Двусторонние отношения между Украиной и КНР уже более десяти лет носят характер стратегического партнерства. Однако полномасштабное вторжение РФ в Украину и нейтральная позиция Китая поставили вопрос о пересмотре и перезагрузке политики Украины на «китайском» треке. Учитывая, что Китай уже можно назвать одним из глобальных игроков наряду с США, который, вероятнее всего, будет играть ключевую роль в определении будущей мировой повестки, игнорировать Поднебесную весьма сложно. Вместе с тем, Китай остается сложным для восприятия направлением внешней политики Украины, как из-за отсутствия интеллектуальных и кадровых ресурсов, так и из-за относительной пассивности Украины на этом направлении за прошедшие 30 лет.

Украине безусловно необходима стратегия по Китаю, при чём вне зависимости от общественных настроений и индивидуального восприятия той или иной администрации. Нейтралитет Китая относительно российско-украинской войны – з подтверждение этой необходимости. Это, однако, не означает выбор между «дружбой» и «враждой» с Китаем. В общественно-политическом дискурсе разработка стратегии на том или ином направлении часто ошибочно воспринимается как намерение государства едва ли не создать некий союз с теми странами, которые упоминаются в стратегиях. Но стратегии нужны для конкретного понимания внешней среды, интересов Украины в этой среде и формирования целей на пути к достижению своих интересов. Вопрос подходов, принципов и практических действий — это отдельный вопрос.

Главные проблемы китайско-украинского сотрудничества всегда сводились к следующим пунктам:

  • отсутствие активного, регулярного политического диалога на высоком уровне;
  • недостаточный уровень профессиональной подготовки дипломатов на этом направлении;
  • отсутствие полноценной стратегии развития двусторонних отношений, которая учитывала бы специфику как российско-китайских отношений, так и американо-китайских;
  • недостаточный уровень государственного позиционирования в мировой системе, отсутствие четкого функционала Украины, понятного для внешних игроков.

Китай важен для Украины по нескольким причинам.

Во-первых, это государство, способное влиять на мировые процессы, наш крупнейший довоенный торгово-экономический партнер, вес которого в мировой системе сложно проигнорировать.

Во-вторых, Китай имеет тесные отношения с РФ, и возможность влиять на российскую политику (эта возможность, скорее всего, будет расти в ближайшей перспективе), а это уже напрямую затрагивает наши стратегические интересы и нацбезопасность.

В-третьих, Китай — главный соперник США, и от динамики взаимоотношений этих стран будет зависеть развитие международных отношений в ближайшей перспективе, а значит для многих государств позиционирование себя относительно США и Китая будет одним из ключевых маркеров, определяющих место этой страны в условном «новом биполярном мире» между Вашингтоном и Пекином.

Разумеется, «российский фактор» является для нас приоритетном на данном этапе. Китайско-российское сотрудничество должно нас волновать и интересовать, поскольку от него зависит благополучие и региональные позиции РФ в контексте нашей войны. Игнорирование Китая из-за ошибочного восприятия его как «друга России» только лишь за наличие связей с Москвой — слабая и пассивная позиция, которая ничего Украине не даст, и лишь маргинализует нас в треугольнике Россия-Китай-США, чего мы не можем допустить. Ключевой стратегической задачей Украины на ближайшие десятилетия станет сдерживание, противодействие и изоляция России как главной угрозы для нас и региона. Реализовать её без связей с Китаем будет крайне сложно, и как минимум для этих целей необходима стратегия на китайском направлении. И не только на китайском; это касается всех не-западных стран, которые могут быть потенциальными партнерами РФ и помогать ей обходить санкции, получать технологии, вести «параллельный импорт», закупать вооружение.

