Как только Россия избавилась от монгольского ига и начала формироваться Российская империя, началось формирование и российской идентичности на основании Московского государства. Волны территориального расширения и укрепления российской государственности главным образом имели место при трех «Великих» – Иване IV, Петре І и Екатерине ІІ, когда власть русских распространилась на территории Европы, Азии и исламского мира, принимая заодно и огромные населения с различными ценностями, языками, верами и традициями под крылья двуглавого российского орла.

Примечание редактора: Вашему вниманию предлагается вторая из пяти статей на тему российского общества и идентичности от авторитетного американского аналитического агентства Stratfor. В этой части обсуждаются стратегии ассимиляции в царской и советской России. Рекомендуем прочитать часть 1.

Каждый из царей или цариц по-разному справлялись с многообразием в империи. Чаще всего российские императоры пытались формировать правящую элиту из этнических русских. Подобная стратегия была крайне сложной при таких правителях, как Екатерина Великая, которая была пруссачкой, а не русской. Некоторые российские цари, как, например, Александр II, пытались ассимилировать нероссийское население. Другие, такие как Александр III, жестоко подавляли любую нерусскую культуру и инакомыслие.

 

 

Главным образом национальная политика русских царей сильно зависела от насущных проблем, кризисов или повестки дня. Русификация — принудительное насаждение русского языка, культуры и веры по всей территории империи — было стратегией, любимой большинством лидеров Российской империи. Принудительную русификацию было невозможно осуществить без жестокости. Екатерина II пыталась принудить меньшинства принять «русский дух», предоставляя их лидерам казенное содержание и используя этих лидеров, чтобы утвердить государственную политику и российское культурное влияние.

Эта стратегия была довольно успешной с татарами-мусульманами в Крыму, но практики ассимиляции по-екатеринински не были столь удачными с другими народами, такими, например, как еврейское население, которое было главным образом поддано сегрегации и отстранено от участия в социальных, политических или экономических структурах Российской империи.

Одним из самых эффективных инструментов, который империя использовала для расширении своей власти, ассимилирования или наблюдения за населением, была Русская православная церковь. Могущество церкви росло вместе с империей. Она вбирала местные обычаи и языки, чтобы проникнуть во все группы населения. За прошедшие века государство, церковь и население Российской империи взаимопереплелись, объединяя бесчисленные этнические и языковые группы.

Николай I: «Православие, Самодержавие, Народность»

В середине XIX века царь Николай I вводит первую официальную широкую стратегию национального самосознания, известного в виде формулы «Православие, Самодержавие, Народность». Многие исследователи полагают, что это была первая попытка создания официальной российской общественной идеологии, которая не опиралась на прямую русификации нерусского населения.

Идеологема эта родилась после того, как Наполеон вторгся в Россию, а царь пережил декабристское восстание; Россия находилась на грани демонтажа крепостнической системы и вела войну на Кавказе. Идея состояла в том, что даже с самым разношерстным населением, любой российский подданный мог бы подписаться по крайней мере под одной из частей этой русской идеологической «Троицы» на выбор: трон, родина или церковь.

Это позволило бы любому человеку чтить свои собственные традиционные ценности, обычаи и этнические связи, но также быть лояльным по отношению к российскому государству через одну или несколько частей «Троицы». Эту политику  осуществляли по всей империи, но у неё была одна существенная слабость: люди оставались разделенными по поводу того, какую из частей «Троицы» они признавали.

Из-за страхов российского императорского дома перед восстаниями, эта политика была отброшена после того, как трон занял сын Николая I Александр II. Он вернулся к практике принудительной русификации всего населения империи. Новый император полагал, что если бы население ассимилировалось под влиянием русского языка и православной веры, то оно сразу бы стало лояльным к короне.

Популярные статьи сейчас

Аналитики ISW назвали цель Путина после захвата Луганской области

Почти все украинцы будут получать газ от Нафтогаза: назван тариф

Украинцам автоматически сменили поставщика газа: как теперь передавать показания счетчиков

В центре Киеве прогремел новый взрыв после сообщений о запуске ракет в Беларуси

Показать еще

Фанатичный поляк-католик убил Александра II после того, как царь начал кампанию жесткой русификации польского населения. Этническая, экономическая и политическая программы были всеобщими во всей империи до тех пор, пока Русская революция 1917 года не открыла советскую эпоху.

