Пожар в Кемерово, в результате которого погибли дети стала одной из основных тем, обсуждаемых в СМИ на постсоветском пространстве. Естественная реакция психически здорового человека — высказать соболезнования родственникам и близким, сочувствие обществу, стране, в которой произошла трагедия. Но то, как освещается данная тема, какие тезисы продвигаются в различных странах наталкивает на мысль, что кроме естественной реакции мы имеем дело с обычной (извините за цинизм) информационной операцией, которая уже частично достигла своих целей.

Разберёмся с определениями

Термин «информационная операция» не является новым:

  • в США это уже более 30 лет является составной частью любой военной операции и включает, кроме привычных мер по охране обороне собственной информационной инфраструктуры, меры воздействия на инфраструктуру противника. Последние, среди прочего включают, воздействие на население, формирование общественного мнения и, через это, ограничение свободы политического манёвра противника.
  • в Российской Федерации концентрируются на более простом определении «ведение «психологической войны»: пропаганду и контрпропаганду в информационном пространстве (в том числе в интернете, в частности, в социальных сетях)»

Несмотря на разный подход к формулировке, суть остаётся неизменной — влияние на целевую аудиторию, которое может быть кратковременным (информационная атака, провокация панических настроений, недоверия к представителям власти, провокация конфликтов между группами населения и т.д.) и долговременным (формирование маркеров «добра и зла», «своих и чужих», отношения к государственным институтам, этническим группам и т.д.).

Информационные операции могут, и чаще всего, основываются на свершившемся факте (группе фактов), который можно проверить. Суть влияния в расстановке акцентов, продвижении отдельных тезисов при освещении событий. Вот на этом можно перейти к обсуждению трагедии в Кемерово.

Украина — часть российского информационного поля (как бы не пытался довести обратное Минстець)

Начну, пожалуй, с утверждения, что мы всё ещё находимся в общем информационном пространстве с Россией. Можно долго рассуждать об успехе блокирования сайтов, телеканалов, говорить об успехах Мининфрмполитики. Но одними запретами успеха не добьёшься — просто забирая и не давая ничего взамен, ориентации не изменишь. Даже «ура-патриоты» Украины, говоря об информационной независимости концентрируются на фейках РоссТВ, готовы долго обсуждать как плохо за поребриком, какое там население, могут часами анализировать особенности политики соседнего государства. Но спроси таких, например, о политических раскладах Польши, Венгрии, Словакии или Германии — как в песне Высоцкого (не помню, Вятрович уже запретил его или нет) «а в ответ тишина». Странно, мы ведь, вроде как идём в Европу и европейская информационная повестка должна быть ближе. А нет — мы всё ещё являемся частью российского информационного поля — так же жуём российские новости, просто изменив полярность. В магните есть два полюса, но они составляют одно целое и освещение трагедии в Кемерово — прекрасный пример. Начали обсуждать, одни понесли цветы к посольству, другие заговорили о том, что российской власти наплевать на граждан, были даже те, кто злорадствовал. Но вот странно, почему реакция на трагедию в 3147 км от украинской границы есть, но нет реакции на трагедии, которые произошли намного ближе географически:

  • Не так давно в промзоне Нью Дели произошёл пожар на заводе пластмасс. Сгорели заживо 20 человек. 25.03 взрыв и пожар на фабрике фейерверков — ещё более десятка сгоревших;
  • В конце февраля в Иране разбился пассажирский самолёт — 62 погибших;
  • Чуть позже в Египте столкнулись пассажирские поезда — 19 трупов, несколько десятков раненых;
  • 03 в Пакистане в результате взрыва погибли 24 человека на празднике Весны, а вчера ещё 13 после обрушения крыши склада сельскохозяйственного рыка. В обоих случаях погибли в массе своей женщины и дети;
  • 03 в результате взрыва в порту итальянского Леворно погибли как минимум 2 рабочих, несколько десятков получили ранения;
  • Более 1000 христианских семей покидают свои жилища в Пакистане, в связи с многочисленными убийствами на религиозной почве и угрозой новых погромов.

Это очень краткий перечень происшествий за последние 2 месяца — результат беглого поиска в сети. Естественно, он не включает в себя убитых в результате военных действий и полицейских операций. Что-то я не замечал обсуждение трагедии, не видел массы народа, несущей цветы к индийскому, итальянскому, пакистанскому посольствам. Не слышал и проверке безопасности на промышленных объектах, в морских портах страны. Странно, ведь перечисленные выше случаи произошли на расстоянии 600 — 3000 км от украинской границы — ближе чем торговый центр в Кемерово.

Что не так с обсуждением трагедии в России

Давайте посмотрим на хронологию освещения событий в Кемерово:

  • Первые сутки — информации 0, за исключением местных СМИ. Федеральные молчат. В Украине говорят о факте трагедии и молчании центральных каналов.
  • Вторые сутки — тезис о неосторожности ребёнка и далее освещение событий в России с упором на количестве жертв и их возрасте. Первая реакция официальных лиц РФ. В Украине подхватывают тезис о детях, говоря о «бесчеловечности» учителей и работников торгового центра.
  • Третьи сутки. В России заговорили о национальной трагедии. На федеральных телеканалах подчёркивают возраст большинства погибших, появляется тезис о сочувствии пострадавшим, солидарности с ними. В этом момент к посольству в РФ в Киеве, понесли цветы. Странно, ведь в первый день, когда это логично было сделать не было реакции и только после начала педалирования темы в самой России появились букеты и свечки в Украине.
  • Четвёртые сутки. Дальнейшее развитие тезиса о национальной трагедии в РФ. Пошла информация о загорании проводки. Акцент в СМИ делается на солидарности простых людей по всему миру. Основные тезисы «трагедия, в результате которой погибли дети, отодвигает политические разногласия», «такое может случиться везде», «мы все в одной лодке». Вторая сюжетная линия этого дня — трагедия для российской власти. Так появляются нерадивые чиновники на местах, а «украинские пранкеры», которых обвиняют чуть ли не в информационных диверсиях. В это же время в Украине, ка по команде начинают проверять торговые центры, объекты с массовым скоплением людей.

Теперь перейдём к логике событий. Трагедия случилась — это факт и первые часы власть в Кремле не знала что с этим делать — на фоне дипломатических скандалов, высылки послов, резких заявлений на внешней арене, появление точки напряжённости внутри страны было нежелательным.

Но, поскольку информация пошла в СМИ, утаить катастрофу такого масштаба стало невозможно, решили придать процессу освещения трагедии новые направления. Был запущен первый тезис, нацеленный на российское общество — погибшие дети должны были вызывать эмоции, жалость, сочувствие. Реакция первых лиц, активное обсуждение информации о закрытых дверях как причине всех бед должна была указать на «стрелочников». Образно говоря — если бы двери не закрыли, всё было бы ок. На этом этапе активно подавались подробности, которые не имели отношения к развитию событий, но, вместо желания анализировать, вызывали эмоциональную реакцию: последние звонки детей, героев, спасших малолетних граждан. Уверен, что людей, помогавших спастись другим было много, но выбрали хорошую подборку «героев для ТВ»:

  • сотрудники ТЦ (мол, не всё так плохо было с «Зимней вишней», есть прекрасные люди. Напрашивающаяся параллель — не всё так плохо в государстве),
  • матери, которые спасли своих и чужих детей — куда ж без них
  • охранники центра как свидетельство того, что и обычные граждане, не являющиеся сотрудниками силовых ведомств, могут стать «на защиту» других
  • и, естественно, курсант академии МЧС. Во-первых, он силовик, должен олицетворять государственную машину, «государева человека». Во-вторых, его надо было выбрать на фоне многочисленных жалоб пострадавших на непрофессиональные действия полиции и спасателей.

Информация пошла и общий негативный фон российским властям удалось переломить. Естественно, что обратная сторона медали — блокирование информации с мест (как, например, митинги местных жителей) и попытки изъять у жителей близлежащих домов мобильные телефоны (либо, как минимум, удалить кадры пожара, если таковые сделаны).

Популярные статьи сейчас

Налоговая проверит доходы украинцев: за что придется заплатить

Кароль показалась фанатам без макияжа

Как закончится битва за Украину: Александр Чалый объяснил логику выхода из противостояния США и России

В Украине с 1 февраля вводят новые цены на пластиковые пакеты

Показать еще

Удачный первый этап и реакция в соседних странах подкинула новую идею, новую, более масштабную сюжетную линию. Началось обсуждение того, что трагедия, смерть детей (на этом моменте про взрослых, погибших в пожаре уже не вспоминали), объединяет народы.

На внутреннем поле за счёт грамотной подачи удалось переломить информационную волну о высылке российских дипломатов из многих стран. Общая мысль, которую транслируют центральные каналы может быть сформулирована так: «в то время, когда нормальные люди скорбят вместе с нами, недоброжелатели хотят ещё больнее ударить Россию и Россиян, выбирают момент когда у нас горе». Таким образом фокус обсуждения уведён от вопроса «за что высылают дипломатов»? Скандал с отравлением в Британии ушёл в категорию «разное».

На внешнем поле работает тот же, пусть и слегка видоизменённый тезис. В Украине несут цветы к посольству РФ, проводя параллели между своей страной и Россией. Ещё раз подчеркну, индусам, пакистанцам, египтянам, даже итальянцам сочувствия не проявляли — ну сгорели там дети — «это не далеко, это не у нас». Про жертв, например, сирийской войны, помолчу.

