Как видим ситуация в арабском мире вызвала живой интерес у украинцев, даже если учесть, что их значительная часть, точнее говоря, большинство украинцев никогда не было на Ближнем Востоке и в Магрибе. Ряд моих знакомых, например, говорили, что сегодня в Крыму пенсионеры гораздо более бурно обсуждают события в Египте и Ливии, чем,  собственно, внутреннюю политику. В целом, социология подтвердила эту информацию. Как видим, интерес к событиям в арабском мире проявили 67% населения Украины. Запад и Центр в большей степени, Восток чуть в меньшей, но в целом, около двух третей респондентов интересуются событиями на востоке.

Такой интерес во многом связан с тем, что респонденты экстраполируют ситуацию в странах арабского Востока на Украину и рассматривают происходящие там события, как форму альтернативного сценария для нашей страны. Это хорошо видно из ответов ниже. Так же заметно, что наибольший интерес к арабским революциям проявляется в сегменте от 30 до 55 лет. Это также закономерно, поскольку молодежь в Украине аполитична, а старики слишком погружены в проблемы элементарного выживания. Поэтому, к подобным событиям проявляют интерес те, кто заинтересован изменить ситуацию в стране, либо же ищет опыт, который можно использовать в Украине.

Смотрим этот график. На нем мы видим скорее стереотипы восприятия арабских стран, чем реальное понимание ситуации. Например, возьмем первый ответ — недовольство населения низким уровнем жизни и экономической политикой правящих режимов (47%). Ведь Бахрейн, Ливия, Египет, Йемен, Тунис и Иордания очень сильно отличаются друг от друга в социально-экономическом плане, да и политическими режимами. Объективных данных о ситуации на Ближнем Востоке украинские СМИ не дают, поскольку в основном переживают интерпретации, которые приходят с западных медиа и России. Поэтому, скорее респонденты  в данном случае скорее экстраполируют понимание украинской ситуации на происходящее у арабов.

Это касается и ответов ниже. Особенно интересно видеть ответ (5%) об активизации исламских организаций, в частности «братьев-мусульман», как причине массовых выступлений против властей. Однако, и в том же Египте, и в Тунисе, и в Ливии исламисты играли достаточно посредственную роль в раскрутке дестабилизационных процессов. По крайней мере, на данном этапе, но где-то в медиа услышали респонденты, что у арабов «прут исламисты»  и вот вам результат.

Этот график подтверждает мою догадку о том, что на ситуацию на БВ украинцы смотрят сквозь призму внутриукраинских проблем. «Кому выгодно?» — вопрос над которым уже полтора месяца бьются лучшие украинские журналисткие умы, в основном рассматривая различные околоконспирологические версии происходящего. Потом эти умы делают сюжеты, а респонденты составляют мнения. В результате появляются такие забавные ответы, когда 36% респондентов считают, что за дестабилизацией на арабском Востоке стоят США. На Западе Украины таких респондентов чуть меньше, на востоке чуть больше, но в целом чуть более трети твердо уверены, что американцы вдруг по только им понятной причине решили убрать лояльные им режимы и заменить на непонятного кого с неясным результатом. Но поскольку значительная часть населения полагает, что американцы это зло, которое любит разрушать другие страны, то просиходящее у арабов рационализируется, соответственно, как проявления такого зла.

Ну, хорошо, ладно США, но что делает в компании дестабилизаторов несчастная тандемная Россия? Ее в качестве дестабилизатора назвали 6% респондентов, но, как полагается, на западе -9%, в центре — 8%, а на востоке -3% (кто бы сомневался). Здесь мы ярко видим, что наши привычные региональные предпочтения Россия-Запада проявляются по полной программе. Конечно же, как и в случае с США, мало кто задается вопросом — а что собственно сделала Россия для дестабилизации, способна ли она сделать нечто подобное и, наконец, зачем России следующей в кильватере американской внешней политики делать это в принципе.

Зачем? Нет ответа. То же самое и в отношении ЕС с Израилем, которые, очевидно, решили наступить на горло собственной песне, похоронив лояльные себе режимы. В общем, внешние события мы воспринимаем сквозь призму привычных фобий и иллюзий, которыми пропитана вся внутренняя политика.

Популярные статьи сейчас

В НАТО оценили, как долго будут помогать Украине в войне с Россией

"Что в голове?": Зеленский прокомментировал обстрел Дома культуры в Лозовой

"Эпицентр" прекратил сотрудничество с "Группой Венето" из-за подозрения в краже гуманитарки

На полках супермаркетов изменились цены на гречку и макароны

Показать еще

Если посмотрим по возрастным группам, то опять-таки легко увидим ривычную картину. Люди старшего возрасте больше не любят США, молодежь больше не любит Россию, но, самое главное, что половина вообще затрудняется понять, что там у арабов этих происходит.

Переходим к следующему графику и что видим? Опять-таки оценка совпадает с региональным делением Украины. Отвечая на вопрос  — «чем закончатся массовые волнения» западная Украина оптимистично видит приход к власти «прогрессивных сил». Таких оптимистов набралось аж 33%, далее, как и следовало ожидать, вера в святое дело революции и светлое будущее, которая она несет падает пропорционально продвижению с запада на восток. В центре оптимистов -28%, а на востоке 25%. В целом по Украине их 28%.

Соотвественно, на востоке и в центре больше скептиков, которые ничего хорошего от революций и бунтов не ждут. Там таковых по 19%, тогда как на западе — 13%.

Характерно, что восток проявляет наибольшую неосведомленность относительно того, чем же все может закончится. Затруднились ответить аж 32%, тогда как центр и запад рассматривают самые различные варианты исхода событий на БВ.

На этом графике интересным является то, что оптимиз в отношении прогрессивного исхода арабских революций испытывают в первую очередь респонденты в возрасте 50-54 года. Учитывая предыдущий график, можно сказать, что большая часть из них живет на западе Украины. Молодежь практически на всех графиках занимает пассивную позицию, предпочитая «Х-фактор» неудачным проявлениям арабской модернизации. Наиболее пессимистично смотрят на перспективы арабского востока респонденты в возрасте 30-39 лет. Очевидно творческий урок оранжевой революции, где эта прослойка принимала активное участие, не прошел даром.

Теперь переходим оценке вероятности арабского сценария в Украине. Возможным его считают 40%, естественно, с большей долей в центре и на западе. Восток, опять-таки естествено, скептичен в отношении революционной активности и в лице 53% респондентов считает, что арабский вариант в Украине невозможен. В целом его же так считает 48% респондентов по стране, а еще 9% не определились.

Таким образом, видим четкое деление напополам, но не следует преувеличивать значение подобной позиции. В общем-то, респондент отвечая на этот вопрос, скорее выдает желаемый сценарий будущего, чем тот, в котором он сам был бы готов участвовать. В зимой 2009 года мы R&B Group проводили исследование на предмет протестных настроений украинцев. Тогда около 30% высказывали готовность участвовать в акциях протеста, а еще 6% были даже готовы взяться за оружие. Ключевое слово «высказывали», потому что реально действовать готовы единицы, а основная масса протестует оценочными суждениями на кухне.

Это не должно ввергать в уныние революционеров-недобитков в Украине, поскольку сами по себе такие настроения являются нормой, особенно в нашей стране. Масса всегда труслива и приходит в действие только тогда, когда появляются «смелые бараны», которые отважно поведут ее в бой. То есть, вопрос сдвига массовых настроений в сторону перехода от критических настроений в отношении власти к действиям,  лежит именно в плоскости организованного меньшинства, которое через социологию практически невозможно прощупать. Оно будет проявлять себя через бытовые конфликты, которые в силу деформации государственной системы невозможно решить, что логично переводит их на уровень антисистемных действий в том или ином промежутке времени (впрочем, это не тема нашего анализа)

Здесь мы видим повтор того, что рассмотрели выше, потому не будем углубляться в анализ этого графика.

Этот график ярко показывает, что для абсолютного большинства арабская ситуация осмысливается не через личный опыт, а через навязанный СМИ формат познания (если так можно выразиться) нюансов арабской дестабилизации. 96 % не планируют ехать в Североафриканские страны или на БВ. Поэтому принципиального значения ответы, размещенные в правой части колонки не имеют.

Подводя итоги. Данная социология интересна, как пример силы манипулятивно-мифологического влияния на сознание масс. Мы хорошо увидели, что восприятие процессов на Ближнем Востоке происходит сквозь призму собственных проблем (что естественно), наложенных на дезинформационную работу СМИ, которые в данном случае, нашли в арабской теме удобный инструмент, который позволил увеличить траффик, то есть силу интереса к самим себе. Поэтому граждане были успешно дезинформированны и слегка возбуждены, СМИ получили рейтинги и деньги, а  элиты удовольствие, что на время о них забыли. Ведь это дает прекрасную возможность увести из государственного кармана чего-нибудь, что не увели еще другие (как это произошло с «Укртелекомом»). В результате довольны остались практически все.