На данный момент, позицию Китая по Украине следует воспринимать как нейтральную. Нейтралитет КНР имеет несколько ключевых особенностей. Пекин на официальном уровне поддерживает суверенитет и территориальную целостность Украины. Это мотивировано желанием позиционировать Китай в качестве ответственного игрока на международной арене и избежать дальнейшей критики со стороны других государств по чувствительным вопросам, таким как притеснение уйгурского мусульманского меньшинства в Синцзяне и статус Тайваня.

Одновременно с этим, КНР выражает поддержку Кремлю с учетом ряда объективных для Пекина причин: переориентация российской торговли на Азию, поставки дешевых российских ресурсов в Китай, что частично обеспечивает энергетическую безопасность, обеспечение стабильной обстановки на российско-китайской границе, удержание РФ в качестве «геополитического актива» путём гиперболизации дружбы с Москвой, что создает у российского руководства обманчивое впечатление, будто Китай готов быть союзником РФ. Хотя нельзя не признать, что невмешательство во внутренние дела и авторитарный характер обоих режимов, что обуславливает общность и схожесть взглядов на построение мирового порядка и урегулирование ключевых вопросов международной повестки дня, действительно делает РФ и КНР партнёрами. Пускай и партнёрство это в колоссальных масштабах ассиметрично.

Помимо этого, российско-украинская война рассматривается в Чжуннаньхае в контексте американо-китайского геополитического противостояния. В рамках новой биполярности РФ, конечно, выступает в качестве партнера КНР, как антагонист США. По этой причине Пекин заинтересован в сохранении режима Путина, поскольку в случае его деконструкции существует вероятность прихода к власти либеральной политической элиты, которая начнет процесс сближения с европейскими государствами и США. В то же время интерес Китая заключается в максимальном ослаблении режима, который, изолированный санкциями, видел бы в Китае единственного союзника и крупнейшего торгового партнера.

Если вас интересует более подробный разбор позиции Китая касательно российско-украинской войны, предлагаем ознакомиться со специальным докладом Украинского института будущего, написанного ещё в апреле.

Будущая стратегия Украины по развитию двусторонних отношений с КНР должна основываться на принципах политического реализма и исходя из стратегических интересов государства. А наши основные интересы на китайском направлении будут следующими:

Популярные статьи сейчас

НБУ наказал Укрпочту, Новую почту и другие компании: огромные штрафы

Украинцам будут по-новому начислять суммы в платежках за свет: условия

Отключение электроэнергии: как избежать перегрузки сетей

2000 гривен от ПриватБанка: как получить деньги "под елочку"

Показать еще
  • Сдерживание, противодействие и изоляция России. Без участия Китая (или хотя бы его нейтралитета) стратегическое сдерживание и изоляция РФ будет сложной. С точки зрения наших государственных интересов, нельзя допустить, чтобы Россия обзавелась новыми союзниками и склонила на свою сторону колеблющиеся государства не-западного мира, как это произошло с Ираном. Украина должна как минимум попытаться упредить эти попытки, а в перспективе выстроить инфраструктуру связей и влияния в Азии для противовеса РФ;
  • Диверсификация внешнеполитических и внешнеэкономических связей для усиления своего позиционирования на мировой арене. Как и целей предыдущей задачи, так и для успешного перезапуска государства и экономики, Украина не может себе больше позволить игнорировать целые направления и регионы, зацикливаясь лишь на одном векторе, как это было раньше. Работая с нашими западными союзниками, мы не должны забывать о том, что условный «не-Запад» не менее важный для наших интересов, а в отдельных аспектах сотрудничества, возможно, и более важный. Это касается, в том числе, и Китая. КНР имеет экономический интерес в Украине, который может быть реализован с учетом соблюдения Китаем принципа разграничения политики и экономики.

