Всего лишь несколько фраз, сказанных Владимиром Зеленским в присутствии Путина, Макрона и Меркель, всего лишь несколько обещаний, данных этим трем, всего несколько подписей, поставленных под бумагами, заботливо составленными помощниками одного из собеседников отделяют российскую дипломатию и внешнюю политику от грандиозного триумфа, Украину — от череды неконтролируемых событий, за которыми — хаос, паралич власти, возобновление войны и даже, как наихудший сценарий, — распад государства. Недаром в Москве уже предупредили — мол, не удивляйтесь, если какие-то области вдруг возьмут и выйдут из состава Украины.

Вполне возможно, что отдельные люди из окружения Зеленского получат после заседания в Париже высокие правительственные награды. Если будет совсем удачно, т.е. если Украина согласится на фактическое присоединение к ЛДНР, на изменения в Конституцию об «особом статусе», либо «об особом порядке местного самоуправления», на выборы без предварительного контроля над российско-украинской границей, то кто-то даже может быть представлен к званию Героя России. Правда, есть опасение, что в подобной ситуации Януковичу в Ростовской области придется немного подвинуться и уплотниться на жилплощади.

Разумеется, Зеленский может сказать этим троим в Париже совсем иные слова и не соглашаться на условия, заботливо подготовленные в Кремле и согласованные с его советниками: о Крыме, о гибридной войне, о 13 тысяч погибших, о том, что цель Кремля — ликвидация Украинской государственности, о том, что Европа является мировым лидером и локомотивом на протяжении последних нескольких тысяч лет именно потому, что ценности для нее были превыше интересов.

Можно процитировать Черчилля, что страна, выбирающая между войной и позором второе неизбежно получает и позор, и войну.

Можно, в конце концов, спросить у Меркель и Макрона: «Чей Крым?» — пускай они порассуждают на эту тему в присутствии своего российского коллеги.

Но даже подобная страстность вряд ли создаст коалицию «Трое против Путина». Но — почему нет? — разрушит давно наметившуюся коалицию «Трое против Зеленского». Не исключено, француз и немка в предвкушении запуска «Северного потока-2» снизойдут и пожурят российского коллегу, продлят антироссийские санкции еще на полгода. Всё-таки ценности — как-никак.

Но подобная логика Зеленского уже не будет проявлением субъектности и про-активности украинской внешней политики — поезд ушел. Какой-то намек на про-активность у украинской стороны прозвучал в середине октября в пунктах Дарьи Олифер — они начинались с требования роспуска ЛДНР. Но будущие соискатели российских орденов и медалей заботливо постарались, чтобы эта тема больше не всплывала. Какой-то намек на субъектность был в недавних требованиях оппозиции — по поводу «красных линий», которые нельзя переходить.

Кремль, Смоленская площадь (МИД РФ) и окрестности достаточно эффективно использовали против украинской стороны стратегию рефлексивного управления. Это когда приходится влиять или управлять таким объектом, который одновременно является и субъектом управления. Например, Зеленский уверен, что он молодец — уломал на встречу в Нормандском формате самого Путина! Надеется так искренне и вдохновенно посмотреть тому в глаза, обаять и загипнотизировать, после чего кремлевская политика в отношении Украины в один миг изменится! Хотя очевидно, что парижская встреча крайне важна именно Кремлю и что даже при наихудшем исходе Россия ничего не теряет — в отличие от Украины. Но, играя на амбициях украинского президента, среди которых — желание стать миротворцем, человеком года, человеком десятилетия, а то и лауреатом Нобелевской премии мира, можно добиться гораздо большего, чем если откровенно заманивать его в политический капкан. В общем, только не бросай меня в терновый куст! Но выходцы из КВН надеются переманипулировать выходцев из КГБ. Хотя почему нет — ведь бывают чудеса и непредвиденные ситуации.

Президент Украины еще бы очень долго думал — зачем ему именно сейчас Нормандская встреча. Для подготовки ситуации к переговорам о транзите российского газа через территорию Украины? Для обмена удерживаемых лиц «всех на всех»? Для прекращения огня на линии разграничения? Но эти вопросы можно решить и в иных форматах.

А вот для Владимира Зеленского, который не президент Украины, а просто Владимир Зеленский, для него встреча в Париже имеет совсем иное значение: посидеть за одним столом и пофоткаться с «самими» Меркель, Макроном и Путиным. Ну, а также главное — подкачать упавший рейтинг, сделать пиар, получить лавры миротворца, «президента мира», «объединителя» свободной части Украины и оккупированного Донбасса.

 

И тут мне вспомнилась вот какая история.

В Москве где-то в самом-самом конце 1990-х, летом, проходил украинско-российский литературный фестиваль, куда пригласили некоторых известных и популярных украинских и российских писателей, поэтов, литературоведов и всяких модных тусовщиков. Пригласили выступить и меня. И, среди прочих приглашенных, помимо Жадана, Андруховича, Прохасько и других, на это мероприятие то ли из Тернополя, то ли из Ивано-Франковска приехал один известный и тогда модный литератор. Организаторы даже с радостью удивились — мол, ну ведь это очень круто, что, такой «бандеровец-бандеровец», а согласился приехать по их приглашению в Москву!

Популярные статьи сейчас

Ермак ответил на обвинение в получении взятки из-за Цемаха

Каждому украинцу придется раскошелиться на 16 тысяч гривен

Украина назвала условие подачи воды в аннексированный Крым

В Польше показали унизительный фильм об украинцах

Показать еще

И вот мероприятие торжественно открылось — а этого человека всё нет и нет, хотя его встречали с поезда, селили в гостиницу, следили, чтобы к началу фестиваля был трезв. И вдруг — словно как сквозь землю! Неужели таки забухал?

Мобильные телефоны тогда только начинались, поэтому звонить было некуда. Уже мероприятие было в разгаре, уже Андрухович отчитал свои тогда только написанные, а нынче ставшие классикой стихи про «Сто баксів на місяць, і всі тебе трахають-трахають», уже все модные поговорили и выступили. И вдруг с большим опозданием прибегает на мероприятие этот литератор — совершенно счастливый и абсолютно трезвый! Что такое? Где был и почему трезвый?

Оказывается, у этого «бандеровца-бандеровца» была еще детская мечта: лично познакомиться и получить автографы у Вицина, Никулина и Моргунова! Автографы двоих у него уже были, но сегодня утром он позвонил по где-то с трудом добытому телефону третьему, кажется, Моргунову (лично для меня эти трое — все на одно лицо, поэтому не утверждаю, что третьим был именно Моргунов). Актер его любезно принял у себя дома, дал автограф и подарил собственную книгу воспоминаний. Счастью этого «бандеровца-бандеровца» не было конца — у него словно выросли крылья!

Лично для меня тогда это было шоком и откровением — я не знал, что западные украинцы тоже бывают фанатами фильмов Леонида Гайдая про Шурика и Вицина-Никулина-Моргунова.

Думаю, на Нормандской встрече в Париже у Зеленского теперь вполне получится не только посидеть за одним столом и сфоткаться с Меркель-Макроном-Путиным, но и собрать их автографы. И из уст российских федеральных телеканалов получить титул миротворца, что дорогого стоит.

Правда, не факт, что эти автографы будут не под политической эпитафией Украине.

Впрочем, для собирателей автографов разве это что-то меняет?

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook