Имя Джулиана Ассанжа прогремело в мировой прессе ещё в середине 2000-х годов, а после 2010 года оно стало известным на весь мир, символом новой журналистики, сопротивления системе и попытки рассказать людям неприятную, болезненную и, порой, даже опасную правду о неформальной, теневой стороне мировой политики.

Он и его сайт «Wikileaks» навсегда вошли в анналы истории журналистики. Они сумели спровоцировать несколько международных дипломатических кризисов, вскрыть грязь и мерзость войн в Ираке и Афганистане, пролить свет на крупнейшую кампанию по слежке в истории, влезть в предвыборную кампанию США и оказаться на острие политических баталий в нескольких странах мира.

В конце концов, преследование сразу нескольких спецслужб ведущих мировых государств загнали зарвавшегося, дерзкого и слегка эксцентричного журналиста в подполье. В 2012 году, скрываясь от лондонской полиции, он нашёл убежище в посольстве Эквадора в Великобритании.

На протяжении долгих 7 лет Ассанж оставался узником посольства, которому постепенно обрубили большую часть связи с внешним миром: Интернет, друзья, родственники и даже домашнего кота грозились забрать. И вот Эквадор выдаёт уже ставшего легендарным основателя «Wikileaks». Событие вызвало смешанные чувства.

Вроде как всё произошло весьма неожиданно, но с другой стороны, все знали, что когда-нибудь это случится, особенно после смены власти в Эквадоре в прошлом году. Выдача Ассанжа британцам вызвала бурные обсуждения случившегося в самом Эквадоре и вызвала разногласия в правящей партии, вбив клин в отношениях действующего президента и бывшего главы государства.

Что же такого произошло, что вынудило Эквадор уступить и выдать Ассанжа, и как это связано с международной политикой? Давайте разбираться. Начать необходимо с обзора внутренней политической ситуации в Эквадоре.

На момент 2012 года при власти в этой латиноамериканской стране находился президент Рафаэль Корреа – убеждённый антиимпериалист, сторонник идей боливарианской революции и так называемого «социализма XXI века».

Выросший в небогатой городской семье отца-наркокурьера, которого арестовали, когда Рафаэлю было 3 года, будущий президент сформировался во время бурных 1990-х годов во время учебы в Университете  Иллинойса под влиянием всемирно известного экономиста Джозефа Стиглица.

Последняя фаза идеологической эволюции Корреа пришлась на конец 1990-х, когда в Эквадоре разгорелся острый экономический кризис, вынудивший тогдашнего президента Хорхе Хамиля Мауада отказаться от национальной валюты в пользу американского доллара и объявить дефолт. Это вызвало гнев коренного населения и профсоюзов, а также многих эквадорских экономистов, в числе которого был и будущий президента Рафаэль Корреа.

Когда Корреа вошёл в мир большой политики, он уже сформировался как сторонник социалистических идей, концепций единства Латинской Америки и противостояния с США, в которых видел врага, пытающегося захватить контроль над ресурсами его страны.

Именно проамериканская политика бывших президентов Хорхе Мауада, Густаво Нобоа и Лусио Гутьерреса поселили в нём эту уверенность. Кстати, позже, Корреа инициировал преследование всех троих по обвинениям в коррупции и отмывании денег. В 2014 году на 12 лет посадили Мауада. Нобоа сбежал в Доминикану, а Гутьерреса арестовали после попытки военного переворота в 2010 году.

 

 

Популярные статьи сейчас

Данилов спрогнозировал, когда оккупанты пойдут в широкое наступление

МИД Украины вызывает посла Венгрии из-за заявлений Орбана и сравнения Украины с Афганистаном

Запах войны. История выживания семьи Алины Стайловской в Мариуполе и ее чудесного спасения

ЕС готовит новые санкции против Беларуси, – Bloomberg

Показать еще

Сам Корреа пришёл к власти на волне так называемой «Гражданской революции» 2007 года как представитель внесистемных сил, выступивший против надоедливого людям истеблишмента и неолиберальной модели развития государства, которую винили в проблемах бедности, социального расслоения общества и экспроприации земель коренного населения.

Как и в Венесуэле при Уго Чавесе, Корреа начал вкладывать кучу денег в развитие инфраструктуры, образования, медицины. Минусом правления Корреа стали его авторитарные замашки, из-за которых значительная часть социальных движений и профсоюзов, поддержавших его, оказались отстранены от принятия политических решений. Со временем, именно они станут выступать против правительства.

Тем не менее, экономика Эквадора во времена Рафаэля Корреа действительно оздоровилась, а благосостояние людей заметно улучшилось, при этом упал уровень бедности и социального неравенства. Более того, были расширены права коренного населения и усилено давление на транснациональные корпорации, что, собственно, и привело к конфликтам с Канадой и США.