Для усиления результата через социальные сети, а позже и через СМИ запускается тезис о том, что у нас надо проверить торговые центры. Начинается истерия, кто начал проверку, кто нет. Идея живёт сама по себе. На её явный идиотизм публика не обращает внимания. По крайней мере не задаёт вопросов:

  • Почему только торговые центры? А офисные здания, а спортивные сооружения — там ведь ещё больше народа. Почему не проверяют промышленные объекты, если уж так хочется? Ответ — потому что в РФ говорят о торговых центрах, а, например, стадион, крытый каток — это пока не горело.
  • Почему именно сейчас, почему, например, не после трагедии с одесским детским лагерем? А, тогда же проверяли только детские лагеря?
  • Почему нужна авральная проверка и авральные учения — ведь по идее должна просто работать система и обычных инспектор МЧС может закрыть объект, если тот не безопасен?
  • И, наконец, а была ли международная реакция на смерть детей под Одессой. Если нет — то как так получилось? Вот тут можно прийти к неудобному ответу, который рушит всю логику российской информационной операции — разница в акцентах при освещении трагедии, в плане подачи информации, в темниках.

Такая солидарность украинцев даёт благодатную почву для развития идеи о «диалоге между народами» — мол, политики поссорили русских и украинцев, сами люди ничем не отличаются и должны дружить. Вы возразите, что это не работает тут на фоне войны? Отнюдь. И дело не только в цветах — истерия с проверками, даже поиск среди родителей умерших детей критиков и сторонников Путина — это уже нужная реакция. Это база, с которой можно работать. Это как угольки во вроде бы потухшем костре — подул слегка, разгёб золу — можно подкидывать новые дрова.

Кем проводилась, сколько стоила и что дальше

Масштаб — тезис озвучили, запустили в соцсети. Его, как «модный», «популярный» подхватили украинские журналисты, никак не связанные с российской информмашиной.

Тезис о проверке ТЦ прекрасен тем, что РФ убедилась в своей способности влиять на ситуацию через якобы «украинское» информационное поле — главное найти базовый факт и выстроить несколько ключевых тем, последовательность подачи.

При этом, о прелесть ситуации, больших денег операция не стоила. В РФ сформулировали пару тезисов (в первую очередь для внутреннего пользования), адаптировали их для внешнего потребителя и запустили через пару СМИ и относительно небольшое количество блогеров (не только ольгинских ботов). Дальше сработали уже наши хомячки, которые, ну если нельзя перекрасить аватарку, то как минимум можно порассуждать о бедных детках, броситься покупать мягкую игрушку и нести к посольству. При этом даже не подумав, что, например, ребёнок из соседней малообеспеченной семьи или из детдома тут, в Украине, может быть мечтает о такой. Следующий этап — уважаемые СМИ, которые привыкли не задавать повестку, а реагировать на настроения хомячков. Подхватили и раскрутили.

Поэтому Кремлю такая информационная операция стоила очень дёшево. А вот дальше будет развитие двух сценарных линий.

  • Для России дойдёт до чего-то вроде «они погибли за Родину» — детей объявят чем-то вроде священной жертвы, которая сплотила народ в «трудную минуту». Церковь будет говорить о них как о хоре уже небожителей, которые будут «молиться за Россию». Русский «пипл схавает», как говорил один из российских исполнителей.
  • Украинская тематическая линия менее однородна. Для РФ и части населения Украины, находящемся в российском информационном поле будут говорить о «злобных правых политиках», которые смеются даже над трагедией. В противовес им покажут цветочки хомячков перед посольством и запустят пару наших политиков на федеральные каналы. Естественно, тех, кто скажет о едином будущем, несмотря на все «разногласия». Внутри страны будут обыгрывать тему сочувствия и тезис «мы такие же самые». Тем более, то рефлекторная реакция властей уже последовала. КМДА намеревается проверить все торговые центры (а почему не школы, не Цирк, не спортзалы, не вокзалы?). Параллельно тезис «мы такие же» может быть усилен какой-нибудь пиар-акцией «общественников». Как, например, недавнее «возложение цветов к памятнику Шевченко» в Москве, организованному Фондом мира. Тем самым, во главе которого стоит член ЛДПР, спикеры которой призывают резать украинцев. Всё населения нашей страны такая работа не охватит, но это и не надо — почитайте начало текста — информационная операция может иметь целью влияние на одну из групп населения, создание точек напряжённости и так далее. Различное отношение к «смерти невинных российских деток и руке мира, которую протягивают «адекватные» русские» — вот вам и точка напряжённости.

Что с этим делать? Как минимум переставать быть хомячками. Если вдруг, посмотрев телевизор или посидев в социальных сетях хочется проявить «лучшие чувства», то как минимум задать себе вопрос: «а почему именно сейчас захотелось, а вчера нет?». Проявлять солидарность, скорбеть с соседями — это хорошо. Но ещё лучше, проявляя так своё отношение подумать, а может внимание необходимо людям, которые живут рядом и которые ещё живы. Внимание, которое оказано до того, как соотечественник «сыграет в ящик» дорого стоит.

И прошу простить меня за, возможно, излишне жёсткие формулировки — надеюсь, что, хотя бы таким образом достучусь хотя бы до пары человек. Спасибо за терпение.

_____________________

Текст понравился? Отблагодарить автора просто — монетизировать благодарность переводом на карту ПриватБанка № 5168 7422 0332 9507

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook