О стратегии Украины аналитики пишут и гадают достаточно много. Здесь будет немного о другом или немного иначе :)

В АВГУСТЕ, 24-ГО. ТЕСТОВЫЙ ДЕНЬ?

24 августа российские войска не сделали практически ничего из того, что от них многие ожидали. В Украине ожидали, в России ожидали, в дальнем зарубежье ожидали. Это, на самом деле, не удивительно от слова вообще, но в подробностях позже.

Были нанесены многочисленные ракетные удары, имитировались очень многочисленные вылеты авиации. Но ничего качественно нового не произошло. Россия не пошла на эскалацию (несмотря на многочисленные «хлопки» в Крыму и окрестностях, приписанное Украине покушение на Дугина и его дочь etc).

Более того, непосредственно в День Независимости Украины, Шойгу выступил с до дыр обсужденным заявлением о том, что Россия «строго соблюдает нормы гуманитарного права», «удары наносятся высокоточным оружием по объектам военной инфраструктуры», «это замедляет темпы наступления, но мы идем на это сознательно».

Очевидно, что момент для заявления был выбран не случайно. И само оно — элемент стратегии российской власти для нового этапа войны.

Также, это может быть частью некой непубличной американско-российской договоренности о нежелательности и недопущении дальнейшей эскалации.

Постараемся понять, почему такая договоренность может существовать и почему в ней, почти наверняка, для Украины нет «зрады». Почему каждая из сторон может трактовать ее в свою пользу, а американская сторона также в пользу Украины. Хотя «непрозрачные» для украинского общества действия американцев могут вызывать раздражение или нетерпение у многих. И, конечно, вопросы. Озвученные в т.ч. Алексеем Арестовичем. Как то вопрос о непоставке дополнительных 25-30 HIMARS'ов ради возможности полномасштабного украинского контрнаступления «уже сейчас».

Автор тоже задавался подобными вопросами, искал для себя ответы и попытается предложить свою гипотезу.

О СВЯЩЕННЫХ КОРОВАХ И ПОДВИЖНОЙ РЕАЛЬНОСТИ НЕСТАБИЛЬНОГО МИРА

Огромная проблема Украины состоит в том, что в Украине привыкли (псевдо)мыслить лозунгами (например, если в НАТО идем, то идем по-любому, если не идем, то не идем по-любому, хоть трава не расти и т.п.). Даже аналитика в стране превратилась в огромное пастбище «священных коров». Но реальная политика гораздо гибче и она предполагает способность понимать расклад и диктуемые им возможности в каждый конкретный момент. На уровне карточной игры или футбола обыватель такое понимает, на уровне стратегическом... Понимания ноль.

Что еще хуже, над тем, что такое игра в неустойчивой, меняющейся среде, обыватель (как и большинство «лидеров, для обывателя, мнений», увы) вообще не подозревает.

Если не совсем на пальцах, а, чтоб нескучно :) В год распада СССР и появления независимой Украины журнал «Вопросы философии» опубликовал статью, произведшую на автора большое впечатление. Позволю себе несколько цитат из нее:

Популярные статьи сейчас

В Белом доме оценили угрозу применения Россией ядерного оружия

Нафтогаз разъяснил правила передачи показаний счетчиков газа

Залужный заявил, что эта война с Россией не последняя

В Украине изменили условия выплаты пособия по безработице

Показать еще

«В ситуации далекой от равновесия дифференциальные уравнения, моделирующие тот или иной природный процесс, становятся нелинейными, а нелинейное уравнение обычно имеет более, чем один тип решений. Поэтому в любой момент времени может возникнуть новый тип решения, не сводимый к предыдущему, а в точках смены типов решений — в точках бифуркации — может происходить смена пространственно-временной организации объекта» (Илья Пригожин. Философия нестабильности).

Речь, как можно догадаться, идет об изложении взглядов классика в исследовании неравновесных сред, нобелевского лауреата Ильи Пригожина.

Так вот... Реальная большая политика вообще не про «священных коров» и идолов «лозунга-гасла». Она про пресловутое «mobilis in mobile» (девиз капитана глубин Немо), про подвижность в подвижной среде.

Идолы... В общем-то, никогда не решали :) И потому нас, как страну, интересуют не идолы. Не НАТО или не НАТО (повторюсь, просто как пример), а устойчивое обеспечение безопасности страны, и, затем, обеспечение всестороннего благополучия украинских граждан. Остальное в большой политике всегда не самоцель, но средство. Если для достижения стратегической цели потребуется нахождение вне НАТО, так тому и быть. А если внутри НАТО, то быть этому.

Но мы не о НАТО, а о продолжающейся войне.

Чтобы увидеть, что происходит в несколько большем масштабе и в подвижной среде, автор предлагает рассмотреть некоторые позиции и подвижки накануне и в ходе полномасштабной российско-украинской войны. Чтобы постараться обнаружить что и почему пришло туда, куда пришло.

Итак, что абсолютно точно понимают американцы и что довольно мало кто понимает в Украине...

РОССИЯ «AS IS»

Временно отодвинем ногой в сторону обывательские штампы насчет России и излюбленные медиа-игры в околокремлевскую конспирологию — с перетасовкой имен, перестановку 7-9-12-ти стульев и пр. Это немаловажно, но, в целом, уводит от понимания сути. В огромных, еще и ригидных (негибких) системах, в Империях власть первого лица держится на личных (в основном, шкурных :)) интересах тысяч персоналий высокого и среднего уровня. Только потому и может быть сколько-то стабильной, пусть через пень-колоду, но работающей. Пока система сохраняет стабильность и пока Император жив, этот слой принципиально важнее горстки топ-фамилий в окружении Императора. В нестабильных же средах (и снова здравствуйте, предположения Ильи Пригожина): «В некоторых случаях малое возмущение вместо того, чтобы загаситься за счет действия диссипативных процессов, неимоверно разрастается, захватывая обширные области пространства».

Примерно как распространение особенно хитрого вируса в процессе хорошо знакомой уже всем пандемии.

По этой причине, к слову, привычка в Украине из мелкой или крупной корысти бесконечно и беспечно шатать законодательство; рушить любые правила игры в любой сфере; по поводу и без повода загонять общество в псевдо(!)реформы, т.е. в «изменения», не диктуемые здравым смыслом и прозрачным общественным интересом, но кому-то интересные в пиар- или прочих шкурных целях; сталкивание в мир предельной социальной неопределенности миллионов людей — следствие инфантилизма, глупости и тотальной безграмотности, все еще преобладающих среди правящего класса «Второй украинской республики» (© Юрий Романенко).

Глупости, потому что «в одном случае... неустойчивость к малым флюктуациям ведет к образованию сложных структур, в другом — к их разрушению. Причем физическим обеспечением неустойчивости выступает всегда присутствующий на микроуровне хаос». Тот самый взрывоопасный хаос, которым мы чуть-ли не гордимся и о разрушительном характере которого полностью забываем. Хотя в России не забывают, о чем будет ниже.

И вернемся пока к России :)

В этом материале нас интересует некая упрощенная (!), но реалистичная модель, которая позволяет понимать, что делает, что может и чего не может делать Россия (речь идет о низких и высоких вероятностях, не о 100%-й «гарантии»). А также, что и почему делают и чего не делают наши партнеры в отношении России.

ДВА И ДВЕ ЧЕТВЕРТИ

Можно говорить, как минимум, о 4-х значимых глубинных силах, присутствующих в российской политике. Т.к. любое деление в реальности условно, конкретные персоналии, политические силы, движения и т.п. могут находиться в т.ч. на границе между этими блоками. И это, между прочим, искомая некоторыми персоналиями сильная позиция. О чем тоже ниже.

1. «Радикалы» (и примыкающие к ним по карьерным соображениям).

Те, кто убеждены, что Россия должна действовать гораздо жестче — и снаружи, и внутри. Остальное — неизбежные, но для нашего материала, т. е. в контексте влияния на российскую стратегию войны, не принципиальные подробности. Радикалы в нынешней ситуации, как правило, за мобилизацию, тотальную войну «стенка на стенку» с Украиной без оглядки на жертвы среди мирного населения, попытки полной внутренней дестабилизации Украины, ядерные удары, жесточайшие репрессии внутри самой России и т. п. В их адрес стенает или камлает «неприкосновенный для ФСБ» Стрелков-Гиркин, сокрушающийся о предполагаемой выдаче через Эмираты Израилю 43 «мерзавцев-евреев» (цитата).

«Обнулить» последствия данных ИДИОТСКИХ И ВРЕДИТЕЛЬСКИХ действий - можно довольно легко - «начав всё с чистого листа» и объявив т.н. «украине» войну. Но пока продолжается т.н. «СВО» - все пленные наёмники (каких-бы преступлений они ни совершили) могут чувствовать себя в относительной безопасности. «Тайра» не даст соврать», — красноречиво восклицает Стрелков-Гиркин.

Формулировки, озвучиваемые Путиным, часто совпадают с этой частью спектра. Сам же он, с точки зрения автора, не там. Или не совсем там. Как, впрочем, пока не там и «партия чиновной власти», и нелиберальная «системная оппозиция», и ведущие кремлевские пропагандисты. Все эти плотно откромленные на хлебах из закромов их «необъятной Родины» люди, несмотря на их публичные истерики, танцы с бубном и впадение в эфирную кататомию, лишь имитируют ультрапатриотический и милитаристский «оргазм». Но не просто так имитируют. Они хорошо понимают, что делают.

В стране, где еще до войны, прошлым летом 56% были согласны, что “Сталин был великим вождём” (в Украине — 16%) откуда такое берется и куда направлено, понятно. Заметим, что еще в марте 2016 г. таких было всего 28%, т. е. в 2 раза (!) меньше. Причем, полностью согласных было почти в 4 раза (!) меньше. Вдумчивый читатель, конечно, понимает о ментальном дрейфе какого масштаба и какой направленности (всего за 5 лет!) идет речь. И это на фоне давно обсуждавшегося «транзита власти».

Деталь «на подумать» украинскому читателю. Т.к. в Украине потенциал российских радикалов традиционно недооценивается, сводится к горстке лиц, и вообще их привыкли трактовать как незначительных «маргиналов». В т.ч. потому, что они не так часто публично «отсвечивают», имея, при этом, очень неслабый вес в непубличной, прежде всего силовой, сфере или в отдельных регионах.

Радикалы однородны в своем радикализме. В остальном за их души и тела борются по-разному. Например, мы понимаем, что такие опросы как приведенный выше — бальзам на душу Рамзану Кадырову, от которого довольно сильно и довольно давно зависело в т.ч. благополучие Путина. В традиционном дискурсе националистической части радикалов Кадыров — «инородец». Но Сталин — тоже «инородец», даже тоже с Кавказа. И для «просоветски» ориентированной части радикалов правитель некоренной национальности ментально вполне приемлем. Не случайно Кадыров настолько сильно закренился в «советскую» риторику. Только так он может быть воспринят обществом не как чужак.

При этом, на фоне «сталинского дрейфа», в те же годы 3/4 россиян стабильно оставались убеждены, что обществу нужна «сильная рука».

Радикалы уповают на ресурсный потенциал России. В экономике эта сила обращается, в основном, к автаркии — замкнутой или полузамкнутой системе. Учитывая, что мир деглобализуется, а Советская Россия и СССР долгие годы успешно почти изолированно от Запада развивались почти на тех же ресурсах, что есть в распоряжении современной России, у них есть воспринимаемые россиянами аргументы. «Фантики» («аргумент» либералов) — это как бы всего лишь фантики, ими сыт и обогрет не будешь, а вот ресурсы имеют ценность всегда. Что иллюстрируется обществу мощнейшей газовой атакой на Европу (на момент написания этой части статьи цена тысячи кубов составляла $3400), серьезно расшатывающей социальную и политическую ситуацию на континенте.

Учитывая, что с импортозамещением у страны ничего внятного не получается, а та же Европа за несколько (пусть 4-5-6) лет перестроится и перестанет платить за газ «Газпрому» вообще, т.е. Россия станет не столько самодостаточной, сколько все более зависимой от Китая, мы с уважаемым читателем можем считать такую политику в долгосрочном плане бесперспективной. Но радикалы иного мнения и их не переубедишь.

Из-за своей пассионарной агрессивности и сильной смены настроений в обществе, (быстро) ползучей милитаризации российского сознания, радикалы являются мощной силой. За ними в т.ч. значительная часть армии, включая подразделения и специалистов, которых крайне трудно нейтрализовать при внутреннем конфликте, как и тех, что неплохо подкованы в идеологических и закулисных играх.

Так, в Украине блогосфера традиционно насмешливо-пренебрежительно относится к ГРУ, тяготеющему к этой партии. В силу известных провалов. В то же время, очевидно, что все не так просто и было бы вредным, пытаясь увидеть картину целиком, игнорировать потенциал и этой структуры. Действия ГРУ бывают вполне результативны и на вполне высоком уровне.

К примеру, Юрий Романенко недавно напоминал о ситуации, когда ГРУ передала Реджепу Эрдогану информацию о готовящемся перевороте в 2016-м. После этих эпизодов (и переворота, и передачи информации) позиция Эрдогана резко и весьма заметно изменилась. К Западу сильно попрохладнела, к России потеплела. В результате Турция, померившись, как положено, с Россией... влиянием и силами в Сирии и Ливии, перешла от резкого противостояния к многочисленным прямым контактам между военными, совместным патрулированиям и прочему, прочему, прочему, по сути, партнерству. В конфликте вокруг Карабаха стороны тоже не вступили в военное противостояние. Потому что как Лукашенко вряд ли когда-то забудет, как «беспокойно» перемещался по президентскому дворцу с автоматом в руках, так и Эрдоган не забудет долгого кружения над морем в ожидании перелома в ходе попытки переворота.

Тем не менее, сугубо политически, наиболее опасной для нынешнего российского Императора в последние годы и до сих пор, все еще является позиция на стыке между радикалами и «партией статус-кво», о которой речь пойдет ниже.

В ней, к примеру, находился некогда рассматривавшийся в качестве преемника (но из-за своей позиции на доске слишком сильный) Сергей Иванов. Мгновенно и без внятных объяснений перемещенный с должности Руководителя Администрации Президента РФ в кресло специального представителя Президента Российской Федерации по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта.

Близко к ней другой «тяжеловес» и давний соратник Путина Секретарь Совета безопасности РФ Патрушев. Он вряд ли в зоне риска быстрой отставки. Потому что на дворе не 2016 г. Путин не стал моложе-здоровее, и в целом ситуация для власти гораздо сложнее прежней.

Путин сам из позиции «над» постепенно смещается именно в эту позицию на политической доске, не оставляя там опасного вакуума для потенциальных конкурентов. Хотя в старопрежние времена, как и положено Императору, он всегда балансировал и пытался оставаться над всеми (включая либералов и сильных регионалов). Благодаря такому балансу ему столько лет удавалось править настолько сложной и политически хищной страной как Россия. Но так было раньше.

Из этой же позиции, пытаясь усидеть на тех же двух стульях (точнее — вернуться в кресло, стоящее на этих двух ножках), писал довоенный Сурков (по поводу чего см. также в цикле статей автора на «Хвыле» «Россия отыгрывающая»). Повторю, приводившуюся мной ранее, его цитату в более полном варианте:

«Либеральные эксперименты на внутриполитическом блоке ставить крайне рискованно. Разгерметизация системы, этого хорошо работающего сегодня «социального реактора» чревата неконтролируемыми выбросами гражданского раздражения и способна привести к необратимой дестабилизации — смотрим примеры из 80-х и 90-х.

Социальная энтропия очень токсична. Работать с ней в наших домашних условиях не рекомендуется. Ее нужно выносить куда-нибудь подальше. Экспортировать для утилизации на чужой территории.

Экспорт хаоса дело не новое. «Разделяй и властвуй» — древний рецепт. Разделение — синоним хаотизации. Сплачивай своих+разобщай чужих=будешь править и теми, и другими. Разрядка внутренней напряженности (которую Лев Гумилев расплывчато называл пассионарностью) через внешнюю экспансию. Римляне делали это. Все империи делают это. На протяжении веков Русское государство с его суровым и малоподвижным политическим интерьером сохранялось исключительно благодаря неустанному стремлению за собственные пределы. Оно давно разучилось, а скорее всего, никогда и не умело выживать другими способами. Для России постоянное расширение не просто одна из идей, а подлинный экзистенциал нашего исторического бытия.

Имперские технологии эффективны и сегодня, когда империи переименованы в сверхдержавы. Крымский консенсус — яркий пример консолидации общества за счет хаотизации соседней страны».

Т.е. «партия статус-кво» сохраняет «малоподвижный политический интерьер» внутри России, а радикалы получают войну и возможные «призы-плюшки» с ней связанные. Партия статус-кво петляла и противилась, т.к. полномасштабная война — тот еще окурок под их благополучие и вообще под статус-кво. Осторожно, номенклатурно противилась вплоть до памятного заседания российского Совбеза. Но...

Автор уже отвечал на пассажи Суркова. Здесь можно констатировать, что «русское государство с его суровым и малоподвижным политическим интерьером» таки решило окунуться в День Суркова.

2. Партия «статус-кво» (и «СВО»).

Чтобы понимать происходящее в России, желательно не упускать из виду тот очевидный факт, что долгое время эта страна жила в теснейшем контакте с Западом. Поэтому дети многих представителей нынешних нелиберальных элит живут на Западе. Поэтому там было так много счетов, недвижимости, яхт и т. п. Поэтому настолько много политиков, бизнесменов, журналистов и даже общественных организаций звучат в унисон или почти в унисон с российской позицией.

И потому же Путин ожидал, что Запад надавит на Украину и та согласится на Минск-2, позволив ему «сохранить лицо» (и «статус-кво», и влияние на скользкие внутренние процессы) на фоне опасностей транзита и растущего рвения-давления радикалов. Проблема заключалась в том, что Украину Минск-2 никак не устраивал и устроить, в принципе, не мог.

Так вот. Выдвиженцы эпохи Путина — вальяжные, уважаемые люди, с вполне удавшимся карьерным и финансово-бытовым положением (даже несколько более того). Многие на хороших, хлебных постах уже десятки лет. Они не жаждут сгореть в ядерном огне в результате какой-нибудь «вышедшей из-под контроля» дури, от слова вообще. Также они не горят желанием делиться постами, влиянием, потоками и т. п. с напирающими радикалами.

И речь идет не о каких-то сугубых «ботаниках»-либералах. Преимущественно, речь идет о выходцах из ФСБ, которыми российская власть всех ветвей и уровней, а также российская сырьевая экономика наводнена.

Но также как партию «статус-кво» можно рассматривать и всю сугубо номинальную, «системную оппозицию» Кремлю. Из системной оппозиции все-таки выделим либералов и чуток проч. идейных оппозиционеров. Просто потому что они иногда что-то альтернативное довольно искренне пытались.

3. Либералы и прочие пытавшиеся.

Хотя эти люди с идеологической точки зрения обычно представляют собой альтернативу, в этом материале подробно останавливаться на этих силах и персоналиях не будем. Зачем? Навальный пока вне игры. Либералы, к примеру, имели шанс и влияние при Ельцине, потом попытались слегка приподнять голову при номинальном Медведеве. По факту не получилось. Власть они могут получить только как-нибудь сверху (но сверху им ее много, очевидно, просто так не выдадут, так как… см. материал автора «Россия отыгрывающая» про страх российских элит, связанный со «сценарием Милошевича»). А снизу... Они опираются на демократические представления, но не имеют в России никакой значимой электоральной поддержки. Уж очень труднопреодолимое системное противоречие.

Поэтому удел российских либералов или подвергаться гонениям, или быть неким подобием «чикагских мальчиков» при Пиночете (в смысле, при Путине), и технически обслуживать «партию статус-кво».

Какое-то время они немного уравновешивали (или мнимо уравновешивали) радикалов. Сейчас, с точки зрения автора, они уже ничего не уравновешивают. Либо уехали, либо просто заботятся о выживании и молятся на то, чтобы хоть такой статус-кво не рухнул.

4. Региональные лидеры.

Надо сказать, что свержение монархии внесло некоторые, сугубо географические, изменения :) в состав власти. Поэтому правители начали поступать из разнообразных регионов. Керенский родился в Симбирске (Ульяновск, практически та же пресловутая «глушь, Саратов» ©Александр Грибоедов). Ленин, как ни смешно, родился там же. В городе его имени, а не Керенского, хоть тот и побыл первым (если быть дотошным, то фамилии, а не имени). Сталин выбирался и добирался из еще дальше. Короче, список можно продолжить до Ельцина. Да и до самого, питерского, Путина. Даже «промежуточный» Медведев, сорной травой, выбился оттуда же.

Но времена ярких региональных лидеров и перспективных региональных команд, похоже, ушли или не настали. Кадыров перерос региональный уровень и уже играет не в этой лиге. Потому о нем см. п. 1. Что касается остальных, посмотрим, если нам это в Украине вообще будет сколько-то интересно.

Регионы могут заиграть новыми красками, но это если и случится, то только в случае серьезной общероссийской дестабилизации. При обвале плотно нависающего над ними центра.

НА ПЕРВЫЙ-ВТОРОЙ РАССЧИТАЙСЬ! О «СИЛЕ ТРЕНИЯ» МЕЖДУ РАДИКАЛАМИ И ПАРТИЕЙ СТАТУС-КВО.

Партия статус-кво, где бы ее члены на формальном учете ни состояли, долгие годы наслаждалась всеми без исключения благами монополии на власть в России. Люди эти прекрасно понимают, что часто поднимаемый на щит «голодными» до власти, влияния, потоков радикалами пафос передела вряд ли ограничится малым переделом и даже переделом собственно потоков. И что часто озвучиваемая радикалами тема «чисток» вряд ли остановится на либералах. Тем более, что не ботаники-либералы жестко останавливали поползновения не только либерального, но и радикального фланга в прошлом.

Очень незадолго до покушения, итог которого не вызывает у автора злорадства, радикальный идеолог Дугин написал: «Мы привычно ищем пятую колонну среди либеральных экономистов и деятелей культуры и образования. Но здесь все слишком на поверхности. Неужели западные центры шпионажа и идеологических операций так слабы и наивны, чтобы ограничиться только этой сферой? Я убежден, что сегменты западной сети есть и среди силовиков. И там они намного более опасны. Парадоксально, но некоторые (конечно, не все) записные системные «либералы»пока в условиях СВО неплохо справляются. На этом фоне силовая составляющая - где мы должны были бы наблюдать вершину патриотической эффективности - несколько уступает… Какие парадоксы постепенно обнаруживаются…».

Прямо накануне покушения Дугин уже продвинулся в рассуждениях дальше: «Я полагаю, что режим статус кво в России теоретически может продержаться не дольше 6 месяцев.Отчаянное сопротивление атланто-нацистского режима Киева требует от России существенных — кардинальных — внутренних преобразований. Структурных, идеологических, кадровых, институциональных, стратегических».

У Дугина так не подчеркнуто. Но мы подчеркнем, потому что именно это суть посыла в целом. Даже если Путин номинально сохранится, режим в целом неизбежно и кардинально изменится, в т.ч. кадрово.

Дугин, конечно, не набирает много просмотров в телеге и чудеса чудит. Но помните Илью Пригожина? «В некоторых случаях малое возмущение... неимоверно разрастается, захватывая обширные области пространства». Вопрос в том, в насколько стабильном состоянии пространство (а оно изрядно дестабилизировано) и кому посыл направлен (влиятельным внутрироссийским силам, местами, кажется, прислушивающимся).

Дальше еще больше: «Верховный Главнокомандующий сказал: мы еще толком ничего и не начинали. Теперь придется начать. Хочешь - не хочешь -- а придется». Заметьте, Дугин как бы решает за Верховного Главнокомандующего, т. е. за Императора РФ, что «придется начинать», хочет он, Верховный, того или нет.

И, уже и персонально, и системно.

«СВО уже всё изменила. — пишет Дугин. — Теперь вопрос не в том, захочет власть или не захочет перемен. Причем именно патриотических — консервативно-революционных, если угодно. Такие перемены просто неизбежны — даже если стоять на смерть против их начала, это удастся оттянуть не более чем на полгода. А дальше все равно они наступят. СВО сейчас важнее, чем власть — в ее субъективном измерении».

Предположу, что это мало порадовало российского Императора, в его субъективном измерении. И, при том, не могло не явиться аргументом партии статус-кво в борьбе с радикалами...

После покушения военный телеграмм-канал «Рыбарь», в «редакции» которого якобы трудятся коллеги Дарьи Дугиной, разразился угрозами действовать через голову власти. А вот популярный прокремлевский «Незыгарь» наоборот резко тормознул, быстро свернул тему и сделал вид, что «отряд не заметил потери бойца».

В целом, медиа- подождали отмашки и дружно бросились валить все на Украину. Было бы совершенно удивительно, если бы вышло как-то иначе.

После чего:

- Путин наградил погибшую;

- «Верховный Главнокомандующий» «бросил кость» радикалам, увеличив армию до 2 039 758 штатных единиц (количество военнослужащих на 137 тыс.), но не объявив угрожающую сохранению «статус-кво» мобилизацию;

- Шойгу, по сути озвучил позицию Путина по войне (он в МО для того и есть, чтобы озвучивать позицию Путина. Не случайно, Путин прямо во время беседы с Шойгу, в эфире, в свое время продемонстрировал, что он общается с российскими генералами из зоны «СВО» напрямую. Не через Герасимова или Шойгу, и до того, как заслушивать доклад министра обороны);

- Россия совершила многочисленные обстрелы и удары, но не пошла на качественную эскалацию войны.

Никто из нас в точности не знает, что на самом деле произошло. Но можно сказать на что похоже. На то, что «партия статус-кво» отправила послание urbi et orbi, «городу и миру», о том, что она остается хозяином положения, и Путин бессменный ее рулевой. А также (партнерам и оппонентам вовне), что российская стратегия в войне радикально пересматриваться не будет.

Продолжение следует.