Советская стратегия

Советский период – это тот единственный случай, когда тотальная стратегия создала всеобъемлющую идентичность в России. Революция 1917 года создала возможность для ренессанса всех национально-автономных желаний в России. Революция привела к власти большевиков, которые создали Советский Союз Социалистических Республик.

Вмешиваясь в ход Русской революции, лидер большевиков, а позже и лидер Советского Союза Владимир Ильич Ленин постоянно выдвигал на передний план так называемый «национальный вопрос», который должен был решить, что же делать со столь разнообразным населением, находящимся под контролем Москвы.

На первом этапе Ленин использовал эту проблему, чтобы заставить различные группы населения России, от этнических групп и племен до различных социально-экономических классов, подняться против реакционной царской политики, направленной на стравливание меньшинств и конкурирующих политических группировок. Ленин выдвинул на повестку дня в России идеологему самоопределения для всех народов империи.

Таким образом, Советская власть изначально предоставила суверенитет различным национальностям и этническим группам, сворачивая царскую политику русификации. Как сказал этнический грузин Иосиф Сталин на партийном съезде большевиков 1923 года, «многонациональное Советское государство может стать действительно устойчивым, а сотрудничество народов в пределах него действительно братским, только если эти пережитки (традиционное разделение на разные  национальности) энергично и безвозвратно будут отделены от практик наших государственных учреждений. Следовательно, первоочередной задачей нашей партии будет энергичная борьба с пережитками великороссийского шовинизма».

Первоначально Советский Союз пытался решить проблему национальной разобщенности, создавая полиэтнический концепт советских людей, объединившихся вокруг класса-гегемона. Цель состояла в том, чтобы примирить новую советскую власть с туземными народностями. Советскую модель идентичности назвали «матрешка»: в ней одни идентичности вкладывались в другие, а все это должно было соответствовать понятию «советского».

Одной из первых проблем, которой занялся коммунистический режим, была деконструкция превосходства русского этнического превосходства. Русские православные церкви были закрыты, русские научные культурные программы были свернуты. Такие пережитки имперского прошлого угрожали новой идентичности и тому порядку, который пытались построить большевики.

Понятие советской идентичности разрабатывалось, чтобы затмить собой этническую, политическую, национальную, классовую и гендерную проблематику. Стержнем объединения было понятие «советскости», которое сосредотачивалось на всеобщем равенстве и утверждало гегемонию монолитного рабочего класса. Каждую из групп и меньшинств было признано, им было предоставлено определенные уровни автономии.

Сталин называл этот период «расцветом культур». Однако, Сталин четко разъяснил, насколько далеко может зайти идея самоопределения: «Должно всегда помнить, что помимо права наций на самоопределение существует также право рабочего класса утверждать свою власть, и этому последнему праву право на самоопределение должно подчиняться».

Этнические автономии и субъекты в Советском Союзе поэтому изменились в зависимости от местного населения. Во многих случаях, этническим сообществам, которые прилегали к международным границам Советского Союза, пожаловали статусы Советской Социалистической Республики, а внутренние субъекты были объединены в Российскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику и получили статусы автономных республик или автономных округов.

 

 

Идея главным образом состояла в том, что Северный Кавказ, татарские и башкирские народы находились слишком близко к российскому ядру (Москва и Санкт-Петербург) и поэтому они должны были остаться под непосредственным контролем Кремля, тогда как центральноазиатские и южные народы, находящиеся в отдалении от центра, можно было завуалированно заново колонизировать.

Конечно, советский режим не доверял ни одному из своих народов, независимо от их административного статуса, и опасался любых попыток объединения и восстания против власти Москвы. Советская власть унаследовала все страхи царизма, приобретенные в результате исторической борьбы за выживание российского государства, по поводу населения.

