Чрезвычайная норма

Если бы не паспортный контроль на канадско-американской границе, то переход из провинции Онтарио в штат Нью-Йорк можно было бы и не заметить. Ещё не так давно, до 2000-х, зазевавшиеся на незначительной сельской дороге водители по ошибке оказывались в соседней стране. Та же самая природа с холмами, горами и реками, каждая вторая из которых непременно называется Миссиссиппи, те же городки со старыми церквями и кладбищами.

И одновременно — это прекрасный пример того, как те же люди одной культуры в одних и тех же условиях создали два очень разных общества. Не лучше, не хуже, а разные. Ведь от одной и той же изначальной ситуации можно оттолкнуться всевозможными способами. Можно исходить из индивидуальной свободы и, как результат, неизбежной политики конфронтации, а можно исходить из общего блага через поиск консенсуса. Универсального рецепта тут нет и быть не может. Работает и то, и другое, поскольку социальная жизнь — это вечный поиск баланса между правами одной личности и задачами всего общества.

Мы любим порассуждать о свободе того и сего, но, в действительности, свобода вне контекста общества и экономики — всего лишь метафизическая абстракция. Как показала неудачная попытка одного из будущих декабристов, (Облонского… Оболенского… или Ободзинского, но что-то на О…) освободить своих крепостных крестьян.

— Всё, — сказал он им, — теперь вы свободны.

— Это как? — удивились крестьяне.

— Да вот так, — ответствовал либеральный дворянин, — теперь вы принадлежите не мне, а себе, и вольны делать, что вашей душе угодно. Вот я какой прогрессивный!

— А земля? — полюбопытствовали крестьяне.

— Вы теперь к земле не привязаны, — продолжал благодетельствовать барин, — ни оброка, ни барщины, живите аки птицы вольные. Зачем вам земля, когда у вас есть свобода!

— А есть мы что будем? — расстроились несознательные носители мелкобуржуазного духа, который постоянно думает про “поесть”. — Как мы без земли прокормим наши семьи?

— Да что вы заладили? — стал раздражаться декабрист. — Что вы к этой земле прицепились, как крепостные какие, право? Да, вот, пойдите во фрилансеры или копирайтеры!

— Чаво? — удивились крестьяне. — Нет, барин, мы не согласны. Крестьянин без земли, что помещик без крепостных — и смех, и грех. Сама по себе нам воля ни к чему вне контекста экономической реальности рыночных отношений и прав частной собственности. А ещё грамотный!..

К сожалению, наше восприятие вещей часто базируется на семантике слов, нашей трактовке их значений, исходя, как правило, из похожести звучаний. А так ведь можно предположить, что известный подрывник Английского парламента образца 1605 года Гай Фокс назван в честь украинского «гая» — слова-то созвучны. То же самое происходит с понятиями «управлять» и «править». Они однокоренные, но имеют противоположные значения. В английском языке с этим легче, там глаголы «to govern» и «to rule» спутать трудно, ибо правит единоличный правитель, а управляет правительство, включающее в себя законодательный Парламент, администрирующий Кабинет и судебную ветку власти. Поэтому, в преддверии каких-то важных, скажем, президентских выборов, всегда полезно присмотреться к тому, что кандидаты намереваются делать, вступив на пост — править или управлять? И вспомнить, что править в Украине даже самым выдающимся и разлюбезным правителям долго не удавалось. Ибо люди, как правило, не любят, чтобы им указывали как жить, а предпочитают жить, как им нравится. И рассказывать им через декреты, что такое хорошо, а что такое плохо, бессмысленно и бесполезно без физического насилия. Чего многие тоже, как ни странно, не любят.

Единственное, что возможно и нужно сделать, — это решить, что является необходимой и достаточной нормой, и уже от этого строить общество. Так или иначе, это всегда происходит, но сознательный подход всегда предпочтительней подсознательного — часто эмоционального с надрывом.