В значительной степени развитие политических отношений между Украиной и КНР зависит от состояния взаимодействия между КНР с РФ и США. С одной стороны, Украина как региональное государство, стратегическим партнером которого являются США, не представляет существенного политического интереса для Пекина. По окончании войны, вне зависимости от конфигурации сил и внутренней ситуации в РФ, вероятно, не следует ожидать активизации политических отношений между Киевом и Пекином. Соответственно, в политическом смысле Китай не будет для Украины приоритетным направлением, и наоборот. По крайней мере, пока не станет понятным, каким будет динамика американо-китайских отношений и какой функционал здесь сможем выбить для себя мы. Тем не менее, поддержка постоянного диалога будет нужна для наработки системных связей, в том числе в контексте нашей российской стратегии.

С другой стороны, КНР претендует на статус глобального государства, а при всей конфронтационности с Западом, сотрудничество между Китаем, европейскими государствами и США будет продолжаться. В среднесрочной перспективе, при всей воинственности Жозепа Борелля и призывах к сокращению связей с КНР, это сокращение будет проходить медленно. Если отношения между КНР и Западом не будут уходить в резкую эскалацию, то вряд ли стоит ожидать резкого падения интенсивности сотрудничества между ними в ближайшей перспективе.

А вот РФ как международный изгнанник будет становиться более политически токсичной, поэтому можно ожидать уменьшения интенсивности взаимодействия между КНР и РФ. В этом контексте Украине очень важно наладить контакты с Пекином и работать на этом направлении, дабы ускорить процесс и не позволить России влиять на Китай в своей борьбе против нас и Запада.

В условиях открытой военной агрессии со стороны Российской Федерации, которая нанесла колоссальные убытки всем отраслям экономики Украины и требует значительных финансовых ресурсов в защиту собственной территориальной целостности и послевоенного восстановления, Китай приобретает важное значение как экономический, инвестиционный партнер и источником модернизации. Учитывая сложности, созданные санкционной политикой против РФ, реализация китайского гранд-проекта «Один пояс, один путь» усложнилась в логистически-транспортном аспекте, что создает возможности для Украины стать одним из хабов проекта, который соединит Азию и Европу.

Сегодня Украина нуждается в инвестиционной поддержке всех отраслей экономики, обеспечении приоритетного финансирования крупных инфраструктурных объектов, создающих новые рабочие места и способствующих оживлению экономики. Следовательно, осознание важности сохранения стабильных отношений с КНР как одного из ключевых глобальных политических, финансовых и экономических центров мира, крупнейшего мирового экспортера, второй экономикой мира, государством, имеющим крупнейшие золотовалютные резервы в мире и значительные инвестиционные возможности, а также осознание необходимости последовательного и поступательного развития двусторонних отношений — это важно.

При этом характер украинско-китайских отношений можно оставить «стратегическим», поскольку КНР рассматривает такой вид двусторонних отношений, как предполагающий неконфронтационность и мирное сосуществование, неприсоединение к конфликту против третьего государства, низкий уровень политического сотрудничества, которое имеет символическое, а не фактическое значение.

Таким образом, сохраняя стабильные торгово-экономические связи, Украина не обязуется оказывать политическую поддержку тем вопросам, которые КНР воспринимает как чувствительные и исключительно внутренние, например, вопросы геноцида уйгурского меньшинства. При этом, сохраняя официальное соблюдение политики одного Китая, Украина может развивать экономические отношения с Тайванем.

Украине важно показать Китаю собственную внешнеполитическую концепцию, которая не должна полностью зависеть от США и ЕС, однако учитывать существующую геополитическую обстановку, а именно биполярную геополитическую конфронтацию между Китаем и США. Вполне возможна ситуация, при которой США остаются основным политическим партнером, а Китай – основным торгово-экономическим партнером.

Российско-украинская война продемонстрировала геополитическую самость и целостность Украины, что важно отобразить в стратегии по отношению к Китаю, который ранее расценивал Украину как регионального американского сателлита.

---------------------------------------------------------------------------

Рекомендуем к просмотру беседу Юрия Романенко и Николая Фельдмана с Алиной Гриценко, где затрагивались вопросы поднятые в статье, а также результаты саммита G20 на глобальную повестку.