В последнее время наблюдается целый культ нормандского формата на уровне медиа, экспертной среды и первых лиц государства: якобы встреча лидеров нормандской четверки автоматически означает настоящий прорыв в урегулировании и нужно добиваться ее как можно скорее, организуя для этого все новые и новые консультации внешнеполитических советников.

Разделяющие такую точку зрения, как правило, не задаются вопросом: с чем именно лидеры стран нормандской четверки должны отправиться на эту встречу? И что объективно может предложить украинская сторона на сегодняшний день?

Это не просто вопросы, остающиеся открытыми. Это вопросы, на которые, очевидно, в команде Зеленского пытаются найти ответы, но на данный момент их варианты выглядят крайне непрезентабельно.

Подобное предположение напрашивается после слов новоназначенного министра иностранных дел Вадима Пристайко, представляющего Украину на встрече советников: якобы, есть некие «тайные договоренности», которые необходимо воплотить в жизнь до встречи глав стран нормандского формата. Но озвучить их содержание невозможно.

Однако, по уже установившейся традиции, российская сторона оказалась куда многословнее: вместо представлявшего РФ в этом формате Суркова заговорил Алексей Чеснаков, повторив все то же, что оглашалось всеми публичными российскими спикерами, связанными с переговорами о Донбассе – РФ требует полного выполнения Рамочного решения ТКГ от 20.09.2016, «развести силы в Петровском и Золотом», а также — «согласовать формулу Штайнмайера». По версии Чеснакова, только при удовлетворении этих условий саммит четверки может состояться.

Налицо серьезные расхождения со словами Вадима Пристайко, который сказал дословно следующее: «(…)ради достижения конкретного прогресса было решено вложить пока что все усилия в Станице Луганской вместо всех трех участков, начать восстанавливать там мост».

Таким образом, Пристайко получает крайне неудобную для себя ситуацию: новый глава МИДа оказывается перед необходимостью отвечать на целый ряд непростых вопросов.

  • Что на самом деле скрывалось за словами «детали договоренностей раскрыть министр не может»? Ведь формально то, о чем говорил Чеснаков, включает в себя и сказанное Пристайко. И, хотя очевидно, что делать поспешных выводов, опираясь исключительно на сказанное Чеснаковым, нельзя, российская сторона в очередной раз успешно использовала то смысловое пространство, которое украинские переговорщики оставили ей на откуп.
  • Станицу Луганскую всерьез решено сделать «витриной урегулирования» – любой ценой, без оглядки на текст договоренностей и здравый смысл? Если подойти к процессу отвода сил и средств в районе Станицы Луганской объективно, с опорой на карту разведения и условия Рамочного решения ТКГ, то можно увидеть, что практически все условия отвода, прописанные в документе, и сроки, обозначенные официальными представителями Украины, в том числе и президентом Зеленским, были сорваны боевиками, подконтрольными РФ. До стадии, на которой всерьез можно будет говорить о восстановлении моста, на деле еще очень и очень далеко.
  • Почему в украинском МИДе настолько убеждены, что встреча на уровне глав внешнеполитических ведомств нормандской четверки не нужна? (а именно об этом и сказал Пристайко)

Команде Зеленского давно пора отбросить свои иллюзии: никакого «скорейшего завершения войны» не будет, если речь не идет о последовательной сдаче своих позиций и выполнении условий Минских соглашений в одностороннем порядке.

Никакая встреча нормандской четверки не станет панацеей в том случае, если у команды нового президента нет в арсенале своего алгоритма урегулирования, а не набора запоздалых реакций на действия РФ.

Никакие заявления о «секретных договоренностях» никогда не снимали вопросов, закономерно возникающих по итогам каких бы то ни было международных переговоров. Скорее наоборот: рассказы о «тайных планах» не приводят ни к чему, кроме желания обнаружить хоть какую-то информацию.

И здесь «на помощь» приходят российские СМИ, неформальные и непроверенные источники информации вроде того же анонимного телеграма.

Эффект от таких «добрых услуг» мы уже наблюдали на прошлой неделе, когда неумение первых лиц государства обращаться с информацией послужило причиной  серьезного стресса, пережитого родственниками заложников, незаконно удерживаемых в РФ.

Да, безусловно, украинцы ждут от нового президента и его команды очень и очень многого. Можно сказать даже – нереально многого. Но начать необходимо с открытого диалога, а не попыток отмолчаться и сослаться на «секретность» – настоящую или мнимую. Разумеется, не все детали переговоров нужно и можно озвучивать. Но оставлять право интерпретации произошедшего одной лишь российской стороне — не преступление, а хуже: ошибка.

Популярные статьи сейчас

Правительство одобрило запрет на выезд чиновников за границу без уважительных причин

Нафтогаз ответил, как передать показания счетчика за газ после перехода от другого поставщика

Переселенцам ответили, можно ли получить выплаты по больничным: какие нужны документы

Киевстар бесплатно увеличил объем популярных услуг

Показать еще

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» вYoutube, страницу «Хвилі» в Facebook