Эти страхи зашли особенно далеко в первые два десятилетия советской эпохи, поскольку именно в это время Россию терзали экономические кризисы, часто вызванные перегибами в политике, и голод. Поэтому Сталин осуществил серию политик, порывающих с изначальными понятиями ленинских принципов самоопределения и автономии. Сталин поменял начальные границы советских территорий, разбивая определенное группы населения между различными административно-территориальными единицами.

Он также осуществил массовые высылки и перемещения населения в другие части Союза, далекие от ядра, чтобы сохранять некоторые группы населения разрозненными. Кроме того, Сталин значительно сократил число официально признанных в Советском Союзе национальностей.

Политическая идентичность в советскую эпоху

Идеология самоопределения и реальная политика очень расходились во время советского правления. Этническая раздробленность не была единственной проблемой. Различные политические группировки, такие, например, как группы диссидентов на западной советской территории, находящиеся под влиянием различных европейских идеологий, или религиозные секты на юге, попавшие под влияние ислама, будоражили население.

Советская стратегия формирования идентичности должна была сформировать то население, которое было бы максимально лояльным к Кремлю. Два самые сильные инструмента такой политики – если не считать широко распространенных репрессий – это русский язык и Коммунистическая партия.

Введение единого общепонятного языка во всем Советском Союзе было ключевым заданием партии и правительства. Ленин и Сталин использовали для этого учение немецкого философа Йохана Готтфрида фон Гердера, который сказал, что язык свел людей воедино, создавая страну. Советские идеологи предполагали, что общий язык определит мышление и поможет объединить людей в один монолитный класс.

Политика, превратившая русский язык в язык советский, были впервые осуществлена в 1930-ых годах (хотя неофициально она проводилась вплоть до 1960-ых и 1970-ых годов). В 1930-е все нерусские языки были вынуждены, по крайней мере, использовать кириллицу, облегчающее для нерусского населения задачу изучить русский язык. В 1960-ых годах советская образовательная система ввела обязательное изучение русского языка практически в каждой школе страны. К моменту развала Советского Союза 75% его населения говорили на русском языке.

Еще Ленин впервые использовал стратегию партийной и государственной централизации, призванную ограничить влияние политических, социальных и этнических группировок. Одним из ключевых заданий Коммунистической партии Советского Союза было удержание центробежных сил под контролем. Поскольку различные группы населения хотели чувствовать себя частью системы, то партия давала им это ощущение, неважно, реальным оно было, или нет.

Коммунистическая партия воспитывала своих функционеров, избранных из каждой группы населения, республики и территории, создавая политическую систему, связанную с понятием советской идентичности. Партия стремилась управлять всеми политическими и социальными сферами Советского Союза и охватить все без исключения этнические принадлежности, возрастные группы, всех женщин и мужчин.

Коммунистическая партия внедрилась в этнически нерусские республики, где этническим русским раздавали ключевые позиции в партийных организациях национальных республик, чтобы подавить националистические настроения меньшинств. Такая практика встречала довольно вялое сопротивления во многих республиках, включая Казахстан, где господство этнических русских было опрокинуто лишь в 1980-ых.

В течение довольно длительного периода, казалось, что этнические русские доминировали над другими этническими группами Советского Союза. Кроме того, Россия стала особым субъектом в Союзе, обособленным от других Советских республик с точки зрения массовых настроений в обществе.

Стратегия коммунистов была переменчиво успешной, но всеобъемлющая советская идентичность действительно сыграла важную роль собирателя большой части населения Советского Союза. Она создала новый вид патриотизма, массового энтузиазма и гордости быть советским гражданином, благодаря советской идентичности постоянно подпитывалось желание бороться за социалистическую родину и идеалы в тяжелые времена.

Такие чувства обычно становились особенно интенсивными во времена больших кризисов, таких как Великая Отечественная война и время от времени во времена Холодной войны. Создание советской идентичности было самой успешной попыткой Москвы объединить множество народов России под властью Кремля за всю историю России.

Как заявил Никита Хрущев на Съезде Коммунистической партии Советского Союза в 1961 году, в СССР удалось «сформировать новую историческую общность людей — советский народ».

ИСТОЧНИК: Stratfor, перевод «ХВИЛЯ»