельная тема для разговора.

В общем-то и большая часть граждан относилась бы гораздо более требовательно к качеству сервисных услуг государства, если бы налоги не взымались у источника дохода, а самостоятельно декларировались, и самое основное – уплачивались гражданами, например, в конце года. Когда при средней начисленной зарплате, например, в 16 000 т грн. в месяц, гражданин в конце года уплатил бы 34 560 грн. – думаю он гораздо острее реагировал на качество государственного сервиса и живо интересовался – куда конкретно ушли его деньги.

Желание качественного потребления – ездить по нормальным дорогам, получать нормальное медицинское обслуживание, иметь возможность дать нормальное образование своим детям, рассчитывать на справедливое осуществление правосудия – является истинным объединяющим мотивом для среднего класса, невзирая на региональные, культурные или религиозные отличия.

Таким образом – политическая сила, способная обеспечить стандарты сервисов, предоставляемые государством и потребляемых гражданами и будет иметь поддержку среднего класса. Однако здесь возникает вопрос – почему граждане должны быть уверены в том, что данная политическая сила, помимо обещаний, будет способна эти стандарты воплотить в жизнь?

Ответ, исходя из рассмотренных мотиваций, лежит на поверхности. Такая политическая сила может это делать и ДО прихода в любые государственные структуры. Механизм достаточно прост – если гражданин является участником общественного движения (основной политической силы) и плательщиком членских взносов, то он имеет доступ к ряду сервисов, альтернативных государственным, где общественное движение защищает его права.

Популярные статьи сейчас

Украинцам объяснили особенности использования одногривневых монет старого образца

Школьникам утвердили новый рацион питания: что запретят

Украинцев предупредили о резком подорожании интернета

Налоговая устроит проверку денежных переводов заробитчан

Показать еще

Например, медицинское обслуживание – представим себе, что общественное движение численностью в 10 тысяч человек путем электронного голосования выбрало и заключило договор с сетью клиник на предоставление пакета медицинского сервиса за абонентскую плату. Во-первых – это совершенно другая цена сервиса, чем для стороннего клиента. Во-вторых – клиника понимает, что если сервис будет неудовлетворительным, то она будет иметь дело не с одиноким рассерженным клиентом, а с юридической службой, нанятой общественной организацией за счет членских взносов, а это и репутационные потери и существенные финансовые издержки.

То же самое касается и юридической защиты – члены общественного движения посредством электронного голосования выбирают обслуживающую их юридическую компанию на условиях ежемесячной абонентской платы. Столкнувшись с проблемами в области правосудия – член общественного движения знает, что ему не придется нести эти затраты в одиночку и его права будут защищены лучшими в данной области.

Таких сервисов может быть достаточно много и если общественная организация будет способна организовать предоставление максимальное количество подобных сервисов, особенно в тех сферах, где конкурентом являются неэффективные государственные сервисы, то такая общественная организация к моменту проведения выборов будет иметь:

— репутацию и опыт долгосрочного сотрудничества со своими членами;

— опыт в организации представлении сервисов, альтернативных государственным;

— истинно мотивированных сторонников, потенциальных агентов изменений;

— первичный кадровый резерв.

За счет членских взносов должны также финансироваться аналитические программы осмыслению и разработке вектор развитию страны, разработка законодательных инициатив, переосмысление государственных институтов и их эффективности, чтобы при прохождении в законодательный орган власти политическая сила, основанная в рамках такой общественной организации – будет иметь четкую и выраженную и неукоснительно соблюдаемую политическую позицию.

Формирование правильно и акцентировано мотивированной малой группы может радикально повлиять на политический ландшафт нашей страны. Безусловно, такой проект рассчитан на годы, но с другой стороны – для радикального избавления от укоренившейся в нашей стране коррупции и олигархии кавалерийского наскока недостаточно. Это умная, хитрая и приспосабливающаяся гидра, для победы над которой нужна подготовка, воля и ресурсы.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook