В настоящее время очень модно стало говорить об оппозиции, о власти и о всех связанных с этим , особенно в среде интеллектуалов, называя данную разнородную по своему составу социальную группу, относящуюся в определении К. Маркса к среднему классу, ирония не предполагается, разговор не только от тех, кто занят интеллектуальным трудом, а тех, кто имеет либо квалификацию в профессиях требующих определенного уровня образования, не ниже среднетехнического, либо тех людей у кого за плечами достаточный жизненный опыт. Объединяет их всех то, что на самом деле все, что с ними происходит им не безразлично и есть желание ощутить некоторую предсказуемость происходящего, как сегодня, так и в будущей, желательно хотя-бы среднесрочной перспективе.

Российская действительность к оптимизму ее восприятия не располагает, несмотря на отдельные положительные моменты, которые все же есть.

Прежде, чем говорить о самой оппозиции ее месте и роли в современной российской действительности, сделаем небольшой экскурс в четверть вековой период истории новейшего времени.

Советский Союз периода своего заката представлял весьма интересное образование, он уже не был по своей сути единым образованием с формальным разделением, нет, формальное разделение, к середине 80-х годов XX века, стало приобретать уже черты реального разделения. В СССР сформировался класс, даже можно сказать каста, управленцев имевших достаточно мощные рычаги влияния на общество, экономику и политику, но не имеющая никакого доступа к собственности, что в целом и сыграло свою негативную роль. Да, назвав управленцев кастой, надо заметить, что каста это не была закрытой и отличалась, как вертикальной, так и горизонтальной ротацией, с системой профессионального и идеологического отбора кадров в эту касту, но в целом попавший в касту управленцев индивидуум становился защищенным от прямого общественного воздействия, он как бы был поставлен уже над обществом и изменить его состояние могли только процессы внутри касты. Это касалось очень многих вопросов и защищенность от судебного преследования; и отличающийся уровень благосостояния, конечно справедливости ради, надо заметить, что этот уровень не носил характера глобального разрыва, но все же существенно отличался от среднего; нельзя пройти и мимо социального статуса выделявшего членов касты из общества и другие характерные черты.

В тот же период времени, к середине 80-х годов XX века, особую роль в обществе стал играть криминальный мир, сформировавшийся в устойчивые криминальные сообщества и контролировавший сложившуюся на тот момент негативную экономику. Криминальный мир был уже готов сыграть свою роль, освоив новые для себя направления деятельности, проявляя гибкость методов и силу.
Еще одним выделенным слоем была научная элита, которая с одной стороны была частично включена в управленческую касту, но в тоже время оставалась во многом независимой частью советского общества, при это будучи более закрытой кастой, по сравнению с кастой управленцев. Но следует выделить и особую роль научной элиты, как рупора идей в обществе, фактически через научную элиту можно было провести любую общественно значимую идею, настолько высоко ценился в обществе их статус, и таково было в обществе доверие к представителям научной элиты. Тоже самое можно сказать и о элите области искусств, хотя в отличие от научной элиты она была менее свободной в своих действиях.

Далее следует «мир кухонь», та неоднородная часть общества, включавшая в себя по сути всех остальных: научно-техническую интеллигенцию, не относящуюся к элите; слой высоко привилегированных рабочих и сельскохозяйственных тружеников, к ним надо отнести передовиков производств, некоторых высококвалифицированных рабочих; рядовых рабочих и сельскохозяйственных тружеников; пенсионеров; молодежь и т.д. «Мир кухонь» характерен тем, что на публике демонстрировались одни слова и действия, а в узком кругу слова и действия были другими, такая раздвоенность общественного сознания, носившая достаточно массовый характер, другой вопрос в степени критичности по отношению к действительности и разнице между «кухонными разговорами» и разговорами на публике. Именно здесь вызревал весь антисоветизм общества. До тех пор, пока он оставался на кухнях, он действовал как массажная накидка, помогая компенсировать переставшие работать социальные лифты, которые к началу 80-ых уже заржавели настолько, что перестали обеспечивать достаточный уровень мобильности пассионариям.

А в завершение следует вспомнить о маргинальной части общества, открыто выражавшей полное непринятие существующей действительности, вплоть до перфоманса, что отрицательно сказывалось на восприятии данной части общества всем остальным обществом.

Вот такая общественная картина, к середине 80-х годов XX века. Особенно явно это проявляло себя на окраинах СССР, в частности национальных, где существенную роль играли национальные кадры, особенно в управленческой элите, и где объективно возник рост национального самосознания, с учетом общедоступности базового среднего образования, как, правило, приводившего, в итоге, к овладению средне специальным профессиональным образованием.