В своей, преимущественно антиамериканской социалистической политике Рафаэль Корреа нашёл и единомышленников: президента Венесуэлы Николаса Мадуро и президента Боливии Эво Моралеса. Вместе, они мечтали свести к нулю влияние США на континенте.

И тут неожиданно подвернулся удобный случай громко о себе заявить и подразнить США – дать убежище их злейшему врагу, коим к 2012 году стал Джулиан Ассанж. Такое решение было принято скорее по политическим мотивам, чем в защиту прав человека и свободы слова. Ведь самого Корреа нередко обвиняли в сильном давлении на оппозицию и журналистов, и даже в похищении оппозиционера. Он принял решение приютить Ассанжа, видя в этом элемент своего противостояния с США.

А теперь прокрутим время немного вперёд. Май 2017 года. Президент Эквадора Рафаэль Корреа уходит с должности, уступая место новому главе государства, своему приятелю и давнему соратнику с весьма красноречивым именем. Речь идёт о прикованном к инвалидной коляске Ленине Морено, выходце из бедной амазонской семьи учителя, который был фанатом Владимира Ленина и Вольтера.

До своего избрания Морено был вице-президентом при Рафаэле Корреа. Именно последний вывел Ленина Морено в большую политику и научил всем прелестям политической жизни Эквадора. Неудивительно, что именно он стал приемником Рафаэля Корреа, выбранным для продолжения политики своего «ментора». Однако, как это часть бывает в жизни, всё произошло совершенно не так, как планировалось.

Ещё в 2014 году, когда начали падать цены на нефть, между Морено и Корреа начала просматриваться пропасть в отношениях и взглядах на будущее Эквадора. Рафаэль Корреа не считал, что ослабление экономики в результате падения цен на нефть, свидетельствует о провале его экономического курса. Он был убеждён, что в значительной степени кризис спровоцирован той самой долларизацией экономики, которую проводили его предшественники.

Со своей стороны, Ленин Морено всё больше отдалялся от своего учителя. В 2013 году его срок вице-президентства завершился, и на второй заход его уже не взяли. Тогда стало окончательно понятно, что Морено ушёл в свободное политическое плавание и будет баллотироваться в президенты.

С приходом к власти в 2017 году, Морено резко отошёл от партийного курса, развернув политику Эквадора на 180 градусов, дистанцировавшись от боливарианского интернационала. Вопреки мнению многих его соратников, радовавшихся поражению неолиберала и капиталиста Гильермо Лассо и победе «своего» кандидата, Морено не продолжил политику Рафаэля Корреа.

Самому экс-президенту пришлось покинуть ряды партии в начале 2018 года, затем против него началось уголовное расследование по обвинению в коррупции. Новую партию Корреа создать не разрешают до сих пор.

 

 

 

 

Тем временем, новый президент Ленин Морено ускорил процесс демонтажа старой социалистической боливарианской системы, сформированной Рафаэлем Корреа. Он не поддержал своих традиционных союзников – Венесуэлу и Никарагуа – после начала кризиса в этих странах. Кроме того, Морено вывел страну из ALBA – организации, созданной Уго Чавесом и Фиделем Кастро, служившей идеологической платформой «социализма XXI века».

Затем президент Эквадора объявил о прекращении финансирования венесуэльского телеканала «Telesur», на который из казны ежегодно уходило около $ 2 млн. Эквадор заявил ещё и о намерении покинуть региональный блок UNASUR, из которого до этого вышли 6 латиноамериканских государств, в которых власть перешла к правым силам.

Наконец, Морено нарушил одно из, так сказать, «кредо» латиноамериканских социалистов, и сделал то, чего никто не делал 16 лет – взял кредит у МВФ в размере $ 4,2 млрд.

Все эти действия сопровождались критикой «папередников», в частности Рафаэля Корреа  и его экономической политики. В ответ, последний обвинил Морено в «предательстве» идеалов и ценностей партии, а также в том, что он «продался» Соединённым Штатам.

Несмотря на разногласия между Морено и Корреа по поводу экономики, до сих пор вопрос такого внезапного и резкого разворота политики нового «левого» президента вправо остаётся загадкой.

По некоторым данным, Морено был обижен, что его не взяли на второй срок вице-президентом, и это обыкновенная месть, которая завела страну в кризис и зависимость от внешних кредиторов. Другие считают, что Ленин Морено никогда не был искренним «социалистом» и приверженцем боливарианских идей. Третьи же прямо обвиняют Морено в том, что он просто договорился с США, которые перетащили его на свою сторону.