Мне кажется, что восприятие определенных вещей и явлений в качестве нормы или стандарта определяет развитие страны и общества независимо от изначальных раскладов, каковыми они бы ни были. Что в одной стране считается временным, чрезвычайным обстоятельством, — таким как бедность или неотложная медицинская помощь, в других странах является общепринятой нормой. И соответственно выстраивается политическая, экономическая и социальная инфраструктура.

Взгляните на это с точки зрения страхования. Страховка существует для того, чтобы в случае непредвиденной беды для человек имелся бы выход из ситуации. Ты потерял работу — тебе помогают, пока ищешь другую. Попал в аварию — тебе дадут возможность прийти в себя. Но если ты постоянно без работы, или постоянно долбаешься машиной в столбы, то возникает вопрос — насколько это экстраординарно? Как говорится, если ты падаешь с небоскрёба один раз — это случайность, два — совпадение, три — уже привычка. Несколько лет назад страховые компании в канадской Альберте убрали из полисов страховку от наводнений, так как некоторые районы затапливались чуть ли не каждый год, и их жителям стало трудно утверждать, что это явление для них в очередной раз оказалось сюрпризом. После трех раз ожидается, что человек либо изменит свои обстоятельства, либо примет их как данность и не станет полагаться на помощь извне.

Мы можем согласиться с тем, что бедность и болезни неизбежны, и махнуть на них рукой, — мол, такова ля ви, — и просто ничего не делать. Можем решить, что бедность и болезни представляют собой чрезвычайные, неординарные обстоятельства, и, соответственно, организовывать жизнь так, чтобы их изначально предотвращать — через доступное качественное образование, социальную адаптивность и здоровый образ жизни, — что требует соответствующей инфраструктуры. Или решить, что бедность и болезни являются нормой, — а если сюда добавить немного традиционного христианства по вкусу, то просто обязательной нормой, — и поддерживать статус кво. И всё это будет работать, как задумано! Всё работает в мире не так, как хочется, а так, как оно организованно.

Мой тезис таков: состояние общества определяется тем, что оно считает постоянной и приемлемой ситуацией, а что — чрезвычайным и одноразовым событием. Было время, когда на высокую детскую смертность реагировали спокойно — бог дал, бог взял. Есть страны, где вооружённое или просто насилие считается неизбежностью, а есть, где они вызывает общественное неприятие. Где-то полагаются во всём на государство, а где-то воспринимают его как необходимое зло, вроде страховки на случай беды. В общем, надеюсь, что вы мои намёки поняли.

Вот вам задачки на проверку: образованный мужчина в юбке и хронический безработный без особых навыков? Богатый венчурный капиталист и бедный врач? Женщина, не умеющая готовить, и женщина, умеющая программировать ИИ? Динамо или Челси? Управлять или править? Вечно конфликтующие между собой свободные люди и подданные, поддерживающие в едином порыве стройными колоннами? Президент…. А вот тут уж вы решайте сами!

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook. 

Последние новости

В SpaceX назвали причину взрыва корабля Crew Dragon

Баканов рассказал о разоблачении международной хакерской организации

Зеленский посетит Варшаву по приглашению Дуды 1 сентября

Святошинский суд отпустил «беркутовца» под домашний арест

В СИЗО убили подозреваемого в изнасиловании ребенка

КНДР: Трамп нарушает обещания и “репетирует вторжение”

Обнаружена медуза размером с человека: Фото

Абромавичус: Приватизация оборонных заводов преждевременна

КСУ определил конституционность закона о декоммунизации

Дубилет-младший стал советником Баканова

Украина еще не предлагала Британии и США войти…

В Офисе президента объяснили, почему Зеленский меняет 12…

Встреча Зеленского и Трампа должна пройти до визита…

Пристайко: Украина примет меры из-за вмешательства Венгрии в…

Министр юстиции Австрии разрешил экстрадицию Фирташа в США