Самым сложным моментом является анализ экономики СССР, как фактора повлиявшего на его судьбу, в СССР был явный экономический перекос в область военно-промышленного производства, однако, объяснимый в условиях противостояния с НАТО, именно в военно-промышленном комплексе сосредотачивалась элитарность и высокая квалификация. Этот прекос тоже сыграл негативную роль в судьбе СССР, возможно, если бы его вовремя отследили и приняли правильные шаги к его исправлению, существенная база антисоветизма общества была бы нейтрализована. В целом в существующей действительности, в том числе и в разделении труда внутри СССР, экономика была достаточно стабильной и обладала существенным потенциалом, благодаря которому мы и живем до сих пор, однако исключать влияние внешнеэкономических факторов, тоже нельзя. Вообще и целом уклад экономики СССР был догоняющим, несмотря на ряд позиций, где СССР занимал ведущие роли в мире. Здесь еще немаловажную роль играло одно обстоятельство, которое упорно не хотят замечать, а именно, разрыв между научно-техническими разработками и производительным уровнем, зачастую созданное в лаборатории изделие внедрить в производство просто не удавалось, материально-техническая база производства сделать это не позволяла, такие изделия так и оставались, не более чем, лабораторной игрушкой.

Следует, конечно, отметить и коррумпированность советской системы, хотя опять же с нынешним уровнем коррупции советская коррупция не идет не в какое сравнение, тем не менее, коррумпированность была и объективно влияла на общественные процессы, на восприятие действительности обществом.

Из, описанного, получается практически предреволюционная ситуация по В.И. Ленину, «когда низы не хотят, а верхи не могут», однако, есть нюанс не хотели уже все, в чем многие сейчас и признаются.

В середине 80-х эти социальные процессы недовольства действительностью вырвались наружу, во многом благодаря изменению внутренней политики, связанное с приходом к власти М.С. Горбачева и его команды. Оставив в стороне вопрос о теории заговора, была она или нет, надо отметить один не маловажный фактор М.С. Горбачев это закономерное явление в той ситуации, он полностью является продуктом своего времени и выразителем идей выдвинувшей его управленческой элиты, другой вопрос, что во многом его действия и действия его команды привели к ослаблению СССР и краху социалистического лагеря приведя в итоге к усилению влияния НАТО на мировой политической арене, в условиях отсутствия реального противовеса их политике.

Итог всего этого нам известен, СССР развалился на ряд осколков со схожими проблемами, но стоит отметить даже не это, это как раз объяснимо схожестью управленческих элит и экономической общностью, поразительный факт, что все просто кричат о том, что результаты референдума за сохранения Советского Союза проигнорировали, но никто, не вышел и не защитил СССР от развала, не противостоял этому процессу, все по сути дела молча это проглотили, хотя в итоге большинство постсоветского населения психологически тяжело переживало это процесс распада. Именно это и явилось той самой «пятой колонной» сыгравшей роль катализатора процесса распада СССР, даже не сами люди, а проявленная политическая пассивность и стала смертельным приговором…

Популярные статьи сейчас

Украинцам с ноября выплатят по 2200 гривен: кто сможет получить

Данилов прогнозирует эскалацию на фронте в октябре

Гречка существенно подешевела: сколько продержатся нынешние цены

В Украине готовятся к банкротству системных банков, среди них ПриватБанк, ОщадБанк и Альфа-Банк

Показать еще

Внутри России большее влияние на общество оказали именно 90-е годы XX века, именно они нанесли российскому обществу непоправимую социальную травму, от которой российское общество так и не оправилось. Преобразования 90-х проводились под либеральными лозунгами, но с точки зрения классического либерализма, то, что делалось к либерализму не имеет, по сути, никакого отношения, был банальный процесс разворовывания советского наследства, в котором участвовало большинство населения, рушились экономические связи, эти процессы доходили до абсурдности, когда делились не только целые предприятия, вплоть до производственных участков в цехах. Еще одним моментом стала пассивность руководства большого числа предприятий военно-промышленного комплекса, которые замерли в ожидании того, что все вернется назад, и станет как прежде, это дорого обошлось военно-промышленному комплексу, который вместо того стать локомотивом вытягивающим страну из пропасти сам в итоге оказался в плачевном состоянии, растеряв при ожидании свой потенциал. Все это явилось фоном для процесса сращивания криминала с государственной властью при беспомощности российских правоохранительных сил приведшее к настоящему разгулу преступности и формированию новой криминальной элиты. При этом связь внешних проявлений и скрытых за ними процессов не столь очевидна, как иногда кажется порой, как раз те самые скрытые процессы и были видны скрывая по собой более очевидные вещи, так например криминальные войны 90-х годов, с целью переопределения влияния в криминальном мире, и от которых все шарахались, скрыли под собой общую тенденцию к криминализации всего общества, формирование общественного сознания в терминах и понятиях криминального мира, хотя этот процесс и не был изначально скрытым. Сейчас собственно говоря мы пожинаем плоды всех этих процессов в полной мере, например удивительно не существование «цапков», удивительно то, что общество придало этому вдруг значение, это обычная можно сказать нормальная практика общественной жизни постсоветской России, на протяжении последних 20 лет…

И вот в нулевые все немного поутихло, скрытые процессы, как им и положено, заняли свое место, на первый план вышли другие вопросы, в некотором плане ситуация заморозилась, но не исправилась, а именно застыла, или перешла в вялотекущие формы. Немного исправило ситуацию «нефтедолларовое изобилие», правда скорее нивелировало, чем реально исправила ситуацию, в этот период криминал окончательно вывел большую своих часть активов из тени узаконив их таким образом, возник и целый пласт тех, кто обслуживал это процесс, зачастую даже не осознавая, что именно этим и занимается, помогает криминалу легализоваться, что последний делал отнюдь не в национальных интересах, а с целью легализоваться на мировом уровне, связанно это было с тем, что после 11 сентября 2001 года, в мире пошли процессы, грозившие реквизированием любого капитала легальность происхождение которого подтвердить не удалось бы.