Собственно, тот же Рафаэль Корреа утверждает, что ему известно о тайных договорённостях между США и администрацией Морено, которых они достигли в 2018 году в ходе визита вице-президента США Майкла Пенса в Эквадор. Эти соглашения якобы включают в себя следующие пункты:

  • Отказаться от поддержки Венесуэлы и Кубы;
  • Оставить в покое дело «Chevron» (американскую компанию обвиняли в загрязнении нефтью земель коренных жителей Эквадора);
  • Выдать Джулиана Ассанжа.

Дело Ассанжа стало кульминацией изменений во внешней политике Эквадора. Эти шаги окончательно порвали отношения Ленина Морено с его учителем и другом Рафаэлем Корреа. Что же получил Эквадор за выполнение всех трёх пунктов Пенса? Для того, чтобы это понять, нужно просто посмотреть, что происходило в переговорах США и Эквадора на протяжении последних полугода.

Ещё в прошлом году, когда Пенс приезжал в Эквадор, Штаты требовали от страны отказаться от кредитных денег Китая, который строит там огромную ГЭС, впустить американские нефтяные компании на рынок, закрыть глаза на не очень благовидную деятельность компаний в Амазонии и выдать Джулиана Ассанжа. Последний вопрос был особенно чувствителен для президента Морено. Изначально, он не собирался сдавать основателя «Wikileaks», осознавая политические последствия такого шага в восприятии населения.

Осенью 2018 года Эквадор приостановил переговоры с Китаем по нескольким инфраструктурным проектам. К концу 2018 года все проблемные дела относительно американских нефтяных компаний были закрыты или отложены с глаз долой. Однако выдавать Ассанжа официальный Кито всё-таки не пожелал, пытаясь договориться об альтернативном исходе, так, чтобы и собственное лицо сохранить.

 

Джулиан Ассанж
Джулиан Ассанж

 

В декабре 2018 года начались переговоры Эквадора с Россией о возможной передаче Ассанжа в Москву. Для этого ему даже выдали российское гражданство и приготовились забрать из посольства с дипломатическим иммунитетом на руках.

Неожиданно, в январе 2019 года ситуация меняется. Штаты отказались списывать долги Эквадору и повлиять на решение МВФ выдать стране кредит в размере $ 4,2 млрд. А в следующем месяце произошёл основной удар: анонимы выложили в сеть документы, обличающие коррупцию в высших эшелонах власти в Эквадоре, включая семью президента Ленина Морено.

В течение февраля-марта 2019 года рейтинг президента рухнул с 60% до 17%. Против него начали анти-коррупционное расследование, а парламент призвал лишить Морено иммунитета.

И вот тут происходит та самая смена политики: сперва, в начале марта правительство Морено обвиняет Ассанжа и его «Wikileaks» в обнародовании скандальных материалов, а затем и выдворяет из посольства самого журналиста, позволяя британской полиции арестовать его. Словно вишенка на торте, МВФ принимает решение выделить кредит Эквадору.

Были ли между США и Эквадором тайные договорённости? С высокой долей вероятности можно утверждать, что да. Разворот правительства Ленина Морено в сторону правого консерватизма и постепенное возвращение неолиберальной экономической политики это подтверждают. К тому же, Морено выполнил все требования Майкла Пенса, озвученные в 2018 году. Джулиан Ассанж стал в этих схемах просто разменной монетой.

Дело Ассанжа вызвало бурю негодования в Эквадоре. Вдобавок к проблемам из-за коррупционных скандалов, администрация Морено оказалась под шквалом критики со стороны населения и оппозиции. Именно после решения Эквадора выдать Ассанжа бывший президент Рафаэль Корреа назвал своего друга «самым большим предателем в латиноамериканской истории».

Политический кризис в Эквадоре вряд ли завершится положительно для Морено. Если его не вынудят подать в отставку, победить на новых выборах он уже не сможет. Более того, правящая партия, к которой он всё ещё принадлежит, расколота на два лагеря. Соратники Корреа мечтают вернуться во власть и прекратить политику сближения с США. А сторонники нынешнего президента стремительно скатываются вправо, постепенно теряя связь с идеологическими основами самой партии.

Таким образом, по иронии судьбы, даже когда он уже особой ценности не имел, да и руководство «Wikileaks» давно не осуществлял, Джулиан Ассанж всё равно умудрился стать причиной ещё одного мощного политического землетрясения, на этот раз в самом Эквадоре.

Оказавшись в эпицентре многослойного противостояния между Китаем и США, США и Венесуэлой, левыми и правыми в Латинской Америке, Корреа и Морено в Эквадоре, Ассанж с головой погрузился в этот мир «глобальной политики» и закулисных договорённостей.

Став его жертвой, он тем не менее утаскивает с собой на дно и тех, кто его сдал, оставляя Эквадор в состоянии кризиса элит и очередной фазы противостояния между «новыми социалистами» и правыми консерваторами.