Однако, как только, мировую экономику залихорадило, то это через некоторый лаг сказалось и на состоянии России, многим нынешним негативным моментам нашей жизни мы обязаны, как раз неразрешенности проблем последней четверти века, которые могут сказаться негативно и на судьбе самой России, именно в силу социальной пассивности населения, которая очень быстро может сублимировать в реальную бунтарскую активность, как только скажется социальная незащищенность этого самого населения, а с учетом фактического или формального отказа государства от своих обязательств, скажется это весьма скоро…

И вот в таком состоянии, переживая депрессию экономики и ухудшение социальной защищенности населения Россия подошла к выборам 2011 и 2012 годов. И тут началось форменное светопреставление, цирк под открытым небом, причем как со стороны власти и примкнувшим к ней силам, по тактическим, или даже, стратегическим соображениям. С другой стороны активизировались протестные силы названые оппозицией, которые по большей части преследуют исключительно свои частные интересы.

Коснемся одного важного вопроса, который очень будоражит некоторые пытливые умы, да вопрос о финансовой поддержке всего этого цирка со стороны внешних сил, почему то все сосредоточились исключительно на созерцании «западного горизонта», а ведь есть еще влиятельный и достаточно богатый «восточный мир», где основную силу в этом плане играют исламские государства Персидского залива, у них тоже есть свои интересы в отношении России и сбрасывать этот фактор со счетов означает проявлять недальновидность. Интересы в отношении России есть и у Китая, как мирового производителя с растущими ресурсными потребностями и исчерпавшего ресурс дешевой рабочей силы.

Страны Запада и до вступления в ВТО прекрасно контролировали ситуацию в России в целом, и нынешняя власть для них в этом смысле не помеха, а скорее наоборот серьезное подспорье, так как сумела заморозить ситуацию предав ей вид стабильности и создала условия для социальной и политической пассивности населения, при относительном его благополучие, в недавнем прошлом. В основе западного отношения к России лежит англосаксонский прагматизм, выражающийся в следующем: «как бы туземцы не резали друг друга, это их проблемы, главное, что бы были соблюдены наши интересы и мы получали от этих туземцев то что нам нужно, мы даже готовы с ними немного делится». Если бы Запад реально хотел бы получить контроль то действовал он бы совсем по другому, Россия в этом плане ему неинтересна, больший интерес представляет богатеющий третий мир способный в силу растущих собственных потребностей лишить Запад его привычного жизнеустройства. И уж точно Запад не заинтересован в развале России, ведь осколки такой страны получат в распоряжение, например, ядерные технологии на которые всегда найдется покупатель…

Однако и не влиять на ситуацию в России Запад не может, он должен это делать, для него это жизненно необходимо держать ситуацию под постоянным контролем, в силу этого он вполне возможно и осуществляет финансовую подпитку обоих сторон разворачивающегося действия, одних он финансирует с целью того, что бы они контролировали и держали ситуацию в нужном для него русле, других он финансирует с целью напоминания, что Запад всегда может поменять одних на других, если последние будут слишком наглеть, остальным предоставлена роль статистов и позволено даже язвительно комментировать все это действо, самое главное все заняты друг другом, а Запад получает, то, что ему нужно, ну иногда слегка грозит пальчиком – «Не балуйте!». Восточные игроки более хитры в этом плане, они явно в ситуацию не вмешиваются, проводя финансирование интересующих их сил по очень хорошо отлаженным скрытым каналам, в том числе и через Запад, но в конечном итоге именно они наиболее заинтересованы в развале единой России, так как это исключает Россию, как их конкурента, а так же дает возможность получения определенных интересующих их ресурсов, в том числе и еще имеющихся технологий.

В этом плане любая истинно оппозиционная деятельность в России провальна, де-факто, ибо любая настоящая оппозиция будет требовать не абстрактных честных выборов, что по сути дела бессмысленно в сложившихся условиях, а разрешения стоящих перед Россией вопросов-вызовов, как во внутренней жизни страны, так и на мировой арене, а это реальный путь к укреплению страны. Вот только никто не решается назвать эти вопросы, многие сейчас поддерживают власть испытывая опасения перед возрождением 90-х при ее смене, а большинство вообще пассивно к этим вопросам, предпочитая решать свои проблемы…